Negation в современном английском языке: функционально-семантический и когнитивный подходы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

фессионального общения. Очередной виток в развитии науки и всех сфер жизни общества нуждается в новых языковых средствах выражения.
Передача объективности и правдивости информации — основное требование официальноделового стиля. Осуществление коммуникации по определенным стандартам, стандартизиро-ванность речи — черта, характерная только для официально-делового стиля.
Литература
1. Арнольд И. В. Современные лингвистические теории взаимодействия системы и среды // Вопросы языкознания. — 1991. — № 3.
2. Арнольд И. В. Стилистика английского языка: стилистика декодирования. — М.: Просвещение, 2006.
3. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. — М.: Советская энциклопедия, 1966.
4. Малюга Е. Н. К вопросу о жанрово-стилевой парадигме газетного текста. М.: Вестник УРАО, № 2. C. 68−73
5. Брандес М. П. Практикум по стилистике текста: немецкий язык. — М.: Академия, 2004.
6. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство, 1979.
7. Виноградов В. В. Стилистика, теория поэтической речи, поэтика. — М.: АПН СССР, 1963. — 253 с.
8. Васильева А. Н. Курс лекций по стилистике русского языка. — М., 1976.
9. Головин Б. Н. Язык художественной литературы в системе языковых стилей современного русского литературного языка // Вопросы стилистики. 1978. Вып. 14.
10. Голуб И. Б. Русский язык и культура речи. -М.: Логос, 2002.
11. Кожина М. Н. К основаниям функциональной стилистики. — Пермь, 1968.
12. Кожина М. Н. Стилистика русского языка. -М.: Просвещение, 1983.
13. Насырова Г. Н. Функционально-прагма-
тические и структурные характеристики текстов малоформатной деловой корреспонденции: дис. … канд. филол. наук. — СПб.: 1997.
14. Панфилова А. П. Деловая коммуникация в профессиональной деятельности. — СПб., 2001.
15. Русский язык в его функционировании // Русский язык в его функционировании: уровни языка / отв. ред. Д. Н. Шмелев иМ. Я. Гловинская. — М., 1996.
16. Ярцева В. Н. Английский язык. Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: 1990.
Малюга Елена Николаевна — академик РАЕН, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой иностранных языков экономического факультета РУДН, e-mail: en_malyuga@hotmail. com
Malyuga Elena Nikolaevna — Dr. of Science in Philology, full professor, head of the foreign languages department of economics faculty at Peoples' Friendship University of Russia, e-mail: en_malyuga@hotmail. com
ЗДК 811. 111
И.А. Оплачко
Negation в современном английском языке: функционально-семантический и когнитивный подходы
В статье рассматривается категория Negation в современном английском языке с точки зрения функционально-семантического и когнитивного подходов. Представлено описание понятийного содержания базового концепта, его ядро, ближняя и дальняя периферии.
Ключевые слова: категория, функционально-семантический подход, концепт.
I.A. Oplachko
Negation in Modern English: functional-semantic and cognitive approaches
The category of Negation is studied in the article trough functional-semantic and cognitive approaches. The content of its basic concept is revealed- the kernel, near and far periphery is particularized.
Keywords: category, functional-semantic approach, concept.
Феномен отрицания занимает важное место в различных сферах жизнедеятельности человека, чем объясняется повышенный интерес исследователей к данной проблематике в различных областях знания. Неоднозначность категориальной семантики, разнообразие эксплицитно и имплицитно выраженных средств объективации катего-
рии заставляет рассмотреть ее понятииное содержание и структурацию в русле новой парадигмы.
Язык создает новую реалию для человека, являясь «средством самопознания» [14, р. 122]. Поэтому в рамках новых лингвистических направлений он рассматривается не «в самом себе и для себя», а в тесной связи с бытием человека
— с его самопознанием и осознанием мира [13- 9]. Другими словами, язык служит когниции, под которой понимается как научное, так и обыденное познание мира, реализуемое в процессах его концептуализации и категоризации [9].
Концептуализация — это «живой процесс порождения новых смыслов», концептов [19, с. 92], являющихся оперативными единицами теоретического или обыденного сознания, представляющих собой репрезентацию опыта взаимодействия человека с окружающим миром [1], таким концептом, применительно к нашему исследованию, является negation.
Категоризация представляет собой «процесс подбора слова, морфемы или конструкции к определенному опыту, о котором говорится" — она предполагает «сравнение нового с уже приобретенным опытом и вынесение решения, принадлежит ли новое классу имеющихся категорий (опытов), которым уже дано название» [15, р. 54].
Общепринятый в лингвистике постулат о том, что любая категория представляет собой объединение объектов на основе общего концепта [12- 1- 9, и др. ], принимаем за исходное положение и определяем Negation как функциональносемантическую категорию, формирующуюся вокруг базового концепта по принципу «укрупнения», при этом основанием для объединения служат выделенные в результате дефиницион-ного анализа базовой лексемы-репрезентанта категории «понятийные признаки», среди которых выделяются negative, absence, unreal, untrue, opposite, disagreement / refusal, formal, annulment. Под понятийными понимаются признаки, «актуализированные в виде семантических компонентов (сем) в словарных дефинициях» [8, с. 168].
Анализ фактологического материала указывает на неоднородность средств выражения категории Negation в современном английском языке, поэтому оптимальным средством ее репрезентации считаем функционально-семантическое поле (ФСП), под которым понимаем семантическую категорию в единстве с комплексом морфологических, синтаксических, лексико-грамматических и лексических средств ее выражения в языке [2- 4- 5]. Семантическое содержание категории Negation детерминировано понятийными составляющими концепта negation, вокруг которого она образуется.
Логическая структура ФСП — это ядро и периферия, ближняя и дальняя. Дцерные элементы характеризуются однозначностью категориальной семантики. Они стилистически нейтральны, с
высокой частотой употребления. Периферийные же, наоборот, обладают невысокой частотностью, стилистически маркированы, многозначны, с наименьшей выраженностью их способности к сочетаемости [3- 4- 6- 7].
Анализ синонимов, дефиниционный анализ, этимологические данные позволяют выявить ядро ФСП негации, которое составляют лексемы: negation (to negate) и denial (to deny).
Представляется необходимым включить в ядерную зону лексему denial, поскольку она, согласно этимологическим данным, появилась в языке почти одновременно с negation, является производной от латинского глагола negare, как и глагол negate, и приставки de в значении «полностью» (latin de-negare) [21, c. 119]. Помимо этого, в первом значении в большинстве лексикографических источников negation трактуется через лексему denial. Согласно проведенному анализу синонимов, данная лексема способна актуализировать большинство из базовых понятийных признаков, при этом недостаточно широко используется в официальной речи, для которой предпочтительной остается лексема negation.
Отрицать можно как конкретные факты: It still doesn’t negate the fact that we’ve never discussed either of those nights in any detail [22], так и абстрактные понятия, в данном случае Царство Божие: As Ellacura notes, the sin of the world is «fundamentally historical and structural, communitarian and objective, at once the fruit and the cause of many other personal and collective sins, and its propagation and consolidation as the ongoing negation of the Reign of God» [22]. Определенные проблемы или неприятные ситуации можно отрицать, не принимать: «I am not trying to negate the problem», she said. «There is a systems problem [22]. Глагол negate может использоваться в значении «аннулировать, сводить на нет» что-либо, например: You don’t want someone to tweak one thing on your invention, patent it, and negate all your effort. Someone could find a cheaper — even if it’s a worse
— way to do it, so I patent even the terrible versions of my idea [22]. Лексема negation (negate) употребляется для обозначения неприятия или отрицательного отношения к определенным общечеловеческим ценностям: Sidebar Christianity doesn’t negate freedom- it invites us to enter into a deeper freedom, the freedom of authenticity, the freedom to be myself [22]. Отрицания могут быть не только высказаны, но и выражены экстралингвистически: жестами, мимикой. Рассмотрим следующий
фрагмент дискурса: Every now and then, when my prolonged silence became too awkward for him, my cousin would ask, «Monika, are you warm enough?» or «Would you like a shot of whiskey?» I would gesture a negation with my sleeve-hidden hand and curl my lips upward and exaggerate my appreciation. «No, thanks», I replied in Lithuanian, «I'm not drinking» [22]. Характерный жест рукой в данном случае выражает отрицательный ответ, происходит актуализация таких признаков, как отрицательность, несогласие. Неприятие, неправди-вость также можно жестикулировать, например, большой палец, опущенный вниз- несогласие выражается качанием головы из стороны в сторону: Sometimes he would croak, «I miss her» and turn his thumbs down, signifying «Not!» Sometimes he would pause between the 7 and the miss and shake his head vigorously from side to side, implying the silent «don'-t». Either way, this negation of his «I miss her» now had the capability to be the negative signifier in his verbiage, having the power to qualify the previous thing expressed, by attaching a zero to it, or simply to mean no. He now had the two ingredients of his new lexicon. For a short time we all tried to learn the new language [22]. Как видно из примера, высказанное вслух «I miss her» не предполагает правду, о чем свидетельствует мимика героя (turn his thumbs down, shake his head vigorously).
Согласно проведенному анализу 525 примеров из COCA [22], негация, не употребляющаяся в качестве термина, может быть высказана вслух или подразумеваться (aural или implied, silent), может быть четкой (clear, pure), ей могут приписываться такие качества, как brute, happy, willful, violent. He-гации могут выражать и отношения говорящего к окружающему миру — категоричность, критику, нереальность (ultimate, profound, critical, utopian). Negation имеет факультативную валентность на притяжательные местоимения или существительные в притяжательном падеже. Лексема negation употребляется с возвратным местоимением, при этом присутствует явная негативная оценка: That man is not self-made, that man must live by a moral code. We all agree on the 10 commandments. God may have spoken to these different faith communities in different languages, but the essentials we all agree on. But to hear Ellen’s philosophy of life is so sad and so mediocre, that there’s no capacity within the human consciousness to think above ourselves, to really, to self negation, abrogation of self Ellen, how could you teach your kids that they are everything, that there’s nothing that they — no obligations they have to society,
that they should help others because its good for them. You teach your kids selfishness? [22].
Проведенный анализ лексем negation (to negate) позволил нам выявить небольшую комбинаторику. Так, существительное имеет валентность на атрибутивное сочетание или существительное в постпозиции с предлогом of, а глагол
— лишь на прямое дополнение, выраженное существительным.
Лексемы denial (to deny) могут употребляться в идентичных контекстах, как и базовая лексема-репрезентант, например: «Random reinforcement is the most effective means of installing a behavior», she speculated, recalling basic Skinnerian conditioning, but was not certain exactly what payoff she received. «Titillation? Validation of my femininity? Denial of my femininity? Justification of latent lesbian tendencies? Does it actually turn me on?» [22]. В этом случае происходит актуализация таких признаков, как отсутствие, отказ, аннулирование. Тем не менее negation (to negate) предполагает наибольшую степень абстракции, в отличие от denial (to deny), которые могут иметь признаки категоричности, эмфатичности: With most humans it only seemed to happen when they were around specific other humans. They were an odd, unpredictable race, even the best of them. «Oh no!» Janina said to their new acquaintance, and Chessie could tell that the girl'-s emphatic denial amused the man [22].
В отличие от лексем negation (to negate), denial (to deny) имеют более широкую сочетаемость, поскольку им присуща валентность не только, а существительные, но и на герундиальные обороты, на также на придаточные дополнительные, вводимые союзом that: I don’t deny that global warming and climate change have come and gone over the ages. But it’s the extreme rapid acceleration that we 're concerned with now [22]. Лексема denial в препозиции с предлогом in имеет значение определенного психического состояния: For a woman who has referred to her husband as «my balance, my strength and my stability», to now consider a future apart has been heartbreaking but not impossible. «You can t imagine yourself in a certain position when all this first happens, but you can do it over some months», she says. «It's a lot like when I was first pregnant with the babies, and it was pure shock and denial. But over time I imagined six cribs in my house, and six car seats. When your mind is ready to go there, you can accept any number of scenarios». Including the possibility that, despite his denials, her husband’s actions may not have been entirely innocent. Asked if
she believes her husband’s claim that he did not cheat, Kate falters for a moment and looks away for a long time [22]. В данной категориальной ситуации имеется в виду механизм отвержения, являющийся примитивной реакцией защиты человека, при котором характерно отрицание всего, что может вызывать психологический дискомфорт — мыслей, поступков, потребностей. Так, героиня сравнивает возможность развода с беременностью и упоминает о том, что необходимо просто свыкнуться с реальностью. Такое состояние выражается как в депрессивном поведении, так и наоборот, что зависит от, индивидуума: I immediately got to my feet. «I think I'-ll go for a run», I chirped. I always get chirpy when I’m in denial about something. «Its a perfect day for it, and Im doing so well with the diet, Ill just take a quick jog around the park» [22]. Denial (to deny), как и negation (to negate), имеют факультативную валентность на притяжательные местоимения или существительные в притяжательном падеже: A flurry of mild tremors stutter-stepped my automatic denial [22].
В ближнюю периферию поля негации входят 28 лексических единиц, выделенных при анализе синонимов базовой лексемы-репрезентанта: no, antithesis, contrary (noun, adjective), reversal, reverse (to reverse), nullification (to nullify), annulment (to annul), cancellation (to cancel), nullity, nonexistence (nonexistent), disavowal (to disavow), disclaimer (to disclaim), gainsaying (to gainsay), veto (to veto), proscription (to proscribe), neutralization (to neutralize).
Наречие или междометие no в следующем высказывании актуализирует такие признаки негации, как отрицательность, противоположность, несогласие: Mary Kingsley wrote of the Fang in 1897, «He has no slaves, no prisoners of war, no cemeteries, so you must draw your own conclusions. No, my friend, I will not tell you any cannibal stories» [22]. Согласно проведенному нами исследованию, вышеназванные признаки являются доминантными: It was okay to assert God’s nonexistence but not (yet) to call Him a bastard for not existing [22]. В приведенном выше предложении акцентируется внимание на том, что факт существования Бога нереален- отрицательность заложена в семантике лексемы-репрезентанта nonexistence. Для ряда лексем характерно использование в официальной речи (nullity, proscription (to proscribe), neutralization (to neutralize): There’s a standard response to the standard topic of Democratic decline, and it amounts to a choice between the self-described
centrism of the Democratic Leadership Council and the self-described progressivism of the party’s base -a choice between cynicism and inertia, moral nullity and intellectual collapse [22].
Синонимы gainsaying (to gainsay), veto (to veto) актуализируют значение несогласия с чем-то: When God declared that creatures are good, the gifted preacher argued, «who would dare, even if bursting with arrogant folly, to open his mouth and gainsay the words uttered by God?» [22]. В приведенном дискурсе, помимо признаков противоположности, отрицательности и нереальности, заложенных в лексеме-репрезентанте поля негации, происходит реализация значения «не согласиться с кем-либо».
Таким образом, можно сделать вывод о том, что употребление одного из синонимов базовой лексемы-репрезентанта поля в дискурсе предполагает актуализацию трех и более концептуальных признаков негации.
Разноуровневые средства языка, актуализирующие менее 3 признаков в пределах одной категориальной ситуации (термин А.В. Бондарко), формируют дальнюю периферию поля негации.
1. Признак negative подразумевает отрицательно оформленное высказывание, при этом отрицательность может быть выражена как имплицитно (заложена в семантике лексических единиц), так и эксплицитно — при помощи отрицательных префиксов, предлогов, союзов, частиц.
В эту группу входят такие лексемы, как nugatory, которая означает отсутствие значимости или легитимности, и forget it, предполагающая, что-то, о чем говорится, либо незначительно, либо не нужно: «I bring you nothing but the best, my pet». «It just sounds crazy to you because it'-s not accepted by the galaxy,» David told her. «But that'-s exactly the kind of new idea we need to try!» «Forget it. I’m just the driver. You play with your gadgets all you want, doesn’t matter to me. Whatever happens with that stuff, it’s not my problem» [22]. Лексема negative, употребляемая для характеристики высказываний, не содержащих оценочное суждение, также указывает на наличие отрицательности: For example, a patient’s negative reply to a question will not be recorded in the chart directly, or taken at face value, but rather is reported as a «denial» of the question, as in: «patient denies tobacco use», «patient denies chest pain» [22].
К лексико-грамматическим средствам выражения признака отрицательности можно отнести следующие:
1. Отрицательные префиксы или суффиксы префиксы mal-, mis-, ill-, anti-, counter-, contra-, -proof, de-, un-, dis-, -less, a-, no-, non-, un-, in-, dis-, -free [11- 10].
2. Предлог с отрицательным значением (against, anti, but, unlike, without) + существительное: She spoke against the decision to close the college [23, c. 24].
3. Союз neither… nor
4. no+ существительное, прилагательное, наречие: «Our welcome is big» has no equivalent in Ndebele and is represented through a modern symbol, namely three smiley faces carved as heads with big smiles on their faces [22]. I have given you no right thus to address the daughter of Thuvan Dighl… [24].
5. until-phrase — данная фраза дает указание на время, в течение которого положение вещей приостановлено: Ernie stayed until 2 o’clock & amp- Ernie didn’t stay until 2 o’clock [18, c. 19].
6. Наличие отрицательной частицы not в предложении, not+ выражение количества [17, с. 457], в которых отрицательная частица означает степень присущности признака «not many — few»
7. Противоречащие друг другу понятия. В данном случае имеются в виду противопоставленные по значению лексические единицы (white
— not white) [18, с. 31- 17, с. 457- 16].
8. Наречия at least: John has at least 175 $= exactly [18, c. 34], only (John only LIKES rice = he doesn’t love it) [18, c. 37].
2. Absence — признак указывает на отсутствие чего-либо. Согласно проведенному исследованию, сюда можно отнести такие единицы, как lack (to lack), nothingness. Lack употребляется как с конкретными существительными, так и с абстрактными: In conclusion, the dearth of research on Mano feminine-style masks and their lack of prominence in exhibitions and collections is more likely due not to their lack of formal quality, but to the fact that the masks of the neighboring Dan conform more closely to European concepts of abstraction, shaped by Western art works popular since the early days of the twentieth century [22]. Выбранный фрагмент дискурса иллюстрирует способность лексемы означать отсутствие определенного признака, в отличие от лексемы nothingness, которая предполагает отсутствие всего, пустоту, что можно проследить в следующей категориальной ситуации: But suddenly she couldn’t remember what she’d been doing. She couldn'-t remember what he'-d interrupted. A wide open space of nothingness preceded his coming, a gauzy grayness, a long, deserted corridor
with dust rising in the air. She’d been — Now her mouth felt cottony. Her breathing was high and fast and she dared not look up [22]. Приведенные выше лексемы были выделены при анализе синонимов базовой лексемы-репрезентанта, формирующей ядро макрополя негации. Также признак absence способен актуализироваться при помощи лексемы absence и ее синонимов: deficiency, want, dearth, privation: Whether or not Iran is building nuclear weapons, its AUTO INDUSTRY, the largest in the Middle East, is learning how to cope with privation -and planning for worse [22]. В данном высказывании privation означает отсутствие необходимого для поддержания производства.
3. Unreal — нереальность как периферийный признак реализуется на уровне семантики лексических единиц, среди которых на основе анализа синонимических рядов помимо unreal выделяются imaginary, dreamlike, illusory, fantastic, out of this world, weird, incredible: «He's got a magical touch. He'-s not into hard-line reality. That comes from his own unreal, delicate beauty. He’s slightly out of this world, and that translates into his fashion» [22].
4. Untruthfulness (WRU) — неправдивость — признак, приписываемый как высказыванию целиком, так и отдельным объектам- он объективируется на уровне семантики лексических единиц, таких как dishonesty, deceit, lies, falsehood, fabrication, mendacity, deception: This is not a thriller, Ms. Deneuve, — I said. You know from the start that the girl lies. But Andre has a way of telling a story that works (COCA).
5. Opposite. Синонимы converse, counterpart, inverse, opposite, имеющие потенцию к реализации менее трех категориальных признаков, были отнесены в дальнюю периферию поля: And Meg Whitman, a candidate for governor, has said that if elected she will suspend AB32 by executive order. Big industry is trying to sell to the public the idea that implementation of this landmark global warming law would be bad for the economy and hamper job creation. In fact, the opposite is true [22]. Употребление лексемы opposite в данном высказывании предполагает, что подобного влияния обсуждаемый закон не принесет, при этом отрицается исходное положение.
6. Disagreement, refusal of something — несогласие, неприятие. На дальней периферии поля находятся 4 единицы, выявленные в процессе анализа синонимов: refusal (to refuse), rejection (to reject): And we have to take responsibility for words that are said that we do not reject [22]. В при-
веденном предложении выделенный ЯЗЫКОВОЙ знак предполагает актуализацию значения неприятия, отвержения того, что было высказано ранее. Несогласие / неприятие в той или иной мере могут актуализировать snub, rebuttal, repudiation, rebuff, knock-back, dispute, difference of opinion, quarrel, argument, misunderstanding, discord, conflict, wrangle, dissent, clash, falling-out.
7. Annulment. Поскольку сама лексема входит по своим признакам в ближнюю периферию поля, предполагаем, что на дальней периферии возможно выражение такого понятия посредством употребления синонимичных выражений, различного рода толкований: In view of the preceding discussion, it should also be noted that the draft contains an article which allows the Supreme Court to declare invalid legislation which violates the bill of rights [22]. Согласно эмпирическим данным, annulment характерно для официальной речи, в которой приветствуются точные обозначения.
8. Formal. На дальней периферии выделены две лексические единицы void (to void), которые, употребляясь в официальной речи, актуализируют признак отсутствия. Рассмотрим следующую категориальную ситуацию: During his convalescence, the wet bar facilitated the work of the medical professionals who cared for him and lived in the rest of the house. Before Bill was buried, President Bush had named his successor. At the apex of government, succession had been timely, orderly and seamless. Still, Bill’s death created a great void at the Supreme Court. The old order had passed. John G. Roberts Jr., the new chief justice, brought with him the perspectives and insights of a new generation [22]. В данном дискурсе акцентируется внимание читателя на том, что произошла смена кадрового состава в Верховном суде, подчеркивается отсутствие старого порядка.
Таким образом, Negation в современном английском языке представляет собой категорию, сформированную вокруг базового одноименного концепта, репрезентирующуюся с помощью разноуровневых средств языка, предполагающих актуализацию одного или более понятийных признака в пределах одной категориальной ситуации.
Литература
1. Болдырев Н. Н. Концептуальная основа языка // Когнитивные исследования языка. Вып. 4. Концептуализация мира в языке. — М. — Тамбов, 2009. — С. 25−77.
2. Бондарко А. В. Грамматическое значение и смысл. — Л., 1978. — 176 с.
3. Бондарко А. В. Принципы функциональной
грамматики и вопросы аспектологии. — Л.: Наука. 1983. — 208 с.
4. Бондарко А. В. Функциональная грамматика. -Л.: Наука, 1984. — 136 с.
5. Бондарко А. В. Теория значения в системе функциональной грамматики (на материале русского языка).
— М.: Языки славянской культуры, 2002. — 736 с.
6. Бондарко А. В. Полевые структуры в системе языковой категоризации // Теория, история, типология языков: материалы чтений памяти чл. -кор. В. Н. Ярцевой. — М.: РАН, Ин-т языкознания, 2003. — Вып. 1.
— С. 13−20.
7. Бондарко А. В. Языковая интерпретация языковых категорий в сфере грамматики // Язык. Личность. Текст: сб. ст. к 70-летию Т. М. Николаевой / Отв. ред. В. Н. Топоров. — М.: Языки славянских культур, 2005. — С. 142−159.
8. Введение в когнитивную лингвистику: учеб. пособие / под ред. М. В. Пименовой. — Вып. 4. — Кемерово, 2004. — 208 с.
9. Кубрякова Е. С. В поисках сущности языка: вместо введения // Когнитивные исследования языка. Вып. 4. Концептуализация мира в языке. — М. -Тамбов, 2009. — С. 11−24.
10. Кулинич М. А. Отрицание в системе словообразования современного английского языка: автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 1978. — 23 с.
11. Леонтьева С. Ф. Отрицательные аффиксы в современном английском языке: учеб. пособие. — М.: Высшая школа, 1974. — 104 с.
12. Малинович М. В. Модус причинности в кон-цептосфере «Человек» // Новое в когнитивной лингвистике: материалы I междунар. науч. конф. «Изменяющаяся Россия: новые парадигмы и новые решения в лингвистике"/ отв. ред. М. В. Пименова. — Кемерово: КемЩ 2006. — С. 712−719.
13. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. — 288 с.
14. Bickerton D. Language and human behavior. -University of Washington Press, Seattle, 1994. -180 p.
15. Croft W.D. Cognitive Linguistics. A. Cruise. Cambridge textbooks of Linguistics. — Cambridge university press, 2004. — 356 p.
16. Horn L.R. A Natural History of Negation. -Chicago and London: The University of Chicago Press, 1989−637 p.
17. Jespersen O. A Modern English Grammar (Part 4). — London: Bradford and dickens, 1954.
18. Smith S.B. Meaning and negation. Paris: Mouton, 1975. — 91 p.
19. Краткий словарь когнитивных терминов / Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. — М.: Изд-во МГУ, 1996. — 248 с.
20. Webster'-s Revised Unabridged, 1913 Edition [Electronic resource]. — URL: http: //humanities. uchicago.
edu/orgs/ARTFL/forms_unrest/websterfoim. html (дата обращения: 26. 06. 09).
21. Oxford Concise Dictionary of English Etymology [Text] / edit. by T.F. Hoad. Oxford — New York: Oxford University Press, 1993. — 560 p.
22. Corpus of Contemporary American English. Davies, Mark, Brigham Young University. URL: http: // corpus. byu. edu/coca/ (дата обращения: 14. 12. 2010).
23. Cambridge International Dictionary of English [Text] / reprint by Shanghai Foreign Language Education Press. -Shanghai, 1997. — 1776 p.
24. Burroughs — Burroughs, E. R. Thuvia, Maid of Mars [Electronic resource]. — URL: http: //www. gutenberg.
org/etext/72 (дата обращения: 12. 07. 2009).
Оплачко Ирина Александровна — аспирант кафедры теоретической лингвистики ИГЛУ. 670 000 г. Улан-Удэ, ул. Сухэ-Батора, 16, Факультет иностранных языков БГУ, кафедра английского языка, тел. 5509−31, 89 140 545 022, E-mail: oplira@mail. ru
Oplachko Irina Alexandrovna — post-graduate student of Irkutsk State Linguistic University, Theoretical Linguistics sub department. 670 000, Ulan-Ude, Sukhe-Bator St., 16, Foreign Languages Faculty, Buryat State University, tel: 55−09−31, 89 140 545 022, E-mail: oplira@ mail. ru
ЗДК 81'271
Ю.А. Плотникова
Пространственная метафора как механизм формирования образного компонента
концепта «Interest»
В статье описываются некоторые особенности содержания абстрактного концепта INTEREST. Особое внимание уделяется образной составляющей данного концепта. Автор рассматривает пространственную метафору как механизм формирования образного компонента концепта INTEREST и анализирует способы языковой репрезентации некоторых метафорических моделей.
Ключевые слова: Абстрактный концепт, содержание концепта, концептуальный признак, образный признак, концептуальная метафора, пространственная метафора, метафорическая модель, языковая репрезентация.
Yu.A. Plotnikova
Spacial Metaphor as a Formation Mechanism of the Image Component of the Concept «Interest»
The article reveals some peculiarities of the abstract concept INTEREST content. The image component of the given concept is paid special attention to. The author considers spacial metaphor as a formation mechanism of the image component of the concept INTEREST and analyzes the ways of linguistic representation of some metaphorical models.
Keywords: Abstract concept, the content of the concept, conceptual feature, image feature, conceptual metaphor, spacial metaphor, metaphorical model, linguistic representation.
Современная лингвистика развивается в русле когнитивной парадигмы языкового анализа, обращаясь к проблеме концептуализации окружающей человека действительности в языковой форме. Одним из механизмов концептуализации выступает метафора. Под метафорой в данном случае подразумевается «концептуальная метафора» — когнитивный процесс, в основе которого лежит понимание одной области через призму другой. Метафоризация предполагает перенос из «области-источника» в «область-цель/мишень» тех когнитивных структур, в терминах которых структурировался опыт, относящийся к области-источнику. По сравнению с областью-целью область-источник обычно представляет собой более конкретное знание, получаемое человеком
в процессе непосредственного опыта взаимодеи-ствия с действительностью [5].
Настоящая статья ставит целью кратко изложить нашу точку зрения на природу концепта INTEREST, представляющего познавательный интерес, а также описать некоторые особенности языковой репрезентации образной составляющей данного концепта (на примере пространственных признаков).
Концепт INTEREST — это абстрактный концепт с четко выраженным эмоционально-оценочным компонентом. Как единица мыслительной деятельности, отражающая содержание полученных знаний, рассматриваемый концепт не существует обособленно от других подобных себе единиц, а входит в состав одноименного домена (наряду

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой