Архиерейские и царские наказные грамоты, содержащие решения Стоглавого собора

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ 2011
Е. А. Ляховицкий
АРХИЕРЕЙСКИЕ И ЦАРСКИЕ НАКАЗНЫЕ ГРАМОТЫ, СОДЕРЖАЩИЕ РЕШЕНИЯ СТОГЛАВОГО СОБОРА
В исследованиях, так или иначе касающихся решений Стоглавого собора, как правило, за основу берется текст Стоглава. Значительно реже исследователи обращаются к другим документам, отражающим решения Стоглавого собора. Среди последних особое значение имеют грамоты, в которых решения Стоглавого собора доносились до местной администрации.
Из этой группы документов наиболее известны грамоты, посланные от лица архиереев во Владимир, Каргополь и в Вязьму и в Хле-пен. Первые два документа были открыты П. М. Строевым и в настоящий момент находятся в составе двух конволютов из его собрания, в последствии перешедших к Н. П. Погодину (ОР РНБ. Собр. Н. П. Погодина. № 156, 1841). В фундаментальной работе Барсукова опубликовано письмо П. М. Строева от 11 августа 1830 г., в котором он перечислил в перечне находок «Окружный наказ митрополита Макария"1.
Первое известное нам печатное упоминание этих важных документов относится только к 1845 г., когда было издано принадлежащее тому же П. М. Строеву описание собрания ОЛДП, включая сборник НИОР РГБ. Ф. 205 (собрание ОИДР). Отд. 1. № 22, содержащий текст наказной грамоты в Каргополь. Характерно, что сборник содержит примечания, по мнению П. М. Строева, сделанные рукой Е. Болховитинова2. Будущий издатель наказных грамот И. В. Беляев узнал о наказной грамоте во Владимир в 1849 г. и тогда же от И. Д. Беляева о наказной грамоте в Каргополь3. Итак, задолго до публикации в начале 1860-х годов наказные грамоты были уже известны определенной части научной общественности.
© Е. А. Ляховицкий, 2011
Введение этих документов в широкий научный оборот происходило в контексте бурной полемики 1860-х годов о каноническом статусе Стоглава, в которой наказным грамотам предстояло сыграть важную роль. В 1862 г. И. М. Добротворский, отрицавший каноническое достоинство Стоглава, выступил с исследованием, в котором дал первый обзор содержания наказной грамоты в Каргополь от 2 февраля 1558 г. Исследователь пришел к выводу, что данный документ — «исполнительный указ о церковных именно чинах», «самое обширное извлечение из Стоглава в официальном акте"4. Он, таким образом, противопоставлял официально не принятому Стоглаву утвержденную официально наказную грамоту. Тем самым утверждался тезис о том, что Стоглавый собор не вводил в действие постановление о двоеперстии: «раскольническое мнение» возобладало уже после собора5. В 1863 г. наказная грамота в Каргополь была издана6.
В том же году оппонент И. Добротворского И. В. Беляев опубликовал наказную грамоту во Владимир от 10 ноября 1551 г. с разночтениями по наказной грамоте в Каргополь. По мнению И. В. Беляева, «Стоглав был актом не только подлинным, но и официальным, определения которого рассылались в свое время к исполнению… «7. Более четко ту же мысль и то же отношение к значению наказных грамот сформулировал десятью годами позже А. С. Павлов, издавший наказную грамоту в Вязьму и в Хлепен: «Наказные списки, представляя вполне все церковно-законодательное содержание Стоглава, относятся к этому последнему как исполнительные указы к подлинным соборным определениям 1551 года"8. А. С. Павлов обратил внимание на близость публикуемой им грамоты к Каргопольской и Владимирской и справедливо заключил, что эти три грамоты восходят к одному протографу, составленной на самом соборе 1551 г. общей форме архиерейской наказной грамоты по новому соборному уложению9.
Итак, как противники, так и сторонники официального статуса Стоглава считали наказные грамоты в текстологическом смысле производными от Стоглава. Принципиально иное мнение о соотношении Стоглава и наказных грамот было высказано в работе Н. Кононова «Разбор некоторых вопросов, касающихся Стоглава». Н. Кононов считал, что наказные грамоты есть не производное от Стоглава, но его источники. Основными аргументами исследователя стали следующие соображения.
Во-первых, совпадающие тексты главы 28 Стоглава и наказные грамот оканчиваются фразой «…и сия убо дозде священству вашему написахомъ». При этом, в первом эта фраза неуместна, так как «в Стоглаве, долженствующем представлять в себе свод постановлений относительно практики всей русской церкви, такие слова прямо не уместны" — 28 глава не является ни заключительной для Стоглава, ни заключительной для глав, посвященных приходскому духовенству10.
Во-вторых, исследователь обращал внимание на то, что «если мы обратимся к главам Стоглава, всего более касающимся приходского духовенства, то, к нашему удивлению, вместо безличного: «пусть делают то-то и так-то» мы встретим приказания, начинающиеся словами: «А вы бы делали то-то и такъ-то». «11.
Ответом Кононову стала работа И. М. Громогласова «Новая попытка решить старый вопрос о происхождении «Стоглава»». В ней он последовательно подверг критике доводы Кононова, указав на то, что, во-первых, фраза, находящаяся в конце наказных грамот и в конце главы 28 Стоглава, не является уместной и в наказных списках, поскольку в начале идет обращение к таким лицам, как городовой приказчик, посадские, волостные, сельские старосты12- во-вторых, присутствие в тексте обращений и в безличной форме, и во втором лице не есть особенность Стоглава, это норма для законодательного памятника средневековой Руси (как пример-деяния собора 1667 г.)13.
Критика идеи Кононова, предпринятая Громогласовым, была поддержана Д. Ф. Стефановичем, автором до недавнего времени единственного монографического источниковедческого исследования Стоглава14. Концепция Кононова, таким образом, не получила тогда развития. Однако в последних трудах Е. Б. Емченко о Стоглаве концепция Кононова была «реанимирована». Поводом для этого послужили результаты изучения рукописи ОР РГБ собрания Румянцева № 425, которую исследовательница считает подлинником пространной редакции Стоглава15: по мнению исследовательницы, первоначальный порядок чтений в ней соответствовал тому, который имеется в Смоленской наказной грамоте16. В остальном же аргументация Е. Б. Емченко повторяет предложенную Кононовым: указывается на окончание двадцатой главы, на наличие многочисленных совпадений в текстах, на соотношение текстов, которые в наказных грамотах
содержат обращение во втором лице, а в Стоглаве — в неопределенной форме17.
Подытоживая обзор истории изучения наказных грамот, отметим, что они всегда рассматривались применительно к нуждам изучения текста Стоглава. При этом, несмотря на издания И. В. Беляева и А. С. Павлова, фиксирующие различия в текстах наказных грамот, до сих пор не осуществлено сравнительное исследование их текстов. Игнорируется важное наблюдение И. В. Громогласова о том, что наказные грамоты, как и Стоглав, имеют сложную структуру. Данная работа призвана отчасти восполнить этот пробел.
Наказная грамота во Владимир (далее — ВГ) в конволюте ОР РНБ. Погод. 1869 составляет особый блок, включающий Л. 1−32 об. 18 Эта копия ВГ — единственный из имеющихся в нашем распоряжении текстов наказных грамот, в конце которого приводится описание оригинала: отмечено наличие митрополичьей печати, раскрыт ее текст, отмечена и раскрыта подпись на грамоте митрополичьего дьяка Ивана Афанасьева. Кроме того, текст содержит самоидентификацию: «Список с наказного списка соборного уложения"19. Эти черты дают основание для предположения, что текст интересовал переписчика с точки зрения своего конкретно-юридического значения. Возможно, перед нами копия наказной грамоты, снятая в соответствии с содержащимся в ней указанием «и вы б (ы) сие н (а)ше послание списывали слово в слово да росдава (ти) по (повски)м старо (с)там и десятцкимъ св (я)щ (е)ником… и они их у себя держат и о всем по тому брегут и ходят как в сеи грамоте писано"20.
В этой связи интересно рассмотреть вопрос о времени создания копии. Единственный водяной знак бумаги данной части конволюта — кувшинчик одноручный, с короной и розеткой, на тулове литеры & lt-^М». Нам удалось обнаружить в справочниках только одну композиционно совпадающую с данным знаком параллель с такими же литерами, датируемую 1577 г. 21 В материалах Тромонина имеется также параллель, датирующаяся 1589 г., композиционно близкая к наблюдаемому в рукописи знаку. Эта параллель отличается от последнего одноконтурной ручкой. Впрочем, это отличие может быть связано с несовершенством прорисовки, очевидным из верхней части рисунка, не отразившей деталей короны22. Остальные зафиксированные в альбомах водяные знаки «кувшинчик» с литерами
& lt-^М» имеют иную композицию и датируются начиная с первых годов XVII в. 23 Исходя из имеющегося материала, наиболее вероятным временем создания копии представляются конец 1570-х — 1580-е годы XVII в., что, впрочем, не исключает и более ранних и поздних датировок в приделах второй половины XVII в.
Характерной особенностью текста ВГ является наличие чтений, которые не соответствуют ее узкой адресации и передают решения собора в общей форме. Например, в начальной части грамоты, сходной по содержанию с 67−69 главами Стоглава, среди прочего утверждается: «тако ж (е) отн (ы)не и в пред (ь) н (а)шим митрополичим бояром. и архиеп (и)с (ко)повым и еп (и)с (ко)повым и их десятинником судити"24. Подобным образом передаются решения собора в части, практически дословно совпадающей с 69 главой Стоглава25, в тесте, близком 6-й главе Стоглава (20 гл.), в тексте, озаглавленном «О том же соборный ответ о всех протопопах», совпадающем дословно с 29−30 главами Стоглава.
Грамота в Вязьму и в Хлепен (далее — ВХГ) была послана от лица епископа Сарского и Подонского Саввы. Копия грамоты дошла до нас в составе кормчей книги ОР РНБ. Соф. 1176, описанной Я. Н. Щаповым. Исследователь охарактеризовал рукопись как Кормчую Мясниковского типа в новой обработке XVI в., состоящей, в основном, в добавлении материалов соборов 1503 и 1551 гг. 26
Характерной чертой текста ВХГ, как он представлен в Соф. 1176, является его краткость по сравнению с двумя другими наказными грамотами. Краткость эта связана в основном с начальной частью, где излагаются соборные решения по вопросам церковного судопроизводства и администрации. В Соф. 1176 мы видим только текст, передающий основные положения этой части постановлений собора. Так, в Соф. 1176 имеется формулировка общего положения: во всех делах «кроме грабежа и разбоя с поличным» духовенство подсудно не царской администрации, а церковной — архиереям и их представителям, им же принадлежит исключительная юрисдикция в духовных делах. Однако отсутствует специальное положение о юрисдикции архимандритов и игуменов в отношении своих старцев, слуг и крестьян во всех делах, кроме духовных. В Соф. 1176 мы видим главное установление по реформе местного церковного суда: суд осуществляется светскими должностными лицами архиерея в присутствии
поповских старост, десятских священников и земских старост27. Но описания процедуры делопроизводства, обеспечивающей контроль выборных представителей белого духовенства над работой архиерейских чиновников, в тексте нет.
Приведенные примеры свидетельствуют о том, что текст ВХГ в составе Соф. 1176 является сокращением оригинала, скорее всего, произведенным переписчиком. Маловероятно, что в оригинальной грамоте, в г^спрйо которой значились в том числе и игумены28, отсутствовали подобные пункты. Такого рода сокращение говорит о том, что переписчиком руководил интерес к тексту, связанный не с практическим, а, по всей видимости, с культурно-религиозным его значением.
Некоторые формулировки, которые в ВГ имеют характер общих постановлений, в ВХГ, напротив, имеют вид частных. Приведем некоторые примеры (ср. выделенный текст):
Стоглав (по изд.: Емчен-ко Е. Б. Стоглав. Исследование и текст. М., 2000) Грамота во Владимир (по списку ОР РНБ. Собрание М. П. Погодина. 1569) Грамота в Вязьму и в Хлепен (Здесь и далее по списку ОР РНБ. Софийское собр. 1176)
Венечную пошлину заказывают и збирають св (я)щенники, старосты поповскые и с (вя)-щенникы десятцскые в митрополии и во … заказывают. и збира-ют св (я)щенники и старосты поповские и св (я)-щенники десятцкие. в митропол (ь)е и въ … заказывают и збира-ют с (вя)щ (е)ники и старосты поповскиа. и с (вя)-щ (е)ники десятцкиа во всемъ вяземскомъ
архиеп (и)с (ко)пьях и въ оуезде и в хлепенском
архиеп (и)ск (о)пьях, и въ еп (и)с (ко)пьях по всем по волостеми по селом
еп (и)ск (о)пьяхъ, по всем градом и по десятинам имати сперваго браки алтын… (Л. 276)
градом и по десятинам, и по селам. а емлют
и по селом. А емлют с перваго браку алт (ы)-нь… (С. 364 (гл. 69)) с перваго браку алтын… (Л. 6 об.)
и тог (о) ради вь ц (а)рству-ющем граде Москве и по всем градом Росиискаг (о) ц (а)рства в митропол (и) и. и въ архиеп (и)с (ко)пьях. и въ еп (и)с (ко)пияхъ кии итого ради ц (е)рк (о) внаг (о)чина въ ц (а)рс-твующемь граде москве и по всем градом русиискаго ц (а)рства и в нашеи еп (и)с (ко)пьи
ждо в своих пределех в вязме и в хлепни
повелехом соборне уставити… (Л. 14) повелехом соборне оус-тавити… (Л. 279)
Такь же которые писцы по городомъ книги пи- тако ж (е) которые писцы по городом и по волос- Также которыя писци в городе в вязме и в хлеп-
шуть, и вы бы имь велели писати з добрых переводов (С. 287 (гл. 28))

Статистика по статье
  • 99
    читатели
  • 35
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • ИСТОРИЯ РОССИИ,
  • СТОГЛАВЫЙ СОБОР,
  • АРХИЕРЕЙСКИЕ ГРАМОТЫ,
  • ЦАРСКИЕ ГРАМОТЫ,
  • НАКАЗНЫЕ ГРАМОТЫ,
  • TSAR'-S ORDER LETTERS,
  • RUSSIAN HISTORY,
  • ONE HUNGERED CHAPTER CHURCH COUNCIL,
  • HIERARCHALORDER LETTERS

Аннотация
научной статьи
по истории и историческим наукам, автор научной работы & mdash- Ляховицкий Евгений Александрович

В статье представлены результаты изучения епископских Наказных грамот во Владимир, Каргополь и в Вязьму и Хлепен и царских наказных грамот на Волок и в Заволочье. Сопоставление текстов этих документов показывает, что в основании первой части общего формуляра епископских грамот, содержащего соборные решения о десятских священниках и поповских старостах, лежит общий формуляр царских грамот. Формуляр архиерейских грамот ссылался на царскую грамоту как на основной документ, то есть архиерей от своего имени должен был подтвердить решения собора, которые вводил в действие царский указ. По всей видимости, такое взаимоотношение текстов обусловлено необходимостью преодолеть недовольство определенной части епископата, для которого повсеместное введение институтов поповских старост и десятских священников означало ограничение возможностей их собственного административного аппарата. Вторая часть формуляра епископских наказных грамот основана на тексте, который представлял собой по содержанию архиерейское учительное послание и являлся также источником Первых святительских ответов Стоглава.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой