Некоторые аспекты судебного контроля в особом производстве по применению принудительных мер медицинского характера

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 13
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ В ОСОБОМ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ПРИМЕНЕНИЮ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
© Смирнова М. Е., 2009
В статье рассматривается значение судебного контроля в уголовном судопроизводстве о применении принудительных мер медицинского характера, анализируются функции, цели и задачи судебного контроля в рамках указанного вида особого судопроизводства.
Ключевые слова: судебный контроль в производстве о применении принудительных мер медицинского характера- функции судебного контроля- задачи судебного контроля.
Цель данной работы можно обозначить как исследование особенностей судебного контроля в особом порядке уголовного судопроизводства по применению принудительных мер медицинского характера.
Высшим органом процессуального контроля и надзора за исполнением подконтрольными (поднадзорными) субъектами в настоящее время является суд. Как указывает Конституционный суд РФ в постановлении по делу о проверке конституционности части 5 ст. 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Р. Н. Самигуллиной и А. А. Апанасенко, предшествующее рассмотрение прокурором жалоб на незаконные или необоснованные решения и действия процессуальных органов не является препятствием для обжалования в суде [1].
Формы судебного надзора и контроля разнообразны. Они реализуются как при рассмотрении уголовных дел в рамках функции правосудия, так и вне ее, в рамках отдельных уголовно-процессуальных производств.
По вопросу определения судебного контроля в уголовно-процессуальной науке существует множество точек зрения. В настоящей работе автор считает целесообразным привести некоторые из них.
Ряд авторов полагают, что судебный контроль представляет собой особую форму осуществления правосудия. В. М. Лебедев относит к правосудию, осуществляемому на стадии предварительного расследования, деятельность суда по рассмотрению жалоб на незаконность и необоснованность ареста
и продление сроков содержания под стражей [2].
Оригинальна, в связи с этим, позиция
Н. Н. Ковтуна, который полагает, что в силу присущих судебному контролю правовых свойств и признаков он является самостоятельной, особой формой осуществления правосудия в сфере уголовного судопроизводства [3].
Другая точка зрения высказана А. В. Со-лодиловым, предлагающим два критерия распространения на судебный контроль характеристик правосудия. Первым условием автор считает наличие у конкретного вида судебного контроля признаков особого производства (таковым является, по его мнению, осуществление судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей). Второй критерий, с точки зрения автора — наличие конфликта. То есть если в процессе реализации своих контрольных полномочий суд фактически разрешает конфликт, а не придает решениям органов предварительного расследования и прокурора законную силу, значит, речь может идти об осуществлении правосудия [4].
Оценивая данную мысль, следует согласиться с Н. Н. Ковтуном, считающим, что
А. В. Солодилов необоснованно сужает понятие правового конфликта. А именно — не принимает во внимание то обстоятельство, что «правовым конфликтом следует признать и такой конфликт, в котором спор непосредственно связан с принудительно изменяющимися правовыми отношениями сторон, их юридически значимыми действиями или состояниями» [5].
Существует также мнение, что судебный контроль является составной частью или элементом правосудия. Так, И. Л. Петру-хин, правильно указывая на то, что при реализации судебного контроля суд не разрешает дело по существу, считает возможным говорить лишь о наличии элементов правосудия в содержании рассматриваемого явления на предварительном следствии [6].
В классическом понимании правосудие (в рамках уголовного судопроизводства) — это осуществляемая судом в законодательно обусловленной процессуальной форме деятельность по рассмотрению и разрешению уголовных дел с вынесением общеобязательного, обеспеченного государственным принуждением решения (акта правосудия). Определение последнего было дано А. Д. Бойковым в «Курсе советского уголовного процесса» и содержало одну важную характеристику, которая могла бы служить критерием отграничения решений, выносимых судом в процессе отправления правосудия, от иных принимаемых судом решений, в том числе в рамках реализации функции судебного контроля. Акт правосудия — это решение вопроса судом о виновности и ответственности [7]. С данным определением в свете существования особого порядка судопроизводства о применении принудительных мер медицинского характера можно согласиться, но со следующей оговоркой — в рамках указанного вида особого производства вопрос о виновности и ответственности судом решается, но ключевым актом выступает постановление о применении принудительных мер медицинского характера.
В. Н. Галузо указывает на самостоятельность функции судебного контроля [8]. Такого же мнения придерживается и О. В. Хими-чева, относя судебный контроль к числу необходимых для эффективного осуществления правосудия функций [9]. Н. А. Ло-паткина подчеркивает, что судебный контроль представляет собой одно из проявлений судебной защиты в уголовном процессе и не охватывается содержанием понятия правосудия по уголовным делам [10].
В. А. Азаров и И. Ю. Таричко рассматривают судебный контроль как самостоятельную судебную функцию, необходимую для усиления судебной власти. Основная цель ее реализации заключается в защите прав и законных интересов участников уголовного процесса [11]. Данной точки зрения придерживается автор настоящей работы.
Статья 46 Конституции Р Ф гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. Часть 2 ст. 17 Конституции Р Ф гарантирует неотчуждаемость основных прав и свобод человека и их принадлежность каждому от рождения и предполагает недопустимость какого бы то ни было их умаления, в том числе, как указал Конституционный суд РФ в постановлении от 20 ноября 2007 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С. Г. Абламского, О. Б. Лобашовой и
В. К. Матвеева», и в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами [12]. Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Р Ф общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. В ч. 3 ст. 1 УПК РФ закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Не вызывает сомнений, что положения Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод следует применять и к лицам, в отношении которых ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, так как, согласно ч. 1 ст. 17 Конституции в Российской Федерации, признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.
Кроме того, существуют международные документы, ратифицированные Россией, содержащие предписания, касающиеся судебного контроля в рамках особого уголовного судопроизводства по применению принудительных мер медицинского характера. Так, 17 декабря 1991 г. Генеральная ассамблея ООН Резолюцией 46/119 приняла Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи [13]. Предписания Принципа. 20 рассматриваемого документа говорят о возможности введения таких положений во внутригосударственное законодательство, которые мо-
гут уполномочивать суд на основе компетентного и независимого медицинского заключения выносить решения о помещении лиц, страдающих психическим заболеванием и совершивших общественно-опасное деяние, в психиатрическое учреждение.
Следует отметить, что в рамках Совета Европы существует ряд международных документов регионального уровня, затрагивающих вопросы судебного контроля в особом порядке уголовного судопроизводства о применении принудительных мер медицинского характера, предписания которых носят рекомендательный характер. Например, в п. А п. 1 Рекомендации 818 (1977) Парламентской ассамблеи Совета Европы о ситуации с психическими заболеваниями содержится предложение для государств-участ-ников обеспечить, чтобы судебные решения не принимались только на основании медицинских заключений, чтобы пациентам с психическими заболеваниями, как и другим людям, было обеспечено полное право быть услышанными, и, чтобы в случаях обвинения в преступлении в судебном процессе участвовал также адвокат [14].
Для достижения цели защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса перед функцией судебного контроля в рассматриваемом судопроизводстве стоит ряд задач:
1. Не допустить реализацию неправомерных действий и решений, нарушающих права и законные интересы лиц, в отношении которых поставлен вопрос о применении принудительных мер медицинского характера. Например, при помещении психиатрический стационар для производства судебнопсихиатрической экспертизы, при непосредственном проведении указанной экспертизы.
2. Восстановить права, уже нарушенные органами предварительного расследования. Например, в случаях непривлечения указанной категории лиц, их законных представителей и защитников к участию в следственных действиях, если состояние психического здоровья лиц, в отношении которых поставлен вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, позволяет им участвовать в таковых. Также в случаях отказа следователя ознакомить лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, с существом общественно-опасного деяния, в котором его уличают, с заключением экспертов,
проводивших судебно-психиатрическую экспертизу данного лица.
3. Способствовать вынесению законного и обоснованного постановления об освобождении этого лица от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера в порядке ст. 443 УПК РФ и при разрешении и рассмотрении уголовного дела по существу [15].
Функция судебного контроля в производстве по применению принудительных мер медицинского характера осуществляется в следующих формах:
а) традиционные (классические) формы реализации:
• рассмотрение и разрешение ходатайств органов предварительного расследования о проведении следственных действий или применении мер процессуального принуждения, способных ограничить (нарушить) существенные конституционные права и свободы граждан (например, ходатайство о помещении в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы) —
• последующая проверка судом действий и решений дознавателя, следователя, прокурора, проводимых (принятых) в случаях, не терпящих отлагательств без решения суда, на предмет их законности и обоснованности-
• рассмотрение судом жалоб на неправомерные действия властных субъектов уголовного процесса. Что характерно, рассматриваемая категория лиц не названа в УПК РФ в числе субъектов обжалования, но это право признанно за ними Конституционным судом в упомянутом выше постановлении от 20 ноября 2007 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С. Г. Абламского, О. Б. Лоба-шовой и В. К. Матвеева». Как указывает Конституционный суд, «…лицо, признанное невменяемым, как правило, не только автоматически считается не способным лично осуществлять указанные в этих нормах процессуальные действия, но и лишается остальных прав, предоставленных в уголовном судопроизводстве лицам, в отношении которых ведется уголовное преследование, а именно: знать, в совершении какого общественно опасного деяния его уличают, давать объяснения по обстоятельствам
дела, заявлять ходатайства, участвовать в производстве следственных действий и судебном разбирательстве, приносить жалобы на действия и решения следователя, прокурора и суда, знакомиться с заключением экспертов и др.» [16]-
б) особая форма судебного контроля — контроль качества доказательств. В данном случае суду следует обратить внимание на то, что предмет доказывания в уголовном судопроизводстве по применению принудительных мер медицинского характера, очерченный в ч. 2 ст. 434 УПК РФ, имеет определенные особенности по сравнению общим, определенным ст. 73 УПК РФ для всех уголовных дел предметом доказывания, по данной категории дел подлежат доказыванию такие специфические обстоятельства, как:
1) наличие у данного лица психических расстройств в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу-
2) связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда. Эти и иные обстоятельства, согласно требованиям ст. 439 УПК РФ, должны быть изложены следователем в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера, которое утверждается прокурором.
По справедливым замечаниям некоторых авторов, функция судебного контроля должна охватывать сферу наиболее значимых и существенных прав и свобод граждан, а именно — распространяться на все действия (бездействие) и решения органов уголовного преследования, которые могут непосредственно ограничить (или нарушить) личную неприкосновенность, тайну частной жизни, собственность либо затруднить доступ к правосудию и судебной защите гражданами своих прав [17]. У лиц, в отношении которых поставлен вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, доступ к правосудию и без того ограничен в силу болезненного состояния психики, поэтому судебный контроль при особом порядке уголовного судопроизводства о применении принудительных мер медицинского характера, по нашему мнению, представляется важной гарантией защиты прав и законных интересов указанной категории лиц. ^
1. Собр. законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 1430.
2. См.: Лебедев В. М. Судебная зашита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии. М., 2001. С. 8- Бозров В. М. Современные проблемы российского правосудия по уголовным делам в деятельности военных судов (вопросы теории и практики). Екатеринбург, 1999. С. 9−32.
3. Ковтун Н. Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2002. С. 24−44.
4. Солодилов А. В. Судебный контроль в системе уголовного процесса России. Томск, 2000. С. 43−45.
5. Ковтун Н. Н. Указ. соч. С. 38−39.
6. См.: Петрухин И. Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Рос. юстиция. 1998. № 9. С. 13.
7. См.: Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1989. С. 2б.
8. См.: Галузо В. Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1995. С. 21.
9. См.: Химичева О. В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство). М., 1998. С. 25.
10. См.: Лопаткина Н. А. Институт судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2002. С. 4, 9.
11. Азаров В. А., Таричко И. Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск, 2004. С. 9.
12. Собр. законодательства РФ. 2007. № 48. Ст. б030.
13. [Электронный ресурс]. Режим доступа: htt-р: // www/cenunst. by. ru/ humanrights/ documents/document/ O. 71. shtml
14. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //uazakon. com/document/tpart20/isx20755. htm
15. Азаров В. А., Таричко И. Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск, 2004. С. 33б-337.
16. Собр. законодательства РФ. 2007. № 48. Ст. б030.
17. См., напр.: Азаров В. А., Таричко И. Ю. Указ. соч. С. 10.
Some Aspects of Legal Control in Special Proceeding of Application of Medical Enforcement Measures
© Smirnova M., 2009
This article is about meaning of legal control in special proceeding of application of medical enforcement measures. The author analyses functions, goals and problems of legal control in special proceeding of application of medical enforcement measures.
Key words-, legal control in special proceeding of application of medical enforcement measures- functions of legal control- problems of legal control.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой