Аргументация, коммуникация, рациональность

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФИЯ
УДК 16
В. Н. Брюшинкин АРГУМЕНТАЦИЯ, КОММУНИКАЦИЯ, РАЦИОНАЛЬНОСТЬ*
Рассматривается проблема рациональности аргументации. Вводится понятие рациональности как определенного рода ограничения на процессы коммуникации. Различаются рациональная, нерациональная и иррациональная аргументация.
The article deals with the problem of rationality of argumentation.
The notion of rationality as certain limitations of communication processes is introduced. The rational, non-rational and irrational argumentation is defined.
Область аргументации — наука, искусство, образование, обычная жизнь. Часто самое сильное наше желание — убедить другого в своей правоте, и чего бы мы тогда не отдали, чтобы это случилось. Иногда от нашего искусства аргументации зависят наше благосостояние, успешность, а бывает, что и сама жизнь. В данной статье я разберу только значение аргументации для жизни человека как общественного существа, выделив два основных параметра: рациональность и критическое мышление. Буду анализировать рациональность в коммуникативном аспекте, наиболее важном для теории аргументации. Рациональность — характеристика коммуникации, позволяющая субъекту передавать сообщения, которые адресат понимает в том же смысле, что и субъект. В таком значении рациональность — недостижимый идеал общения1. Рациональность в коммуникативном аспекте — стремление гарантировать необходимую степень взаимопонимания между субъектами коммуникации. Рациональность — это условия, налагаемые на коммуникацию. Они сводятся к тому, что общающиеся субъекты способны предъявлять для своих действий или убеждений основания, претендующие на общезначимость или, по крайней мере, на значимость для субъектов, вступающих в коммуникацию. Следующее определение выражает такое коммуникативное понимание рациональности. Рациональность — характеристика поведения или мышления, в соответствии с которой субъекты коммуникации стремятся для своих действий или мыслей предъявлять общезна-
* Статья подготовлена в ходе осуществления проекта Российского гуманитарного научного фонда № 07−03−593а «Исследование рациональности аргументации».
1 Уолт Уитмен так характеризует реальное общение: «Все, что я называю моим, вы замените своим,/Иначе незачем вам и слушать меня» [2, с. 97]. В таком случае коммуникация сводится к личностному смыслу сообщений. Рациональность — стремление обеспечить хотя бы частичное совпадение «моего» и «своего», если выражаться в терминах Уитмена.
Вестник РГУ им. И. Канта. 2008. Вып. 6. Гуманитарные науки. С. 5 — 11.
6
чимые основания их возможности или истинности, гарантирующие адекватность истолкования этих действий или мыслей другим субъектом.
Основания истинности мыслей будут рассмотрены в данной статье в дальнейшем, поэтому здесь я кратко проанализирую только основания действия. Основания возможности действия сводятся к двум параметрам: возможная причина действия и возможная цель действия. В соответствии с этим выделяются два типа оснований возможности действия — каузальные и телеологические. При таком понимании коммуникативной рациональности аргументация является ее ядром, поскольку именно она связывает мысли и действия с их основаниями.
Важный способ общения людей с целью выработки общего способа понимания высказываний и действий — это критическое мышление. Критическое мышление состоит из двух структурных элементов: (а) установки на поиск несоответствий (критической установки) и (б) аргументации, направленной на обоснование этих несоответствий (критической аргументации) (подробнее см. мою статью [1]).
Аргументация связана с такими важными для общественной жизни людей характеристиками общения, как рациональность и критическое мышление. Однако моей целью не является аргументация ценности аргументации. Важнее дать четкий ответ на вопрос, каким образом аргументировать, чтобы убеждать себя и других людей. Во-первых, аргументация всегда диалогический процесс, в ней задействовано, по крайней мере, две стороны: тот, кто убеждает, и тот, кого убеждают. Во-вторых, успешность аргументации зависит от того, насколько точно убеждающая сторона принимает во внимание личность убеждаемой стороны. Если мы хотим, чтобы модель аргументации отображала существенные стороны такого рода процессов, то нам следует принимать во внимание не только логические характеристики аргументации, но и ценностные ориентации лиц, участвующих в аргументации, выбираемые ими стратегии аргументации, используемые методы соотнесения аргументов со структурой личности.
В данной статье принимается коммуникативный подход к аргументации2. Аргументация рассматривается как вид коммуникации, таким образом, для понимания сути аргументации нам надо суметь отличить ее от других видов коммуникации. К. Шеннон утверждает, что основная задача коммуникации «состоит в точном или приближенном воспроизведении в некотором месте сообщения, выбранного для передачи в другом месте» [4, с. 243]. И тут же замечает, что в математической теории коммуникации он будет абстрагироваться от семантических и прагматических аспектов передаваемых сообщений. Шеннона интересует физическая сторона коммуникации: преобразование сообщения в сигнал и обратное преобразование сигнала в сообщение. Тем не менее уже здесь сформулированы существенные характеристики коммуникации: передача сообщения, воспроизведение его, а также установка на как можно
2 Мой подход отличается, например, от подхода, принятого в прагмадиалекти-ке, в которой аргументация рассматривается как речевой акт в смысле Остина-Серля (см. [3, с. 39 — 42]). Я помещаю аргументацию в более широкий контекст коммуникации, чтобы выявить в ней дополнительные характеристики.
более точное воспроизведение сообщения адресатом коммуникации. Шеннон конструирует общую схему коммуникации (рис. 1) [4, с. 245]:
Рис. 1
Эта схема приспособлена для анализа процесса передачи сообщений по каналам связи, но вместе с тем формулирует существенные характеристики процесса коммуникации вообще.
Для теории аргументации интересна человеческая коммуникация, основной отличительный признак которой — активность обеих сторон, вступающих в коммуникацию. В человеческой коммуникации адресат активно преобразует сообщение источника и в свою очередь оказывает влияние на источник как своей внутренней организацией, так и постоянной возможностью обратной связи. В дальнейшем под коммуникацией я везде буду понимать человеческую коммуникацию.
По своему содержанию коммуникация является весьма сложной деятельностью, она включает разнообразные действия: от логических выводов до эмпатии и внушения. В коммуникации имеются как рациональные, так и нерациональные и даже иррациональные компоненты. Ответ на вопрос: что важнее в человеческом общении — образность, метафоричность или строгая логичность? — не имеет ответа. Или на него имеется тривиальный ответ: все важно для своих целей. Проникновение во внутренний мир другого человека требует эмпатии. Наше отношение к высшему — к Богу, Космосу или человечеству — требует глубокого акта веры, который трудно объяснить рационально. Планирование действий и вовлечение в них других разумных существ требует рационального обоснования. Общение ценно своей многосторонностью, однако отдельные задачи, возникающие в человеческой жизни, требуют приоритетного рассмотрения того или иного аспекта общения, признания его главным для решения этой задачи. Такие задачи, как планирование совместных действий и коллективное их осуществление, как придание общезначимости результатам своего мышления, связаны с обращением к рассудку и разуму человека, а следовательно, с предъявлением оснований для действий и высказываний, описывающих как действия, так и результаты мышления вообще. Другие задачи требуют других приоритетов. Например, задача массового внушения требует опоры на иррациональные факторы человеческой психики. В таком случае лучше опираться не на рассудок и разум, а на психологические установки, бессознательно присущие психике лица, которое участвует в акте коммуникации.
Коммуникация всегда есть диалог, в котором обе стороны активны. Однако для построения теоретической модели (которая всегда есть упрощение, и если не является упрощением, то и не может быть моделью)
7
8
разумно из диалога абстрагировать влияние одной стороны на другую с целью изменения убеждений последней. В таком случае мы будем иметь дело с аргументацией. Диалог может быть представлен как смена позиций «аргументирующего» (или субъекта аргументации) и «аргументируемого» (или адресата аргументации).
Таким образом, аргументация представляет собой абстракцию свойств реальной коммуникации, а именно свойства односторонней убедительности3. Для изменения убеждений в процессе аргументации приводятся некоторые основания, связанные с содержанием убеждения. На этой основе сформулируем явное определение аргументации.
Аргументация — это коммуникация, в процессе которой некоторое лицо сознательно производит изменения в системе убеждений другого лица путем приведения достаточных для этого оснований
В связи с этим определением введем терминологию.
Убеждение — суждение, в которое некоторое лицо верит или которое может служить основанием его действия. убеждения бывают простые и сложные. Простые убеждения выражаются при помощи простых суждений, сложные — при помощи сложных.
Лицо, изменяющее убеждения другого лица, назовем субъектом аргументации.
Лицо, чьи убеждения изменяются, назовем адресатом аргументации.
установление связи между основаниями убеждений и самими убеждениями назовем процессом аргументации.
В таком случае возникает следующая первоначальная структура аргументации:
Рис. 2
Эта схема является абстракцией от шенноновской схемы коммуникации, получаемой при помощи отвлечения от фактора шума, а также от особенностей передатчика и приемника, поскольку эти функции встроены в психику субъекта и адресата аргументации. В процессе аргументации субъект играет активную роль, а адресат — пассивную4.
3 Эта абстракция, на мой взгляд, образует методологическое основание специальной области знания — аргументалистики, в задачи которой входит построение теоретических моделей эмпирических процессов аргументации. Понятие аргументалистики было введено мною на семинаре «Модели рассуждений — 2: аргументация и рациональность» (Светлогорск, 10−11 апреля 2008 г.) и активно обсуждалось во время семинара его участниками. Методологические принципы и теоретические основы ар-гументалистики будут рассмотрены в моих следующих публикациях.
4 Это обусловлено тем, что аргументация — абстракция именно такого отношения между субъектом и адресатом из реального процесса коммуникации, в котором всегда обе стороны активны. Аргументация отвлекает от коммуникации только одну ее сторону — влияние субъекта на адресата. Такой подход создает исходную абстракцию аргументалистики, абстрактный объект, на основе которого строится предметный мир этой дисциплины.
Однако схема аргументации одновременно должна быть и конкретизацией шенноновской схемы в других отношениях. Схема Шеннона носит синтаксический характер, поскольку принимает во внимание только знаковую форму передаваемых сообщений и не имеет дела с их содержанием (значением) и способами использования субъектом и адресатом. Однако в представлении аргументации как способа изменения убеждений адресата присутствует и то, относительно каких предметов ведется рассуждение, и то, какое влияние конструируемые прим этом последовательности знаков и их значения производят на адресата аргументации. Следовательно, в представлении аргументации как коммуникативного процесса нам следует учитывать семантический и прагматический аспект передачи сообщений. В схему аргументации необходимо ввести предметную область аргументации, из которой принимают значения знаки, содержащиеся в сообщениях, а также внутреннюю структуру субъекта и адресата аргументации, интерпретирующих и изменяющих эти сообщения.
В таком случае наша схема будет выглядеть следующим образом (рис. 3).
9
Рис. 3
Будем обозначать предметную область О5. Стрелки от О к субъекту и адресату аргументации означают, что в их психике6 возникают ментальные репрезентации предметной области аргументации, а стрелка от процесса аргументации к О означает, что знаки, используемые в процессе аргументации, получают свои значения из области О. Тем самым в схему вводится семантический компонент7. Введение прагматического компонента связано с рассмотрением характера ментальных репрезентаций в психике субъекта и адресата аргументации и способа использования ими синтаксических и семантических средств аргументации.
В определении аргументации нуждается в прояснении понятие «достаточные основания». Я не буду давать его общего разъяснения, поскольку «достаточность» связана с особенностями устройства психики субъекта и адресата аргументации и для ее прояснения потребуется более подроб-
5 От английского слова domain.
6 Я употребляю слово «психика» для того, чтобы включить в рассмотрение не только сознание субъекта и адресата, но и бессознательные компоненты их внутреннего мира. В каком-то смысле психика в данном контексте аналог английского слова & quot-mind"-.
7 Конечно, не в полном объеме, поскольку для полноты семантического рассмотрения нужно еще ввести смыслы используемых знаков. Однако на данном уровне абстракции это сделать довольно трудно, да и, похоже, нет необходимости.
ный анализ их внутреннего мира (например, при помощи введения понятий «опора аргументации» и «модель мира»). Чтобы выявить особенности введенного понятия аргументации, укажу только некоторые структурные особенности введенного понятия достаточного основания (рис. 4).
10
Достаточные основания
сознательные (известные адресату)
I
осознаваемые адресатом основания изменения убеждений
бессознательные (неизвестные адресату)
I
неосознаваемые адресатом основания изменения убеждений
Рис. 4
На первый взгляд кажется парадоксальным понятие достаточного основания изменения убеждений адресата, неизвестное самому адресату. Однако практика аргументации показывает, что обращение к бессознательным структурам психики адресата является мощным средством изменения его убеждений. Мы сталкиваемся с примерами такой аргументации в политике, обычной жизни, поэзии.
Выделенные виды достаточных оснований позволяют ввести понятия рациональной и иррациональной аргументации.
Рациональная аргументация — аргументация, в которой основания изменения убеждений полностью осознаются адресатом аргументации.
Иррациональная аргументация — аргументация, в которой основания изменения убеждений не полностью осознаются адресатом.
Естественно предполагать, что субъект полностью осознает предъявляемые им основания изменения убеждений адресата аргументации. Это положение также входит в число исходных абстракций аргумента-листики. Понятия рациональной и иррациональной аргументации находятся в отношении противоположности. Это означает, что «между» этими полюсами находится «континуум» промежуточных случаев более или менее рациональной аргументации. Вполне возможно введение понятия «мера рациональности аргументации» и применение аппарата теории вероятностей. Однако эта тема требует дальнейшего исследования.
В предлагаемом мною подходе к исследованию аргументации осуществлено стремление к учету в модели аргументации не только рациональных факторов воздействия субъекта аргументации на адресата, но и иррациональных факторов. В практическом аргументировании иррациональные факторы играют значительную, а часто и решающую роль. Любая модель аргументации, стремящаяся в рамках исходных абстракций максимально полно учесть основания, влияющие на изменения убеждений адресата, должна принимать во внимание иррациональные факторы.
Список литературы
1. Брюшинкин В. Н. Критическое мышление и аргументация // Критическое мышление, логика, аргументация: Сб. статей / Под общ. ред. В. Н. Брюшинки-на, В. И. Маркина. Калининград, 2003. С. 29 — 35.
2. Уитмен У. Листья травы: Стихи, поэмы / Пер. с англ. СПб., 2005. С. 97.
3. Хоутлоссер П. Точки зрения // Важнейшие понятия теории аргументации / Под ред. А. И. Мигунова. СПб., 2006. С. 34−63.
4. Шеннон К. Математическая теория связи //Шеннон К. Работы по теории информации и кибернетике. М., 1963.
Об авторе
В. Н. Брюшинкин — д-р филос. наук, проф., РГУ им. И. Канта, bryush@albertina. ru.
11
УДК 164
Д. В. Зайцев
ОЦЕНКА АРГУМЕНТАЦИИ: БИ-РЕШЕТОЧНАЯ МОДЕЛЬ
Предлагается формальная модель аргументации, обеспечивающая оценку корректности аргументативных рассуждений и позволяющая учесть критерий эффективности аргументации (изменение позиции ее участников). Модель основана на девятиэлементной би-решетке, представляющей обобщение известной решетки в логике Белнапа.
This article deals with the formal approach to argumentation evaluation. An adequate evaluation of legal argumentation should measure argumentation correctness (normative/logical criteria) — arguments acceptability (epistemic criteria) — position transformation, if any (pragmatic criteria). To yield these complex criteria, the author introduces a nine-valued semantic framework, which corresponds to bi-lattice NINE, together with non-monotonic rules of transformation.
Предварительные замечания
Аргументация представляет собой совершенно уникальную сферу рациональной коммуникации. Составляющая издревле существенную сторону интеллектуальной культуры любого общества аргументация тем не менее сравнительно плохо поддается изучению и теоретическому обобщению. Достаточно упомянуть хорошо известный факт влияния исследований в области анализа аргументативной деятельности на возникновение логики. За прошедшие с тех пор века логика превратилась в строгую науку, имеющую четко очерченный предмет исследований и хорошо разработанный инструментарий, в то время как так на-
Вестник РГУ им. И. Канта. 2008. Вып. 6. Гуманитарные науки. С. 11−17.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой