Асимметрия фреймов первичного прогнозирования при концептуально-семантической обработке названия фильма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Проведенный анализ позволяет сделать вывод об использовании в обоих языках общих способов образования сленгизмов. В качестве наиболее продуктивного, как в русском, так и в немецком языке, можно выделить, прежде всего, смещение значения существующей общепринятой номинации. Другую многочисленную группу сленгизмов в обоих языках составляют номинации, образованные на основе заимствований из других языков, чаще всего английского. Появление новых словообразований данного вида осуществляется двумя способами. В первом случае английское слово-основа переносится в русский и, соответственно, немецкий языки в его буквальном звучании, подвергаясь соответствующим нормам переводящего языка морфологическим и словообразовательным преобразованиям. Вторую группу составляют сленгизмы, образованные на основе поморфемного перевода с английского языка на русский и, соответственно, немецкий.
В данном исследовании мы рассмотрели лишь самые основные и наиболее продуктивные способы образования сленгизмов в русском и немецком языках. Однако следует отметить, что в обоих языках присутствует, безусловно, широкий спектр словообразовательных возможностей для создания новых лексем.
Литература
1. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. — 2-е изд. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — 685с.
2. Мегентесов С. А., Сидорков С. В. Игровое словотворчество в молодежном сленге (фонетический аспект) // Научная мысль Кавказа. -2006. — № 1. — С. 221 — 227.
3. Большой немецко-русский словарь: в 3 т. Т. 1./ авт. -сост. Е. И. Лепинг, Н. П. Страхова, Н. И. Филичева [и др. ]- под общ. рук.
О. И. Москальской. — 7-е изд., стер. — М.: Рус. яз., 2001. — 760 с.
4. Deutsche Welle: Deutsche im Alltag — Alltagsdeutsch, Nr. 10, 2001, S.7.
5. Deutsche Welle: Deutsche im Alltag — Alltagsdeutsch, Nr. 40, 2000, S. 50.
6. Анекдоты и тосты / вступ. ст. Е. Посвежинного: сост. Е. Посвежинный- худож. Г. Ускова. — Воронеж: Изд. «Воронеж. Обл. типография», 1994.- 832с.
References
1. Linguistics. Great encyclopedic dictionary / editor-in-chief V. N. Yartseva. — 2nd ed. — M.: Great Russian encyclopedia, 1998. -685 p.
2. Megentesov S.A., Sidorkov S.V. Playing word creation in youth slang (phonetic aspect) // Scientific thought of the Caucasus. -2006. — No. 1. — P. 221 — 227.
3. Large German-Russian dictionary: in 3 volumes. Volume 1./ auth. -comp. E.I. Leping, N. P. Strakhov, N.I. Filicheva [and others]-
under the general direction of O.I. Moskalskaya. — 7th ed., stereotype edition. — Moscow: Rus. lang., 2001. — 760 p.
4. Deutsche Welle: Deutsche im Alltag — Alltagsdeutsch, Nr. 10, 2001, S.7.
5. Deutsche Welle: Deutsche im Alltag — Alltagsdeutsch, Nr. 40, 2000, S. 50.
6. Jokes and toasts /introductory article E. Posvezhinny: comp. E. Posvezhinny- art. G. Uskova. Voronezh: Publishing house «Voronezh. Reg. Typography», 1994. — 832 p.
Палий О. Л.
Кандидат филологических наук,
Российский государственный университет правосудия, Северо-Западный филиал г. Санкт-Петербург АСИММЕТРИЯ ФРЕЙМОВ ПЕРВИЧНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ПРИ КОНЦЕПТУАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ
ОБРАБОТКЕ НАЗВАНИЯ ФИЛЬМА
Аннотация
В статье рассматривается несоответствие наполнения фреймов первичного прогнозирования содержания фильма на основе анализа информации афиши. Кинотекст и афиша рассматриваются как креолизованный текст, содержащий вербальную и невербальную информацию. На основе проведенного опроса среди англоязычных и русскоязычных респондентов, автор приходит к выводу о различном содержании концептуально-семантической и прагматической информации в аутентичном и переведенном названиях фильма, влияющем на прогноз.
Ключевые слова: кинотекст, креолизованный текст, фрейм, интерпретация, перевод, концептуально-семантический.
Paliy O. L.
PhD in Philology,
Russian State University of Justice, North-Western branch, St. Petersburg ASYMMETRY IN PREDICTION FRAMES BASED ON CONCEPTUAL AND SEMANTIC INPUT OF A FILM TITLE
Abstract
The purpose of this article is to analyze frame asymmetry of conceptual and semantic input of a film poster. Both a film and a poster are considered a creolized text with verbal and non-verbal components. Based on the survey conducted among native speakers of English and Russian-speaking respondents, the conclusion is made about a difference in the precision of expectations that stems from conceptual, semantic and pragmatic inputs of an authentic poster and its translation.
Keywords: film as a text, creolized text, frame, interpretation, translation, conceptual and semantic.
Каждый год в российский прокат попадает большое количество кинообразцов из разных стран мира — от научных и документальных фильмов до голливудских боевиков и драм, рассчитанных на массового зрителя. Все это жанровое многообразие необходимо не только перевести и озвучить, но и сделать так, чтобы фильм привлек к себе массы.
Не ставя перед собой задачи показать несоответствие перевода оригиналу, мы попытаемся доказать, что очень часто (в нашем случае) англоязычный зритель находится в привилегированном положении, исходя из начального количества информации, сообщаемой при помощи названия и слогана фильма. Другими словами, фрейм первичного прогнозирования носителя языка при прочтении им названия и подзаголовка фильма и обработке информации, представленной на афише, будет отличать большее количество терминалов и слотов, а также более точный концептуальный прогноз о содержании (а соответственно и об основной идее) фильма.
Просмотр и интерпретация фильма — это сложный когнитивный процесс. С точки зрения интерпретации произведения, в том числе и фильма, особого внимания заслуживает заголовок (название), поскольку он является «сильной позицией текста» [1], выполняющей максимальную коммуникативную нагрузку, и поскольку в нем чаще всего заложена идея произведения (или мегаконцепт). В большинстве художественных текстов начало и конец тесно взаимосвязаны как на образном, так и на языковом уровнях.
В данном случае мы рассматриваем фильм (и афишу) как особый тип текста — креолизованный текст, в котором информация транслируется по вербальному и невербальному каналам [3]. К вербальной составляющей кинотекста мы относим произнесенный и написанный текст, а к невербальной — состав актеров, костюмы, грим, пейзаж, цветовую тональность, музыкальное
104
сопровождение, картинку на афише и прочие элементы кинотекста. Обеспечивая цельность и связность кинотекста, вербальная и невербальная составляющие находятся в состоянии взаимодополнения.
Применение когнитивного подхода (теории фреймов) в подобном исследовании дает возможность рассмотреть название (заголовок) как вершину фреймовой структуры, сообщающую ключевую информацию и позволяющую строить фрейм первичного прогнозирования даже при отсутствии детальной информации, т. е. до просмотра фильма. При этом подразумевается, что по мере продвижения по кинотексту (термин Ю. Н. Тынянова [2]), зритель проспективно соотносит заголовок с последующим кинотектом (и далее — просматриваемый фрагмент с последующим/и) и ретроспективно многократно соотносит получаемую информацию с предыдущими фрагментами кинотекста и с заголовком (названием). В результате этой сложной, многократно повторяющейся процедуры зритель реструктурирует фрейм (терминалы и слоты в его структуре) первичного прогнозирования, построенный на основе названия.
Название может содержать информацию о главных героях (имя — Alfie (Charles Shyer, 2004- социальный статус — The Bachelor (Gary Sinyor, 1999- профессия — Shrink (Jonas Pate, 2009) и пр.), о месте действия — Silent Hill (Christophe Gans, 2006), времени действия — 2012 (Roland Emmerich, 2009), о ключевом событии и/или об основном конфликте/проблеме — The War of the Roses (Danny DeVito, 1989) — The King’s speech (Tom Hooper, 2010). Название также может предвосхищать развитие событий либо давать ключ к интерпретации — Where Dreams May Come (Vincent Ward, 1998) — Pulp Fiction (Quentin Tarantino, 2004). Для понимания некоторых названий, содержащих аллюзии, а, следовательно, и для интерпретации содержания фильма в целом, необходимы специальные знания (напр. American Beauty (Sam Mendes, 1999), To the Manor Born (Gareth Gwenlan, 1979−1981)). Если аллюзия считывается, тогда количество терминалов и слотов во фреймовой структуре возрастает.
Рассмотрим мультипликационный фильм для семейного просмотра «Shark Tale» (2004), вышедший в российском прокате под названием «Подводная братва». Информация для моделирования фреймов первичного прогнозирования получена и обработана автором статьи в результате опроса носителей английского (10 человек) и русского языков (10 человек) в социальных сетях. Возраст информантов 25−40 лет- образование — выпускники университетов. В опросе участвовали люди, ранее не смотревшие данный анимационный фильм.
Аутентичный слоган (подзаголовок) фильма «Shark Tale» — Behind every little fish is a great white lie (букв. За каждой маленькой рыбкой (рыбешкой) стоит невинная (букв. белая) ложь) — дает возможность прогноза сути конфликта. На афише изображены два главных героя — маленькая рыбка на переднем плане, и большая белая акула позади нее. Таким образом, невербальная составляющая креолизованного текста (афиша) дает возможность идентифицировать визуальный каламбур: white lie ^ белая акула. Название также содержит каламбур: лексическая единица (ЛЕ) shark в английском языке помимо прямого значения (акула) имеет также переносное — хищник- мошенник- жулик, а ЛЕ fish в разговорном варианте — лицо, разыскиваемое полицией. Таким образом, помимо буквального прочтения слогана и названия «Акулья байка», у носителей языка возникают еще вариант прочтения слогана — «за каждым маленьким мошенником стоит большая белая акула/большой белый хищник». Фрейм первичного прогнозирования для взрослого англоязычного зрителя, составленный на основе полученной информации будет выглядеть примерно так, как показано на диаграмме 1.
На основе полученной информации и опыта потенциальный зритель выстраивает три базовых терминала с разным количеством слотов: МЕСТО ДЕЙСТВИЯ (один слот), ПЕРСОНАЖИ (четыре слота) и ОСНОВНОЙ КОНФЛИКТ/ПРОБЛЕМА (три слота).
•океан, море (на основе заголовка и изображения)
•акула (акулы) и/или рыбка-мошенник (на основе декодирования каламбура в названии, подзаголовка и изображения)
•белая акула (на основе изображения на афише)
•рыбка и/или акула — член/ы мафии (на основе значения ЛЕ f ish=nnuo, разыскиваемое полицией, а также имен некоторых актеров озвучивания- могут быть другие хищные обитатели моря — на основе значения shark=xnuj, HHK)
•рыбка и белая акула — друзья (на основе изображения улыбающихся персонажей и слогана)
•вранье рыбки (на основе подзаголовка)
•помощь белой акулы (на основе подзаголовка)
•конфликте мафией (на основе аллюзии к фильму A Bronx Tale)
Рис. 1 — Фрейм первичного прогнозирования ожсодержания анимационного фильма Shark Tale для носителя английского языка
Основываясь на опыте, зритель сразу же достраивает потенциальные терминалы, которые на данном этапе знакомства с фильмом остаются пустыми: ДРУЗЬЯ ГЛАВНЫХ ГЕРОЕВ, СЕМЬИ ГЛАВНЫХ ГЕРОЕВ (на диаграмме не показаны) и пр., наличие и наполнение которых будет корректироваться по мере просмотра. Кроме того, среди артистов озвучивания в числе первых указаны имена Роберта Де Ниро и Мартина Скорсезе, творчество которых ассоциируются прежде всего с фильмами о мафии. Следовательно, у носителя языка возникает интертекстуальная связь с творческим амплуа известных личностей и возможность достроить еще один слот в терминале, а кроме того уловить и интертекстуальную иронию, скрытую в названии фильма, построенного по аналогичной модели с фильмом A Bronx Tale — режиссерским дебютом Р. Де Ниро. Знатоку американского кино будет интересно сопоставить сюжеты фильмов, что приведет к дополнительному комическому эффекту. В фильме можно найти еще несколько десятков аллюзий на американские фильмы, песни, известных людей, не говоря уже о том, что персонажи фильма имеют визуальное сходство с теми актерами, которые их озвучивают. Прогноз англоязычных респондентов сводится к следующему: маленькая рыбка и большая белая акула будут связаны общей ложью и будут противостоять мафии.
Обратимся теперь к первичному прогнозированию локализованного варианта — «Подводная братва» — носителями русского языка. Отметим, что все русскоязычные респонденты владеют английским языком на среднем уровне, т. е. в ходе прогнозирования они пользовались знаниями на обоих языках. Слоган фильма в российском прокате — «Мальки ответят за базар». Семантика креолизованного текста афиши сводится к тому, что рыбка и акула — друзья, поскольку рыбка сидит на плавнике акулы, при этом оба героя улыбаются, слегка склонив головы в сторону друг друга.
105
место действия
персонажи, род занятий, социальный статус и пр.

основной
конфликт
/проблема
V-
• океан, море (на основе заголовка и изображения)
• акула (акулы) и/или рыбка (на основе изображения)
• рыбка и/или акула — представители уголовного мира (на основе лексических единиц & quot-братва"- и & quot-ответить за базар& quot-), возможно мафии* (на основе аллюзии имен Де Ниро и Скорсезе с их творчеством)
• рыбка и белая акула — друзья (на основе изображения)
• рыбкам или криминальной группировке рыбок придется расплачиваться за сказанное, возможно обещание, клевету или оскорбление (на основе значения идиомы & quot-ответить за базар& quot-)
• конфликт с криминальной группировкой или между криминальными группировками
Рис. 2 — Фрейм первичного прогнозирования содержания анимационного фильма «Подводная братва»
для носителя русского языка
Количество терминалов у русскоязычных респондентов остается неизменным, однако в двух из трех терминалов меняется количество слотов и их наполнение: МЕСТО ДЕЙСТВИЯ (один слот), ПЕРСОНАЖИ (три слота вместо четырех), ОСНОВНОЙ КОНФЛИКТ/ПРОБЛЕМА (два слота вместо трех) (см. Диаграмма 2). Помимо количественных отличий в заполнении слотов необходимо отметить культурно-специфическую интерпретацию, навязанную лексической единицей (ЛЕ) «братва» в названии мультипликационного фильма и ЛЕ «ответить за базар» — в слогане. Все десять русскоязычных респондентов связали эту ЛЕ с блатным жаргоном, а, следовательно, с уголовным миром.
Пять человек старше 30 лет, связав имена актеров озвучивания (Р. Де Ниро и М. Скорсезе) с последующим содержанием фильма, заполнили терминал ПЕРСОНАЖИ… слотом «мафия» с пометой «возможно» (на диаграмме помечено звездочкой*). Прогноз русскоязычных респондентов: маленькая рыбка и большая белая акула — главари банды, участвующей в войне с другой бандой (бандами).
В завершении опроса участников попросили определить жанр фильма. Выяснилось, что англоязычный зритель готов смотреть гангстерскую комедию, а русскоязычный — криминальную комедию. С точки зрения жанровой принадлежности это почти одно и то же, ведь гангстерская драма, наряду с полицейской драмой — это виды криминальной драмы, однако в гангстерской драме присутствует национально- и культурно-специфический компонент, связанный с историей США, а сам фильм, как отмечалось выше, содержит множество аллюзий, потенциально открытых только носителям языка.
Необходимо отметить, что русскоязычные респонденты, даже при условии знания английского языка, не распознали вторые значения ЛЕ «fish» и «shark», а соответственно, их фрейм прогнозирования оказался менее заполненным, детальным и точным.
В результате применения комплексного подхода к анализу фреймов первичного прогнозирования, основанного на обработке названия фильма, можно сделать вывод, что зрители-носители языка и зрители переведенной версии зачастую смотрят «разные фильмы», имея разный информационный запас, поскольку концептуально-семантическая и прагматическая информация названий и слоганов (подзаголовков) в оригинале и переводе (локализации) существенно разнится.
Литература
1. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического анализа. Изд 5-е, стереотипное. М.: КомКнига, 2007. — С. 137.
2. Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино. М.: Наука, 1977 — 572 с.
3. Сорокин Ю. А., Тарасов Е. Ф. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция / Ю. А. Сорокин, Е. Ф. Тарасов //
Оптимизация речевого воздействия. — М.: Высшая школа, 1990. — С. 180−186.
References
1. Gal’perin I.R. Tekst kak ob"jekt lingvisticheskogo analiza. Izd. 5-je, stereotipnoje. M. KomKniga, 2007. — S. 127.
2. Тynjanov Ju.N. Pojetika. Istorija literatury. Kino.M.: Nauka, 1977 — 572c.
3. Sorokin Ju.A., Tarasov Je.F. Kreolozovannye teksty i ih kommunikativnaja funktsija / Ju.A. Sorokin, Je.F. Narasov // Optimizatsija rechevogo vozdejstvija. — M. Vysshaja Shkola, 1990. — S. 180−186.
Стрелкова А. Ю.
Аспирант филологического факультета,
Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова ПОНИМАНИЕ КАК ЖЕНСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТВОРЧЕСКОГО АКТА В ЛИТЕРАТУРНО-КРИТИЧЕСКИХ
СТАТЬЯХ М. А. ВОЛОШИНА
Аннотация
В статье рассмотрен гносеологический аспект концепции творчества М. А. Волошина. Равноправие для него акта создания произведения искусства и его понимания читателем важно учитывать при изучении его философско-эстетических установок. Ключевые слова: понимание, читатель, женское и мужское начало, творчество.
Strelkova A.U.
Postgraduate student,
Lomonosov Moscow State University
INTERPRETATION AS FEMALE PART OF THE CREATIVE ACT IN VOLOSHIN’S LITERARY ARTICLES
Abstract
The article considers gnoseological aspect Voloshin’s conception of creation. Equality of creation act and reader’s interpretation of work of art is significantfor research Voloshin’s philosophical and aesthetic installation.
Keywords: interpretation, reader, female and male, creation.
Гносеологический аспект в концепции творчества М. А. Волошина так же важен, как сам акт создания произведения. Волошин соотносит авторское, творящее начало с мужским, а читательское — воспринимающее и понимающее — с женским. При этом он настаивает на их равноправии.
Впервые о равнозначности творчества и восприятия Волошин пишет в отклике на постановку на сцене Московского Художественного театра в 1906 г. поэмы Г. Ибсена «Бранд» (1865) — «Разговор о театре» (1907). Подчеркивая роль зрительского
106

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой