Некоторые аспекты богословской самоидентификации современных российских евангельских христиан-баптистов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФИЯ РЕЛИГИИ И РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
УДК 286. 15 ББК 86. 376. 16
О. А. Бокова
Некоторые аспекты богословской самоидентификации современных российских евангельских христиан-баптистов
В статье анализируются некоторые стороны процесса богословской самоидентификации, происходящего в сообществе современных российских евангельских христиан-баптистов. Рассматривается отношение современных российских евангельских христиан-баптистов к западной протестантской теологии и православному богословию, их поиск в этих богословских традициях идей, созвучных евангельскому христианству.
Ключевые слова: евангельские христиане-баптисты, самоидентификация, национальное богословие, западная протестантская теология, либеральная теология.
Тематика изданий современных российских евангельских христиан-баптистов (ЕХБ) свидетельствует о том, что для интеллектуальных кругов в этой среде актуальна проблема богословской самоидентификации. Это отмечается и самими ЕХБ [12, с. 18]. Основные вопросы, которые при этом ими поднимаются, следующие: есть ли у российских ЕХБ собственное богословие- что оно собой представляет или должно представлять- необходимо ли российским ЕХБ собственное богословие- как им относиться к многообразным явлениям западной и восточной христианской теологической мысли. Диапазон мнений, высказываемых по этим вопросам, достаточно широк.
Одной из причин, побудивших российских ЕХБ к поиску ответов на эти вопросы, является активное взаимодействие с западным протестантизмом в различных сферах: миссионерской, издательской, образовательной и других. В ходе этих контактов в Россию «хлынул поток западного богословия», которое «гораздо совершеннее по структуре и систематизации, по филологическому и историческому подходу». Оно было осознано рядом интеллектуалов в среде ЕХБ как «другое богословие» и вызвало опасения по поводу того, что это более совершенное богословие может вытеснить самобытное отечественное богомыслие, подменить некоторые его доктрины [25, с. 3].
Ряд авторов из среды ЕХБ скептически относится к деятельности западных единоверцев на территории России [6, с. 172], а то и вовсе характеризуют западное влияние на восточнославянский протестантизм как отрицательное [3, с. 127, 133]. Это негативное влияние, по их мнению, сказывается в области богословия в виде усвоения отечественными протестантами сомнительных доктрин. Предлагается обезопасить себя от «отрицательных явлений западного богословия» путем «создания и распространения раскрывающих их подлинную суть и опасности
материалов и разработки соответствующей контраргументации» [3, с. 125]. В области морали, на взгляд некоторых авторов, под влиянием западного протестантизма происходит снижение стандартов христианского поведения [3, с. 133].
В интеллектуальных кругах сообщества ЕХБ в России и в целом на постсоветском пространстве оформилась позиция сторонников национального пути в богословии, которые «уважают неповторимую особенность русскоязычного богословия» [25, с. 5]. Среди них немало тех, кто весьма пессимистично отзывается о нынешнем состоянии отечественного богословия, называет его «несостоявшимся», не систематизированным и не сформулированным [3, с. 126, 136- 10, с. 40- 16, с. 4−5]. Тем не менее, и они считают, что хоть и в неявной форме, но русская протестантская богословская мысль существует, обладает «могучим потенциалом самого совершенного богомыслия» [25, с. 4]. Приверженцы идеи национального богословия стремятся выявить характерные черты русскоязычного богомыслия. Некоторые сторонники национального богословия считают, что копирование западной модели приведет российский протестантизм в тупик, подвергают критике систему богословского образования, построенную по западному образцу и при западной финансовой поддержке. При всей благодарности западным протестантам за помощь, они видят много минусов в зависимости российского протестантизма (в издательском деле, образовании) от западной помощи. Однако среди сторонников национального богословия есть те, кто получает образование в зарубежных семинариях, сотрудничает с иностранными коллегами в христианских учебных заведениях.
Внимание приверженцев идеи национального богословия сосредоточено на том, чтобы помочь сформироваться отечественному богословию, указать пути, на которых оно будет успешно развиваться. Они считают необходимым всецело поддерживать отечественных протестантских авторов. Своей исследовательской и преподавательской деятельностью сторонники национального богословия вносят существенный вклад в его становление. Правда, пути развития отечественного богословия разными авторами мыслятся по-разному.
Один из путей, который предлагается, можно проиллюстрировать следующим высказыванием: «Речь идет не о формальном соединении протестантизма с национальным фактором, а о взращивании того грунта, на котором и возможно развитие „нашего богословия“ — раскрытие богатства отечественной истории, культуры, традиций и прежде всего, конечно, в контексте протестантского мировидения … формирование „своего богословия“, — это не столько накопление новых знаний, сколько их осмысление в отечественных историко-культурных процессах. А это невозможно без самостоятельного исследовательского поиска» [10, с. 43]. Цитируемый автор (В. Любащенко) считает, что историческое богословие (церковная история) — это начальный этап построения национального богословия, за которым должны следовать, казалось бы, вненациональные области богословия: библиология, экзегетика, систематика и другие [11, с. 190].
Иной путь оформления национального богословия видится ЕХБ как «компиляция всего наилучшего, что имеет Запад, и создание на этой основе того богословия, которое приемлемо для нашего менталитета и условий», как выбор между существующими разновидностями богословских систем или создание их различных комбинаций, как «анализ унаследованного от предыдущих поколений евангельских христиан нашего региона непроявленного богословия и идентификация его с теми формами зарубежного богословия, которые предполагают достижение таких же результатов в церковной и душевоспитательной работе, какие были присущи практике наших предшественников» [3, с. 128−136].
Приверженцев идеи национального богословия объединяет мысль о необходимости изучать свое наследие. Такое мнение довольно широко распространено в сообществе российских ЕХБ. Многие исследователи в среде ЕХБ в России и в других бывших республиках Советского Союза трудятся в области исторического богословия. Из российских авторов, занимающихся историей евангельских христиан-баптистов, можно назвать М. С. Каретникову, В. А. Попова, Т. К. Никольскую, А. Синичкина, В. С. Степанова. В Украине изучением истории русско-украинского евангельского христианства-баптизма занимаются С. В. Санников, Ю. Решетников, С. Н. Савинский и другие. В силу установившихся давних связей, общей истории и духовного родства украинского и российского баптизма результаты этих исследований становятся общим достоянием. В 2008 г. М. С. Каретниковой в Санкт-Петербургском Христианском университете (СПбХУ) был вручен почетный диплом доктора исторического богословия [2, с. 2].
Среди протестантских интеллектуалов существует также точка зрения, согласно которой не стоит пытаться развивать собственное богословие в настоящее время, а необходимо сначала освоить богатое наследие западного протестантизма. В данном случае имеет место взгляд на российский протестантизм, и баптизм в частности, как на «задержавшийся» на пути своего интеллектуального развития" и не способный внести существенный вклад в мировую протестантскую мысль [11, с. 180]. Кроме того, среди рядовых верующих в общинах ЕХБ многие считают, что такая напряженная интеллектуальная деятельность, как академическое богословие является излишней и даже вредной, — веровать надо сердцем, а не умом.
Как бы то ни было, взаимодействие с западным протестантизмом является важным фактором богословской самоидентификации современных российских ЕХБ. Признается необходимость изучать и хорошо знать западную теологию. Российские ЕХБ выбирают из всего богатства западной теологической мысли те доктрины, которые им близки и дистанцируются от чуждых им идей, что, правда, не всегда удается.
Одним из принципиальных вопросов, по которому российские ЕХБ стремятся выработать четкую позицию, является отношение к Священному Писанию. Для российских ЕХБ характерно трепетное отношение, глубочайшее уважение к Священному Писанию. Среди ЕХБ немало любителей «копаться в Слове Божьем», извлекать из него сокровенные истины и связи, без которых, казалось бы, можно обойтись" [25, с. 4]. В
этом смысле созвучным для них оказалось отношение американских фундаменталистов к Библии. В третьем номере альманаха «Богомыслие» были опубликованы заявления Международного Совета по непогрешимости Библии: «Чикагское заявление о природе непогрешимости», «Чикагское заявление о библейской герменевтике» и «Чикагское заявление о приложении Библии» [17, с. 150−169]. Цель публикации — «дать возможность членам наших церквей получить ясное богословское понимание доктрины о непогрешимости Библии», противостоять либеральному богословию, в разнообразных формах отрицающему непогрешимость Библии и активно проникающему в церкви на постсоветском пространстве. Заблуждения либерального богословия проиллюстрированы следующим образом: «Некоторые из них
либеральных богословов — О. Б. >- утверждают, что не все части Библии равнобогодухновенны, то есть слова Христа более авторитетны, чем слова Апостола Павла или повествовательный текст Библии- другие считают, что Библия богодухновенна только в изложении духовных истин, а говоря об истории, географии и т. д., она может ошибаться- третьи считают, что Библия не есть Слово Божие, а в ней только содержится Слово Божие, как ядро ореха содержится в скорлупе, и задача человеческого разума очистить божественную истину от человеческих наслоений. В результате такой точки зрения отвергаются все чудеса и сверхъестественные проявления как, якобы, неверное человеческое восприятие божественных действий. Некоторые утверждают, что Библия не объективно является Словом Божиим, а лишь становится им, если человек начинает верить в нее и принимает это Слово в свое сердце» [17, с. 150]. «Чикагские заявления.» были включены в работу С. В. Санникова «Битва за учение: краткий очерк богословских движений» [27], содержались они и в ряде других изданий [см.: 30, с. 1369−1379]. Положения «Чикагского заявления о природе непогрешимости» отражены в первой части «Исповедания веры Одесской Богословской Семинарии» ЕХБ, посвященной вопросам библиологии [5, с. 472].
Позиция русскоязычных протестантов в вопросах применения принципов Писания еще более строга и консервативна, чем позиция авторов «Заявления». В «Чикагском заявлении о природе непогрешимости» сказано: «Хотя Священное Писание не связано рамками определенной культуры, так как его учение достаточно универсально, оно иногда культурно обусловлено обычаями и взглядами определенного периода, так что применение его принципов в наши дни требует других действий». В примечании редакторов к «Чикагскому заявлению о природе непогрешимости» указывается, что, по мнению русских протестантов, применяя принципы Писания, современную культуру следует учитывать лишь в тех сферах и вопросах, которые четко не определены в самом Писании [31, с. 158].
Богослов, преподаватель учебных заведений ЕХБ Н. А. Корнилов предостерегает российских баптистов от того, чтобы пойти по пути американских фундаменталистов [7, с. 39]. Он видит сходство между евангельскими христианами-баптистами России и американскими евангельскими христианами в «стремлении построить жизнь на Книге,
искусственно оторванной от жизни» [7, с. 40]. По его мнению, российским баптистам можно адресовать обвинение в идолопоклонстве, объектом которого является Библия. Эту позицию, по его мнению, поддерживают определенные организации из США. Опасность такого отношения к Библии автор видит в том, что авторитет Писания берется вне исторической жизни Церкви [7, с. 35]. Писание остается «закодированным языком замкнутой общины людей» [7, с. 38], ничего не говорящим современному человеку и не отвечающим на его нужды, следовательно, не оказывающим на современное общество никакого влияния [7, с. 35−40]. Н. А. Корнилов отмечает, что для верующих характерно стремление превратить Библию в «набор неподвижных истин, данных когда-то в прошлом на все времена», во «внешний авторитет, которому легко подчиняться без размышлений» [8, с. 15], в то время как Библия требует напряженного размышления, осмысления. На взгляд Н. А. Корнилова, российские евангельские христиане-баптисты, не понимают Библию. Он пишет: «…мы ее & lt-Библию -О. Б. >- не знаем, глубоко не изучаем, мы лишь цитируем ее, прикрываем ею свои мнения и предпочтения и толкуем ее, пользуясь стереотипами XIX века. не зная ее, мы проповедуем то, что лежит на поверхности, то, к чему мы привыкли, но не говорим того из Библии, что нужно людям, не отвечаем на их насущные нужды» [7, с. 39]. Н. А. Корнилов напоминает, что и для Писания, и для Церкви есть один окончательный и высший авторитет — Бог [7, с. 42].
Н. А. Корнилов не одинок в своем мнении. Представители интеллектуальной прослойки ЕХБ отмечают, что российские ЕХБ зачастую принимают Священное Писание «без размышления, без воображения, без анализа и сравнения» [19, с. 2]. В «Чикагском заявлении о природе непогрешимости» сказано, что «боговдохновенным, строго говоря, может считаться только подлинный текст Священного Писания. копии и переводы Писания являются Словом Божьим в той мере, в какой они верны оригиналу» [3, с. 1153]. Известно, что Синодальный перевод Библии, при всех его достоинствах, «исходит от далеко не совершенной редакции греческого оригинала» [13, с. 134], да и язык его не всегда понятен современному читателю. Несмотря на это, для российских ЕХБ характерна приверженность именно Синодальному переводу Библии. Другие, более точные переводы основной массе верующих не нужны и неинтересны также, как сравнения с оригиналом и прочие лингвистические тонкости [29, с. 13], преподаваемые в богословских учебных заведениях. Многие «исповедуют принцип абсолютной самодостаточности. Синодального издания без связи его с традицией, историей, оригинальными текстами, версиями и так далее» [18, с. 128].
Литература ЕХБ свидетельствует о том, что в либеральном богословии отечественные ЕХБ видят опасность для собственного богословского сознания. Исследованию предпосылок либерального богословия и его критике посвящено немало работ. Одним из авторитетных критиков либерального богословия в среде ЕХБ России и других республик бывшего СССР является С. В. Санников, в прошлом глава Одесской богословской семинарии, исполнительный директор Евро-Азиатской Аккредитационной Ассоциации, автор ряда книг и статей по истории христианства, пособий по
подготовке к крещению и других трудов. В своем докладе на духовноназидательной конференции Евро-Азиатской Федерации Союзов ЕХБ в мае 1997 года он заявил: «Открытые границы и большое количество постоянно работающих западных миссионеров создали благоприятный фон для широкого проникновения в церкви ЕХБ различных форм либерального богословия. Наибольший риск для наших церквей представляют образовательные и издательские программы, проводимые зарубежными миссионерами. Помощь, оказываемая Западом в этих двух направлениях, через 10 лет может сказаться изменением богословской ориентации во многих крупных церквях нашего братства» [27, с. 56−57].
В баптистской литературе жесткой критике подвергаются основные положения либерального богословия: утверждение, что источником всего, в том числе веры, является сам человек, отрицание божественности Иисуса Христа и непогрешимости Библии [21, с. 57, 58, 61]. В частности, С. В. Санников приводит аргументы сторонников консервативного богословия против либеральной критики Библии, отвергает как необоснованные гипотезы многие положения библейской критики (например, сомнения в том, что автор Пятикнижия — Моисей, теорию четырех источников Вельгаузена и др.) Он описывает и отвергает позицию неолиберализма и неоортодоксии. С. В. Санников рассматривает взгляды К. Барта как близкие ортодоксальным, но не тождественные им (Барт считал, что Библия содержит Слово Божие, но не является им, а становится таковым, если человек с верой принимает ее- кроме того, Барт был приверженцем идеи универсализма) [27].
Наиболее взвешенной и истинной С. В. Санников считает не позицию крайних фундаменталистов, склонных к сепаратизму и легализму, а взгляды консервативного, или ортодоксального, богословия («евангеликализма»), которые были выражены в документах Международного Совета по непогрешимости Библии [27, с. 53−54]. Известно, что при отборе книг для пополнения библиотек российских богословских учебных заведений ЕХБ решающим критерием является соответствие приобретаемых изданий этим документам.
Преподаватель Московской богословской семинарии ЕХБ А. В. Ширин обнаруживает истоки западного богословия в картезианской метафизике, под влиянием которой, по его мнению, начался «поиск откровения внутри субъекта», который «стал по своей природе обладателем непогрешимой истины» [32, с. 32]. И. Ланге, в прошлом преподаватель СПбХУ, а с 1996 по 2002 годы — академический декан бакалаврских программ СПбХУ, в статье «Корни научной критики Библии» рассматривает сущность историкокритического мышления, особенности и результаты его применения к библейским текстам. Он приходит к выводу, что «реконструкция истории возникновения библейских текстов. в большинстве случаев невозможна, да и не требуется для их правильного понимания», в основе исторической критики Библии лежит методический атеизм, поэтому такая критика является «греховным мышлением» [9].
Известный баптистский публицист И. В. Подберезский в свою очередь считает, что об угрозе вторжения либерального богословия много говорится, но она переоценена, «либеральное крыло» в русском баптизме
невыразительно", либеральные взгляды отторгаются русскими баптистами, и лично он с явными проявлениями либерального богословия не сталкивался [21, с. 61−62].
Одним из показательных моментов происходящего в российском евангельском христианстве-баптизме процесса богословской самоидентификации является обсуждение вопросов сотериологии [1, с. 125−132]. Российские евангельские христиане-баптисты выражают беспокойство по поводу проникновения с начала 1990-х гг. под влиянием западного протестантизма идей кальвинизма в арминианское учение РС ЕХБ. Эти идеи приводят к «разномыслиям в понимании и истолковании самого вероучения ЕХБ» [26, с. 3]. Наибольшее распространение, особенно среди молодого поколения рядовых верующих и служителей, получило учение о «безопасном спасении», согласно которому, утратить спасение невозможно. По мнению научного сотрудника Московской богословской семинарии ЕХБ М. В. Иванова (ныне руководителя отдела богословия и катехизации РС ЕХБ), идеи «безопасного спасения» проникают в российский баптизм через издающуюся христианскими издательствами богословскую и духовную переводную литературу [4, с. 41]. Неоднократно отмечалось в публикациях современных российских ЕХБ, что идеи «безопасного спасения» разделяют многие преподаватели-иностранцы, работающие в российских протестантских учебных заведениях. Поэтому одной из главных задач РС ЕХБ является подготовка собственных преподавательских кадров, которые бы сохранили, обосновали и транслировали богословские взгляды российского баптизма [28, с. 31]. Отечественные богословы анализируют сложившиеся в западной теологии кальвинистскую и арминианскую традиции, сопоставляют их с текстом Священного Писания, оспаривают, опираясь на Библию, положения кальвинизма, делают вывод о большей обоснованности арминианских воззрений.
Среди российских евангельских христиан-баптистов наблюдается определенный интерес к изучению богословия Русской Православной церкви, в частности православной миссиологии [20, с. 217−240], православной герменевтики [15, с. 105−125]. Этот интерес обосновывается тем, что «протестантизм бывшего Советского Союза имеет свои корни в Православной Церкви и, хотя диалог с западными протестантами выявляет много схожих моментов, он еще больше подчеркивает сходство протестантов СНГ с восточноевропейской православной духовностью» [20, с. 240]. Баптистские авторы анализируют формы православной духовной жизни, обнаруживают в них созвучие евангельскому христианству [например, 22, с. 115−134].
Как считает Н. А. Корнилов, российским ЕХБ следует обратить внимание на православное богословие, поскольку «консервативное богословское возрождение на Западе» в протестантских кругах «неразрывно связано с новым открытием святоотеческого учения и тщательным анализом Вселенских Соборов». Он полагает, что российский баптизм занимает срединную позицию между восточной богословской традицией и западной, поэтому путь богословия российских евангельских христиан — «воспринять сильные стороны обеих традиций» [8, с. 11].
Православное богословие не в меньшей степени, чем западное, рассматривается как образец для приобретения навыка богословствования, ведения богословских дискуссий (естественно, на иных вероучительных основаниях). Причем иногда рассуждения отечественных православных богословов признаются более близкими российским баптистам по духу, нежели работы западных теологов [23, с. 43]. На страницах протестантской литературы звучат адресованные российским протестантским авторам призывы к богословскому состязанию с православными, которое обогатит обе стороны, выявит их «принципиальное единство». При этом по ряду вопросов видится достижение взаимопонимания с православными богословами (в анализе святоотеческого наследия, в миссиологии и систематике). В отношении положений, неприемлемых для православных, представляется необходимой аргументированная защита протестантской точки зрения. В области богословского поиска (например, в некоторых вопросах библеистики и в изучении апокрифов) — предлагается братское сотрудничество с православными исследователями [18, с. 132].
Подводя итог сказанному, можно констатировать, что в российском сообществе евангельских христиан-баптистов идет процесс богословской самоидентификации. Он развивается в нескольких направлениях. Во-первых, исследуется собственная традиция богомыслия, на основании чего формулируются и отстаиваются вероучительные и богословские особенности российского баптизма. Во-вторых, анализируется западная теологическая мысль и вырабатывается отношение к ней. В-третьих, изучается православное богословие, происходит поиск в нем созвучных евангельскому христианству идей. Все эти явления имеют место преимущественно в среде интеллектуалов сообщества ЕХБ, студентов и преподавателей богословских учебных заведений.
Список литературы
1. Бокова О. А. Сотериология российских евангельских христиан-баптистов: история и современность // Вестник РХГА. — 2008. — Т. 9. — Вып. 2.
2. Вестник СПбХУ. — 2008, май.
3. Гололоб Г. Ошибка Ровоама, или судьба отечественного богословия // Богословие и богословское образование в современном обществе: актуальные вопросы теории и практики: сб. материалов конф. Богосл. об-ва Евразии. -Одесса: ЕААА, Богосл. об-во Евразии, 2002.
4. Иванов М. В. К вопросу о потере спасения // Путь богопознания. — 1998. -Вып. 3.
5. Исповедание веры Одесской Богословской Семинарии Евангельских христиан-баптистов (1993 г.) // История баптизма: сб. / сост. и предисл. С. В. Санников. — Вып. 1. — Одесса: ОБС, Богомыслие, 1996.
6. Корнилов Н. А. Евангельские христиане-баптисты на историческом переломе (1991−1997) // Диа-Логос. — М.: Истина и Жизнь, 1997.
7. Корнилов Н. А. К вопросу об авторитете в христианской жизни // Путь богопознания. — 1997. — Вып. 2.
8. Корнилов Н. А. Какого рода богословие нам нужно? // Путь богопознания.
— 2000. — Вып. 6.
9. Ланге И. Корни научной критики Библии // Богословские размышления: Евроазиатский журн. богосл. — 2003. — № 1.
10. Любащенко В. Отечественная школа богословия: методология,
проблемы, перспективы // Богословие и богословское образование в современном
обществе: актуальные вопросы теории и практики: сб. материалов конф. Богосл. о об-ва Евразии. — Одесса: ЕААА, Богосл. об-во Евразии, 2002.
11. Любащенко В. Проблема национального богословия: за и против // Богословие и богословское образование в современном обществе: актуальные вопросы теории и практики: сб. материалов конф. Богосл. о об-ва Евразии. -Одесса: ЕААА, Богосл. об-во Евразии, 2002.
12. Неволин М. Самоидентификация российских протестантов // Мирт. -2006. — № 3 (53). — май — июнь.
13. Негров А. И. Брюс Мецгер. «Текстология Нового Завета: Рукописная традиция, возникновение искажений, и реконструкция оригинала // Путь богопознания. — 1997. — Вып. 2.
14. Негров А. И. Кальвинизм и арминианизм: Сравнение доктрин // Богомыслие. — 1997. — Вып. 6.
15. Негров А. И. О принципах толкования Священного Писания в Русской православной церкви // Хронограф. — 2000. — № 3 (7).
16. Негров А. И. Почему в России отсутствует собственная протестантская теология? // Мирт. — 1997. — № 4. — янв.
17. Непогрешимость Библии // Богомыслие. — 1992. — № 3.
18. Никифоров К. Апология борьбы (рассуждение о благородстве состязания) // Хронограф. — 1998. — № 1 (3).
19. Носач Р. И не думали // Мирт. — 2007. — № 6 (61). — нояб. — дек.
20. Пенер П. Православная миссиология // Богомыслие. — 1999. — Вып. № 8.
21. Подберезский И. В. О либерализме / И. В. Подберезский // Евангельские христиане России о себе и о мире. — М.: ХРЦ «Протестант», 2008.
22. Попов В. А. Исихазм как чаяние духовности // Богомыслие. — 1991. -Вып. 2.
23. Предисловие от редакции к статье Г. Флоровского // Путь богопознания.
— 1997. — Вып. 2.
24. Прохоров К. Тайна предопределения. — Berlin: Titel Verlag, 2003.
25. Размышления редактора // Богомыслие. — 1990. — № 1.
26. Русскому баптизму угрожает кальвинизм // Мирт. — 1998. — № 3 (7).
27. Санников С. В. Битва за учение: Краткий очерк богословских движений. -Одесса: Одес. богосл. семинария, «Богомыслие», 1997.
28. Сипко Ю. К. Западных преподавателей скоро сменят отечественные. Открытие Новосибирской семинарии // Христианское Слово. — 2000. — № 1 (99).
29. Чернявский М. Говорит ли Бог по-русски? // Мирт. — 2007. — № 6 (61). -нояб. — дек.
30. Чикагское заявление о природе непогрешимости (1978) / У. Грудем- пер. с англ. // Систематическое богословие: Введение в библейское учение — СПб.: Мирт, 2004.
31. Чикагское заявление о природе непогрешимости // Богомыслие. — 1992.
— № 3.
32. Ширин А. В. Влияние картезианской метафизики на современное богословие // Путь богопознания. — 2001. — Вып. 7.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой