Некоторые аспекты взаимоотношений Русской православной церкви и государства в Курской области в 1953-1964 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94/99
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВА В КУРСКОЙ ОБЛАСТИ В 1953—1964 гг.
© Дарья Юрьевна МАКАРОВА
Курский государственный университет, г. Курск, Российская Федерация, соискатель кафедры теологии и религиоведения, e-mail: veter-s-gor@yandex. ru
Данная статья ставит своей целью исследовать положение Церкви в Курском крае при Н. С. Хрущеве. Использование разнообразного архивного материала позволяет раскрыть некоторые особенности церковной политики местных советских властей в 1953—1964 гг. Сочетание информации общесоюзного значения с материалами архива Курской области составляет научную новизну исследования.
Ключевые слова: Русская православная церковь- Курск- священник- паломничество.
Обращение к проблеме взаимоотношений Русской православной церкви (РПЦ) и государства в Курской области в 1953—1964 гг. не случайно. Религиозная политика советских властей изучена основательно, хрущевский период подробно рассмотрен в работах М. В. Шкаровского, Д. В. Поспеловского, В. А. Алексеева, Т. А. Чумаченко и др. Однако положение Церкви в Курской области остается практически не исследованным. Отдельные аспекты этой проблемы затрагивают
в своих работах Ю. Бугров, В. Л. Юрковец-кий, Т. Н. Арцыбашева. В данной статье использованы материалы архивов, что позволило глубже изучить государственно-церковные отношения в Курском крае в 1953—1964 гг.
Смерть Сталина вызвала в среде верующих людей надежды на смягчение государственной политики по отношению к Церкви. За первое полугодие 1953 г. к уполномоченному Совета по делам РПЦ по Курской области П. Володину и в местные органы по-
ступило 182 жалобы и заявления [1] - значительно больше, чем в предыдущие годы. Крестный ход в Коренную пустынь из Курска в 1953 г. был более многолюдным, чем ранее (около 12 тыс.) [1, л. 150, 189].
6 января 1954 г. указом Президиума Верховного Совета СССР была образована Белгородская область, в которую вошли южная часть Курской и несколько районов Воронежской области [2, с. 273]. В связи с этим количество храмов в Курской области уменьшилось на 104.
К середине 1954 г. стало понятно, что смена руководства партии неблагоприятно сказывается на церковной политике. 7 июля ЦК КПСС принял Постановление «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения», которое носило явно агрессивный характер и обязывало «решительно покончить с пассивностью в отношении к религии…» [3, с. 72]. В газете «Курская правда» появились многочисленные статьи на научно-естественную тематику, о коммунистической морали, атеистической пропаганде, об антирелигиозном воспитании детей.
Часть членов Президиума Ц К, которые участвовали в сталинской политике интегрирования Церкви в государственную систему (Молотов, Маленков, Ворошилов), выражали беспокойство по поводу начавшегося агрессивного наступления на религию. Председатель Совета по делам РПЦ Г. Г. Карпов также стремился сохранить тот курс в церковной политике, который был выработан в середине 1940-х гг. Критика действий правительства в зарубежной печати, резкое недовольство епископата, поток жалоб верующих заставили Хрущева приостановить наступление, и
10 ноября 1954 г. вышло Постановление «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». Этот акт во многом отменял положения июльского постановления, и 1955−1957 гг. стали самыми благоприятными для РПЦ после сталинского «возрождения».
В данный период активность верующих в Курской области возросла. В 1955 и 1956 гг. количество паломников, участвовавших в крестном ходе в Коренную пустынь, достигло 20 тыс. человек. Следует отметить, однако, что часто размах хода зависел от погодных условий. На Пасхальных службах 17 ап-
реля 1955 г. в девяти церквах Курска присутствовало около 20 тыс. человек, тогда как в 1953 г. — 16 тыс. [1, д. 26, л. 53]. В дни престольных праздников на селе невыходы на работу в колхозах носили массовый характер [4].
К церковной жизни верующие активно привлекали и своих детей: в канун учебного года в 1957 г. в нескольких церквях г. Курска на службах присутствовало около 600 школьников, некоторые из них исповедовались, причащались, оставались на молебен [5].
Как отмечает П. Володин, деятельность религиозных организаций оживилась: выросло количество посещающих церковные службы, увеличилось число обрядов и треб, расширился объем продаж предметов культа [1, д. 26, л. 72]. За счет этого церкви позволили себе производить ремонты молитвенных зданий, улучшать их благолепие. Так, в 1955 г. во Введенской и Всесвятской церквях г. Курска было установлено центральное отопление [5, д. 10, л. 31].
Несмотря на положительные аспекты в жизни Церкви, во многом ее положение оставалось сложным. Специфика Курской области (и других районов, находившихся под оккупацией) заключалась в достаточно большом количестве зарегистрированных храмов и молитвенных домов, некоторые из которых постоянно были незамещенными из-за нехватки священников. Кроме того, состав духовенства не удовлетворял требованиям, предъявляемым этим сложным периодом в жизни Церкви. По состоянию на конец 1957 г. 85% священнослужителей составляли люди старше 55 лет, 59% вообще не имели духовного образования, 89% имели только начальное общее образование [5, д. 13, л. 123]. В связи с кадровым голодом архиепископу приходилось принимать на службу больных, стариков, а также опорочивших себя аморальным поведением людей.
С 27 декабря 1951 г. по 8 декабря 1958 г. Курско-Белгородскую кафедру занимал епископ, а с 1957 г. — архиепископ Иннокентий [6, с. 90]. Он неизменно поддерживал все ходатайства о возвращении общинам изъятых церковных зданий, об открытии новых церквей и молитвенных домов.
К 1958 г. влияние Н. С. Хрущева в партии значительно усилилось, и началась новая ан-тицерковная кампания, вылившаяся в грубые
административные действия на местах. Уже в 1957 г. было принято «Положение о пенсиях и единовременных пособиях священно-церковнослужителям Русской православной церкви», которое ужесточало финансовый контроль государства над доходами духовенства [7, с. 76]. В этом же году произошла смена членов Совета по делам РПЦ, часть из которых ушла на пенсию. Председатель Совета Г Г. Карпов поставлен под подозрение в нелояльности к правящему режиму, однако до 1960 г. его не освобождают от должности как пользующегося уважением среди епископата.
4 октября 1958 г. было принято секретное постановление ЦК КПСС «О записке Отдела пропаганды и агитации ЦК по союзным республикам „О недостатках научноатеистической пропаганды“», которое обязывало партийные, комсомольские и общественные организации развернуть пропагандистское наступление на «религиозные пережитки советских людей» [8, с. 28]. Вскоре был нанесен ощутимый удар по экономической базе РПЦ: 16 октября 1958 г. Совет Министров принял постановления «О монастырях в СССР» и «О налоговом обложении доходов предприятий епархиальных управлений, а также доходов монастырей» [7, с. 132]. У монастырей стали отбирать земли, значительно повысился налог на здания и монастырские угодья. Постановлением о налогах, вышедшем в том же году, Церкви запрещалось продавать свечи по ценам более высоким, чем они приобретались в свечных мастерских. Это было серьезным ударом по бюджету церковных приходов. В Курской Епархии в это время происходит смена правящего архиерея — кафедру на полгода занимает епископ Роман. Пытаясь приспособиться к новым постановлениям, грозившим экономике Церкви, епископ принял меры к уменьшению веса свечей, в результате чего их продажа приносила практически прежний доход. Однако П. Володин сразу поставил Романа перед требованиями: не подавать ходатайств об открытии новых церквей и молитвенных домов, не препятствовать закрытию приходящих в упадок приходов, поменьше назначать молодых священников, свести до минимума всякую материальную помощь приходам, духовенству [5, д. 18, л. 30].
28 ноября 1958 г. принято секретное Постановление Ц К партии «О мерах по прекращению паломничества к „святым местам“» [7, с. 83]. Этот акт сразу заставил местные курские власти обратить внимание на продолжавшийся уже полтора десятка лет крестный ход из Курска в Коренную пустынь летом (в девятую пятницу по Пасхе) и обратно — 25 сентября. Самого монастыря в местечке Свобода уже не было, его территорию заняло ремесленное училище № 3 по механизации сельского хозяйства. 26 января 1959 г. исполком Свободинского райсовета депутатов трудящихся принял обязательное решение «О запрещении доступа населения к родникам в бывшей „Коренной пустыни“, на реке Тускарь, близ местечка Свобода, Сво-бодинского района, Курской области». В решении упоминались собрания трудящихся близлежащих сел, рабочих и служащих ремесленного училища, электромеханического завода и районной больницы. Участники собраний высказались за прекращение крестного хода и закрытие территории для верующих [9]. 17 февраля 1959 г. в Курске прошел съезд благочинных Курской Епархии, на котором епископ Роман предложил провести меры по ликвидации паломничества. Помимо соответствующих разъяснений верующим он решил не устраивать церковных служб в дни крестного хода в некоторых церквях Курска и в местечке Свобода [9, д. 229, л. 33−34].
Усилиями местных властей территория бывшего монастыря была огорожена, все три водных источника дренажированы и выведены в Тускарь [10]. Принятые меры имели свой результат: хотя в 1959 г. и в последующие годы отдельные паломники и группы верующих пытались проникнуть к святой воде, массовый крестный ход не возобновлялся до 1990 г.
11 июня 1959 г. епископом Курским и Белгородским стал Леонид (Поляков). На время его назначения на курскую кафедру ему было 46 лет, и благодаря своей активности он сумел несколько омолодить и укрепить кадры духовенства. Продолжало расти количество совершаемых обрядов: если в 1955 г. в Курске было окрещено 37% родившихся и совершено церковное отпевание 42,8% умерших, то в 1959 г. эти показатели составили соответственно 43,8 и 43,1%, а в 1960 г. — 46,6 и 66,9% [5, д. 27, л. 17]. Одна-
ко наступление на Церковь все больше и больше набирало силу. В январе 1960 г. вышли постановления ЦК КПСС «О задачах партийной пропаганды в современных условиях» и «О мерах по ликвидации нарушений духовенством законодательства о культах». Последнее было направлено на ликвидацию приоритета властных функций духовенства в приходе и нашло свое продолжение в Постановлении Священного синода «О мерах по улучшению существующего строя церковноприходской жизни», которое под давлением властей было утверждено Архиерейским собором в июле 1961 г. [7, с. 133−134]. Руководство всей хозяйственной жизнью православных приходов переходило к церковным старостам, чьи кандидатуры согласовывались с исполкомами- священник становился фактически простым наемным работником в своем приходе.
Для существенного ограничения доходов священнослужителей начался их перевод на твердые оклады, независимо от количества совершаемых треб. В Курской области этот процесс значительно затянулся, и к маю 1962 г. удалось перевести на твердый оклад только 47 приходов из 122 [5, д. 40, л. 60]. К концу года Володину пришлось констатировать: «пока что ожидаемого эффекта от осуществления этого мероприятия мы не получили» [5, д. 40, л. 134]. Вместе с тем сокращение количества действующих церквей и молитвенных домов не прекращалось с каждым годом. Если в 1955 г. в области числилось 154 прихода, то в 1965 г. осталось 109, причем 35 из них закрыто в период с января 1960 г. по июль 1963 г. [5, д. 47, л. 90]. В 1960 г., «по многочисленным просьбам трудящихся», в г. Курске были закрыты сразу 3 церкви из девяти: Михайловская, НижнеТроицкая и Успенская [5, д. 30, л. 41].
В феврале 1963 г. Правительство СССР приняло Постановление «О введении в быт советских людей новых гражданских обрядов» [7, с. 137]. Данный акт был направлен на то, чтобы отвлечь людей от совершения церковных таинств (венчания, крещения, погребения). В Курске было положено начало торжественной регистрации браков, однако первый опыт оказался весьма неудачным. Попытки ввести в жизнь советских граждан торжественную регистрацию новорожденных, выдачу паспортов совершеннолетним,
на селе — колхозные праздники («День основания колхоза», «День героев труда»), русские национальные праздники («Проводы зимы», «Березка») — дали определенный результат, но в целом интерес людей к Церкви не падал.
2 января 1964 г. ЦК КПСС одобрил программу под названием «Мероприятия по усилению атеистического воспитания населения», причем особое внимание уделялось работе с молодежью и детьми. В Курской области тысячами читались лекции на атеистические темы, проводились семинары, тематические вечера, увеличился выпуск антирелигиозной литературы. Однако лекторы и преподаватели часто подходили к этой работе без должного внимания и ответственности, в результате чего лекции были скучными, в периодической печати и брошюрах авторы прибегали к грубой необоснованной критике Церкви, чем только вызывали неприязнь к настойчивой пропаганде.
Итак, в 1953—1964 гг. религиозная политика местных властей в Курской области в целом отражает политику правительства. Период правления Н. С. Хрущева характеризовался агрессивным наступлением на религию. Производились попытки существенного подрыва финансово-экономической жизни Церкви, сократилось число приходов. В Курской области ситуация была осложнена нехваткой кадров священников и частой сменой правящих архиереев.
Результаты данного исследования целесообразно использовать при более глубоком изучении религиозной обстановки в Курском крае в советский период. В практическом плане статья может помочь при подготовке к урокам краеведения в школе, к лекциям по истории Русской православной церкви в вузе.
1. ГАКО (Гос. арх. Курской области). Ф. Р-5027. Оп. 2. Д. 16. Л. 161.
2. Протоиерей Олег Кобец, Крупенков А. Н., Крупенков Н. Ф. История Белгородской епархии. Белгород, 2006.
3. О религии и церкви: сборник документов. М., 1965.
4. ГАКО. Ф. Р-5027. Оп. 3. Д. 4. Л. 5.
5. ГАКО. Ф. Р-5027. Оп. 5. Д. 13. Л. 81−82.
6. Бугров Ю. История Курской епархии. Краткий очерк. Курск, 2003.
7. Гераськин Ю. В. Русская православная церковь, верующие, власть (конец 30-х — 70-е годы XX века): монография. Рязань, 2007.
8. Русская Православная Церковь в Центральной России в 1943—2000 годах: сборник документов / сост. А. А. Федотов. Москва- Архангельск, 2008.
9. ГАРФ (Гос. арх. Российской Федерации). Ф. Р-6991. Оп. 2. Д. 229. Л. 40.
10. ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 1669. Л. 40−41.
Поступила в редакцию 11. 05. 2011 г.
UDC 94/99
SOME ASPECTS OF RELATIONS BETWEEN RUSSIAN ORTHODOX CHURCH AND GOVERNMENT IN KURSK REGION IN 1953−1964S
Darya Yuryevna MAKAROVA, Kursk State University, Kursk, Russian Federation, Competitor of Theology and Religious Studies Department, e-mail: veter-s-gor@yandex. ru
The article has the objective to investigate the state of the Church in Kursk region during N.S. Khrushchev government. The use of various archives' information allows discovering some peculiarities of church’s politics of local soviet government in 1953−1964s. The scientific novelty of the research is the combination of general data and information from the archive of Kursk region.
Key words: Russian Orthodox Church- Kursk- priest- pilgrimage.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой