Интердискурсивность как приём языковой игры в публицистических текстах (на примере постмодернистского произведения Малкольма Бредбери «Why come to Slaka?»)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИНТЕРДИСКУРСИВНОСТЬ КАК ПРИЁМ ЯЗЫКОВОЙ ИГРЫ В ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ (НА ПРИМЕРЕ ПОСТМОДЕРНИСТСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ МАЛКОЛЬМА БРЕДБЕРИ «WHY COME TO SLAKA?»)
© Шаталова Д. С. 1
Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, г. Санкт-Петербург
Исследование понятия игра (игровых стратегий в языке) в лингвистической сфере началось лишь в XX веке и рассматривалось как намеренное использование речевых средств и грамматических конструкций для создания речевых эффектов, которые характеризуют речь отдельного персонажа или даже меняют стилистическую принадлежность текста. Различные виды и приёмы языковой игры ярко используются авторами-постмодернистами. В данной работе будет рассмотрен феномен интердискурсивности на примере произведения М. Бредбери «Why come to Slaka?».
Ключевые слова игра, языковая игра, дискурс, интердискурсивность, естественная интердискурсивность, инсценируемая интердис-курсивность.
Дискурс обозначает коммуникативный и ментальный процесс, приводящий к образованию некой формальной конструкции — текста. Так, под дискурсом В. Е. Чернявская понимает «совокупность тематически соотнесённых текстов: тексты, объединяемые в дискурс, обращены, так или иначе, к одной общей теме» [2]. Иными словами, существует коммуникативное, когнитивное, семантическое пространство («рамка»), соотносящее текст с определённой ментальной сферой и с другими текстами, содержательно-тематически обращенными к общей теме.
Постмодернизм характеризуется принципом свободного компилятивного использования и переоценкой различных сложившихся форм дискурса, что привело к появлению понятия «интердискурсивность», т. е. феномен взаимодействия дискурсов как взаимовлияния различных систем знания, культурных кодов, когнитивных стратегий. Это взаимодействие, взаимоналожение различных ментальных структур, кодовых систем, в результате чего на текстовой плоскости создается такая особая взаимосвязь языковых единиц- воспринимающее сознание «переключается» в иное ментальное пространство и начинает «работать» с другими кодами, смыслами, системами знания при оценке и интерпретации данного в тексте содержания.
1 Бакалавр лингвистики, магистр 1 курса.
Возможно говорить о двух типах интердискурсивности. Естественная, т. е. «коммуникативно обусловленная интердискурсивность, когда в определенном типе дискурса (генная инженерия) присутствуют слова-маркеры, характерные для других дискурсов, что не рассматривается как смена дискурсов для создания специальных речевых эффектов. Инсценируемая интердискурсив-ность проявляет себя как особая стратегия автора, осознанно и целенаправленно решающего задачу формулирования своего текста через особый способ речевых действий. Применительно к лингвистическому анализу это связано с вопросом о том, какие прототипические элементы, органично присущие одному типу дискурса, включаются в другой дискурс, с какой коммуникативной целью, и в каких формах эта моделируемая интердискурсивность становится видимой в процессе восприятия текста. Интердискурсивность в представленном понимании является механизмом формирования «поликодовости текста (взаимодействие различных дискурсов как системы когнитивных стратегий, операциональных шагов, языковых единиц и структур и правил их использования и интерпретации в конкретных коммуникативных целях)» [1].
Произведение Малкольма Брэдбери «Why come to Slaka?» написано в жанре путеводителя по несуществующей стране Слака, или Слакской Народной Республике (the Slakan People'-s Republic), располагающейся в Центральной Европе (Middle Europe).
1. Тот факт, что эта книга «претендует» на жанр путеводителя, подтверждает раздел «How to utilitate this book», в котором описаны основные части путеводителя: непосредственно путеводитель (с фото, картами и т. д.), словарь и разговорник полезных фраз.
2. Более того содержание книги полностью удовлетворяет разделам любого путеводителя по Мадриду, Милану, Санкт-Петербургу и др.: «География и история», «Язык», «Как живут жители страны?», «Путешествие по стране», где написано, в какое время года лучше приехать, как доехать, как получить визу, какая валюта используется, описываются отели, рестораны и ночные клубы, которые предлагаются для посещения.
3. В конце путеводителя дан разговорник с фразами, которые могут пригодиться Вам в отеле, в магазине, в ресторане, во время путешествий и осмотре достопримечательностей.
Все эти особенности указывают на публицистический дискурс (тип текста — путеводитель), однако это лишь внешняя рамка. Введение написано главой государства (Comrade-GeneralLVulcani), который объясняет традицию своей страны произносить тосты, и в одной из строк упоминает, что тосты произносятся за то, чтобы все были равны и никто не был по положению выше, чем остальные, т. е. говорит об установках социалистических республик («each partner is an equal and no one is on top»).
Далее политические настроения только усиливаются. Ни для кого не секрет, что на международной арене каждая страна хочет показать себя мо-
160
НАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ — 2016
гущественной и обгоняющей другие страны (в экономическом, социальном, территориальном и других аспектах). Слака — не исключение. Вот только если другие страны гордятся высоким доходом, который им приносят туристы, драгоценными металлами, нефтью, газом и т. п., Слака гордится своими ресурсами свёклы и консервных банок: «Our natural resources of beetroot and tin». Усиливает сатирическую направленность такого повода для гордости замечание «how well one goes into the other!».
Более того, текст содержит прямые отсылки к истории России и политическим событиям, в ней происходящим.
1. Встречается указание на советские «пятилетки» (Five Year Plan), однако сразу же даётся факт, снижающий уровень серьёзности данного заявления: «our shoe production multiplied five-folds, producing more than 750,000 units, or three shoes for each of our citizens» [20] (производство обуви увеличилось, и теперь каждый житель получает по три ботинка).
2. Название Магазина в Слаке — «MUG» [50] (что при чтении слева на право: «GUM») —
3. То, как жители Слаки обращаются к лицам обоего пола: «cam'-ra-dakii (comrades)» [55], т. е. «товарищ».
4. Главная площадь Слаки, на которой располагается мавзолей Григо-рика, одного из политических лидеров страны: «.. our central square where the people of Slaka like to make their great parades. Here there is the '-Tombo I. Grigoric'-, Grigoric'-s Tomb» [61], что полностью повторяет описание Красной площади и Мавзолея В. И. Ленина в Москве.
5. Слака входит в содружество социалистических сообществ (brotherhood of socialistical societies), и в ней три политические партии: Народная Коммунистическая Партия Слаки, Слакская Народная Коммунистическая Партия и Коммунистическая Слакская Народная Партия (the Slaka People'-s Communist Party (SPCP)/ the People'-s Sla-kan Communist Party (PSCP) / the Communist Slakan People'-s Party (CSPP)) [18]. Несложно догадаться, что по сути это одно и то же. Сатира М. Бредбери ясна: у руля всегда стоит одна партия, т. е. при таком режиме возможно правление партии лишь с определённой программой, установками и ценностями.
Последнее, о чем хотелось бы упомянуть, — это факт политической сатиры. Ни для кого ни секрет, что политика, прежде всего, — запоминающиеся лозунги. Вот пример: «…its (Slaka) eyes firmly fixed not on the day after yesterday but the day before tomorrow!» [20]. По первым словам это напоминает речи правителей или лозунги политических деятелей, которые обещают изменить мир уже сегодня или призывают смотреть в светлое будущее, однако смысл этих слов абсурден: «взгляд устремлен не на сегодня, а на сегодняшний день», что создаёт комический эффект, т.к. важен красивый слог, а не смысл.
Таким образом можно отметить, что политическая сатира встраивается в рамку путеводителя, т. е. происходит монтаж прототипических единиц политического дискурса в «рамку» публицистического, т. е. достигается эффект инсценируемой интердискурсивности публицистического и политического дискурсов для осуществления игровой комической функции (in con-gruity approach — несоответствие того, что мы ожидаем услышать, и того, что получаем в реальности).
Итак, говоря об интердискурсивности как смешении, взаимодействии различных дискурсов на примере произведения «Why come to Slaka?», ее можно представить в виде следующей модели:
Рис. 1. Процесс интердискурсивности в произведении М. Бредбери «Why come to Slaka?»
Список литературы:
1. Чернявская В. Е. Текст в медиальном пространстве: учебное пособие для вузов. — М., 2013. — 184 с.
2. Чернявская В. Е. Лингвистика текста: Поликодовость, интертекстуальность, интердискурсивность: учебное пособие. — М.: Книжный дом «ЛИБ-РОКОМ», 2009. — 248 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой