Арабо-персидские заимствования в языке татарской поэзии XIX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Юсупов Айрат Фаикович
АРАБО-ПЕРСИДСКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ В ЯЗЫКЕ ТАТАРСКОЙ ПОЭЗИИ XIX ВЕКА
Статья раскрывает особенности употребления заимствованных арабо-персидских имен существительных и имен действий — масдаров в языке татарской поэзии XIX века. В ходе исследования акцентируется внимание на сочетании лексических единиц и грамматических элементов тюркских языков с арабо-персидскими и доказывается, что подобная стилистическая вариативность является традицией поэтического варианта письменно-литературного языка данного периода. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/272 014/12−1757. html
Источник
Филологические науки. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2014. № 12 (42): в 3-х ч. Ч. I. C. 208−210. ISSN 1997−2911.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/2. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/2/2014/12−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: phil@gramota. net
УДК 81'-38- 801. 6- 811. 512. 145 Филологические науки
Статья раскрывает особенности употребления заимствованных арабо-персидских имен существительных и имен действий — масдаров в языке татарской поэзии XIX века. В ходе исследования акцентируется внимание на сочетании лексических единиц и грамматических элементов тюркских языков с арабо-персидскими и доказывается, что подобная стилистическая вариативность является традицией поэтического варианта письменно-литературного языка данного периода.
Ключевые слова и фразы: история языка- язык суфийских произведений- заимствования- лексика- татарская поэзия.
Юсупов Айрат Фаикович, к. филол. н., доцент
Казанский (Приволжский) федеральный университет faikovich@mail. ru
АРАБО-ПЕРСИДСКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ В ЯЗЫКЕ ТАТАРСКОЙ ПОЭЗИИ XIX ВЕКА®
Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ и Правительства Республики Татарстан, проект № 14−14−16 004а (р).
В протяжении многих веков тюркский письменно-литературный язык был оснащен большим количеством инородных лексических единиц и грамматических элементов. «При употреблении норм литературного языка происходила своеобразная дифференциация: поэтические произведения сочинялись в & quot-возвышенном"- поэтическом стиле, и они были предназначены для & quot-элиты"- общества, в чей синтез входили ученые (голяма), религиозные деятели и поэты-суфии, большинство которых обучалось в Средней Азии и в арабских странах, которые в совершенстве владели арабским и персидским языками» [10, с. 7−8]. Такая тенденция наблюдается и в XIX веке. Определенную часть лексического состава старотатарского языка того периода, в том числе лексики поэтических произведений, составляют иноязычные слова, т. е. заимствования — «словосочетания и грамматические элементы, взятые из иносистемного языка, перенесенные из одного языка в другой в результате языковых контактов» [2, с. 159].
Арабо-персидские заимствования, зафиксированные в языке поэзии XIX века, составляют большую часть словарного состава данных произведений. Как известно, «до начала ХХ в. в татарском литературном языке преобладали арабо-персидские заимствования, которые составляли 60−65% его словарного состава» [12, с. 56]. Значительное количество арабо-персидских заимствований связано, в первую очередь, с литературной средой того периода и классическими поэтическими приемами, т. е. требованиями рифмы, метрики, особенностями поэтической речи. В связи с этим целью данной статьи является изучение арабских и персидских заимствований на материале татарской поэзии XIX века и определение основных особенностей их функционирования.
Исследование арабских и персидских заимствований показало, что заимствования, употребляющиеся в языке поэтических произведений XIX века, с грамматической точки зрения относятся к именам существительным, именам прилагательным, глаголу, местоимению, наречию, а также служебным частям речи (союз, частица, междометия и модальные слова, предлоги). Поскольку заимствованные арабо-персидские имена прилагательные и служебные слова, в частности, союзы, были уже предметом исследования в ранее опубликованных статьях [8- 9], в рамках данной статьи внимание акцентируется только на заимствованные арабо-персидские имена существительные и имена действия — масдары, употребляющиеся в языке татарской поэзии XIX века.
В современном татарском литературном языке большинство заимствований, проникших из арабского и персидского языков, составляют имена существительные, лексико-грамматическим значением которых является предмет, предметность [6, б. 813]. Поэтому в современном татарском языке исследователи арабских и персидских заимствований работали, в основном, со словами, относящимися к данной группе. Данные слова татарского языка были классифицированы по семантико-тематическим группам Ш. Рамазановым, К. Сабировым, М. Махмутовым, Г. Зайнуллиным и др. Арабско-персидские заимствования с тематической точки зрения делятся на различные группы. Ш. Рамазанов разделил их на следующие тематические группы: 1) религиозные термины- 2) слова, которые относятся к учебной деятельности- 3) научные термины- 4) общественно-политические термины- 5) бытовая лексика- 6) военная и медицинская терминология- 7) абстрактные понятия- 8) собственные имена [4, б. 58].
Анализ арабо-персидской лексики татарской поэзии XIX века проводился по нашему собственному тематическому принципу, основанному на имеющихся в языкознании тематических классификациях. Заимствованные имена существительные в языке поэтических произведений XIX века можно разделить на следующие тематические группы:
— религиозные слова и термины. В языке поэтических произведений XIX века активно употребляются слова и понятия, относящиеся к исламской терминологии или общемусульманскому лексическому фонду. Например: Аллах (бог, Аллах), Илях (бог, божество), Хода (бог), хак (право- справедливость- правда, истина- долг), нур (свет), э^эл (промежуток, период времени- предел, срок- конец), иман (вера), тэYбэ (покаяние- исправление), батыйн (внутренний- скрытый, тайный- внутренность). Например: бу хэлэ сидкы дилдэн тэYбэ йук [7, б. 125] (об этом нельзя раскаиваться на словах) —
(r) Юсупов А. Ф., 2014
ISSN 1997−2911
Филологические науки. Вопросы теории и практики, № 12 (42) 2014, часть 1
209
— суфийская терминология. В данную группу входят слова, обозначающие понятия мусульманского аскетизма, мистики, духовного состояния самого суфия — татарская литература XIX века сохраняет и развивает характерные для суфийской поэзии особенности символизации [13, с. 231]. Как известно, в суфийской практике, в зависимости от достигнутого уровня, качества и количества полученных знаний, суфия называют по-разному [11, с. 209]. В исследуемых поэтических произведениях XIX века также наблюдается вариативность следующих терминов: суфи (шерстяной- суфийский- суфий- мистик), дэрвиш (нищий), гариф (знающий, сведущий), заЬид (воздержанный- набожный- аскет), факыйрь (бедный, нуждающийся- бедняк- факир) —
— собственные имена: Шэмсетдин. Например: килгел, эй Шэмсетдин, уш багла билец тэгэтенэ [5, б. 418] (приди, Шамсетдин, склонись в молитве) —
— слова, обозначающие лиц: дус (друг- приятель), галим (знающий- ученый), солтан (султан- государь), кэфер (неверующий- неверный- безбожник). Например: та теректэ, дустларым, бер-берецэ шэфкать кы-луц [Там же, б. 416] (пока живы, друзья мои, будьте милосердны друг к другу) —
— слова, обозначающие птиц и животных: былбыл (соловей), мал (богатство- имущество- деньги, капитал- скот). Например: бэнэм эул мэскэнэт багында былбыл нэ шах узрэ кунарсам, шул — гвлемдер [7, б. 96] (я — соловей в том саду нищеты (бедности), на какую ветвь дерева сяду, тот — мой цветок) —
— абстрактные понятия: денья (свет, мир), гамь (печаль, скорбь, горечь), жиИан (мир- вселенная), сэYДЭ (торговля- мена, сделка), вежуд (бытие, существование), нэфес (душа- сам), хэл (обстоятельство, случай- положение, состояние), тарик (путь, дорога- способ, метод), хакыйкать (истина- реальность, действительность, сущность), химмэт (энергия- усердие, старание), сэфэр (путешествие- поездка), нэзар (взгляд- рассмотрение- видение- зрение- рассуждение, понимание), сехбэт (сообщество- общение, дружба), фэна (умирание- гибель- исчезновение- небытие- нирвана (у суфиев)). Например: мвнтазыйр мэн, бер нэзар кыйлгыл бу Yлмешцлемэ [5, б. 414] (я жду, загляни в мою умирающую душу) —
— понятия, влияющие на внутреннее или внешнее состояния человека: фэлэх (успех- благоденствие, блаженство), бэхет (счастье, удача), хэсрэт (горе, боль- тоска), зарар (повреждение- вред- потеря, убыток). Например: дврлY-дврлYхэсрэт илэ тулды кальбем бихисаб [7, б. 87] (бесконечным горем наполнилось сердце мое) —
— понятия времени: вакыт (время- момент- сезон), заман (время, пора- эпоха- сезон). Например: hэрка-чан суз вакыты килсэ, бел йэнэ [Там же, б. 126]… (всегда, когда придет время слово сказать, знай еще…) —
— лексика, относящаяся к образованию: мэгърифэт (знание- познание, знакомство), китап (книга), калэм (перо- стиль, письмо- статья). Например: мэгърифэтне кечедэн-олугдан Yгрэнмэк кирэк [Там же, б. 86] (нужно учиться и у молодых, и у старших) —
— бытовая лексика: пэрдэ (завеса), шэм (воск- свечи), хижаб (покрывало- занавес). Например: куземе вретде бу гафлэт хищабы [Там же, б. 89] (эта завеса безразличия глаза мои застлала) —
— понятия еды и пищи: азык (пища), шэрэб (питье, напиток- сироп- вино). Например: шэраб хикмэте кангым килур [Там же, б. 117] (хочу узнать (попробовать) тайну вина) —
— общественная лексика: дэYлэт (государство- империя- господство- династия), миллэт (народ- нация- религиозная община- вера), халык (творение, создание- люди, народ- телосложение). Например: нафиз ир-меш халык арасында сузец [Там же, б. 124] (твои слова дошли до людей).
Среди заимствованных слов в языке татарской поэзии XIX века зафиксированы и арабские масдары -имена действия, которые выступают в функции имен существительных.
Как отмечают исследователи, большинство арабских масдаров в татарском языке субстантивируются под воздействием грамматических законов данного языка. Поэтому можно считать, что многие из них потеряли свои грамматические значения и выполняют функцию обыкновенных существительных [3, с. 17]. Кроме того, надо заметить, что часть имен действий субстантивирована в самом арабском языке, так как процесс субстантивации является ярко выраженной особенностью данной формы [1, с. 253]. Таким образом, в арабском языке масдар является именем по своей форме и употреблению.
Моделей образования арабских масдаров несколько. В языке исследуемых поэтических произведений встречаются следующие формы масдаров: I породы (вежуд [5, б. 414] «бытие, существование») — II породы (тэдбир [7, б. 83] «предусмотрительность») — III породы (хитаб [Там же, б. 82] «обращение- речь») — IV породы (иман [Там же, б. 81] «вера, убеждение»), VIII породы (интизар [5, б. 415] «ожидание»), X породы (исти-камэт [7, б. 124] «честность») и т. д.
Арабские масдары, употребляемые в изучаемых нами текстах, субстантивируются, т. е. приобретают все грамматические признаки и особенности существительных тюркского происхождения. В языке исследуемых поэтических произведений выступают в функции существительного все породы арабских масдаров, в большинстве случаев, имена действия I породы: двшде гамь кардэбенэ шимди ввщYдем квймэсе [5, б. 414] (опустилась в печальную пропасть (яму) лодка моей жизни) и т. д.
Субстантивированные арабские имена действия могут функционировать самостоятельно в роли именного сказуемого, присоединяя аффиксы сказуемости: анлар ошбу бэхредэ истигъракыйдыр [7, б. 132] (они погружены (потоплены) в это море).
Таким образом, в языке татарской поэзии XIX века диалектически взаимосвязаны традиции старотатарского и восточных языков. В языке поэтических произведений наблюдается вариативное и синонимичное употребление тюрко-татарских и арабо-персидских имен существительных, имен действий — масдаров, в результате чего арабские и персидские заимствования занимают значительное место в языке произведений данного периода. Подобная стилистическая вариативность была традицией поэтического варианта письменно-литературного языка.
Список литературы
1. Гранде Б. М. Курс арабской грамматики в сравнительно-историческом освещении. М.: Изд-во вост. лит., 1963. 594 с.
2. Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Советская энциклопедия, 1990. 685 с.
3. Махмутов М. И. Фонетическое и грамматическое освоение арабских заимствований в татарском литературном языке: автореф. дисс. … к. филол. н. Казань, 1966. 20 с.
4. Рамазанов Ш. А. Татар теле буенча очерклар. Казань: Татар. кн. изд-во, 1954. 200 б.
5. Фэхретдинов Р. Асарь. Оренбург, 1907. 13 ж-езьэ. 2 ждлд. 422 б.
6. Хэмзин К. З., Мэхмутов М. И., Сейфуллин Г. Ш. Гарэпчэ-татарча-русча алынмалар CYзлеге. Казан, 1965. 853 б.
7. Шэмсетдин Зэки шигырьлэре / тез. З. Мехэммэтрэхими. Башкортстан: Фэннэр академиясенец Уфа тарих, тел hэм эдэбият институты гыйльми архивы. Ф. 3. Т. 63.
8. Юсупов А. Ф. Арабо-персидские союзы в языке суфийских произведений // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2008. № 2 (2). С. 158−160.
9. Юсупов А. Ф. Заимствованные имена прилагательные в языке татарских суфийских произведений // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 10 (28). С. 214−217.
10. Юсупов А. Ф. Морфологические особенности языка произведений суфийского поэта I половины XIX века Шамсет-дина Заки: дисс. … к. филол. н. Казань, 2004. 226 с.
11. Юсупов А. Ф. О суфийской терминологии в языке татарской поэзии XIX века // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 4. Ч. 2. С. 208−211.
12. Юсупова А. Ш. Арабо-персидские заимствования в двуязычных словарях татарского языка XIX века: к проблеме языковых контактов // Ученые записки Казанского университета. Серия Гуманитарные науки. Казань, 2007. Т. 149. Кн. 4. С. 55−64.
13. Юсупова Н. М., Юсупов А. Ф. Суфийская символика в татарской поэзии XIX века // Филология и культура. Philology and Culture. Казань: Казанский ун-т, 2014. № 2 (36). С. 230−235.
ARAB-PERSIAN BORROWINGS IN LANGUAGE OF THE TATAR POETRY OF THE XIX CENTURY
Yusupov Airat Faikovich, Ph. D. in Philosophy, Associate Professor Kazan (Volga Region) Federal University faikovich @mail. ru
The article reveals the features of using borrowed Arab-Persian nouns and action names — Masdars in the language of the Tatar
poetry of the XIX century. In the course of the study special attention is paid to the combination of lexical units and grammatical
elements of the Turkic languages with the Arab-Persian ones, and it is proved that such a stylistic variability is a tradition
for the poetic writing-literary language variant in this period.
Key words and phrases: history of language- language of Sufi works- borrowings- vocabulary- the Tatar poetry.
УДК 81 & quot-44
Филологические науки
В статье описываются результаты исследования мелиоративной составляющей семантики паремиологи-ческих единиц с животным компонентом — зоонимом — трех неродственных языков, а именно русского, немецкого и татарского. Представленный в статье анализ пословиц и поговорок с обозначениями домашних представителей фауны трех языков делает возможным раскрытие общих и индивидуальных черт рассматриваемых языков, сходства и многообразия культуры, психологии, истории, быта их носителей, трех этносов, тем самым способствуя их лучшему взаимопониманию.
Ключевые слова и фразы: зоонимы- пословицы- поговорки- коннотация- мелиоративная коннотативная сема. Юсупова Лия Гаязовна
Казанский (Приволжский) федеральный университет Нуа. 19 79@mail. ru
МЕЛИОРАТИВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ СЕМАНТИКИ ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ (НА ПРИМЕРЕ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК С КОМПОНЕНТОМ-ЗООНИМОМ РУССКОГО, НЕМЕЦКОГО И ТАТАРСКОГО ЯЗЫКОВ)®
Несомненно, всем знакомы формулировки такого рода, в которых каждый носитель языка сможет узнать пословицу или поговорку, и смысл которых он без труда поймет. Паремиологические единицы, в нашем случае это пословицы и поговорки (ММ), являются неотъемлемой частью языка, и его носители, люди абсолютно любых социальных классов, статусов и положений, независимо от уровня образованности, пользуются ими, подчас даже непреднамеренно и неосознанно, поскольку ПП часто позволяют в одном предложении компактно,
(r) Юсупова Л. Г., 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой