Политические грани национализма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2012 № 1
POLITICALSCIENCE
ПОЛИТИЧЕСКИЕНАУКИ
УДК32: 1
ПОЛИТИЧЕСКИЕГРАНИНАЦИОНАЛИЗМА
THEPOLITICALFACESOFNATIONALISM
С. И. Кузина, г. Ростов-на-Дону, Ростовский юридический институт Российской правовой академии Минюста Р Ф, Зав. каф. гуманитарных и социально-экономических наук.
svivk@yandex. ru
S.I. Kuzina, Rostov-on-Don, Rostov institute of law of Russian legal academy of the Russian Federation Ministry of Justicem, head of department of humanitarian and social and economic science.
Национализм, как показано в статье, представляет собой сложное явление. В полиэтническом государстве он носит этнический характер. При модернизационных процессах выполняет мобилизующую функцию. Государственный национализм играет ассимилирующую роль.
The article reveals nationalism like a complicated phenomenon. In a multinational state it has an ethic character. It carries out a mobilization function under the modernization process, where a state nationalism plays an assimilation role.
Ключевые слова: Национализм, этнонационализм, гражданский национализм, государственный национализм
Key Words: Nationalism, ethnic- nationalism, civil nationalism, state nationalism.
Политические процессы последнего десятилетия, характеризующиеся
межэтническими конфликтами, ростом преступности на почве расовой, националистической ненависти, образование праворадикальных, экстремистских
молодежных группировок актуализируют теоретический анализ феномена национализма как необходимую предпосылку парирования рисков роста напряженности в современном российском политическом поле.
Национализм представляется достаточно сложным явлением, корни которого имеют экономическую, культурную, историческую, политическую природу. С политической точки зрения особый интерес представляет анализ феномена национализма в аспекте проблемы построения связи между государством как выразителем общественных интересов и обществом как выразителем частных интересов индивидов и групп. В полиэтническом государстве актуально говорить об этнонационализме, который
{ 157)
Ежеквартальный научно-практический журнал
совмещает в себе политический национализм доминирующего этноса, ответный этнический национализм меньшинств и ответный национализм доминирующей группы. В российском политическом поле этнонационализм позиционируется как оппозиционное движение, выражающее интересы лишь части населения и имеющее сепаратистскую стратегию. Национализм в России наряду с признаками этнической идентификации сплавлен с религиозной составляющей, что осложняет политическую ситуацию, а расовый компонент идеологии национализма усиливает его агрессивную направленность.
Апелляция к этнокультуре нации, мифологизация ее истории, мобилизация на этой почве групп, не имеющих представительства во власти, является для оппозиции способом расширения своей базы в целях перераспределения власти и переустройства государства. Очевидно, что национализм рассматривается как политическое движение, стремящееся к завоеванию и удержанию власти от имени нации (этноса), а способы достижения этой цели — как специфическую форму политики.
Публицистический подход в российской науке к пониманию термина «национализм» наложил отпечаток на его трактовки преимущественно в негативном смысле. При этом понятие «нация» несет в себе нейтрально -позитивный посыл. Причину такого расхождения можно объяснить тем, что в современной России, начиная с реформ 90-х годов, происходили и происходят процессы, связанные с проявлениями именно этнонационализма.
Необходимо отметить, что некоторые западные исследователи считают, что существует два основных вида национализма: гражданский и этнический [1].
Гражданский национализм сопровождает модернизационные процессы и становится некой интеграционной, гражданской религией в условиях секуляризованного общества. Национальное сознание приобретает компенсационную форму, восстанавливающую связи между людьми в атомизированном индустриальном обществе. Этнический же национализм обусловлен процессами развития поликультурности как ответом на глобализационный универсализм. Этнонационализм основан на
представлении, что нация, этнос и народ представляют собой единую сущность.
Л. Гринфелд считает, что примером гражданского национализма как уверенности нации в своих политических и культурных силах, достижениях и превосходстве может служить Франция. Этнонационализм национализм основан на комплексе неполноценности нации — Германия, Россия [2]. В обществах, где институциональные демократические преобразования проходили постепенно (как в Англии или Франции) или на почве, исторически более подготовленной для их восприятия общественным сознанием (Восточная Европа), национализм приобретал мягкие формы и даже способствовал укреплению государства и сплочению нации во время внешних военных угроз. Там же, где процессы институционализации демократии терпели неудачи, национализм проявлялся в жесткой форме массового насилия как внутри государства, так и вовне его.
{ 158 }
«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2012 № 1
Некоторые исследователи разделяют национализм на государственный и этнический. «…государственный и этнонационализм существенно отличаются друг от друга. Государственный национализм имеет инклюзивный характер, т. е. включает в понятие нации языковые и этнические меньшинства и пытается их ассимилировать хотя бы в языковом отношении — чаще всего с помощью „пряника“ (социальное продвижение и причастность к реально или мнимо превосходящей языковой культуре), но иногда и с помощью „кнута“ (принуждение к изучению государственного языка, социальная дискриминация). За языковой нередко следует и этническая ассимиляция. Политика „плавильного котла“ совершенно равнодушна к этническо-языковому происхождению государственных граждан, но не к их этнически-языковому будущему. Неумение приспособиться к господствующему языку и культуре, как правило, не преследуется законом, но влечет за собой негативные социальные последствия» [3]. «Плавильным котлом народов» объективно считаются Соединенные Штаты Америки. «Ни язык, ни этническая принадлежность не имели значения для революционного национализма, основную из сохранившихся версий которого представляют США» [4].
Националистические движения в реформирующейся на рубеже XX—XXI вв. России появились как ответ на демократические преобразования в ходе процессов суверенизации и государственного переустройства. В образовавшихся субъектах Российской Федерации эти движения представляли общности, которые заявляли о своей особой этнической идентичности, общей истории и судьбе и претендовавшие на собственное государство. Этнонационализм — идеология, которая наделяет свой народ особыми добродетелями, принижает «чужие» народы и оправдывает агрессивные действия против них. Однако на волне либеральной эйфории этнополитические движения в Прибалтике, Грузии, Украине получили позитивные характеристики, как среди западных специалистов, так и среди отечественных политиков. Произошло смешение понятий гражданского национализма и самосознания, патриотизма русского народа с «имперскими амбициями», признание этнополитических движений народно-освободительными. И лишь после уроков первой Чеченской войны пришло понимание, что интересы нации должны быть приоритетными перед другими, а национализм — это система принципов, согласно которым политические и национальные идеи должны быть единым целым. Вместе с тем до сих пор сохраняется разрыв между популистскими, журналистскими взглядами и научным пониманием национализма.
Национализм с исторической точки зрения явление недавнее и, прежде всего, поэтому до сих пор нет четкого определения нации и довольно сложно отличить нацию от других общностей, имевших и имеющих место в истории. Английский историк Э. Хобсбаум считает, что построение нации можно соотнести с процессом построения государства в современном понимании этого слова [5]. В XIX в. жители европейских стран стали непосредственными объектами внимания государства: стали проводиться
----------------------------------------------------------------(159)----------
Ежеквартальный научно-практический журнал
переписи населения, открываться начальные школы, осуществляться призыв в армию. Раньше эти функции осуществлялись через институт церкви или представителей общин. Средством связи граждан с правительством стала грамотность, знание национального языка. Но все традиционные каналы легитимизации власти — династические права, божья воля, — были в буржуазной Европе серьезно ослаблены. Необходима была новая, «гражданская» религия, объединяющая население, граждан в единый народ, нацию. Национализм, делающий разночинное и разноплеменное население «народом», давал ему общую память, знаки, символы, героев, иногда просто изобретая традиции.
Таким образом, национализм — это политическая программа, построенная на принципе «каждой нации — государство» того образца, который сложился после Французской революции. И в таком государстве пользуется официальным статусом единый язык — язык нации, что свидетельствует об облечении принципа национализма в этноязыковую терминологию. Сам по себе, считает Хобсбаум, принцип этнической принадлежности не несет в себе ничего программного, но он обеспечивает «нацию» исторической родословной, которая у нее, как правило, отсутствует. «Принцип этнической принадлежности, на чем бы он ни основывался, это легкий и четкий способ выражения истинного чувства групповой идентичности, которая связывает всех „нас“ потому, что подчеркивает наше отличие от „них“. А что у „нас“ на самом деле общего, помимо того, что „мы“ — не „они“, — это не так ясно. В любом случае, принцип этнической принадлежности выполняет роль одного из способов, позволяющих наполнить пустые емкости национализма» [6].
В постреформенной России только в последние годы появился феномен, получивший название «русского национализма». До того на политической арене России активно выступал национализм других этносов — чеченский, башкирский, татарский и т. д. Следует отметить, что активность других этносов ограничивалась местами их компактного проживания — в республиках, автономных округах. Но делать ставку на «русский фактор» в такой многонациональной стране, как Россия, политически недальновидно и опасно. Об этом писала Л. Дробижева: «Довольно быстро… политики в России осознали, что живем мы теперь в другой стране с доминированием одной этнической общности. И поскольку в недавнем прошлом, а в какой -то мере и теперь, с этническим фактором были связаны конфликты и унижения, многим хочется как можно скорее „забыть“ о нем совсем или, по меньшей мере, просчитав „на один-два хода“, сбросив со счета (иноэтническое население составляет всего 17%), идти дальше. Но стремиться однозначно использовать ситуацию — отнюдь не признак политической дальновидности. Ведь именно сейчас создаются прецеденты и стандарты общения, которые на многие годы войдут в историческую память народов. Народы эти в представлении большинства русских „нашенские“. Они не должны остаться с нами только потому, что им „некуда деться“, а поскольку им с нами лучше. Для этого сейчас
{ 160 }
„Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института“
2012 № 1
нельзя делать шагов, которые позволили бы им в будущем с недоверием относиться к высказываниям о гуманности русского народа» [7].
Литература
1. Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. М.: РГГУ, 2000.
2. Greenfeld L. Nationalism five Roads to Modernity. Cambridge, 1990.
3. Ян Э. Государственное и этническое понимание нации: противоречия и сходство // Полис. — 2000. — №.1. — С. 114.
4. Сидорина Т. Ю. Национализм: теории и политическая история [Текст]: учеб. Пособие для вузов / Т. Ю. Сидорина, Т.Л. Полянников- Гос. ун-т — Высшая школа экономики. — М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2006. — С. 152.
5. Хобсбаум Э. Принцип этнической принадлежности и национализм в современной Европе // Нации и национализм. М.: Праксис, 2002.
6. Там же. — С. 335.
7. Дробижева Л. М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветской России. М.: ИС РАН, 2003. С. 318−319.
161

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой