Интеллигент и власть: Михаил Погодин и император Николай i накануне Крымской войны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(470+571)'-'-17/1917'-'-
Усманов Сергей Михайлович
доктор исторических наук, доцент Ивановский государственный университет ilapsi@yandex. ru
ИНТЕЛЛИГЕНТ И ВЛАСТЬ: МИХАИЛ ПОГОДИН И ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ I НАКАНУНЕ КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ*
В статье рассматриваются взаимоотношения известного российского историка, публициста и общественного деятеля середины XIX века Михаила Петровича Погодина и императора Николая I накануне Крымской войны. Автор анализирует «политические письма» Погодина и выделяет их главные положения. В статье исследуется восприятие Погодиным европейской действительности. Особое внимание уделяется тем замечаниям государя, которые он дал на предложения Погодина по изменению внешней политики России. Приведены соответствующие соображения, переданные императором Михаилу Погодину. Автор полемизирует с другими интерпретаторами творчества Погодина и дает собственные оценки предложениям мыслителя. В статье подчеркиваются различия в мироощущении интеллигента и самодержца, а также различие их конкретных политических оценок положения России в мире в середине XIX столетия.
Ключевые слова: Михаил Погодин, император Николай I, внешняя политика России, Крымская война, интеллигенция, власть.
Михаил Петрович Погодин был не только известным русским историком, писателем, публицистом и издателем середины XIX века, но и общественным деятелем, желавшим оказывать существенное воздействие на жизнь своей страны. Более того, Михаил Петрович простирал свою активность и за пределы Российской империи, так как принимал непосредственное участие в развернувшемся в то время движении за установление сотрудничества славянских народов. Всерьез волновали Погодина и балканские дела, да и вся большая европейская политика.
Такие интересы Погодина не могли, разумеется, пройти мимо внимания императора Николая I. Будучи сильным правителем, государь тщательно вникал во все сколько-нибудь существенные проблемы своего времени и лично контролировал проведение в жизнь своих политических решений. Поэтому и с Михаилом Петровичем Погодиным у него были особые отношения. Причем здесь, как и всегда в николаевскую эпоху, соблюдалась определенная субординация в поведении подданных со своим монархом. Общение писателя и государя осуществлялось в основном заочно: Михаил Петрович неоднократно направлял императору письма по волновавшим его и русское общество вопросам.
Если не считать известного биографического труда Николая Платоновича Барсукова «Жизнь и труды Погодина» [1], вышедшего в конце XIX -начале ХХ столетия, тема взаимоотношений М. П. Погодина и императора Николая I недостаточно исследовалась историками. Так, в самой известной за последние десятилетия исследовательской работе о Погодине ветерана советской исторической науки Н. И. Павленко Погодин-пу-
блицист представлен всего лишь как «остроумный говорун» [7, с. 217−239].
В этой связи для нас особенно интересны взаимоотношения этого русского интеллигента и монарха в такой драматический период отечественной истории, как политический кризис в преддверии и дальнейшие годы Крымской войны. Тем более, что тогда у Погодина были очень определенные соображения и предложения по усилению политики России в восточном вопросе, выдвинувшемся в то время в эпицентр всей мировой политики.
Крымская война вдребезги разбила официальные надежды на успех внешнеполитического курса императора Николая I в русле европейского легитимизма. В правительственных кругах, да и в периодических изданиях толковали о «коварстве австрийцев». Об этом в своих письмах упоминал и сам император [9, с. 131]. Однако требовалась какая-то альтернатива прежней политике. Вот почему столь большое внимание «образованного общества» привлекли тогда так называемые «Политические письма» издателя журнала «Москвитянин» Михаила Петровича Погодина, интеллигента, стоявшего достаточно близко к официальному охранительному курсу.
В данном контексте наиболее показательна «Записка», написанная Погодиным 7 декабря 1853 г., в самом начале непосредственной фазы военных действий. Этот документ особенно интересен тем, что известны пометки, сделанные по тексту самим императором. Знакомство с текстом «Записки» и внесенными императором Николаем I замечаниями, казалось бы, могло бы свидетельствовать о близости их взглядов на интересы России и европейскую политику. Однако внимательное изучение пометок государя показывает, что это далеко не так.
* Исследование выполнено в рамках проектной части государственного задания в сфере научной деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации. № 33. 526. 2014/К «Российская интеллигенция и европейские интеллектуалы в изменяющейся социально-политической действительности ХХ — начала XXI вв.: виртуальность и реальность».
© Усманов С. М., 2016
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. ?к № 2, 2016
287
НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ
В «Записке» Михаил Петрович дал яркий обзор политики западных держав и общественного мнения в Европе, а в этой связи намекал и на необходимость существенного изменения во внешней политике России. Замечания императора очень показательны. В частности, он выделил следующие слова Погодина: «если воевать, так, по крайней мере, не даром, и работать на себя, а не на вас (европейцев. — С.У.), для какого-то мнимого равновесия». Это — об интересах России. А вот заметки монарха об отношении к России в Европе, представляющие собой отклик на следующую фразу Погодина: «но слепая ненависть и злоба ничего не понимают и понимать не хотят». Около этих слов Николай I добавляет: «только и в этом всё» [5].
Между тем, М. П. Погодин думал иначе. Он считал необходимым бороться за общественное мнение в Европе. Поэтому и писал в своей «Записке»: «Мы имели бы многих на своей стороне, если бы старались не только быть, но и казаться правыми». Император Николай I подчеркивает эти слова «Записки», но вывод делает совершенно иной: «Величественное молчание на общий лай приличнее сильной державе, чем журнальная перебранка» [5]. Погодин искал для России союзников среди славян, особенно южных, ожидая присоединения к России сербов, черногорцев и других. Государь же против слов Погодина «кто же наши союзники в Европе» отвечает: «Никто, и нам их не надо, если уповаешь безусловно на Бога, и довольно» [5].
Но есть такое место в тексте «Записки» Погодина, которое, пожалуй, наиболее рельефно выразило различия в мышлении императора и его адресата-интеллигента. Это тот фрагмент рукописи Погодина, где Михаил Петрович пытается объяснить неблагодарность австрийского императора по отношению к своему российскому благодетелю государю Николаю I, спасшему его от венгерского восстания 1848 г.: «Может быть, он исполнен сыновних чувствований к своему благодетелю, как и должен, но, кроме него, в Австрии есть еще правительство, есть дипломатия, есть бюрократия, враждебные искони России». Против этих слов Михаила Петровича император написал следующее: «Это так, и одним словом каналий много» [5].
В самом деле, для «государя-рыцаря», каковым справедливо считали императора Николая I, все эти министры, чиновники, а тем более профессора и журналисты стояли намного ниже «августейших персон», а потому зачастую и не заслуживали большего, чем наименования «каналий». Поэтому государь не мог с ними совпадать в своих идеалах и чаяниях, что относилось также в конечном счете и к предложениям Погодина.
Со своей стороны Погодин в последующих своих «письмах» еще более определенно высказывался о неуспехе всей прежней внешней политики самодержавия. В разгар войны, в апреле 1854 г.
он отмечал: «Правительства нас предали, народы возненавидели, а порядок, нами поддерживаемый, нарушился, нарушается и будет нарушаться. Следовательно, политика наша была не только для нас вредна, но вовсе безуспешна» [6].
В сущности, здесь профессор Московского университета высказал общее убеждение русской интеллигенции того времени. Против такого вывода не возражали бы ни западники, ни славянофилы. Но предложенный Погодиным новый курс был уже не для всех привлекателен, прежде всего, в силу своих особых славянских предпочтений. Помимо прочего, речь шла о создании всеобщего славянского союза во главе с Россией со столицей в Константинополе, ибо Россия уже не должна больше терпеть владычества турок на Балканах, а европейским державам не следовало бы вмешиваться в ту тысячелетнюю борьбу, которую Россия вела против восточных завоевателей — печенегов, половцев, монголов, татар казанских, крымских и астраханских [2, с. 98−101, 119].
«Письма» Погодина были адресованы высоким лицам, а конечном счете — и самому императору. По своей откровенности они не могли появиться тогда в печати. Однако неправы те, кто упрекал Погодина в невнимании к обществу. Ведь Михаил Петрович понимал, что можно было печатать иные материалы в том же духе. Так что и сам Погодин в начале 1855 года опубликовал в издаваемом при его непосредственном участии журнале «Москвитянин» речь о Ломоносове, произнесенную им в Московском университете, в которой особенно выделялась строфа одной из ломоносовских од, «ибо ее можно приложить к современным нашим обстоятельствам»:
Когда взираем мы к востоку, Когда посмотрим мы на юг, & lt-… >-
Там вдруг облег дракон ужасный
Места святы, места прекрасны,
И к облакам сто глав вознес!
Весь свет чудовища страшится,
Един лишь смело устремиться
Российский может Геркулес.
Един сто острых жал притупит
И множеством низвержен ран,
Един на сто голов наступит
Восставив вольность многих стран! [4, с. 14]
Эти величавые слова великого россиянина ХУШ века лишний раз подчеркивали силу аргументов профессора Московского университета.
Печатались в «Москвитянине» также материалы о притеснениях христиан в Турции, о захватнической колониальной политике Великобритании — в том числе и на Востоке [3- 9]. В частности, в рецензии на книгу А. Ротчева «Правда об Англии и сказания о расширении владений ее во всех стра-
288
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова № 2, 2016
нах света» подчеркивались «ужасы и убийства» «кровавой войны» британцев в Индии и их обогащение «на счет нравственного расслабления и упадка китайцев» в результате опиумной торговли [8].
Между тем император через высокопоставленных сановников дал свой ответ Погодину, а в его лице — и всем другим патриотически обеспокоенным представителям «образованного общества». До сведения издателя «Москвитянина» были доведены те места из письма графа В. Ф. Адлерберга к члену Государственного Совета Ф. И. Прянишникову от 11 августа 1854 года, где содержались оценки государя погодинских предложений. Император отдавал «полную справедливость патриотическим чувствам автора», но не принимал его соображений, указывая, что «не во всем эти взгляды основательны и удобоприменимы к практическому исполнению. Взгляд снизу, на одних лишь исторических фактах и результатах основанный, не может быть так верен, как взгляд, не случайно брошенный, а постоянно с высшей точки обращаемый, при полном знании всех дел, их тайных пружин и сцепления обстоятельств, скрытых для непосвященных в оныя» [2, с. 118].
Поражение России в Крымской войне не подкрепляло этого исполненного державной уверенности убеждения. Оно поставило под вопрос не только всю внешнюю политику России на Западе и Востоке, но и основы внутриполитического курса самодержавия, в том числе и условия взаимоотношений власти и интеллигенции.
Библиографический список
1. Барсуков Н. Жизнь и труды М. П. Погодина: в 22 кн. — СПб., 1888−1910.
2. Барсуков Н. Жизнь и труды М. П. Погодина: в 22 кн. Кн. 13. — СПб., 1899. — С. 98−101, 119.
3. Березин И. Христиане в Сирии // Москвитянин. — 1855. — Кн. 2. — № 2. — С. 17−56- Кн. 2. -№ 3. — С. 65−68.
4. Воспоминание о Ломоносове, сочиненное академиком М. П. Погодиным, для произнесения в торжественном столетнем собрании Московского университета, 12-го января 1855 года // Москвитянин. — 1855. — Т. 1. — № 2. — С. 1−16.
5. Записка Михаила Петровича Погодина 7 декабря 1853 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //gosudarstvo. voskres. ru/tarasov/nic7. htm (дата обращения: 11. 11. 2015).
6. Записки М. П. Погодина о политике России [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: // az. lib. ru/p/pogodin m p/text 1894 zapiski o politike rossii oldorfo. shtml (дата обращения: 17. 11. 2015).
7. Павленко Н. И. Михаил Погодин. — М.: Памятники исторической мысли, 2003. — 360 с.
8. Рецензия на кн.: Ротчев А. Правда об Англии и сказания о расширении владений ее во всех частях света. СПб., 1854 // Москвитянин. — 1855. -Кн. 2. — № 3. — С. 133−140.
9. Тальберг Н. Очерки истории Императорской России от Николая I до Царя-Мученика. — М.: Литературное обозрение, 1995. — 268 с. — (Неизвестная Россия: 1825−1917).
Вестник КГУ им. H.A. Некрасова № 2, 2016
289

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой