Архиепископ Сергий (Королёв) и жизнь православной общины в Чехии в 20 40-е годы XX в

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АРХИЕПИСКОП СЕРГИЙ (КОРОЛЁВ) И ЖИЗНЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ОБЩИНЫ В ЧЕХИИ В 20 — 40-Е ГОДЫ XX В.
'-. '-. Журавская
Именно Православная Церковь стала для многих русских эмигрантов спасительным прибежищем, необходимым условием национальной идентичности и просто родным домом. «Для тех, кто знакомится с жизнью послереволюционной русской эмиграции, аксиомой звучат слова о православном храме как объединяющем центре эмигрантского сообщества во всех местах рассеяния"1. Для русских людей, оказавшихся в Чехии, храм действительно стал таким местом. «Важнейшее отличие Русского Зарубежья 20−30-х годов XX века … состояло в его господствующей традиционности и, прежде всего, православности"2. Именно церковь, приходская община «стали связующей константой всего Русского Зарубежья"3.
В истории православного прихода в Чехии особую роль сыграл Владыка Сергий (Королёв). Подвижник, видный деятель Церкви и русского Зарубежья, архиепископ Сергий столь многое смог сделать для улучшения жизни эмигрантов во время своего служения в Праге, что его вклад в духовную и даже повседневную жизнь русской общины невозможно переоценить. Он был тем архиереем, о котором действительно можно сказать, что он управлял «своей паствой не убеждением, а любовью"4. В Праге религиозная жизнь была сосредоточена прежде всего вокруг прихода и была достаточно гармоничной: «благодаря мудрому возглавлению вл. Сергием православной общины ее миновал даже церковный раскол и бури вокруг «ересей""5.
Его поистине подвижническое служение продолжалось не только все те годы, что он провёл в Европе, но и по возвращении на Родину, где он служил на Казанской кафедре до своей кончины 18 января 1952 г.
Архиепископ Сергий (в миру — Аркадий Дмитриевич Королёв) родился в Москве в православной семье 18 января 1881 г. Владыка Сергий закончил московскую Духовную академию, затем принял постриг в Ябло-чинском монастыре Холмской епархии. В 1914 г. он был возведён в сан архимандрита и назначен настоятелем обители, а в 1921 г. состоялась его хиротония в епископа Вельского.
После I мировой войны монастырь отошёл к Польше, и епископ Сергий, не поддерживавший желание польского правительства добиться автокефалии, был в апреле 1922 г. выслан в Чехию. Вскоре он был назначен настоятелем храма Святителя Николая в Праге. В его ведении также
28
были храмы в Брно, Братиславе, Карловых Варах, Марианских и Фран-тишковых Лазнях. В 1946 г. он был возведён в сан архиепископа и переведён в Вену, а затем в Берлин. Последние два года жизни он провёл в России, был архиепископом Казанским и Чистопольским и за такой короткий срок снискал глубокое уважение своей паствы.
Прага в то время была одним из крупных культурных центров эмиграции, её называли «русскими Афинами», «русским Оксфордом». «В разное время в городе жили и работали: философы Николай Лосский, протоиерей Сергий Булгаков и евразиец Петр Савицкий- правовед Павел Новгородцев- историки Александр Кизеветтер и Георгий Вернадский- П. Б. Струве, Д. Д. Гримм, Е. Н. Чирков- литературоведы Альфред Бем и Евгений Ляцкой- историки искусства Никодим Кондаков, Николай Андреев и многие другие"6.
Но именно Владыка Сергий стал той личностью, которая на двадцать пять лет «объединила вокруг себя русскую Прагу"7. Благодаря ему здесь началось возрождение приходской жизни. Владыка обладал настоящим даром сплачивать вокруг себя людей, относиться к ним как к чадам Божиим, ровно ко всем, вне зависимости от происхождения и достатка. Секрет его влияния состоял в проницательности, доброжелательности и готовности «оказать духовную (и всяческую иную) поддержку тому, кто в ней нуждался. В Владыке воплощались доброта и человечность Православия"8. Как писал о Владыке А. В. Эйснер, «сам Владыка Сергий был человеком необыкновенной доброты и очень духовной жизни"9. Заботами архиепископа Сергия в Праге были открыты православная русская школа, две гимназии, организованы курсы религиозного просвещения. При Владыке Сергии в Праге образовалось Православное братство, при активном участии которого на русском участке Ольшанского кладбища был построен храм.
Ещё в 1905 г. настоятель храма Святителя Николая протоиерей Николай Рыжков добился у властей выделения участка на Ольшанском кладбище для погребения православных. А в 1924 г. епископом Сергием был заложен первый камень в основании будущего храма, который за год с небольшим был построен и в ноябре 1925 г. освящён. Но в течение пятнадцати лет храм из-за нехватки средств стоял с нерасписанными стенами, и только со временем, благодаря авторитету епископа Сергия, материальные проблемы были решены.
Проект храма составил профессор «В. А. Брандт при помощи сту-дентов-архитекторов Н. П. Пашковского и барона С. Г. Клодта. По замыслу авторов, храм должен был стать памятником русской благодарности и славянской взаимности на чешской земле, а также мемориалом всем русским людям, скончавшимся на чужбине"10.
Мозаики и росписи стен были исполнены по эскизам замечательного русского художника И. Я. Билибина, над которыми он работал в 1926—1928 гг. В работе над росписью, в создании иконостаса принимали участие К. М. Катков, Т. В. Коссинская (позже монахиня Серафима), К. П. Пясковский, М. Б. Ромберг, А. Н. Рязанов, В. Гартман, Р. Д. Карякин, И. Шапов. В 1936 г. Билибин вернулся в Ленинград, и с 1940 г. фресками «занималась ученица Билибина Т. В. Коссинская"11.
Особо следует отметить и братство преподобного Иова Почаевско-го, существовавшее в 1923—1946 гг. в северо-восточной Словакии. Монастырь прп. Иова был практически единственным издательским центром в Европе, в типографии которого «печаталась религиозная литература и газеты для всего эмигрантского мира"12. Из монастыря выходили и рассылались по Европе тонны книг. В типографии часто работали русские студенты, которых на каникулы присылал Владыка Сергий. Сам же он посетил обитель в 193 8 г.
Монастырь старался распространять религиозную литературу и во время войны, хотя это было связано с очень большим риском. Известия о том, что книги получены, «приходили даже из-под Сталинграда"13. В монастыре всегда активно, невзирая на опасность, как могли, помогали беженцам, кормили, пристраивали на работу.
В пражской эмигрантской среде в это время было много различных партий, союзов, объединений, но Владыка, сохраняя необходимый нейтралитет, не примыкал ни к одному их них и в то же время пользовался всеобщим уважением. Для него важно было «видеть человека, а не его политические убеждения"14.
В то же время Владыка Сергий не был абсолютно аполитичным человеком и мог проявить политическую твёрдость — когда во время войны немцы пригласили в Вену ряд представителей разных христианских церквей и предложили им подписать антирусскую декларацию, Владыка отказался.
Цель своего служения он видел в том, чтобы объединить соотечественников, попавших на чужбину. На его знаменитые беседы по четвергам приходили совершенно разные люди, иногда до двухсот человек в день, и для каждого находилось приветливое слово. Очевидцы говорили, что здесь чувствовалось соборное единство Церкви. Он сумел сплотить «самые разные слои русского общества"15. И подвиг, который он нёс, был прежде всего подвигом общения, у Владыки Сергия была своя философия общения. Он смог решить одну из серьёзных проблем церковной жизни — «установить подлинный контакт с паствой. сделать церковь неотъемлемой частью жизни современных русских людей"16.
ЗО
Архиепископ Сергий старался сохранить русские традиции, особенно это касалось праздников, и религиозных, и общественных, например, он всегда посещал дни Русской культуры. «Для него Россия, Русская земля и русские люди было самое главное, ради чего он жил"17, он призывал эмигрантов хранить всё лучшее, что дала им Родина, «не отрекаться от православных традиций и своей культуры"18. В нём была «глубокая любовь к России, к традициям, русской церковности, истории, литературе и, главное, к Православию и православным ценностям"19. Владыку, кстати, любили не только соотечественники. Часто пражане, указывая на него детям, говорили: «Святой Николай!»
Владыка получил назначение на Казанскую кафедру 26 сентября 1950 г., и уже 30 октября он отслужил первое архиерейское богослужение в кафедральном Никольском соборе на улице Баумана. Благодаря его нравственному примеру, тому, что он ввёл ежедневное богослужение в городских храмах, верующих в храмах Казани скоро стало гораздо больше, чем раньше. Даже уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви Клочков отмечал большой авторитет Владыки.
По благословению Владыки в Казани стали ежедневно служить молебен Богородице после Литургии, возникла сохранившаяся до наших дней традиция пения акафиста в честь Казанской иконы на воскресной вечерне, древний список с Казанской иконы был украшен девятью лампадами. А в седьмом номере Журнала Московской Патриархии за 1952 г. Владыка опубликовал статью, посвящённую истории Казанского образа20.
Сохранилось много воспоминаний о Казанском периоде жизни Владыки. Несомненно то, что он оказал большое влияние на свою паству, влияние, которое не ослабело и после его кончины. «Епископ Сергий прослужил на казанской кафедре всего два с небольшим года, но тот духовный заряд, что оставил своим духовным чадам, мы чувствуем и по сей день"21. В Казани он не изменил своим пражским привычкам — ходил по улице пешком, в облачении, возобновились и еженедельные беседы за чаем, причём, как и в Праге, к Владыке с радостью приходили очень разные по возрасту и духовному опыту люди.
Оставшиеся в Европе духовные чада старались не прерывать переписку с Владыкой, но он был вынужден отвечать кратко и тщательно продумывать тексты писем, зная о том, что за ним следят. В Казани Владыка прослужил чуть более двух лет и скончался после тяжёлой болезни, которую переносил безропотно и с большим мужеством. Похоронен архиепископ Сергий за алтарём храма церкви Всех Ярославских чудотворцев на Арском кладбище. В день его похорон солнце «играло», как на Пасху.
Могила Владыки — это одно из почитаемых мест в епархии. Сохранились свидетельства о том, что он обладал даром исцеления и прозорливости. Но самым главным был его удивительный талант общения: «…он умел утешать и давать надежду. Он верил и учил любить. Прощаясь с ним, архиепископ Макарий сказал: «Слава твоя — это весь народ, собравшийся проводить тебя""22.
И в Чехии, и у нас в стране жива память о Владыке Сергии. В марте 1997 г. в Праге, в помещении Славянской библиотеки, была открыта выставка «Деятели Православия в Чехословакии», где был отражён и пражский период жизни Владыки. Был выставлен, например, снимок освящения колокола для Ольшанского храма (ноябрь 1925 г.). Этот колокол был пожертвован королём сербов, хорватов и словенцев Александром
I Карагеоргиевичем. Ещё один колокол (всего их пять) был подарен митрополитом Евлогием и Владыкой Сергием.
22 июня 2004 г. в зале Российского центра науки и культуры в Праге состоялась конференция «Торжество Православия в Чехии», посвящённая памяти архиепископа Сергия. Организаторами конференции выступили Издательский совет Русской Православной Церкви, Православная Церковь в чешских землях и Российский центр науки и культуры в Праге.
На конференции выступал Иван Петрович Савицкий, сын известного русского учёного, идеолога евразийства Петра Савицкого, «который был одним из активных членов Приходского совета русского прихода в Праге. Еще будучи мальчиком, Иван Петрович иподиаконствовал за архиерейскими богослужениями в Никольском храме в Праге, где служил епископ Сергий. Господин Савицкий поделился с собравшимися своими воспоминаниям о владыке Сергии: «В его присутствии стыдно было быть злым. Он заражал нас добром». Особо Иван Петрович подчеркнул роль епископа Сергия в сохранении мира внутри Пражского прихода в те годы, когда русское церковное зарубежье раздирали многочисленные печально известные смуты"23. И. П. Савицкий рассказал, что его отец очень высоко ценил Владыку Сергия, который вне храма был доступен, открыт и доброжелателен. «Рассказывают, что на квартире у епископа собирались священники разных конфессий и вполне мирно беседовали"24.
В 2004 г. в Праге вышла книга, посвящённая жизни и деятельности протоиерея Николая Рыжкова и владыки Сергия. 21−22 июня 2005 г. в Москве в Институте славяноведения РАН состоялась международная научная конференция «Российские учёные-гуманитарии в межвоенной Чехословакии». Конференция проводилась в рамках реализации проекта двустороннего научного сотрудничества между московским Институтом
32
и пражским Славянским институтом АН ЧР. Один из докладов был посвящён архиепископу Сергию25. Также можно упомянуть, что 12−13 сентября 2007 г. кафедра славянской филологии филологического факультета СПбГУ проводила научную конференцию «X Славистические чтения памяти проф. П. А. Дмитриева и проф. Г. И. Сафронова» на тему «Эмигранты из России в славянских странах». 13 сентября на конференции был прочитан доклад Н. К. Жаковой «Пражский архиепископ Сергий (Королёв) и русский мир Праги».
За последние несколько лет были изданы книги о Владыке Сергии26, сборник его проповедей и бесед27, в июле 2006 г. отдел по канонизации святых Казанской епархии подготовил для представления в Синодальную комиссию материалы для канонизации архиепископа Сергия.
Архиепископ Сергий был одним из крупных деятелей эмиграции, тем человеком, который объединил вокруг Церкви оказавшихся заграницей русских людей, очень разных по происхождению и убеждениям. Благодаря ему и многим другим архиереям, Русская Православная Церковь сыграла на чужбине роль «подобную той, которая принадлежала русскому монастырю в создании Московского государства. Русская Православная Церковь за рубежом — это сосредоточение духовной связи с Родиной. Она морально поддерживала, помогала выжить в борьбе с засасывающими в обывательскую трясину повседневностями жизни, она -центр воспитания подрастающего поколения в духе русской культуры"28.
1 Савицкий И. П. Просветленная мудрость // НГ религии. иЯЬ:
http: //religion. ng. ru/people/2004−12−01/6_wisdom. html (дата обращения:
10. 09. 2009).
2 Пономарева Л. В. Всеправославная миссия Русской православной эмиграции в XX веке // Русская эмиграция в Европе (20−30-е годы XX в.). — М., 1996. — С. 35.
3 Там же. — С. 37.
4 Савицкий И. П. Просветленная мудрость // НГ религии. иЯЬ:
http: //religion. ng. ru/people/2004−12−01/6_wisdom. html (дата обращения:
10. 09. 2009).
5 Савицкий И. П. Прага и Зарубежная Россия. — Прага, 2002. — С. 135.
6 Арсеньев Н. С. Дар любвеобильного общения // «Я возлюбил вас.» Архиепи-
скоп Пражский Сергий (Королев). Автобиография. Свидетельства современников. Духовное наследие / Сост. А. В. Окунева. — М.: Паломник, 2002. — С. 176.
7 Там же. — С. 171.
8 Андреев Н. Владыка Сергий Пражский // «Я возлюбил Вас.» Архиепископ Пражский Сергий (Королев). Автобиография. Свидетельства современников. Духовное наследие / Сост. А. В. Окунева. — М.: Паломник, 2002. — С. 34.
9 Эйснер А. В. Путь в эмиграцию. Сербия. Прага // Русская эмиграция в Европе (20-е — 30-е годы XX в.). — М.: ИВИ РАЛ, 1996. — С. 261.
10 Кривцов Н. В. В Жижкове, в Ольшанах // Путешествия по свету. — 2006. — № 7. URL: //www. posvetu. ru/?id=2&-act=showarct&-arctid=61/. (дата обращения: 01. 03. 2007).
11 Кишцова Д. Русская эмиграция и чешская культурная среда // Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя войнами. Результаты и перспективы исследований. Фонды славянской библиотеки и пражского архива. Сб. докладов. — Praha, 1995. — Ч. 1. — С. 315.
12 Гарбулева Л. Русская эмиграция в Словакии между двумя войнами // Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя войнами. Результаты и перспективы исследований. Фонды славянской библиотеки и пражского архива. Сб. докладов. — Praha, 1995. — Ч. 2. — С. 612.
13 Шкаровский М. В. Монастырь преподобного Иова Почаевского в Словакии. URL: http: // www. krotov. info/history/20/1930/slovakia. htm (дата обращения: 15. 09. 2009).
14 Никишин И. «Владыка! Лебо! Пасха! Христос Воскрес!» // «Я возлюбил Вас…» Архиепископ Пражский Сергий (Королев). Автобиография. Свидетельства современников. Духовное наследие / Сост. А. В. Окунева. — М.: Паломник, 2002. — С. 85.
15 Георгиевская А. «Архиепископ Сергий отличался редким даром простоты духовной» // «Я возлюбил Вас.» Архиепископ Пражский Сергий (Королев). Автобиография. Свидетельства современников. Духовное наследие / Сост. А. В. Окунева. — М.: Паломник, 2002. — С. 141.
16 Андреев Н. Владыка Сергий Пражский. С. 38.
17 Окунева А. В. Вступление // «Я возлюбил Вас.» Архиепископ Пражский Сергий (Королев). Автобиография. Свидетельства современников. Духовное наследие / Сост. А. В. Окунева. — М.: Паломник, 2002. — С. 8.
18 Там же. — С. 9.
19 Никишин И. «Владыка! Лебо! Пасха! Христос Воскрес!» — С. 85.
20 Липаков Е. В. Архипастыри Казанские 1555−2007 // Казанская духовная семинария РПЦ: электронная библиотека Казанской духовной семинарии. URL: http: //kds. eparhia. ru/bibliot/istoriakazeparhii/arhipastyri/arhipast16/ (дата обращения: 20. 09. 2009).
21 Мамаева Т. Отец Сергий // Время и деньги. Газета для деловых людей. — № 134−135 (1841−1842) от 16 июля 2004 года. URL: http: //www. e-vid. ru/index-m-192-p-63-article-6894. htm (дата обращения: 18. 09. 2009).
22 Мамаева Т. Отец Сергий. // URL: http: //www. e-vid. ru/index-m-192-p-63-arti-cle-6894. htm (дата обращения: 18. 09. 2009).
23 Бурега В. В. В Праге прошла международная конференция «Традиции Православия в Чешской республике». URL: http: // www. pravoslavie. ru/cgidin/ sykon/client/display. pl? sid=675&-did=1308. (дата обращения: 21. 04. 2007).
24 Савицкий И. П. Просветленная мудрость // ЛГ религии. URL: http: //religion. ng. ru/people/2004−12−01/6_wisdom. html (дата обращения:
10. 09. 2009).
34
25 Доклад В. И. Косика «Архиепископ Пражский Сергий (Королев) и П. Н. Савицкий: два портрета».
26 Памяти владыки Сергия Пражского / сост. О. Раевская-Хьюз. — Нью-Йорк, 1987- «А возлюбил Вас.» Архиепископ Пражский Сергий (Королев). Автобиография. Свидетельства современников. Духовное наследие / сост. А. В. Окунева. — М.: Паломник, 2002.
27 Архиепископ Сергий (Королев). Духовная жизнь в миру. — М.: Изд. Крутицкого подворья. Изд. св. Кирилла и Мефодия, Общество любителей церковной истории, 2003.
28 Шулепова Э. А. Роль и место Православной Церкви в процессе адаптации русской эмиграции // Культурная миссия Российского Зарубежья: История и современность. Сборник статей. — М.: Российский институт культурологии. — 1999. — С. 27.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой