«Ртель»: этимология слова и термин в русском дореволюционном законодательстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

И.А. Новиков
«АРТЕЛЬ»: ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА И ТЕРМИН В РУССКОМ ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Статья посвящена анализу термина «артель» в русском писаном законе XIX — начала XX в. Рассматривается вопрос о происхождении слова «артель» и дается характеристика эволюции понимания артели в русском дореволюционном законодательстве.
Ключевые слова: артель- этимология- русское законодательство- организация труда- термин.
В настоящее время в отечественной историографии тема истории рабочего класса представлена крайне скудно. На региональном сибирском уровне ситуация не лучше. До сих пор не изученным остаётся «основной элемент, организовывавший труд и быт рабочих дореволюционной России, — артели» [1. С. 7]. Думается, что это не в последнюю очередь связано с весьма расплывчатым пониманием самого слова «артель». История точного определения термина «артель» в отечественной науке сопровождалась поиском характерных черт этой формы организации труда и попытками дать классификацию этому явлению народной жизни. Задача статьи — проследить историографию термина «артель» в русском писаном законе XIX — начала XX в.
На сегодняшний день по вопросу о происхождении самого слова «артель» имеются, по крайней мере, две точки зрения:
1. По общему мнению, слово «артель» имеет восточное происхождение. Его связывают либо с тюркско-татарским корнем (орта — община- ортак — общий) [2. С. 184- 3. С. 749]. «Ср. турецкое ойакИк — «товарищество», «соучастие», «компания» при ойа1атак — «делить пополам», 01! ак1а§ так — «вступать в товарищество», «принять участие», «участвовать» (от ойак — «пайщик», «компаньон», ойа — «середина») — далее: ногайское ортаклык — «общность" — казанско-татарское ур-таклык — «общность" — каракалпакское орталык -«общий, принадлежащий коллективу" — сравните также: казанско-татарское, башкирское урталай — «пополам» и т. п.» [4. С. 53], либо со словом ротитися (обещать, клясться, присягать) [5. С. 61]. Иногда встречающееся предположение о происхождении русского артель от татарско-башкирского арт ил — «народ, находящийся позади», т. е. «резерв» [6. С. 29] совсем не убедительно, т.к. если эти слова по отдельности действительно существуют, то их сращения «арт + ил» ни в татарском, ни в башкирском не обнаружено. Следует также учитывать, что в тюркских языках широко распространено и слово артель: артел (заимствованное из русского) [4. С. 53].
2. Другое объяснение, в своё время поддержанное академиком Коршем, говорит о западноевропейском происхождении: из итальянского аг^вгв, р1. а^вп -«ремесленник» (эту же точку зрения разделяет Фасмер [7. С. 89]) или немецкого [8. С. 150]. Однако пути проникновения этого слова в русскую народную речь (уже в XV^-XVП вв.) недостаточно ясны. Таким образом, версия европейского происхождения слова «артель» основывается прежде всего на хозяйственной сути явления, чем оно, безусловно, не ограничивается. Версия восточных корней слова исходит из соучастия и товарищеской основы объединения, что в гораздо большей
степени определяет место артели в русской жизни. Есть и прецедент перевода в 1730 г. русским словом «артель» французского troupe («толпа», «стая»), т. е. здесь за основу было взято простое «объединение нескольких» [4. С. 53−54].
Несмотря на древнее существование артели как явления народной жизни, она довольно поздно появляется в письменных источниках. В России — впервые в актах второй половины XVII в. (причём «в том тесном, юридическом значении, которое выражает товарищество равных между собою лиц, согласившихся действовать заодно в промышленном предприятии» [9. С. 4]), вытесняя собой другое ранее распространённое слово — ватага (тоже восточного корня). Артель и связанные с нею юридические отношения были впервые законодательно определены только в Уставе цехов 12 ноября 1799 г.
Необходимо отдельно оговорить, что существует как минимум две трактовки термина «артель». То, что вкладывал в это слово простой народ и попытки определения артели исследователями и законодательством. «Значение этого слова в народной речи весьма сбивчиво по растяжимости понятия артели. Народ приноравливает его вообще ко всем тем случаям, когда приходится действовать не одному человеку, а нескольким, соединившимся для достижения какой-либо цели» [2. С. 184- 3. С. 749]. К этому стоит добавить ещё и употребление в русской речи прилагательного «артельный» в смысле «общий» (в противоположность одиночному), и выражения «было артельно», т. е. «людно», «народно». В целом народное понимание артели подразумевает коллектив, в который объединяются люди для достижения общей цели. Более того, имея в виду именно «объединение нескольких», встречаются даже случаи обозначения артелью стаи или семейства животных (медведи, волки, муравьи, пчёлы, тараканы и др.) [5. С. 62- 10. С. 69, 71].
Что касается понятия «артель» в отечественном писаном законе, то общие законодательные правила для устройства артелей впервые появляются в писаном законе в Уставе цехов 12 ноября 1799 г. Здесь «артель» вообще определялась как общество работников, по добровольному между собою условию и на началах круговой поруки составленное, для отправления служб и работ, силами одного человека несоразмерных [11]. Позже эти правила (они первоначально касались только одного вида артелей — биржевых) с небольшими дополнениями, изданными в 1823 г., были включены в Торговый устав и оставались неизменным вплоть до начала XX в.
«Артель только с XIX столетия проявляет своё существование в законодательстве и то единственно до сих пор в отдельных, частных формах [8. С. 158−159].
Во всём Своде законов долгое время были только три статьи общего характера, где давалось определение артели и указывалось, что артельный договор может заключаться как на временные, так и на постоянные работы, а внутреннее устройство артели может определяться как по добровольному согласию членов в соответствии с традицией, так и уставами и правилами, утверждёнными в соответствующем порядке [12. Ст. 8991 (до изд. 1903 г.), ст. 79−81 (после изд. 1903 г.)].
Все исследователи, разбирая артельное законодательство вплоть до конца XIX в., совершенно справедливо отмечали его скудость и две его особенности. Законоположения либо касались только отдельных видов артелей (преимущественно биржевых и примыкающих к ним по кругу деятельности), либо относились лишь к найму артелей на те или иные работы [3. С. 756−757- 13. С. 249]. Другими словами, писаный закон касался артелей постольку последние сами входили в отношения с посторонними лицами и с властями, т. е. кодифицировались прежде всего эти отношения, а не внутренние основы артельного союза.
В общем-то ничего удивительного здесь нет, ибо как, например, и с законодательством об общинном управлении в рамках реформы 1861 г., правительство постепенно аккумулировало нормы обычного права, начиная с тех случаев, когда интересы государства и коронных властей затрагивались напрямую, и уже только потом писаный закон переходил от этих частных случаев к проблеме в целом. Поэтому ясно, что законоположения об артелях «отличаются односторонностью, позволяющей предполагать, что они созданы не ради артелей, а скорее в интересах лиц, пользующихся их услугами» [2. С. 194].
Постепенно осознавались отмеченные недостатки артельного законодательства, в связи с чем назревала потребность пристального изучения народных юридических обычаев (в эту работу включилось и Русское географическое общество). В конце XIX в. была предпринята попытка свести все разрозненные узаконения об артелях в одно и дать общее определение артели. В 1881 г. учреждается комиссия по составлению нового гражданского уложения, в проекте которого «термин «артель» был применён к товариществам «трудовым», целью которых является «не производство известных ценностей или содействие хозяйству своих членов, а отдача труда этих членов в наём третьим лицам» [3. С. 757]. Такое понимание артели шло прямиком от законоположений Устава цехов, ибо «имея перед собой исключительно артели этой группы, закон определил все артели как общества, составляющиеся для отправления служб и работ, т. е. целей, которые ставят себе артели биржевые» [14. С. 8].
Не случайно, когда чуть позже стали кодифицироваться артельные отношения в других областях народного хозяйства, то здесь уже использовалось наиболее общее определение артели, которое присутствовало в русском писаном законе и далее: «Под артелью разумеется совокупность лиц, вошедших в соглашение между собою о совместной работе с круговым друг за друга ручательством» [15].
Позднее, в рамках подготовки того же гражданского уложения, независимо от первой комиссии было обра-
зовано ещё и особое совещание при бывшем Департаменте торговли и мануфактур. Оно также самостоятельно выработало в 1899 г. проект положения об артелях, который с небольшими изменениями и был утверждён указом 27 мая 1902 г.: «…артелью трудовою признаётся товарищество, образовавшееся для производства определённых работ или промыслов, а также для отправления служб и должностей личным трудом участников, за общий их счёт и круговою их порукою» [16. С. 21].
«Наиболее важное отличие состоит в том, что Положение расширило понятие «артель», подведя под него товарищества, имеющие целью не только производство работ, но и занятие промыслами» [3. С. 757]. Впрочем, это уже было прописано в Уставе Торговом ст. 89 (издания до 1903 г.) и ст. 79 (издания после
1903 г.): «Артелями называются общества работников, по добровольному между собою условию составленные, для отправления служб, работ или промыслов, силами одного человека несоразмерных» [12].
В соответствии со ст. 7 Положения о трудовых артелях министр финансов имел право издавать для примера и руководства образцовые уставы отдельных видов артелей, на основании чего 30 сентября
1904 г. был утверждён образцовый указ трудовой артели [17]. В ст. 2 Положения все артели делились на договорные (основывались простым договором, совершаемым в любой форме, лишь бы это не противоречило общим гражданским законам, т. е. в законе было отмечено, что этот вид артелей регулируется обычным правом) и уставные (возникали на основании особых уставов, утверждаемых административной властью. За ними, в отличие от артелей договорных, отныне признавалось право юридического лица [3. С. 759- 18. С. 124]). Закон 1902 г. определял права и обязанности членов артелей именно последнего вида (ст. 3), при этом выделялось несколько признаков, по которым трудовая артель отличалась от других обществ и товариществ:
1. По цели создания союза это трудовое (для совместного найма на работы) или производительное (для занятия промыслом) товарищество (все прочие общества с переменным составом (кредитные, страховые, потребительские и др. не соответствуют понятию трудовой артели, а следовательно, закон 1902 г. на них не распространяется)).
2. Участие в деятельности трудовой артели не капиталом, а трудом. В этом состоит существенное отличие артели от тех кооперативных товариществ, где допускается участие только капиталом, а личный труд либо совсем не применяется, либо имеет второстепенное и дополнительное значение. (Впрочем, обязанность личного труда не устраняла возможности привлечения наёмных рабочих, но только в форме дополнительного участия.)
3. Все артельные работы исполняются от имени и за счёт артели.
4. Коллективная ответственность членов артели перед посторонними лицами.
Закон 1902 г. прописывал некоторые существенные признаки артели, во всяком случае, те из них, которые можно было кодифицировать. Последнее и
понятно, ибо нереально даже представить, чтобы в писаном законе было бы декларировано, например, господство начала равенства во внутренней жизни артели и сомнительна возможность указания на инициативу самих участников для создания союза, т. е. самостоятельность (добровольность) артели. Эти и другие особенности артельного начала по-прежнему лежали в области обычного права и многовековой народной трудовой практики (поэтому и любое законодательное определение артели не даёт полного представления о существе этого явления народной жизни).
Отмеченные выше моменты артельной организации, существенные для понимания самого термина «артель» (не этимологии слова и не его законодательной трактовки) стали предметом уже научных споров исследователей. Впрочем, до сих пор у историков нет ясного представления о том, что такое артель. Само название объединения артелью часто считается гарантией того, что речь идёт именно об артельном союзе. И до сегодняшних дней этим же словом принято называть самые разные объединения от охотничьей ватаги до кооператива и колхоза, что само по себе красноречиво представляет ситуацию со степенью изученности артели.
ЛИТЕРАТУРА
1. Зиновьев В. П. Индустриальные кадры старой Сибири. Томск, 2007. 258 с.
2. Энциклопедический словарь под ред. проф. И. А. Андреевского (издатели: Ф. А. Брокгауз, И.А. Ефрон). СПб., 1890. Т. 2. С. 184−194.
3. Васьковский Е. Артель (история артели и законодательство об артели) // Новый энциклопедический словарь / Под общ. ред. почёт. акад.
К. К. Арсеньева (издатели: Ф. А. Брокгауз, И.А. Ефрон). СПб., 1911. Т. 3. С. 749−764.
4. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь русского языка. 13 560 слов. 2-е изд., стереотип. М., 1994. Т. 1−2.
5. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1994. Т. 1.
6. Шанский Н. М. и др. Краткий этимологический словарь русского языка: Пособие для учителей. 3-е изд., испр. и доп. М., 1975.
7. ФасмерМ. Этимологический словарь русского языка. Т. 1: (А-Д). 2-е изд., стереотип. М., 1986.
8. Вреден Э. Курс политической экономии. 2-е изд., перераб. СПб., 1880. 596 с.
9. Качалов Н. В. Артели в древней и нынешней России. СПб., 1864. 93 с.
10. Латкин Н. В. На сибирских золотых приисках (Из таёжных воспоминаний). СПб., 1898.
11. Устав Цехов (Гл. XIV, ч. 1) // Полное Собрание Законов Российской империи. 1-е изд. СПб., 1830. Т. 25, № 19 187.
12. Устав Торговый (Кн. I, Раздел II, гл. 5) // Свод Законов Российской империи Т. XI, ч. II. (изд. 1886, 1893, 1903, 1906).
13. Пахман С. В. Обычное гражданское право в России. Юридические очерки. СПб., 1877. Т. I. 447 с.
14. Исаев А. А. Артели в России. Ярославль, 1881. 336 с.
15. Положение о найме на сельские работы (примечание к статье 7) // Свод законов Российской империи Т. 12, ч. 2 (изд. 1886, 1893, 1906).
16. Максимов В. Артели биржевые и трудовые. М., 1907. 149 с.
17. Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при правительствующем Сенате. СПб., 1904. Отдел второй. Второе полугодие. № 49 (3 декабря 1904 г.). Ст. 655.
18. Большая советская энциклопедия. 2-е изд. / Гл. ред. С. И. Вавилов. М., 1950. Т. 3.
Статья представлена научной редакцией «История» 20 июля 2009 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой