Политическая элита Германии о проблеме турецкой диаспоры (вторая половина хх начало ХХI вв.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ББК 63. 3(4ГЕМ)63
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА ГЕРМАНИИ О ПРОБЛЕМЕ ТУРЕЦКОЙ ДИАСПОРЫ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ХХ — НАЧАЛО ХХ1 ВВ.)
В. В. Слободенюк
POLITICAL ELITE OF GERMANY ABOUT PROBLEM OF TURKISH DIASPORA (THE SECOND HALF OF THE 20 CENTURY -THE BEGINNING OF THE 21 CENTURY)
V. V. Slobodeniuk
Статья посвящена проблеме турецкой диаспоры в Германии, ее интеграции в европейское общество. Автором отслеживаются этапы иммиграционной политики ФРГ, рассматриваются позиции представителей политической элиты Германии в отношении мигрантов из Турции.
The article is devoted to the problem of Turkish Diaspora in Germany, its integration to European society. The stages of immigration policy of FRG are considered, the attitude of the representatives of political German elite towards migrants from Turkey is taken info consideration.
Ключевые слова:
Турция, Германия, диаспора, иммиграция, гастарбайтер, гражданство.
Key words:
Turkey, Germany, Diaspora, immigration, Gastarbeiter, citizenship.
Турецкая диаспора сегодня является неотъемлемой частью немецкого общества. Многие представители играют важную роль в политике, экономике, культуре ФРГ, в частности являются активными деятелями крупных политических партий, предпринимательских союзов, вносят свой вклад в развитие литературы. Но перед турецкой диаспорой Германии стоит серьезная задача интеграции в немецкое общество, равно как и перед немецким обществом и правящей элитой стоит сложный вопрос взаимодействия и взаимопонимания турецкого и коренного населения страны. Данная проблема берет свое начало в 1960-х гг. Цель нашей статьи — проследить этапы формирования иммиграционной политики ФРГ, проанализировать позиции представителей политической элиты Германии в отношении турецкой диаспоры.
Вопрос о государственной политике ФРГ в отношении турецких мигрантов содержит различные точки зрения. Ряд исследователей полагает, что иммиграционная политика правительства ФРГ претерпела в своем развитии со второй половины ХХ в. по начало ХХ! в. эволюцию и прошла через определенные этапы становления и развития [1]. Существует и другая точка зрения, согласно которой правительство ФРГ в обозначенный период не придерживалось четкой позиции в отношении мигрантов, в частности турок, издавая лишь отдельные, часто противоречащие друг другу нормативы [2]. В поддержку второй точки зрения можно привести следующие факты. Договор 1961 г. между Турцией и ФРГ предполагал принцип ротации, то есть сменяемости рабочей силы, но уже через три года временные соглашения менялись на постоянные. С одной стороны, туркам запретили
приезжать, а с другой — разрешили «воссоединение семей» [3]. Противоречия иммиграционной политики ФРГ были связаны также с определенной политикой правящей элиты, поэтому мы пытаемся выявить позицию политической элиты ФРГ в вопросе турецкой миграции в страну.
После Второй мировой войны ФРГ столкнулась с серьезными экономическими трудностями. Однако экономические реформы, осуществленные в конце 1940-х гг. Людвигом Эрхардом (1963−1966 гг.), наряду с американской помощью, сделали возможным воплощение в 1950-х гг. «немецкого экономического чуда». Бурное развитие индустриального сектора требовало увеличения числа рабочих мест, однако внутренние трудовые ресурсы ФРГ себя исчерпали. Именно тогда Л. Эрхардом была выдвинута идея о том, что дефицит рабочей силы можно ликвидировать с помощью привлечения в ФРГ иностранных трудовых ресурсов [4].
Идея Л. Эрхарда о вербовке иностранной рабочей силы была приведена в жизнь первым канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром (1949−1963 гг.). Именно со времени его правления начинается отсчет в вопросе трудовой миграции между ФРГ и Турцией. Первые турки-рабочие приехали в Германию уже в 1957 г. [5]. Однако это были лишь предпосылки, серьезная вербовка турецких рабочих началась только после подписания 31 октября 1961 г. «Соглашения о вербовке турецкой рабочей силы для немецкого рынка труда между Турцией и Федеративной Республикой Германия» [6]. Приезжавших турок обозначили термином «гастар-байтеры», то есть «гости-рабочие», тем самым дав понять, что в стране пребывания они находятся временно. Такая позиция отражалась как в официальной терминологии, так и в повседневной жизни. Кроме того, само соглашение 1961 г. предполагало принцип ротации, то есть смены рабочей силы через каждые два года. Да и сами турки в 1960-е гг. не ставили перед собой цель остаться в Гер -мании, они лишь хотели заработать достаточно денег, чтобы по возвращении на родину организовать свой небольшой бизнес. Большинство из выезжавших на заработки оставили дома свои семьи. Однако обстоятельства стали складываться так, что через несколько лет большинство немецких предпринимателей начали отказываться от принципа ротации, так как постоянно сменяющиеся рабочие требовали новых затрат на обучение. Число гастарбайтеров из Турции начало расти быстрыми темпами, но, несмотря на это, в период правления канцлеров Конрада Аденауэра (1949−1963 гг.), Людвига Эрхарда (1963−1966 гг.), Курта Ки-зингера (1966−1969 гг.) проблем в сосуществовании прибывавшего и коренного населения еще не возникало. Отсутствие данных по турецкой диаспоре в ФРГ в воспоминаниях первых канцлеров [7] и в средствах массовой информации -красноречивое тому свидетельство. В этот период не возникало, да и не могло возникнуть, вопросов, связанных с участием иммигрантов в культурной, социальной, политической сферах немецкого общества. Приглашенным рабочим отводилась лишь роль регуляторов производственного процесса. Однако с середины 1960-х гг. все увеличивавшееся количество иммигрантов, и не только из Турции, стало беспокоить немецкое правительство. Германия активно противостояла принятию статуса иммиграционного государства. Свидетельством является то, что до 60-х гг. ХХ в. в стране действовал самый старый в Европе и практически не соответствующий новой реальности закон о гражданстве — «Закон о подданстве Рейха и немецком гражданстве» (Reicht — und Staatsangehorigkeitgesetz) [8]. Только во время канцлерства Л. Эрхарда в 1965 г. был принят новый
«Закон о гражданстве». Этот закон, по сути, ограничил иммиграцию, дав значительные права правительству ФРГ при принятии решений о въезде иностранцев в страну. Параграф второй «Закона о гражданстве» 1965 г. гласит: «Разрешение на проживание может быть дано, если присутствие данного иностранца не затрагивает интересы Германии» [9]. Причем понятие «интересы Германии» в тексте закона обозначено весьма размыто, что давало возможность ограничению иммиграции. Правительство следующего канцлера, Курта Кизингера, продолжало политику в отношении иностранцев в том же духе. Одной из причин такой политики стал экономический кризис 1966—1967 гг., следствием которого явилась высокая безработица. В данной ситуации для ФРГ важнее было трудоустройство коренного населения. Именно поэтому 23 декабря 1966 г. вышло постановление, согласно которому правительство, воспользовавшись тем, что многие из рабочих-иммигрантов отправились на родину навестить свои семьи, объявило о невозможности вернуться около 250 тыс. иностранцев в ФРГ [10].
Таким образом, 1960-е гг. выявили надвигающуюся на ФРГ проблему иностранных мигрантов, пока даже не столько турок, сколько всех в комплексе. Уже в эти годы были приняты постановления, стремящиеся ограничить иммиграцию. Тем не менее первые канцлеры ФРГ не видели в наплыве рабочих из-за рубежа большой проблемы.
В 1970-е гг. на первый план выдвинулись иммигранты из Турции. Канцлер Вилли Брандт (1969−1974 гг.) столкнулся с проблемой бурного роста турецкой миграции. В 1973 г. в Германии проживало 910 500 турок [11]. Принимающая страна оказалась не в состоянии поглотить всю массу новых работников, справиться с теми проблемами, которые они несли своим пребыванием. Именно поэтому политика в отношении иностранцев, в частности турецких мигрантов, стала меняться. Меры в отношении иностранцев, предпринятые В. Брандтом, вошли в историю под названием «Политика стоп». Смысл ее сводился к прекращению нового притока рабочей силы при одновременном признании за определенными категориями иностранных рабочих прав на длительное или бессрочное пребывание в ФРГ [12]. Эти мероприятия не означали конца иммиграции, допускалось множество исключений, нашедших отражение в документе под названием «Регулятор исключений к запрету». Что касается реализации турками постановлений нового канцлера, то для них данные постановления имели обратный эффект. Турецкая диаспора продолжала расти и развиваться за счет «воссоединения семей» и высокого коэффициента рождаемости. С 70-х гг. ХХ в. можно говорить о прекращении временного пребывания турок в ФРГ и формировании их постоянной общины. Однако сложилась парадоксальная ситуация: гастарбайтеры, осевшие в Западной Германии, составляли крупную группу населения, но на правительственном и административном уровнях в отношении них хранилось молчание. Правительство В. Брандта не имело четкой политической концепции по поводу того, как поступать с турецкой диаспорой.
Перед такой же проблемой встало и правительство канцлера Гельмута Шмидта (1974−1982 гг.). В своих воспоминаниях Г. Шмидт, отмечая недостаточное внимание к проблеме иностранных мигрантов со стороны предыдущих правительств, пишет: «Многие политики ФРГ даже не замечали проблемы: решения едва ли обсуждались, и для большинства немцев все это было покрыто туманом» [13]. Сущность проблемы Г. Шмидт раскрыл в своих воспоминаниях 1990-х гг. Во время его
правительства постановления в отношении турецкой диаспоры оказались противоречивыми. Примером этому могут послужить принятые в 1977 г. предложения по «дальнейшему развитию общей концепции политики в отношении использования иностранной рабочей силы» [14]. В них говорилось о реализации двух взаимоисключающих требований: первое — предотвращение дальнейшего роста числа иностранцев и курс на их возвращение на родину, второе — интеграция иностранцев в ФРГ. Уже не будучи канцлером ФРГ, Г. Шмидт придерживался подобных взглядов на данную проблему. В своих мемуарах он отмечает: «Наша задача — обращаться со всеми ними гуманно и достойно». И далее: «Мы можем надеяться на то, что в обозримом будущем к нам не будут больше приезжать из-за рубежа сотни тысяч человек ежегодно…» [15].
Следующий важный этап в отношениях между турецкими иммигрантами и немецким обществом связан с позицией правительства Гельмута Коля (19 821 998 гг.). Отношение Г. Коля было понятно многим представителям турецкой диаспоры в ФРГ еще до вступления последнего на пост канцлера. Незадолго до его избрания канцлером в Дортмунде было оглашено следующее заявление: «Число иностранных сограждан в стране должно быть сокращено» [16]. Этим заявлением был косвенным образом обозначен подход к решению проблем иностранцев. Став 1982 г. канцлером ФРГ, Г. Коль сразу заявил о поощрении выезда турецких рабочих, сокращении социальной помощи им, запрете на въезд в страну турецких детей старше шести лет. Позиция правительства объяснялась обострением экономической ситуации, ростом безработицы. В начале 1980-х гг. в Западной Германии находилось свыше 170 тыс. безработных турок [17]. Новый канцлер поставил перед турками в ФРГ выбор: либо они возвращаются на родину, любо полностью вливаются в немецкое общество. Именно в этом ракурсе 28 ноября 1983 г. был принят «Закон о поощрении реэмиграции», имеющий следующее положение: туркам, которые были намерены покинуть ФРГ до 1 октября 1984 г., выделялось 10 500 марок на человека, а также 1 500 марок на каждого ребенка [18]. Однако закон не сработал: многие турки, уехавшие на родину, под разными предлогами вернулись в Германию. Первого июня 1986 г. правительство Г. Коля издало новый закон, предусматривающий строительство жилой собственности на родине иммигрантов, в результате заключённого договора между Турцией и ФРГ Сумма помощи иностранцам составляла 60 тыс. марок. При этом иностранные рабочие обязались вернуться к себе на родину не позднее чем через 4 года после начала выплаты суммы [19]. Этот закон тоже не имел ожидаемых результатов. Численность турецких рабочих в ФРГ существенно не менялась. Г. Коль осознавал остроту проблемы, подчеркивал необходимость интеграции турок в ФРГ, определения их роли и места в немецком обществе. Именно во время канцлерства Г. Коля возникла проблема сосуществования турок и коренного населения, выражающаяся порой в актах противостояния иностранцам. «Для нас, в частности для меня, особенно больно, что в Германии совершаются акты насилия против турецких граждан» [20], — выразил сожаление Г. Коль.
В 1998 г., с приходом к власти канцлера Герхарда Шредера (1998−2005 гг.), политика в отношении турецких мигрантов несколько смягчилась. Германия была объявлена иммиграционной страной. Правительство Г. Шредера приняло ряд мер по улучшению жизни турок, по сближению немцев и иностранцев. Важной вехой в интеграционной политике Германии стал «Закон о гражданстве» 2000 г., вводив-
ший так называемое право почвы, то есть принятие гражданства на территории проживания (до этого в ФРГ было лишь «право крови», т. е. принятие гражданства по месту рождения). Новый закон облегчал получение немецкого гражданства, предоставлял гражданство детям иммигрантов, родившимся в Германии от родителей-иностранцев, проживших в Германии не менее восьми лет и имеющих в течение последних трех лет вид на жительство. Эти дети, достигнув 18 лет, должны были сами выбрать свое гражданство, в противном случае германское гражданство терялось после исполнения им 23 лет [21]. Правительством Г. Шредера были также смягчены правила натурализации. Срок необходимого проживания в ФРГ для получения гражданства сократился с 15 до 8 лет.
Позиция Г. Шредера по отношению к проблеме турецкой диаспоры в ФРГ складывалась и из его отношения к проблеме вступления Турции в ЕС. В предвыборной борьбе 2005 г. новый канцлер заявил, что Турция должна быть принята в ЕС. Перед выборами он даже посетил турецкого магната А. Догана, издателя газеты «Хёррийет» и владельца тюркоязычного канала немецкого телевидения. Польщенный магнат заявил: «Мы любим вас не только как канцлера, но и как друга, понимающего нас, турок» [22]. На протяжении всего своего канцлерства Г. Шредер не отступал от своих позиций в отношении Турции и ЕС, хотя часто был в оппозиции к мнению большинства по данному вопросу. «Мне было ясно, что я со своей поддержкой стремления Турции стать членом ЕС в нашем обществе примкну к меньшинству. Тем не менее, я считал, что европейская политика Германии должна быть последовательной, и решительно поддерживал Турцию, выбравшую для себя европейский путь развития» [23], — пишет в своих воспоминаниях Г. Шредер. Канцлера не пугала беспокоившая многих политиков проблема увеличения миграционных потоков в Европу в связи с присоединением Турции к ЕС. Г. Шредер утверждал, что опыт предыдущих этапов расширения ЕС свидетельствует о том, что иммиграция из Турции будет происходить в относительно скромных объемах [24].
Таким образом, канцлерство Г. Шредера запомнилось туркам как весьма положительное, чего нельзя сказать о политике правительства Ангелы Меркель (с 2005 г.) в отношении турецких мигрантов. Будучи лидером партии ХДС, А. Мер-кель придерживалась весьма осторожной политики в отношении турецкой диаспоры, ведь сама идеология партии основывалась на сохранении христианских ценностей западного мира. Однако, став канцлером, А. Меркель не могла не замечать существующей проблемы. Была изменена программа партии ХДС. Молодой немецкий исследователь Фердинанд Мирбах, сравнивая партийную программу 1993 г. с программой 2007 г. отмечает, что в прежней программе говорилось не очень много об иностранцах и ни слова об интеграции или мигрантах. В новой же программе слово «иностранец» почти не употребляется, а вот слово «интеграция» встречается 24 раза [25].
В рамках политики интеграции в 2007 г. новым канцлером было проведено два интеграционных саммита, целью которых было решение проблемы взаимодействия турецкого и немецкого населения. На основе второго саммита был сформирован Национальный план интеграции ФРГ, включающий систему обязательных мер для иммигрантов, приехавших на постоянное место жительства в ФРГ. Важнейшими задачами Национального плана интеграции являются:
— улучшение интеграционной политики-
— поддержка при изучении немецкого языка с первых дней-
— обеспечение хорошего образования, повышающего шансы на рынке труда-
— участие иммигрантов в культурной жизни принимающей стороны и т. д. [26].
Однако проведение саммита не обошлось без проблем. Три турецких объединения бойкотировали встречу. Причиной тому стало их недовольство поправками в «Закон об интеграции», внесенными в 2005 г. правительством А. Меркель. Закон предусматривал ужесточение порядка воссоединения семей и заключения браков с иностранцами из стран, не входящих в Евросоюз. Вид на жительство в Германии супруги-иностранцы могли получать только по достижении 18 лет (немецкие законы допускают браки с несовершеннолетними только в исключительных случаях и только с согласия родителей). Кроме того, переезжающие на жительство в Германию иностранцы должны обладать хотя бы минимальным знанием немецкого языка [27]. Некоторые представители мигрантов назвали эти поправки дискриминационными и нарушающими права человека. Немецкие политики эти обвинения отвергли, отмечая, что поправки были приняты с целью предотвращения принудительных браков с несовершеннолетними.
Камнем преткновения в отношениях турецкой диаспоры и правительства А. Меркель стал также вопрос о вступлении Турции в ЕС. Глава немецкого правительства не разделяет мнения социал-демократов о возможном, пусть и в перспективе, вступлении Турции в ЕС. А. Меркель не отказалась от программной точки зрения ХДС/ХСС, предлагающей Турции вместо членства в ЕС «привилегированное партнерство» [28]. На этой позиции А. Меркель остается и сегодня. Последним событием, связанным с решением данной проблемы, явился визит А. Меркель в Турцию 29−30 марта 2010 г. (первый за последние 4 года). В центре переговоров с президентом Турецкой Республики Абдуллахом Гюлем и главой правительства Реджепом Тайипом Эрдоганом были вопросы двусторонних отношений, а также проблема вступления Турции в Европейский Союз. По словам А. Меркель, переговоры о вступлении Турции в ЕС будут продолжены. Главным препятствием для членства Турции в Евросоюзе она назвала Кипрскую проблему [29]. Данная встреча несколько разрядила напряженную атмосферу между Берлином и Анкарой, которая возникла после требований диаспоры открыть турецкие школы в Германии. По словам немецкого канцлера, в ФРГ уже существуют немецко-турецкие школы, как и педагоги-турки, преподающие турецкий язык. Число таких школ можно увеличить. Но это не должно привести к тому, чтобы дети из турецких семей вообще не изучали немецкий язык. Германия стремится не к ассимиляции, а к интеграции живущих в Германии турок, подчеркнула А. Меркель.
Подводя итог, можно отметить, что недостаточное внимание к проблеме взаимодействия турецкого и коренного населения привело к тем противоречиям интеграционной политики Германии, которые существуют в настоящее время. Первые канцлеры не предполагали, что гастарбайтеры останутся надолго, поэтому перед современным правительством встали весьма острые проблемы интеграции огромной турецкой диаспоры с ее особым, отличным от европейского общества укладом жизни.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Андреюк В. Ю. Иммиграционная политика ФРГ на примере турецкой рабочей силы в 60−80-е гг. ХХ века: автореф. … дис. канд. ист. наук. М., 1997. С. 1−15- Али-Заде Р. Н. Турецкая диаспора в странах Западной Европы в 60−90-е гг. ХХ в.: проблемы интеграции: дис. … канд. ист. наук. Владимир, 2008. С. 39- Бондаренко Н. В. ФРГ: рынок рабочей силы и иностранные рабочие-мигранты: автореф. … дис. канд. ист. наук. М., 1997. С. 1−16.
2. Погорельская С. В. Турецкая община в ФРГ: между интеграцией и исламом // Актуальные проблемы Европы. Диаспоры в Европе: новая роль в обществе. — М.: ИНИОН РАН, 2009. — № 4. — С. 60.
3. Там же.
4. Эрхард Л. Благосостояние для всех: репр. воспр.: пер. с нем. М., 1991. С. 23.
5. Goldberg A., Halm D., Sen Faruk. Die deutschen Turken. Munster, 2004. S. 4.
6. Zur Geschichte der Arbeitmigration aus der Turkei // Materialsammlung DoMiT (Dokumentationszentrum und Museum uber die Migration aus der Turkei). URL: http: //www. domit. de/ seiten/publikationen/publikationen-de. html (дата обращения: 21. 05. 2007).
7. Аденауэр К. Воспоминания: в 2 т. М., 1966−1968- Эрхард Л. Указ. соч.
8. Виттманн М. Гражданство и статус в Германии // DerWeg. -1999. -11. November. URL: http: //www. derweg. narod. ru (дата обращения: 22. 06. 2009).
9. Auslandergesetz. Vom 28. April, 1965 // Fietkau W. Sogennante Gastarbeiter. Reportund Kritik. Wuppertal, Jugenddienst — Vehl., 1972. S. 151.
10. Мельников И. А. Иностранные рабочие в странах Западной Европы и позиция коммунистической партии (60−80-е гг. ХХ в.). М., 1985. С. 30.
11. Entwicklung und Zusammenarbeit. — 2004. — November. URL: http: //www. inwent. org/ index. de (дата обращения: 22. 03. 2010).
12. Федоров В. Иностранные рабочие в ФРГ // Мировая экономика и международные отношения. — 1982. — № 2. — С. 127.
13. Шмидт Г. На благо Германии: пути выхода из кризиса: пер. с нем. М., 1995. С. 56.
14. Эльснер Л. Иностранные рабочие и миграционная политика ФРГ (1955−1988 гг.) // Миграции и мигранты в мире капитала: исторические судьбы и современное положение. Киев, 1990. С. 87.
15. Шмидт Г. Указ. соч. С. 181.
16. Али-Заде Р. Н. Указ. соч. С. 70.
17. Ксендзык Н. Н. Турецкая трудовая иммиграция в странах Западной Европы (70−80-е гг.). Киев, 1991. С. 9.
18. Там же. С. 10.
19. Frankfurter Allgemeine Zeitung. — 1986. — 3. Dezember. — S. 13.
20. Kohl H. Erinnerungen: 1990−1994. Munchen, 2007. S. 576.
21. Закон о гражданстве (изменения и дополнения положений, не обозначенных особым образом, вступают в силу 1 января 2000 г.) [Электронный ресурс]. URL: http: zexe. de/php/ modules. php? name=Content&-pa (дата обращения: 5. 04. 2010).
22. Погорельская С. В. Указ. соч. С. 62.
23. Шредер Г. Решения: моя жизнь в политике / пер. с нем. Г. Леоновой. М.: Европа, 2007. С. 350.
24. Там же. С. 352.
25. Погорельская С. В. Указ. соч. С. 63.
26. Национальный план интеграции: новые пути — новые шансы (2007 г) [Электронный ресурс]. URL: www. bundesregierung. ru (дата обращения: 11. 07. 2008).
27. Интеграция иммигрантов — это всегда диалог [Электронный ресурс]. URL: http: // www. dw-world. de/dw/0,298,00. html (дата обращения: 22. 03. 2009).
28. Погорельская С. В. Ангела Меркель: политический портрет: аналит. обзор. М.: РАН ИНИОН, 2008. С. 76.
29. Ангела Меркель назвала главную преграду для Турции на пути в ЕС [Электронный ресурс]. URL: http: //www. dw-world. de/dw/0,298,00. html (дата обращения: 5. 04. 2010).

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой