Некоторые аспекты клинического применения костных и хрящевых аллотрансплантатов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

36. Mandell L.A., Wunderink R.G., Anzueto A., Bartlett J.G. Guidelines for CAP in adults IDSA/ATS / L.A. Mandell, R.G. Wunderink, A. Anzueto, J.G. Bartlett // Clinical Infectious Diseases. — 2007. — № 44. — Р. 27−72.
37. Niederman M.S., Mandell L. A, Anzueto А. Guidelines for management of adults with community-acquired pneumonia. Diagnosis, assessment of severity antimicrobial therapy, and prevention. The official statement of the American Thoracic Society was approved by the ATC board of directors / M.S. Niederman, L. A Mandell, А. Anzueto // Am. J. Respir. Crit. Care Med. — 2001. —. № 163. — Р. 1730−1754.
38. Paterson D.L., Rice L.B. Empirical antibiotic choice for the seriously ill patient: are minimization of selection of resistant organisms and maximization of individual outcome mutually exclusive / DL. Paterson, LB. Rice // Clin Infect Dis. — 2003. — .№ 36(8). — Р. 1006−1012.
39. Verghese А., Berk S.L. Bacterial pneumonia in the elderly / А. Verghese, SL. Berk // Medicine. — 1983. — .№ 62. — Р. 271−285.
40. Vergh A. S, Bernard L. Bacterial pneumonia / A.S. Vergh, L. Bernard // Medicine. — 2003. —. № 69. — Р. 148−150.
УДК 616. 71−089. 844:611−018.3. /4
© Р. Т. Нигматуллин, Д. А. Щербаков, Л. М. Мусина, А. А. Ткачев, 2012
Р. Т. Нигматуллин, Д. А. Щербаков, Л. М. Мусина, А. А. Ткачев НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ КЛИНИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ КОСТНЫХ И ХРЯЩЕВЫХ АЛЛОТРАНСПЛАНТАТОВ
ФГБУ «Всероссийский центр глазной и пластической хирургии» Минздравсоцразвития России, г. Уфа
В статье представлен литературный обзор существующих в настоящее время костных и хрящевых аллотрансплантатов. Описаны варианты клинического применения аллогенных биоматериалов костного и хрящевого происхождения. Указанны преимущества и недостатки отдельных видов костных аллотрансплантатов в зависимости от вида обработки и консервации биоматериала. Также приведены некоторые данные о теоретических аспектах репаративного остеогенеза на фоне применения указанных аллотрансплантатов. В частности отмечена роль цитокинов и костных морфогенетических белков, содержащихся в аллогенных костных биоматериалах.
Ключевые слова: костный аллотрансплантат, хрящевой аллотрансплантат, костные морфогенетические белки, костный дефект
R.T. Nigmatullin, D.A. Shcherbakov, L.M. Musina, A.A. Tkachev SOME ASPECTS OF CLINICAL USE OF BONE AND CARTILAGE ALLOGRAFTS
The article presents the literature data review of the existing bone and cartilage allografts. Variants of clinical application of allogenic biomaterials of bone and cartilage origin have been described. The article gives advantages and disadvantages of separate types of bone allografts depending on a type of biomaterial processing and preservation. Some data on theoretical aspects of the reparative osteogenesis during application of the above mentioned allografts have also been provided. In particular the role of cytokines and bone morphogenetic proteins contained in allogenic bone biomaterials has been noted.
Key words: bone allograft, cartilage allograft, bone morphogenetic proteins, bone defect
Оптимизация репаративного остеогенеза остается одой из фундаментальных медикобиологических проблем современности. Ее актуальность определяется как минимум двумя факторами. С одной стороны, при моделировании процессов репарации костных структур открываются перспективы изучения и раскрытия общих закономерностей морфогенеза и регенерации. Другими словами, данная проблема может рассматриваться в экспериментальной плоскости как аспект теоретической медицины. С другой стороны, технологии восстановления кости как органа востребованы клинической медициной. И в этой связи уместно выделить такие ее сферы, как травматология и ортопедия, челюстнолицевая хирургия и стоматология, офтальмология и пластическая хирургия, отоларингология и нейрохирургия. Известно, что дефицит костной ткани может стать причиной снижения анатомо-функциональных возможностей отдельных органов, вызвать косметические неудобства, привести к инвалидизации пациента.
Поэтому представляется вполне оправданным формирование целого ряда отечественных и зарубежных профильных науч-
ных школ как в центрах теоретической медицины, так и на базах клинических учреждений [2, 11, 14, 16, 42, 43].
Многолетний опыт исследований в данном направлении показал, что динамика физиологической и репаративной регенераций костной ткани, в целом кости как органа определяется широким спектром факторов местного и системного характера. В частности, общепризнано влияние типа анатомического строения кости, ее васкуляризации и иннервации, особенностей эмбриогенеза, динамики функциональных нагрузок. Не менее важна роль системных механизмов — состояние минерального и белкового обмена, адекватного участия нейроэндокринных факторов. Все изложенное требует системного подхода в планировании и проведении экспериментальных и клинических работ в этой исключительно сложной иерархии взаимоотношений структур опорного аппарата.
На сегодняшний день определились достаточно эффективные методы воздействия на репаративную регенерацию костной ткани. Одним из направлений в подобных исследованиях является пересадка тканевых трансплантатов.
По мнению многих авторов как в зарубежной, так и в отечественной литературе «золотым стандартом» для восполнения костных дефектов является аутотрансплантат [8, 18]. С биологической и клинической точек зрения данный материал является идеальным для костной пластики. Аутологичная губчатая кость вследствие отсутствия иммуногенности обладает остеогенными и остеокондуктивны-ми свойствами, имеет идеальную структуру для остеокондукции, является идеальным пластическим материалом с биологических позиций, однако ограничена в объеме и механической прочности [7].
Важно отметить, что возможности получения аутотрансплантатов в достаточном количестве при замещении обширных костных дефектов ограничены [15]. Кроме того, забор донорской ткани сопряжен со следующими осложнениями: болезненность в донорской зоне, косметический дефект, гематома, инфицирование донорской зоны, переломы в донорской зоне, повреждение важных нервных и сосудистых образований [15, 25]. К недостаткам метода также следует отнести невозможность его выполнения у некоторых групп пациентов (детский и пожилой возраст, сопутствующие соматические заболевания и метаболические нарушения).
Идеальный костно-пластический материал должен выполнять не только заместительную функцию, но и постепенно интегрироваться в окружающую костную ткань, поддерживать физиологический уровень остеоб-ластической и остеокластической активности, способствуя формированию и ремоделированию костной ткани [4, 6]. Подобная остеоин-дуктивная матрица, являясь каркасом, поддерживает пролиферацию костной ткани со стороны тканевого ложа [18]. Связь биоматериала с окружающими тканями, его устойчивость и характер остеогенеза в костном ложе зависят от физико-химических свойств материала, его гистогенетического происхождения и структуры [39].
Материал может быть дополнительно обогащен рекомбинантными костными морфогенетическими белками (BMP — bone morphogenetic protein), факторами роста, стволовыми клетками. Однако подобные технологии в настоящее время являются высокозатратными и недоступными большинству клиник, а используемые методы требуют высокой точности и стандартизации, вовлекающих порой участие нескольких институтов. Поэтому в настоящее время принципы обработки костных трансплантатов направлены на сохране-
ние костных морфогенетических белков в биоматериале.
Наиболее выгодным с изложенных позиций, на наш взгляд, является применение аллогенных костных трансплантатов. Сущность метода состоит в замещении образовавшегося костного дефекта донорскими тканями, взятыми от другого человека. Биоматериал, предназначенный для пересадки, предварительно подвергают тому или иному способу консервации, в ходе которой его нативная структура изменяется.
Основным достоинством аллотрансплантации является отсутствие дополнительной травмы, наносимой пациенту при заборе аутогенного пластического материала. Соответственно сокращается время операции, устраняется опасность повреждения жизненно важных органов (плевра, брюшина, оболочки головного мозга, крупные артерии и вены) и необходимость в проведении дополнительных разрезов- создается возможность адекватного замещения сложных по конфигурации дефектов за счет пересаживаемых костных фрагментов, взятых с тождественных участков скелета донора.
Преимущество аллогенных имплантатов по сравнению с неоднородной аутологичной костной щебенкой, заготавливаемой непосредственно в операционной, заключается в возможности предварительно раздробить их в лабораторных условиях на частицы приблизительно одинакового размера.
Для замещения костных дефектов наибольшее распространение получили аллотрансплантаты костного и хрящевого происхождений. Впервые W. Macewen [33] применил аллогенный трансплантат для замещения диафиза плечевой кости у трехлетнего мальчика, больного остеомиелитом.
На современном этапе А. С. Панкратов с соавт. [9] выделяют следующие виды костных аллотрансплантатов: неорганическая кость,
замороженная кость, формалинизированная кость, лиофилизированная кость, декальцини-рованные костные трансплантаты. Вначале следует остановиться на неорганической кости. Аллотрансплантат подвергают делипиди-зации и депротеинизации путем чередующихся промываний в растворах органических растворителей. Основное преимущество подобного биоматериала состоит в том, что в ходе обработки практически полностью исключается антигенная активность и уничтожаются возможные переносчики инфекционных заболеваний. Также созданы коллагенсодержащие костные имплантаты. В качестве примера
можно привести популярные в мировой клинической практике коллагенсодержащие ал-лотрансплататы: Tutogen, Endobon, Orthoss, Isobone и др.
Отдельного рассмотрения требуют за-мороженныекостные трансплантаты. По мнению М. Salai и соавт. [38], биохимические свойства замороженных трансплантатов практически не отличаются от нативной кости и могут сохраняться как минимум 5 лет при температуре -80 °С. Тем не менее в реальных клинических условиях частота переломов криоконсервированной кости составляет 1650% [31]. Васкуляризация имплантата протекает очень медленно и поверхностно [26]. По данным Г. И. Лаврищевой, Г. А. Оноприенко [10], при закрытии аутотрансплантатом стандартного дефекта значительной величины его замещение остеоидной тканью происходило к концу 2-го года. Если использовался замороженный аллогенный имплантат, то этот процесс не завершался, и до конца 3-го года после операции регенерат все еще был частично представлен донорским материалом. Кроме того, следует отметить нестойкость замороженного аллогенного имплантата к инфекции [27].
Важно остановиться также на формали-низированных биоматериалах, имеющих в настоящее время лишь историческое значение. По данным В. И. Савельева [16], под воздействием формальдегида происходит образование поперечных связей между молекулами, их «сшивание», что приводит к возникновению прочной сети по всему имплантату и таким образом препятствует установлению межуточного обмена с тканями реципиента. В 0,5% растворе формалина происходит постепенная деструкция как коллагеновых, так и неколлагеновых белков, особенно выраженная к 3-му месяцу хранения материала.
Значительное распространение в клинической практике получили лиофилизирован-ные костные трансплантаты. Консервированные таким образом аллогенные биоматериалы могут быть подвергнуты стерилизации под воздействием низких доз облучения. Остео-индуктивный потенциал аллотрансплантата при данном способе консервации сохраняется в большей степени, процессы его перестройки идут быстрее, чем при использовании метода замораживания [37], вызывающего более грубые биохимические и структурные изменения. То же самое наблюдается и при сопоставлении с формалинизированными алло-генными биоматериалами. Сравнительный анализ биопластических свойств аллотранс-
плантатов показал, что при их обработке в формалине эффективная регенерация отмечается только в 40% случаев, в то время как при лиофильной сушке — в 75% [5].
От рассмотренных видов костных биоматериалов существенно отличается деминерализованный трансплантат. В 1889 году N. Senn [40] впервые использовал деминерализацию как этап подготовки кости к трансплантации. Позднее M.R. Urist [42] обнаружил, что после обработки фрагментов компактной кости 0,6 Н раствором соляной кислоты и имплантации их в мышечные карманы экспериментальным животным (кроликам и крысам) происходит образование костной ткани. Дальнейшая работа [43], посвященная изучению настоящего феномена, способствовала созданию поверхностно (частично) деминерализованного имплантата.
A.N. Reddi и C.B. Huggens [36] на основании результатов собственных исследований доказали, что минеральная составляющая кости дезактивирует и маскирует её остеоин-дуктивные свойства. Деминерализация как вид консервации костной ткани связана с обработкой биоматериала в слабых растворах кислот. В отличие от ранее перечисленных видов консервации костной ткани, аллогенные биоматериалы этого типа обладают выраженными остеоиндуктивными свойствами за счет сохранившихся в них костных морфогенетических протеинов (bone morphogenetic cproteins — BMPs). При этом неполная деминерализация трансплантата имеет положительное значение, поскольку часть морфогенетического белка связана с минеральной составляющей кости [6].
Согласно современным представлениям комплекс BMP влияет на дифференцировку полипотентных стволовых клеток в хондро-циты или остеобласты, ускоряет созревание и кальцификацию костного матрикса [35, 41]. В настоящее время из костной ткани выделено и идентифицировано 15 типов BMP, действующих на разных этапах фенотипирования остеопродромальных клеток в остеобласты. Значимое проявление остеоиндуктивности имеют белковые единицы BMP-2, BMP-3, BMP-4, BMP-6, BMP-7 [34]. Наряду с костными морфогенететическими белками костная ткань содержит трансформирующий фактор роста в (TGFP), эпидермальный фактор роста, инсулиноподобные факторы роста, факторы роста фибробластов. Данные факторы образуют комплексы с цитоплазматическими рецепторами клеток-мишеней, активируют внутриклеточные ферменты, их много-
ступенчатую (каскадную) систему. Факторы роста и костные морфогенетические белки могут стимулировать синтез костных коллагеновых белков остеобластами [23].
Для практического использования алло-генные имплантаты выпускают в виде блоков различных размеров и конфигураций- пластин, гранул, порошка (костная мука), стружки, щебенки. Предложены композиции аллоимплантатов в виде геля [29, 30]. Эти материалы пластичны, способны плотно заполнять костные полости, хорошо контактируя с их стенками, легко моделируются. Подобные композиции в настоящее время широко используются в клинической практике.
Как отмечалось, костная ткань с высокой степенью деминерализации отличается низкими биохимическими свойствами, поэтому А.К. Оа^ [32] подчеркивает, что в ряде клинических ситуаций, когда предполагается воздействие значительных нагрузок, использование минерализованных лиофилизирован-ных алотрансплантатов оказывается предпочтительнее (например при введении блоков-распорок в линии остеотомии костей лицевого скелета).
Остеоиндуктивный потенциал деминерализованной кости повышается обратно пропорционально уменьшению размеров частиц имплантата за счет увеличения площади поверхности соприкосновения с тканями воспринимающего ложа. В то же время при уменьшении размеров этих частиц менее 0,1 мм наблюдается слишком быстрое их рассасывание [1, 24].
Для этой цели используют либо гель, либо костную муку (смешивают ее, например, с венозной кровью пациента). Известно применение костных аллотрансплантатов различных форм (гранулы, стружка, щебенка, коллагеновая губка с костной мукой) для заполнения альвеол удаленных зубов, что служит профилактической мерой при атрофии альвеолярного отростка челюсти, которая особенно важна как при непосредственной дентальной имплантации, так и в качестве подготовительного этапа при отсроченной имплантации [27].
При заболеваниях пародонта аллоген-ные костные трансплантаты широко используют при лоскутных операциях [28]. В настоящее время в пародонтологической практике деминерализованные аллогенные костные трансплантаты наиболее предпочтительны среди тканевых биоматериалов. Положительные результаты применения данных биоматериалов в различных клинических ситуациях
были продемонстрированы как отечественными, так и зарубежными авторами: при восполнении дефектов пястных костей и фаланг пальцев [25].
Известна серия работ по применению различных по структуре костных аллотрансплантатов серии Аллоплант. При этом в более ранних исследованиях доказана принципиальная возможность использования указанных биоматериалов в челюстно-лицевой хирургии [13]. Теоретически обоснована необходимость комбинирования костных аллотрансплантатов с соединительнотканными. Последние выступают в роли ограничителей для направленной регенерации тканей. Так, по данным Н. Е. Сельского [17], различные типы мембранных ограничителей в комбинированных аллотрансплантатах, задерживая врастание фиброзной ткани между фрагментами кости реципиента и костным аллотрансплантатом, предупреждают формирование ложного сустава. Разработанные аллотрансплантаты и методики оперативных вмешательств с их использованием позволяют одномоментно устранять дефекты и деформации твердых и мягких тканей лица. В настоящее время разработаны и внедрены в клиническую практику челюстно-лицевой хирургии и оториноларингологии методы применения костных аллотрансплантатов при следующих патологиях: замещение дефектов верхних и нижних челюстей- первичная и вторичная костная пластика концевого отдела нижней челюсти, хирургическое лечение анкилоза височнонижнечелюстного сустава, восстановление костных стенок околоносовых пазух, увеличение высоты альвеолярного отростка верхней челюсти при планировании дентальной имплантации [3, 13, 19, 21, 22].
При восполнении костных дефектов также успешно используются хрящевые аллотрансплантаты. Хрящевая ткань характеризуется сравнительно низкой метаболической активностью и диффузионным характером питания. В отличие от кости, функциональная значимость которой определяется лабильностью структуры и постоянной готовностью к перестройке, хрящ является стабильным образованием, что делает его ценным материалом для контурной пластики. Благодаря развитию технологии консервации тканей аллогенный хрящ в настоящее время практически полностью вытеснил применявшуюся ранее методику пересадки реберного аутологичного хряща, которая была связана с нанесением дополнительной травмы пациенту и позволя-
ла забирать довольно ограниченное количество пластического материала.
Н. М. Михельсон [12] впервые предложил пересаживать хрящ от свежих трупов. Метод был с энтузиазмом воспринят клиницистами, так как таким образом можно было забирать пластический материал в необходимом количестве. Хрящ легко обрабатывался по форме дефекта и отличался высокой инертностью. Трансплантаты из аллогенного хряща долгое время были основным материалом, используемым в целях контурной пластики, в том числе на лице. Они применяются для восстановления формы носа, скуловых областей и даже атрофированного альвеолярного гребня при подготовке к протезированию.
Биоматериал моделируют в условиях операционной непосредственно перед введением, но по предварительно изготовленному шаблону. Особенно часто пересадка аллохряща применяется при коррекции формы носа. Аллогенный хрящ можно использовать при пластике перегородки, крыльев носа и в качестве распорок, вводимых между хрящом перегородки носа и треугольным хрящом при чрезмерном сужении носовых ходов, вызывающем их обструкцию.
Консервация хрящевой ткани требует особой осторожности, так как многие методы, применяемые для этой цели, ведут к утрате ее жизнеспособности. Так, например, хрящ надо выдерживать в 0,25% растворе формалина. Если используют радиационную стерилизацию лиофилизированного аллохряща, то суммарная доза не должна превышать 40 кГр [20].
Экспериментально и клинически обосновано применение измельченного хрящевого
аллотрансплантата для восполнения различных костных изъянов [21]. На основании результатов исследования, учитывая достаточный объем регенерата и адекватность его структуры, возможно использование диспергированного хрящевого аллотрансплантата в клинической практике для замещения костных дефектов в офтальмохирургии, оториноларингологии, челюстно-лицевой хирургии и травматологии.
Следует согласиться с И. А. Кириловой [6] в том, что остеоиндуктивная активность пластического материала не является единственным условием успеха. Известна роль такого фактора, как состояние воспринимающего ложа. Наличие рубцовых изменений, слабая васкуляризация, хроническая инфекция и другие локальные причины могут привести к отрицательному результату удачно выполненных операций.
Таким образом, приведенной обзор отечественной и зарубежной литературы позволяет заключить, что применение аллогенных трансплантатов на основе донорской кости и хряща для восполнения костных дефектов служит адекватной экспериментальной моделью для всестороннего изучения процессов и механизмов репаративного остеогенеза. Технологии аллотрансплантации костной и хрящевой тканей находят все более широкое клиническое применение и служат альтернативой существующим вариантам аутопластических операций. Однако следует учитывать, что многофакторный характер самого процесса репаративного остеогенеза, определяемый комплексом локальных и системных механизмов его регуляции, создает предпосылки для поиска новых методов оптимизации регенерации костной ткани.
Сведения об авторах статьи:
Нигматуллин Рафик Талгатович — д.м.н., профессор, зам. генерального директора по научной работе ФГБУ «Всероссийский цептр глазной и пластической хирургии» Мипздравсоцразвития России. Адрес: 450 075, Уфа, ул. Р. Зорге, 67/і. Тел. S (347)27sS737. E-mail: nigmatullinr@mail. ru
Щербаков Дмитрий Александрович — врач-оториполарипголог ФГБУ «Всероссийский цептр глазной и пластической хирургии» Мипздравсоцразвития России. Адрес: 450 075, Уфа, ул. Р. Зорге, 67/i. E-mail: dmst@bk. ru
Мусина Луиза Минизакиевна — соискатель ФГБУ «Всероссийский цептр глазной и пластической хирургии» Мипздравсоцразвития России. Адрес: 450 075, Уфа, ул. Р. Зорге, 67/i. E-mail: luizonchik@mail. ru
Ткачев Александр Александрович — соискатель ФГБУ «Всероссийский цептр глазной и пластической хирургии» Мипздравсоцразвития России. Адрес: 450 075, Уфа, ул. Р. Зорге, 67/1.
ЛИТЕРАТУРА
1. Булатов А. А. Деминерализованные костные трансплантаты и индукционныйстеогенез / А. А. Булатов // Травматология и ортопедия России. — 2005. — № 2 (35). — С. 53−59.
2. Витамин D и костпая система / Гайко Г. В., Калашников Ап. В., Бруско А. Т., Апуховская Л. И. [и др.] // - К.: Книга плюс, 200S. -176с.
3. Восстановление степок околоносовых пазух с использованием аллотрансплантатов / Кульбаев Н. Д., Япборисов Т. М., Щербаков Д. А. // Материалы V Всероссийского симпозиума с международным участием «Актуальные вопросы тканевой и клеточной трансплантологии». — Уфа, 2012. — С. 2б4−2б5.
4. Денисов-Никольский, Ю. И. Актуальные проблемы теоретической и клинической остеоартрологии /Ю.И. Денисов-Никольский,
С. П. Миронов, Н. П. Омельяпепко, И. В. Матвейчук. — М.: Новости, 2005. — 336 с.
5. Капторова, В. И. Индукция регенерации костей свода черепа у взрослых собак под влиянием консервированной измельчеппой костпой ткапи/ В. И. Капторова // Оптогепез. — 1981. — Т. 12, № 4. — C. 352−362.
6. Кирилова, И. А. Деминерализованный костный трансплантат как стимулятор остеогенеза: современные концепции // Хирургия позвоночника, 2004, № 3. — С. 105−110.
7. Кирилова, И. А. Новые виды костно-пластических материалов для восстановления костной структуры / И. А. Кирилова, В. Т. Подорожная И.П. Ардашев, С. В. Черницов // Политравма. -2008. — N° 4. — С. 60−64.
8. Корж, Н. А. Роль биологической фиксации и остеоинтеграции в реконструкции кости / Н. А. Корж, Д. А. Кладченко, С.В. Ма-лышкин // Ортопедия, травматология и протезирование. — 2005. — № 4. — С. 118−127.
9. Костная пластика в стоматологии и челюстно-лицевой хирургии. Остеопластические материалы: руководство для врачей / под ред. А. С, Панкратова. — М.: Изд-во «БИНОМ», 2011. — 272с.
10. Лаврищева, Г. И. Морфологические и клинические аспекты репаративной регенерации опорных органов и тканей / Г. И. Лаври-щева — М.: Медицина, 1996. — С. 49−57, 176−181.
11. Лекишвили, М. В. Технологии изготовления костного пластического материала для применения в восстановительной хирургии: автореф. дис. … д-ра мед. наук. — М., 2005. — 42 с.
12. Михельсон, Н. М. Трупный хрящ как материал для свободной пластики: автореф. дис. … докт. мед. наук. М., 1938.
13. Мулдашев, Э. Р. Теоретические и прикладные аспекты создания аллотрансплантатов серии «Аллоплант» для пластической хирургии лица: автореф. дис. … д-ра мед. наук. — СПб., 1994. — 40с.
14. Омельяненко, Н. П. Современные возможности оптимизации репаративной регенерации костной ткани / Н. П. Омельяненко,
C.П. Миронов, Д.Ю. Денисов-Никольский // Вестник травматологии и ортопедии. — 2002. — № 4. — С. 85−88.
15. Репаративный остеогенез в костных дефектах после замещения мелкогранулированным пористым никелидом титана / А. А. Радкевич, В. Н. Ходоренко, В. Э. Гюнтер // Имплантаты с памятью формы. — 2005. -№ 1−2. — С. 30−34.
16. Савельев, В. И. Трансплантация биологических тканей, стерилизованных и консервированных формалином / В. И. Савельев, И. В. Колесникова // Сборник научных работ. — Л., 1980. — С. 3−9.
17. Сельский, Н. Е. Применение биоматериалов «Аллоплант» в челюстно-лицевой хирургии. — Уфа: Здравоохранение Башкортостана, 2000. — 224 с.
18. Современное состояние вопроса о костно-пластических материалах, стимулирующих остеогенез / И. П. Ардашев, С. В. Черницов, И. Ю. Веретельникова, А. А. Гришанов [и др.] // Вестник новых медицинских технологий. — 2011. -Т. 18, № 4 — С. 161.
19. Способ пластики дефекта лицевой стенки лобной и верхнечелюстной пазухи / А. А. Блоцкий, М. Ю. Цепляев // Патент Р Ф № 2 261 669 от 12. 03. 2004.
20. Шангина, О. Р. Морфологические основы радиационной устойчивости соединительнотканных трансплантатов: автореф.. дис. канд. мед. наук. — Уфа, 2007. — 43с.
21. Экспериментальное обоснование костной пластики хрящевым аллотрансплантатом / Д. А. Щербаков, Л. М. Мусина, А. А. Ткачев // Материалы VВсероссийского симпозиума с международным участием «Актуальные вопросы тканевой и клеточной трансплантологии». — Уфа, 2012. — С. 120−121.
22. Экспериментальное обоснование применения диспергированного костного аллотрансплантата для восполнения дефицита костной ткани / Д. А. Щербаков, А. Б. Нураева, Д. Г. Штеренберг, А. А. Ткачев //Вестник оренбургского государственного университета. 2011. — № 14(133). — С. 416−418.
23. 3D microenvironment as essential element for osteoinduction by biomaterials / P. Habibovic, H. Yuan, C.M. van der Valk, G. Meijer et al. // Biomaterials, Vol. 26, Is. 17, 2005, P. 3565−3575.
24. Acomparisonofautogenousbonegraftcombinedwithdeproteinizedbovineboneandautogenousbonegraftalonefortreatment of alveolar cleft / N. Thuaksuban, T. Nuntanaranont, P. Pripatnanont // International Journal of Oral and Maxillofacial Surgery, Vol. 39, Is. 12, 2010, P. 11 751 180.
25. Bone Graft Substitutes / A.L. Ladd, K. Wirsing // Principles and Practice of Wrist Surgery (First Edition), 2010, P. 277−288.
26. Clinical, histological and histomorphometrical study of maxillary sinus augmentation using cortico-cancellous fresh frozen bone chips / A. Acocella et al. // Journal of Cranio-Maxillofacial Surgery. — Vol. 39, Is. 3, 2011, P. 192−199.
27. Comparison of frozen and freeze-dried particulate bone allografts / T. Malinin, H.T. Temple // Cryobiology, Vol. 55, Is. 2, 2007, P. 167 170.
28. Deproteinized bovine bone in periodontal and implant surgery / N. Baldini, M. De Sanctis, M. Ferrari // Dental Materials // Vol. 27, Is. 1, 2011, P. 61−70.
29. Early regeration of allogeneic bone grafts in combination with titanium implants. An experimental study / U.A. Charanda, S.D. Bez-zubik, Y.A. Raptunovich, O.P. Chudakov // Journal of Cranio-Maxillofacial Surgery, Vol. 34, Suppl. 1, 2006, P. 125−126.
30. Efficacy of demineralized bone matrix paste for maxillary sinus augmentation: A histologic and clinical study in humans / D. -S. Sohn, M. -S. Bae, B. -J. Choi, K. -M. An et. al. // Oral Surgery, Oral Medicine, Oral Pathology, Oral Radiology, and Endodontology, Vol. 108, Is. 5, 2009, P. e30-e35.
31. Fresh-frozen vs. irradiated allograft bone in orthopaedic reconstructive surgery / D.J. Costain, R.W. Crawford // Injury, Vol. 40, Is. 12, 2009, P. 1260−1264.
32. Garg A.K. Tissue engineering: Applications in Maxillofacial Surgery and Periodontics // Eds. S.E. Lynch, R.G. Genco, R.E. Marx -Quintessence. — 1999. — P. 83−101.
33. MacewenW. Clinical lecture on antiseptic osteotomy, Lancet, 1878, P. 449−450.
34. Molecular mechanisms of BMP-induced bone formation: Cross-talk between BMP and NF-kB signaling pathways in osteoblastogenesis
/ E. Jimi et al. // Japanese Dental Science Review, Vol. 46, Is. 1, 2010, P. 33−42.
35. Neutral lipids facilitate transfer of bone morphogenetic proteins and other noncollagenous proteins / M.R. Urist, K. Behnam, F. Kerendi,
D. Bagga et al. // Medical Hypotheses, Vol. 49, Is. 6, 1997, P. 465−475.
36. Reddi A.N. Biochemical sequences in the transformation of normal fibroblasts in adolescent rats / A.N. Reddi, C. B. Huggens // Proc. Natl. Acad. Sci USA. 1972. Vol. 69. — P. 1601.
37. Rinsing morsellized allografts improves bone and tissue ingrowth / S. Van der Donk, T. Weernink, P. Buma, P. Aspenberg// ClinOrthop 2003. № 408. — P. 302−310.
38. Salai M., Brosh T., Keller N. et al. The effects of prolonged cryopreservation on the biomechanical properties of bone allografts: A microbiological, histological and mechanical study. CellandTissueBanking. 2000- 1: 69−73.
39. Scintigraphic, Histologic, and Histomorphometric Analyses of Bovine Bone Mineral and Autogenous Bone Mixture in Sinus Floor Augmentation: A Randomized Controlled Trial-Results After 4 Months of Healing / L. Pikdoken et al. // Journal of Oral and Maxillofacial Surgery, Vol. 69, Is. 1, 2011, P. 160−169.
40. Senn N. On the healing of septic bone cavities by implantation of antiseptic decalcified bone. American Journal of the Medical Sciences 98 (3), 1889. — P. 219−243.
41. Spatiotemporal delivery of bone morphogenetic protein enhances functional repair of segmental bone defects / Y.M. Kolambkar, J.D. Boerckel, K.M. Dupont, M. Bajin et al. // Bone, Vol. 49, Is. 3, 2011, P. 485−492.
42. Urist M.R. Bone: formation by autoinduction / M.R. Urist // Science. — 1965. — Vol. 150. — P. 893−899.
43. Urist M.R., Iwata H. Preservation and biodegradation of the morphogenetic property of bone matrix // J. theor. Biol. 1973. Vol. 38. P. 155−167.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой