Политическая адаптация туляков в контексте теории публичного (результы ежегодного мониторинга)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

государственной гражданской службы: духовно-нравственные проблемы: монография. М.: Изд-во РАГС, 2010.
T. P. Lysenko
Actual problems of state anti-corruption policy in modern Russia: sociological aspect The article deals with the sphere of state anti-corruption policy, the social and legal foundation of corruption counteraction in conditions of the Russian Federation in particular. The author highlights the main problems existing in the given area and proposes possible ways of their solution.
Key words: corruption, anti-corruption policy, corruption counteraction.
Получено 23. 02. 2011 г.
УДК 323. 3
Н. Л. Маркина, канд. полит. наук, доц., (4872) 33−24−18, mnl@tula. net
О. Е. Шумилова, канд. полит. наук, доц. ,(4872) 33−24−18,
HelgaSh80@mail. ru (Россия, Тула, ТулГУ)
ПОЛИТИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ ТУЛЯКОВ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ ПУБЛИЧНОГО (РЕЗУЛЬТЫ ЕЖЕГОДНОГО МОНИТОРИНГА)
Рассматриваются теоретико-методологические аспекты политической адаптации на основании теории публичного- на основании эмпирических индикаторов выявляется влияние публичной сферы на политическую адаптацию граждан тульскогорегиона.
Ключевые слова: политическая адаптация, публичное, теория публичного, административная реформа, политические институты, гражданерегиона.
Политическая адаптация представляет собой процесс трансформации политических ориентаций, предпочтений, моделей политического поведения субъектов под влиянием изменений в политической системе. Для рядовых граждан, не имеющих возможности оказывать влияние на политический процесс напрямую и непосредственно, «сердцевину»
данного процесса составляет преобразование оценочных суждений в отношении политических институтов, политических лидеров, политических событий, а оценочные суждения, в свою очередь, во многом определяют доминирующие типы политического поведения. Недовольство политикой правящего класса может стимулировать граждан игнорировать выборы или голосовать за оппозиционных кандидатов, обеспечивая кадровую ротацию ключевых фигур на избираемых должностях.
То есть во многом сферой проявления ключевых показателей политической адаптации является общественное мнение, отражающее субъективно-оценочную сторону политического процесса. Общественное мнение — это весьма динамичное образование. Его интенсивность, динамика, содержательное наполнение зависит от состояния политической
системы, политики правящего класса в отношении стратегии ее развития (в сторону более открытого или более закрытого типа), тактики во взаимодействии со СМИ, паттернов интеракций с обществом (в пользу фасилитации или, наоборот, ингибиции прямой и обратной связи), от количества информационных поводов (выборов, реализации национальных проектов, социально-экономических кризисов), а также от качества этих информационных поводов (то есть значимости непосредственно для граждан, их частной жизни и ее перспектив).
Научный анализ общественного мнения тесно связан с теорией публичного, существенный вклад в развитие которой внес Ю. Хабермас. Под публичной сферой он предлагает понимать ту область социальной жизни, в которой может сформироваться общественное мнение [1]. Согласно представлениям Хабермаса, общественное мнение выполняет функцию критики и контроля над государственной властью, причем осуществляемую, как правило, неформально. Частные лица, участвуя в обсуждении каких-то важных на групповом уровне проблем, тем самым превращаются в публику. То есть рядовые граждане становятся публикой, когда имеют дело с вопросами, представляющими общий интерес. Публичная сфера, по Хабермасу, приобретает политическое измерение, когда интерес граждан направлен на деятельность государства. Государство — не часть публичной сферы, однако его способность к принуждению позволяет ему стать противовесом публичной сферы, в свою очередь, уравновешивающей государство. В то же время, в отличие от самого государства, государственная власть — это публичная власть, но прилагательное «публичная» относится к ней только в контексте заботы о публике, т. е. обеспечения общего блага для всех легальных элементов общества. Сама же публика воздействует на власть через СМИ и законодательные органы. Общественное мнение, таким образом, по определению представляет собой «вызов» по отношению к власть предержащим: только в этом случае оно может выполнить функцию публичного контроля и критики.
Адаптировать государственную власть к социально-политическим реалиям была призвана административная реформа в РФ, предполагающая (среди прочих целей и задач), что органы государственной власти, как и органы местного самоуправления станут более «открытыми», как с точки зрения оповещения граждан о своей деятельности, так и с точки зрения возможностей обращений последних в соответствующие структуры с критикой, предложениями, ходатайствами в решении каких-либо проблем и пр. В то же самое время государственные и муниципальные структуры должны стать более «отзывчивыми» в отношении общественного мнения, потребностей социальных групп и пр.
Итоги реализации очередного этапа административной реформы «в зеркале» общественного мнения можно проследить на примере
результатов региональных социально-политических исследований. На их примере можно выяснить, являет ли собой общественное мнение «вызов» в отношении государственных и муниципальных структур, насколько критично на данный момент его содержание, насколько подконтрольны государственные институты для общественности, а также построить определенные прогнозы в отношении перспектив влияния состояния политического сознания на политическое поведение граждан региона.
Последние результаты мониторингового исследования «Перемены в нашей жизни» (2010 г.) показывают следующее [2]. Прежде всего респонденты уверены в своей лучшей осведомленности о ситуации в стране, чем о ситуации в регионе: 76,0% против 57,4% (табл. 1). Данное обстоятельство может объясняться рядом причин. Во-первых, политическая жизнь на уровне региона в меньшей степени насыщена информационными поводами- во-вторых, областные и местные СМИ, в особенности телевидение, обладают несоизмеримо меньшими ресурсами по сравнению с федеральными и, наконец, в-третьих, именно федеральный центр играет ведущую роль в политической жизни страны, в особенности начиная с 2000 года. То есть поле «публичного» на региональном уровне априори значительно уже.
Таблица 1
Оценка информированности о ситуации в стране ирегионе (2010 г.)
(в % от общего числа опрошенных)
Насколько Вы информированы о ситуации в стране ирегионе?
Оценки респондентами собственной информированности о ситуации в стране и регионе Оценка информированности о ситуации в стране Оценка информированности о ситуации в регионе
Хорошо информирован 16,7 76,0 16,7 57,4
В основном информирован 59,3 40,7
В основном не информирован 18,0 21,3 26,7 40,0
Плохо информирован 3,3 13,3
Детальный анализ суждений респондентов в отношении собственной информированности о деятельности наиболее значимых политических субъектов позволяет выявить некоторые любопытные нюансы.
Прежде всего, туляки заявляют о своей лучшей осведомленности о деятельности политических институтов на федеральном и региональном уровне по сравнению с муниципальным. Данные, приведенные в табл. 2, свидетельствуют: респонденты чаще всего заявляют, что в наилучшей степени информированы о деятельности Президента и его администрации (74,6%). Ниже в «рейтинге известности» расположены губернатор и областная Администрация (57,4%), а также Правительство Р Ф (57,3%), далее Государственная Дума (54,0%), мэр города (42,0%), Тульская
областная дума (31,3%), Тульская городская дума (30,6%),
Администрация г. Тулы и Сити-менеджер (29,7%). Замыкает перечень Совет Федерации (19,3%). Названные показатели вполне соответствуют закономерностям, выявленным социальными науками, в том числе политологией: большей известностью чаще пользуются
персонифицированные политические институты- частота упоминания в СМИ обеспечивает субъектам большую известность и, как правило, влечет за собой более высокие оценки деятельности и показатели доверия. Относительно низкий уровень осведомленности туляков (по субъективным оценкам) о работе Сити-менеджера может объясняться тем обстоятельством, что данный политический институт является относительно новым (должности мэра и Сити-менеджера в Туле были «разведены» в октябре 2005 года) и на данный момент его функции, а в особенности их отличие от функций мэра города, рядовым гражданам понятны не в полной мере.
Таблица 2
Оценка информированности о деятельности политических субъектов на федеральном, региональном и муниципальном уровнях (2010 г.)
(в % от общего числа опрошенных)
Насколько хорошо Вы информированы
*
о деятельности политических институтов наразличныхуровнях?
Политические институты и суждения респондентов о собственной информированности об их деятельности Суммарный показатель суждений с положительным модулем Суммарный показатель суждений с отрицательным модулем
Политические институты федерального уровня
Президент Р Ф и его администрация 74,6 25,3
Правительство Р Ф 57,3 42,7
Государственная Дума 54,0 46,0
Совет Федерации 19,3 80,7
Политические институты регионального уровня
Губернатор и администрация области 57,4 42,6
Тульская областная дума 31,3 68,7
Политические институты муниципального уровня
Мэр города 42,0 58,0
Тульская городская дума 30,6 69,3
Администрация города и Сити-менеджер 29,3 70,7
Оценки респондентами деятельности ключевых политических институтов вполне соответствуют закономерностям, установленным наукой: более высокие соответствуют более публичным, в особенности, персонифицированным, политическим субъектам, чаще упоминаемым в СМИ и больше внимания уделяющим РЯ-деятельности (табл. 3).
В табл. 2 и 3 суммированы показатели по позициям «полностью информирован» и «в основном информирован», а также «в основном не информирован» и «не информирован»
Исключение составляет Тульская областная дума: по результатам
исследования 2010 года рейтинг оценок ее деятельности наиболее высокий: 74,0% суждений с положительным модулем. Далее следуют Президент Р Ф и его администрация — 71,3%, губернатор и администрация области — 52%, Правительство Р Ф — 50%, Государственная Дума — 36,6%, мэр города — 34,7%. Замыкают перечень администрация города и Сити-менеджер — 23,3%, Тульская городская дума — 24%, Совет Федерации -26,6%.
Таблица 3
Оценка деятельности политических институтов на федеральном, региональном и муниципальном уровне (2010 г.)
(в % от общего числа опрошенных)
Справляетсяли (высшее, региональное, местное) руководство со своими должностными обязанностями?
Политические институты и суждения респондентов об эффективности их деятельности Суммарный показатель суждений с положительным модулем Суммарный показатель суждений с отрицательным модулем
Политические институты федерального уровня
Президент Р Ф и его администрация 71,3 28,6
Правительство 50,0 50,0
Государственная Дума 36,6 63,4
Совет Федерации 26,6 73,4
Политические институты регионального уровня
Тульская областная дума 74,0 26,0
Губернатор и администрация области 52,0 48,0
Политические институты муниципального уровня
Мэр города 34,7 65,3
Тульская городская дума 24,0 76,0
Администрация города и Сити-менеджер 23,3 76,7
Однако наибольший интерес представляют суждения туляков в отношении собственных возможностей оказывать воздействие на конкретных политических субъектов. В ходе исследования им был задан вопрос: «Как Вы считаете, имеют ли возможность рядовые граждане оказывать влияние на деятельность конкретных политических институтов?» (табл. 4). Лидируют в этом отношении также наиболее публичные политические институты — Президент — суммарный показатель по позициям «имеют» и «имеют в отдельных случаях» составляет 30%- на втором месте — губернатор и администрация области — 27,3%
соответственно, Государственная Дума — 26,6%. В наименьшей степени респонденты уверены в существовании возможностей воздействовать на Совет Федерации (он замыкает перечень) — 15,3%, Тульская городская дума — 17,3% и Тульская областная дума — 18,6%.
Таблица 4
Оценка возможностей для рядовых граждан оказывать влияние на деятельность политических институтов на федеральном, региональном и муниципальном уровнях (2010 г.)
(в % от общего числа опрошенных)
Имеют ли возможность жители области и города оказывать влияние на деятельность федеральных, региональных органов власти и органов
местного самоуправления?
Политические институты и суждения респондентов О собственной информированности об их деятельности Имеют й § у. Л «и і и ^ то 5 Практическ и не имеют Затрудняю сь ответить
Политические институты федерального уровня
Президент Р Ф и его администрация 12,7 17,3 53,3 16,7
Государственная Дума 3,3 23,3 56,7 16,7
Правительство 6,0 18,0 59,3 16,7
Совет Федерации 1,3 14,0 60,7 24,0
Политические институты регионального уровня
Губернатор и администрация области 6,0 21,3 51,3 21,4
Тульская областная дума 3,3 15,3 60,7 20,7
Политические институты муниципального уровня
Администрация города и Сити-менеджер 5,3 15,3 56,0 23,4
Мэр города 5,3 17,3 56,0 21,4
Тульская городская дума 4,0 13,3 60,0 22,7
То есть данные, приведенные в табл. 4, свидетельствуют о наличии противоречия между политической реальностью и субъективными оценками туляков: предположительно, в условиях реализации очередного этапа реформы местного самоуправления (с 2003 года) граждане проявят больше инициативы и направят ее на самый низкий уровень — будут обращаться к депутатам городской думы, мэру и Сити-менеджеру, но этого пока не происходит не только на практике: сознание потребителей государственных услуг еще не перестроилось в должной мере.
Чем можно объяснить данное обстоятельство? По всей вероятности, не только инерцией массового сознания. Видимо, имеют значение и другие причины. Одна из них — особенность политического процесса в России. Наиболее масштабные изменения в условиях высокой централизации власти по традиции инициировались не «снизу» а были связаны с деятельностью конкретных руководителей, будь то «просвещенный монарх», Генсек или Президент. Еще одна возможная причина связана с реализацией административной реформы в нашей стране, особенно в период после 2004 года (третий, «путинский» этап административной реформы), в рамках которого были среди прочих поставлены задачи обеспечения открытости органов государственной власти, а также общедоступности информационных ресурсов. Отметим, что в Туле уже
более пяти лет функционирует call-центр — «телефон доверия
губернатора», (общественная приемная Президента открылась только осенью 2010 года). На основании данный фактов вряд ли стоит однозначно заключать, что только названные формы взаимодействия с властью формируют у граждан представление о собственной включенности в политический процесс. Вероятно, заявляя о своей возможности влиять на деятельность Президента и Государственной думы, респонденты подразумевают собственное участие в выборах и способность через использование собственного голоса «поощрять» или «наказывать» кандидатов. Однако в отношении влияния на деятельность губернатора данный принцип не срабатывает. Данный парадокс могли бы прояснить результаты качественных исследований. Подводя итоги анализа некоторых результатов количественного исследования, обратим внимание еще на одно обстоятельство: более половины граждан, задействованных в опросе, уверены, что на ход политического процесса ни через какие институты они влиять не могут. В отношении законодательных структур, в особенности на региональном и местном уровнях «показатель беспомощности» составляет 60% (хотя и на федеральном уровне он не намного ниже -примерно на 3%).
Подводя итоги, отметим следующее. Судя по результатам регионального социально-политического исследования, несмотря на определенные меры по реализации административной реформы, общественное мнение по-прежнему представляет «вызов» и государственным структурам, и органам местного самоуправления, причем на «нижних» управленческих уровнях данная тенденция выражена более четко. Федеральные органы власти видятся тулякам не только более «открытыми», но и более «отзывчивыми» к требованиям со стороны граждан. «Публичность» и «восприимчивость» (по крайней мере, в общественном сознании жителей Тулы) в большей мере свойственна персонифицированным институтам. Однако убежденность большинства туляков в отсутствии возможностей оказывать влияние на деятельность государственных структур и органов местного самоуправления позволяет прогнозировать выбор пассивных стратегий политической адаптации.
Список литературы
1. Алексеева Т. А. «Публичное» и «частное»: где границы
«политического»? [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http: //www. politstudies. ru/vm/vm2/vm2 tez 4. htm
2. Аналитический отчет по результатам исследования «Перемены в нашей жизни». Тула: ТулГУ, 2010. 135 с.
N. L. Markina,
O. E. Shumilova
Political adaptation of inhabitants of Tula in the context theories public (annual monitoring results)
Theoretical and methodological aspects of political adaptation on the basis of the theory of the public are considered- on the basis of empirical indicators influence of public sphere on political adaptation of citizens of the Tula region comes to light.
Keywords: political adaptation, public, the theory public, administrative reform, political institutes, citizens of region.
Получено 3. 03. 2011 г.
УДК 130. 2
Ю. Л. Воробьев, д-р филос. наук, проф., зав. кафедрой, (4712) 53−15−05, yur-vorobyov@yandex. ru, (Россия, Курск, Курская ГСХА),
И. Н. Милорадова, соискатель, (4712) 53−15−05, max-milord@yandex. ru (Россия, Курск, Курская ГСХА)
ВЛИЯНИЕ МУЗЫКИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ В ЭПОХУ ИНТЕРНЕТ
Показано влияние новых информационных технологий на формирование музыкальной молодежи. Авторы обосновывают, что с развитием интернета меняются агенты социализации и инкулътурации.
Ключевые слова: музыка, музыкальная культура, молодежь, интернет.
Роль музыки в структуре духовной жизни современного молодого человека довольно велика, а музыкальная культура в целом становится значительным фактором формирования у молодежи общечеловеческих ценностей. Музыка может быть представлена в качестве определенной символической системы, музыкальная культура как разновидность художественной культуры общества, которая представляет собой совокупность накопленных обществом музыкальных символических продуктов, а также деятельность людей и соответствующих социальных субъектов по производству, сохранению, распределению и потреблению этих продуктов.
Главным и определяющим фактором формирования общечеловеческих ценностей является музыкальный образовательный уровень. С его повышением возрастает общий культурный уровень личности, а также уровень музыкальной культуры. Другое дело, что само повышение музыкального уровня следствие повышенного интереса к музыке в целом.
Культурные ценности передаются человеку по трем основным каналам: межчеловеческим контактам, имеющим непосредственный и

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой