Некоторые аспекты изучения топонимов в немецком языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ТОПОНИМОВ В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ
© К. В. Котельникова
Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 076 г. Уфа, ул. Коммунистическая, 19.
Тел.: +7 (347) 273 28 42.
E-mail: frgf. dekanat@rambler. ru
В последнее время особый интерес у лингвистов вызывают периферийные разделы языкознания, к которым можно отнести сравнительно молодую науку топонимику. Исходя из того, что топонимы — это разновидность имен собственных, в данной работе дается краткий обзор основных направлений в интерпретации ИС, а также более подробно анализируются внутренняя структура немецких топонимов и их классификация.
Ключевые слова: имя собственное, имя нарицательное, топоним, взаимопроницае-мость, гидронимия, топонимикон, словообразовательные элементы, словообразовательная активность, оттопонимическая модель, топооснова.
В лингвистике ИС рассматриваются как особая группа имен существительных, которые «сложились как необходимый инвентарь на базе словарного состава и являются полноправными словами, но с особым назначением» [1, с. 10]. Это свойство ИС подчеркивается во всех работах, посвященных их специфике. Этой точки зрения придерживается и немецкий лингвист А. Гардинер, который определяет ИС как слово или словосочетание, назначение которых заключается в идентификации [2, р. 640]. П. Гартманн дефинирует ИС как «Extrem-form des Namens» [3, s. 14]. Сходное определение находим также у А. А. Реформатского: «Собственные имена гипертрофированно номинативны, они призваны называть, в этом их назначение» [4, с. 60]. Немецкий языковед А. Бах дает следующее определение ИС: «Unter einem Eigennamen (nomen proprium) versteht man im strengen Sinne ein Haupt-wort zur Bezeichnung eines bestimmten Einzelwesens, einer bestimmten Sache oder eines bestimmten Beg-riffs, auch eines bestimmten individuellen Kollektivs (die Franzosen), als einmalige Erscheinungen ohne Rucksicht auf ihre Zugehorigkeit zu einer Gattung. Der Gattungsname benennt einen einzelnen Vertreter einer umfassenden Gattung von Einzelwesen, Dingen und Begriffen» [5, s. 1].
В лингвистическом энциклопедическом словаре под редакцией В. Н. Ярцевой дается следующее определение собственного имени: «СИ (оним) (калька лат. nomen proprium- оним от греч. onoma- onyma — имя, название) — слово, словосочетание или предложение, которое служит для выделения именуемого им объекта из ряда подобных, индивидуализируя и идентифицируя данный объект…». К именам собственным в лингвистической литературе относятся:
• антропонимы (собственные имена людей) —
• топонимы (собственные имена географических объектов) —
• теонимы (собственные имена божеств) —
• зоонимы (собственные имена (или клички) животных) —
• астронимы (собственные имена небесных тел) —
• космонимы (собственные имена зон космического пространства) —
• фитонимы (собственные имена растений) —
• хрононимы (собственные имена отрезков времени, связанные с историческими событиями) —
• идеонимы (собственные имена объектов духовной культуры) —
• хрематонимы (собственные имена объектов материальной культуры) и др [6].
Один и тот же оним может быть топонимом, антропонимом, зоонимом. Например, Эврен — город и район в провинции Анкары (Турция), имя личное, «Эврен» — бистро в Уфе.
Все И С в языке каждого народа, называющие любые реальные, гипотетические и фантастические объекты, есть ономастическое пространство, представляющее собой непрерывный ряд сменяющихся типов, которые в свою очередь образуют ономастические поля. Имена смежных ономастических полей тесно взаимосвязаны.
В лингвистической литературе имя собственное рассматривается всегда в противопоставлении именам нарицательным, которые в свою очередь являются семиологическим ядром имен существительных. Это сравнение связано в первую очередь с тем, что ИН служат для обобщения выражения целого класса однородных предметов и не выделяют индивидуального, в то время как основная функция ИС заключается в индивидуализации. Одновременно следует отметить разную степень индивидуализации объектов разными классами ИС. Так, в связи с этим Р. З. Мурясов пишет: «Не все ИС в равной мере могут быть противопоставлены ИН, так как между ИС и ИН существуют определенные градации взаимопереходов. Взаимопроницаемость этих двух стратумов слов обусловлена следующим: во- первых, собственные имена генетически, как правило восходят к именам нарицательным- во-
вторых, ИС в семантическом отношении не образуют компактный и гомогенный лексический класс, что свидетельствует о противоречивой природе некоторых групп ИС» [7]. Идеальной моделью ИС в лингвистике считаются личные имена.
Несмотря на множество отличий между ИС и ИН, они не отделены друг от друга непроницаемой стеной. ИС могут переходить в ИН, и наоборот. Например, слово «аватар» было только лишь нарицательным именем, пока не сняли фильм «Аватар». Теперь это слово, в зависимости от контекста, играет роль нарицательного, либо собственного имени существительного. Шумахер — фамилия знаменитого автогонщика, но постепенно шумахерами стали называть всех любителей быстрой езды. В имена нарицательные из имен собственных могут переходить товарные знаки, являющиеся уникальными обозначениями определенного вида товара или же просто монополистами. Ярким примером может служить фирма Xerox, выпускающая электрофотографические копировальные аппараты. Эта фирма существует и по сей день, но «ксероксами» сейчас называют все копировальные автоматы вообще.
Таким образом, при множестве форм взаимодействия ИС и ИН можно указать на следующие две особенности первых: 1) имя собственное полностью перешло в класс имен нарицательных и стало словарной единицей: Ampere, Boykott, Diesel, Mackintosch, Ohm, Volt, Zeppelin, Canossa- 2) в определенных ситуациях ИС может употребляться как имя нарицательное со значением сравнения. «…Erst wenn er nun selbst seine kaiserliche Rolle im Ernste nimmt und mit seiner napoleonischen Maske den wirklichen Napoleon vorzustellen meint. sondern seine Komodie als Weltgeschichte nimmt» [7].
В повседневной речи человека можно отметить постоянное употребление географических имен. Так, известный топонимист Э. М. Мурзаев пишет: «Невозможно представить себе жизнь современного общества без географических названий. Они повсеместно и всегда сопровождают наше мышление с раннего детства. Все на земле имеет свой адрес, и этот адрес начинается с места рождения человека. Родное село, улица, на которой он живет, город, страна — все имеет свои имена» [8, c. 4]. В последнее время лингвистические исследования характеризуются значительным расширением круга проблем. Особый интерес у лингвистов вызывают так называемые периферийные разделы языкознания. К их числу как раз и относится сравнительно молодая наука, изучающая географические названия, топонимика (от греч. topos — место и onyma — имя, название). В общелингвистическом плане топонимика входит в состав более крупного раздела языкознания — ономастики, учения о собственных именах (ИС) и, исходя из того, что топонимы — это разновидность ИС, а значит, что все сказанное об ИС справедли-
во в основном и в отношении топонимов. Рассмотрим, прежде всего, основные направления в интерпретации ИС.
Изучение лингвистической литературы показало, что в разные ученые вкладывают в понятие «топоним» совершенно разное содержание. Одни исследователи понимают топоним, как «обобщенный термин для всех слоев, обозначающих названия любых географических объектов» [9].
Р. З. Мурясов выделяет следующую иерархию в системе топонимов:
1. Г ипертопонимы — сюда относятся названия континентов (материков), океанов, полюсы земного шара, названия стран…
2. Макротопонимы — названия столиц государств, крупных регионов, штатов, губерний, областей, горных систем, крупных морей, рек, островов.
3. Топонимы региональной значимости или регионимы (названия городов, не являющихся центрами административно-территориальных единиц, мелких рек, гор, других населенных пунктов и названий местностей.
4. Микротопонимы — представляют собой обозначения индивидуализированных названий малых географических объектов, особенностей местного ландшафта (лесов, полей, гор, сел) [7].
Одним из важнейших источников формирования топонимов служат местные географические термины («лука» — «Великие Луки»). Наиболее древний слой представляет собой гидронимия, в первую очередь это названия крупных рек, в состав которых входят однословные и двусловные гидронимы («Апа», «Дон», «Обь», «Аксиньин ручей», «Академический пруд», «Черная речка»). Синхронное состояние и этимология топонимов могут отличаться.
По своей грамматической структуре топонимы делятся на простые или корневые, суффиксально-производные, топонимические сложения и составные топонимы. Многие лингвисты выделяют три типа топонимов. Так, авторы двухтомного труда «Die Deutsche Sprache. Kleine Enzy-klopadie» пишут: «Nach ihrer Bildungsweise lassen sich die deutschen Ortsnamen in drei grofie Gruppen einordnen: einfache, zusammengeruckte (bzw. zu-sammengesetzte) und mit Hilfe bestimmter Suffixe abgeleitete Ortsnamen» [10, s. 695].
Четырехчленная классификация наиболее точно отражает основные особенности каждого из типов топонимов, удельный вес которых зависит от разновидности и от их места в иерархии топонимов (а именно являются ли они названиями государств, крупных городов, относительно мелких городов или других населенных пунктов и т. п.), так и от сферы их употребления. Так, названия государств имеют две формы: полную официальную и более употребительную краткую форму. Сравним: Sozia-listische Federative Republik Jugoslavien — Jugosla-
vien, Vereinigte Republik Kamerun — Kamerun, Volksrepublik Kongo — Kongo, Republik Kuba — Kuba, Grofiherzogtum Luxemburg — Luxemburg и т. д. Проведенный анализ списка государств, представленных в словаре под ред. Р. Клаппенбах и В. Штейнитца показывает, что официальные полные названия государств являются в основном составными (145 из 156 топонимов). Исключение составляют Athiopien, Australien, Barbados, Fidschi, Grenada, Jamaika, Japan, Kanada, Malaysia, Mauritius, Neuseeland, в то время как без кратких форм представлено только 11 составных названий государств (El Salvador, VDR Jemen, Koreanische VDR, San Marino, Sao Tome und Principe, Sierra Leone, Sri Lanka, Trinidad und Tobago, Vereinigte Arabische Emirate, Zentralafrikanisches Kaiserreich). Весь корпус названий государств по типам основ распределяется следующим образом: 1) простые (непроизводные) (Afganistan, Andorra, Angola, Bahrein, Benin, Burma, Chile, Ekuador, Fidschi, Gabun и т. д.) — 87 (55. 77%) — 2) производные (Agypten, Albanien, Arge-rien, Argentinien, и т. д.) — 29 (18. 58%) — 3) сложные (Aquatorial-Guinea, Danemark, Elfenbeinkuste, Finn-land, Frankreich, Griechenland, Grofibritannien, Guinea-Bissau, Irland, Island и др.) — 26 (16. 6%) — 4) составные (San Marino, Trinidad und Tobago и т. д.) — 11 (7%) — 5) аббревиатуры (dieBRD, dieUSA и др).
За последние 40 лет пропорциональное соотношение топонимов с разными структурами существенно не изменилось. Так, из 196 членов и наблюдателей ООН и 10 непризнанных большинством государств ООН доля простых топонимов составляет 55% (114), производных — 22% (45), составных — 10% (20), сложных — 13% (27). Таким образом, делаем вывод, что топонимы не претерпели существенных изменений. Причины изменений в системе макротопонимов в данной статье не рассматриваются. Данный вопрос заслуживает особого внимания в социолингвистическом плане.
Германцы нередко селились на берегу рек, озер, водоемов. Наиболее распространенными словообразовательными элементами, прямо или косвенно связанными с гидронимической лексикой, являются: 5. -furt — «брод», старосакс. widil — «брод», например: Erfurt, Frankfurt, Salzwidel- 6. — munde, например: Warnemunde, Swinemunde,
Orlamunde- 7. -manni, -menni «река, вода»: Dortmund (Throtmanni, Truthmenni), Holzminden (Holtesmeni) — 8. -bruk (южнонем.), -bruck, -brucken «мост»: Osnabruck, Saarbrucken, Innsbruck.
Процесс христианизации, происходивший в Германии в 6−9 вв., оказал большое влияние на то-понимикон немецкого языка. Христианизация привела к появлению большого числа топонимов церковно-христианского характера. Первыми церковно-христианскими ойконимами были топокомпози-ты, маркирующие топологию населенного пункта его близостью к религиозным центрам (церкви, монастырю, часовне, резиденции священника
и т. п.). Детерминативный элемент композитов восходит к антропонимам, обозначающим имя святого, которому посвящен близлежащий храм, либо к апеллятивам, содержащим определенный мотивирующий признак. Наиболее частотным и продуктивным элементом этого периода является лексема Мг^еп (двн. кігісЬа, сЫпЬЪа, др. сакс. кігіка, свн. кегке): юж. нем. Johanneskirchen, МагіїшкігсЬеп, №ипкігсЬеп, ниж. нем. №епкегкеп. Лексема кігсЬ_еп может иметь усеченную форму: Lorenzkirch.
Многие географические названия происходят от имен, фамилий, прозвищ людей (антропонимов). Иногда их ошибочно связывают с названиями животных, якобы обитавших в этих краях (Козлов, Козельск, Соболево). Однако в подобных случаях речь идет об антропонимах, достаточно вспомнить фамилии Козлов, Медведев и т. п. А вот ЛосиноОстровская свидетельствует о том, что здесь был лосиный остров. Многие антропонимы связаны с историческими личностями: учеными (хребет Ломоносова, п-ов Вернадского, город Губкин), писателями (города Пушкин, Чехов, Г орький), государственными деятелями (Екатеринбург, Петрозаводск).
Немало слов из топонимов перешли в разряд обиходной лексики: панама, болонья, битюг, сардина, сенбернар, бостон, крепдешин, тюль, карст, марафон…
Топонимика помогает восстанавливать прошлое не только государств, но и отдельных ландшафтов. Под воздействием технической деятельности человека сильно изменился облик почти всех районов Земли. Так, в европейской России селения, стоявшие у границы (рамки) леса, теперь оказались степными (Раменское, Раменка, Раменье). Множество деревень на Русской равнине именуются по названиям деревьев: дуба, граба, орешника, вяза, клена, ясеня, липы, березы. По ним судят о былом распространении соответствующих пород деревьев, которое нередко значительно шире, чем нынешнее.
Большую помощь могут оказать топонимы в изучении природных богатств края. Так, месторождение серы в Туркмении — Гаурдак («кукурт» — сера, «даг» — гора). На Кавказе, в Грузии имеются названия Маднеули, Полада-ури, Саркинети («мадани» — руда, «полади» — сталь, «ркина» — железо). В этих краях геологи обнаружили остатки древних штолен, кузниц, а затем и месторождения металлических руд. Много имен географических связано с солями (Соликамск, Соль Горькая, Соль-Илецк, Усолье…). Среди геологических топонимов есть новейшие, отметившие открытия советских геологов (Солигорск в Белоруссии, Апатиты, Бокситогорск, Иридий, Магнитогорск, Никель, Оловянная, Титан, Хромтау). Однако многие названия, связанные с золотом, обозначают просто красивые места, а, скажем, Стеклянная падь на Дальнем Востоке хранит память о человеке, первым доставившем сюда оконное стекло (но не о вулканическом стекле или стекольных песках).
Топонимы играют также большую роль в обогащении словарного состава языка. Так, в немецком языке гипер- и макротопонимы служат основаниями целых многоступенчатых словообразовательных гнезд.
В процессе словопроизводства топонимы в качестве производящих основ претерпевают значительные изменения как в плане выражения, так и в семантическом отношении. Присоединение суффикса к топооснове вызывает значительные мор-фонологические деформации ее исхода или ее компонентов, если топооснова является составной или сложной. Топонимы в качестве производящих основ сочетаются со значительным числом суффиксов, большинство из которых представляют собой иноязычные словообразовательные форманты, обнаруживающие разную степень продуктивности и частотности. Среди них можно выделить суффиксы, сочетающиеся только с топоосновами (таковы, например, расширенные за счет латино-романских элементов варианты суф. — er: -iner, -iter, -ener, -eser, -enser, -ienser, -itaner, -azanser: Hondurener, Moskowiter, Capreser, Jenenser, Neapolitaner и т. п.).
Словообразовательная активность топооснов обнаруживает тесную связь с социальной значимостью денотатов топонимов. Максимальной словообразовательной активностью обладают названия крупных физико-географических и политикоадминистративных единиц, т. е. гипер- и макротопонимов. Минимальная продуктивность характерна для названий мелких и относительно мелких населенных пунктов, недостаточно крупных гор и местностей. Как отмечает Р. З. Мурясов, богатым набором производных и сложных слов представлены гнезда топооснов названий частей света, стран, крупных городов, что обусловлено их большой ролью в общественной жизни, важностью и актуальностью тех или иных ситуаций и событий, происходящих в отдельных уголках мира, в отдельных странах [7].
В реализации словообразовательных потенций топооснов существенную роль играет также их структура, а именно: является ли топоним лексически однокомпонентным или наряду с наличием его общепринятой краткой формы существует составное, т. е. поликомпонентное официальное название (например, государства или другого географического и политико-административного единства). Ср., например, в связи с этим словообразовательные возможности простого топонима Amerika (аббревиатуры die USA) и составного названия — die Vereinigte Staaten von Amerika. Топоним Amerika продуктивен в словопроизводстве, die USA — в словосложении, а словообразовательная потенция составного топонима равна нулю.
Топоним в качестве словообразовательного компонента входит в состав сложных апеллятивов, например, Rheinfall, Oder — Neifie — Friedensgrenze, USA — Politik. Гибридные существительные, соз-
данные по модели «топоним+ апеллятив», обладают большой продуктивностью и высокой частотностью. По данной модели образуются многочленные композиты-окказионализмы. Такие композиты служат, как отмечает В. М. Павлов, «семантическому лаконизму, структурной спаянности синтаксической группы» [12, c. 137]. Это свойство гибридных композитов обусловливает их частое использование в качестве заголовков газетных статей, особенно в сообщениях из области спортивной жизни, ср.: BRD — Schwimmer kamen zu vier Siegen in Toronto, BRD -Trio gab den Ton an.
Продуктивность оттопонимических моделей с тем или иным суффиксом зависит от территориальных факторов. Так, при образовании обозначений лица от исконно немецких топонимов, т. е. названий географических объектов, находящихся на территории ФРГ, никогда не используется суффикс романского происхождения -ese, в то время как обозначения лица от названий ряда государств, городов и областей других стран образуются путем присоединения к топооснове данного суффикса, ср.: Berliner, Hamburger, Frankfurter, но: Bolognese, Kalabrese, Milanese, Sudanese, Vietnamese, Veronese и т. п.
Являющийся наиболее продуктивным при образовании оттопонимических обозначений лица суф. -er присоединяется как к собственно немецким топоосновам, так и к топонимам иноязычным. Взаимодействие суф. -er со своими расширенными вариантами, с одной стороны, и с иноязычными суффиксами, с другой, приводит к их столкновению, конкуренции при одних и тех же производящих основах, что обусловливает сосуществование словообразовательных дублетов, находящихся в отношении свободного варьирования. При этом наиболее «экспансивным» конкурентом по отношению к другим суффиксам выступает -er, например: Athener — Athenienser, Albaner — Albanier, Boli-vier — Bolivianer.
Присоединение суффикса к топооснове может вызвать определенные модификации ее финали. Такие модификации обязательны не для всех производных основ. Они зависят от характера самого исхода топоосновы и от фонетической структуры словообразовательного форманта (суффикса). К морфологическим модификациям топооснов в процессе словопроизводства можно отнести усечение (как правило, ему подвергается ономастический суффикс -en и его расширенный вариант -ien: Agypter, Argentinier, Australier), изменение в акцентологической структуре (смена ударения) (перемещение ударения имеет место прежде всего в том случае, если производящая основа имеет иноязычное происхождение- при немецких топоосновах перемещение ударения наблюдается в тех случаях, когда к топоосновам присоединяются расширенные варианты суффиксов с интерфиксами -an-, -ian-, -ens-, -it-, а также суф. -ese-, -aise-, -it-, -iade- и т. д.), интерфиксация (появление фонемы или комплекса
фонем на стыке между производящей основой и суффиксом: АМогга-п-ег, А^о1а-п-ег, Brasil-ian-er и т. д.). В акте словопроизводства разного рода модификациям могут быть подвергнуты и корневые основы или их компоненты (при сложных и составных основах). К такого рода модификациям относятся чередование корневого гласного и умлаута, опущение одного или более компонентов сложных и составных топонимов в процессе их универбации.
Топонимы в силу своей природы, т. е. территориальной «привязки», а также в силу своей непереводимости с одного языка на другой носят интернациональный характер. Как правило, отнесенность оттопонимических апеллятивов к тому или иному семантическому разряду оказывается обусловленной социальными, культурно-историческими и экономическими факторами.
ЛИТЕРАТУРА
1. Суперанская А. В. Структура имени собственного // Фонология и морфология. М., 1964. С. 10.
2. Gardiner A. The Theory of Proper Names. A Controversal Essay. London — New York — Toronto, 1964. p. 640.
3. Hartmann. P. Das Wort als Name. Koln und Opladen, 1958. S. 14.
4. Реформатский А. А. Введение в языкознание. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 60.
5. Bach A. Deutsche Namenkunde. Bd.1. Die deutschen Perso-nennamen. Heidelberg, 1952. S. 1.
6. Лингвистический энциклопедический словарь. Большая научная энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая российская энциклопедия», 2002.
7. Мурясов Р. З. Топонимы в системе языка іі Вестник Башкирского государственного университета. 2013. Т. 18. № 3. С. 753−763.
8. Мурзаев Э. М. Имя собственное в современном немецком языке. М.: Наука, 1979. С. 4.
9. Подольская Н. В., Суперанская А. В. Терминология ономастики. ВЯ. 1969. №"4.
10. Die deutsche Sprache. Kleine Enzyklopadie. Bd. 11. Leipzig, 1970. S. 695.
11. Мурясов Р. З. Топонимы в словообразовательной системе современного немецкого языка іі Вопросы языкознания. М., 1986. С. 70−81.
12. Павлов В. П. Семантика имен собственных и их роль в словосложении в современном немецком языке іі Уч. зап. ЛГПИ им. А. И. Герцена Т. 217., 1960. с. 137.
Поступила в редакцию 12. 09. 2013 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой