Интересы субъектов внутрикорпоративных отношений: проблема распределения доходов в российских условиях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© Брижак О. В., 2012
УДК 330 (075. 8) ББК 65. 012
ИНТЕРЕСЫ СУБЪЕКТОВ ВНУТРИКОРПОРАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ПРОБЛЕМА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ДОХОДОВ В РОССИЙСКИХ УСЛОВИЯХ
О.В. Брижак
Автор показывает необходимость исследования экономических интересов субъектов внутрикорпоративных отношений и их противоположность в вопросах распределения доходов в российских условиях. В статье демонстрируется специфика диспропорций в распределительных отношениях в российских корпорациях. В центре внимания неравенство отношений собственников корпорации, менеджеров, наемных рабочих и неравномерность распределения доходов корпорации между ними.
Ключевые слова: субъекты внутрикорпоративных отношений, экономические интересы, доходы корпорации, распределительные отношения, социально-экономические противоречия.
Проблема внутрикорпоративных отношений в их специфически-российском контексте является в той же мере актуальной, сколь и относительно мало исследованной. Особенно важным и в то же время далеко не самым популярным аспектом этой проблемы является внутрикорпоративное распределение доходов. И это не случайно: распределение доходов корпорации является важнейшей сферой столкновения интересов в рамках корпоративной формы хозяйствования, особенно в специфических условиях России. От того, как будет осуществлено данное распределение, во многом зависят дальнейшие перспективы существования и благополучия корпоративной структуры, складывающийся в ней социальный климат, а также степень реализации интересов в сфере собственности (в частности, величина курса акций и размер дивидендов).
По классическому варианту доход корпорации подлежит распределению между ее участниками. Из этого дохода производятся платежи в государственный бюджет. Часть дохода направляется на оплату труда работ-
ников и выплату дивидендов, а также на менеджерское вознаграждение. Остальная часть дохода составляет фонд накопления, из которого направляются средства на развитие технологий и инвестиции.
В российских условиях сформировавшихся корпораций собственность корпораций принадлежит узкой группе лиц, а доходы корпорации являются личными доходами группы лиц.
Деление доходов корпорации на фонды накопления и потребления теоретически несет в себе потенциальную возможность столкновения краткосрочных интересов работников и долгосрочных интересов собственников.
Кроме того, конфликт может развернуться по таким вопросам: как распределять средства в рамках собственно фондов потребления и накопления- направлять ли больше средств на выплату дивидендов или увеличить заработную плату- куда направлять прибыль -на инвестиции в производственную или социальную сферу.
Таким образом, наиболее дальновидные инвесторы, администрация предприятия и служащие являются противниками неоправданного роста фонда заработной платы и дивидендов и предпочитают, чтобы дополнительные средства вкладывались в развитие производства. Другой возможный конфликт
интересов в сфере распределения доходов корпорации связан с проявлением противоречия между их распределением по стоимости капитала и по стоимости рабочей силы, которое воплощается в размерах и соотношении между фондами оплаты труда и выплаты дивидендов [4].
Положение в общественном производстве рабочих как наемных работников, безвозмездно отдающих часть своего труда предпринимателям, ставит в отношения прямого противоречия их экономические интересы с интересами собственников капитала: естественный экономический интерес первых -в получении возможно большей массы вновь созданной стоимости в качестве заработной платы, властный экономический интерес вторых — в возможно большем, абсолютно и относительно, извлечении добавочной стоимости и, соответственно, урезании заработной платы. Подобный прямой антагонизм наемного работника и работодателя исследовал К. Маркс. Он рассматривал внутренний конфликт между рабочим классом и капиталистами, контролирующими средства производства. По его мнению, проблема отчуждения и эксплуатации труда могла быть решена только избавлением от капиталистической системы и ее замещением системой, где рабочие являются собственниками средств производства [5].
Существует, однако, традиционное возражение: смещение контроля над предприятием в пользу рабочих может создать проблемы с накоплением — преобладание текущих интересов рабочих над долгосрочными интересами корпорации ведет к «проеданию» прибыли. Кроме того, принято считать, что в мире в целом в отношениях наемных работников и собственников капитала в настоящее время явно прослеживается общемировая тенденция по сглаживанию антагонизма интересов, который теперь далеко не столь острый, как во времена капитализма свободной конкуренции.
Масштабное возрастание эффективности современного производства в сочетании с организованной профессиональной защитой интересов людей наемного труда ведет к систематическому повышению реальной заработной платы и уровня жизни. Это в значительной степени смягчает антагонизм интересов наемных работников и собственников средств
производства: большой поток доходов, достающийся наемным работникам, обусловливает их трансформацию в имущий класс [6].
К сожалению, Россия пока что выбивается из этой общемировой тенденции. Изменения, произошедшие в последние годы в нашей стране, вместо ожидаемого улучшения социально-экономического положения людей труда привели к их массовому обнищанию и на этой основе к резкой поляризации интересов наемных работников и собственников капитала. Снижение заработной платы, сверхурочные работы без дополнительной оплаты, задержки заработной платы — лишь краткий, но имеющий массовое применение перечень инструментов для реализации такого интереса. У нас работников призывают «войти в положение» администрации или правительства, вынуждающих поступаться элементарными трудовыми правами вплоть до права получать заработную плату, не говоря уже о праве на достойную оплату труда. Тенденции трансформации социально-трудовых отношений связаны с глобализацией капитализма. В России эта тенденция проявилась с самого начала шоковых реформ, которые правомерно квалифицировать как глобально навязанные [3].
Глобализация разрушает обособленность национальных рынков труда и национальных систем социальной защиты населения, создает всемирное пространство конкуренции за рабочие места, уровень оплаты труда, социальные гарантии, экологическую безопасность. В связи с изменением структуры глобальной экономики в развитых странах с рыночной экономикой обостряется проблема распределения доходов- далеко не все граждане этих стран выигрывают от глобализации, некоторые из них, напротив, серьезно проигрывают [1].
Социально-трудовые отношения трансформируются в сторону расширения пространства эксплуатации, ее усиления, обновления и ужесточения форм. Все большая часть человечества (по прогнозам, до 80%) оттесняется от участия в формировании средств и условий общественного развития, их использования для прогресса созидательной деятельности и «исключается» из общества. Особенно это касается характера преобразований в социально-трудовой сфере, и в целом — исторического выбора России в пользу капитали-
стического строя, связанных с необходимостью «приобщения страны к цивилизованному западному миру» [1- 6].
Интересна в этой связи довольно типичная для российских корпораций новейшая история.
На начальном этапе экономических реформ экономическая жизнедеятельность многих предприятий была крайне тяжелой. Образовались акционерные общества в результате приватизации госсобственности. В ходе перераспределения собственности доля акций, принадлежащая государству, с неявно выраженным стремлением к контролю стремительно сокращалась. Так, на предприятиях сложилась «инсайдерская» модель управления со специфической расстановкой сил и заинтересованными группами собственников, хотя эта расстановка была, скорее, лишь юридически и фактически оформлена приватизацией, а «инсайдерский» тип контроля возник раньше и был обусловлен отказом от системы централизованного управления экономикой.
Несмотря на сложившуюся модель управления, собственники-инсайдеры своими правами воспользоваться не могли: ни получившие пакеты акций коллективные хозяйства, ни владевшие совсем небольшими количествами акций исполнители-наемники на принимавшиеся руководством предприятия решения реально не влияли. Деятельность российских корпораций не отличалась устойчивостью функционирования. Резко снизился объем производства, начались массовые увольнения, возникла огромная задолженность [2].
У корпораций менялись собственники, и в ходе борьбы между ними за передел собственности трудовой коллектив и администрация предприятий переходили из рук в руки, стараясь найти более эффективного собственника.
Тем не менее, и сегодняшний «эффективный» собственник отчужден от развития капитала. Его интересы сводятся только к получению доходов и сторонним инвестициям. Инвестиции в производство не осуществляются, прибыль полностью забирается. Предприятия работают на износ. Новые собственники не заботятся о долгосрочной перспективе корпораций, не считаются с интересами других субъектов корпоративных отношений. Таким образом, налицо неустоявший-ся характер взаимоотношений между тремя
сторонами, отсутствие единства интересов и помыслов, несовпадение личных интересов собственников с интересами предприятия [4].
Важнейшей сферой столкновения интересов основных субъектов многих российских корпораций, о чем мы не раз упоминали ранее, также является область распределения его доходов, а именно сфера накопления и потребления.
Сравнительный анализ данных некоторых российских корпораций сахарной промышленности Краснодарского края показал, что за годы реформ существенно раздвигаются ножницы оплаты труда работников исполнительского труда и административно-управленческого персонала на предприятии в пользу последних. Доля ИТР в добавленной стоимости жестко контролируется- участия в прибыли нет. В связи с этим можно сделать вывод о том, что предприятия работают исключительно в интересах владельцев контрольного пакета акций.
Стоимость основных средств за исследуемый период снизилась в 1,1 раза в основном за счет переоценки оставшегося имущества после его ареста и продажи, а также за счет снижения добавочного и резервного капитала на 6,9%. На конец 2010 г. коэффициент износа основных фондов составил 63,43%, то есть более половины стоимости основных фондов амортизировано. При этом наиболее изношенной является активная их часть, по которой коэффициент износа на конец 2010 г. составил 82,16%, а к концу 2011 г. несколько сократился до 79,61% за счет ввода машин и оборудования. Износ пассивной части основных фондов составил в конце 2010 г. 54,36%, к концу 2011 г. увеличился до 57,63% 1. Однако более низкий уровень износа этой части обусловлен более низкой нормой амортизации, а фактически эта часть также является чрезвычайно изношенной.
В последние годы произошло значительное увеличение производства сырцового сахара почти в 2,5 раза при сокращении производства свекловичного на 15% 2. Переориентация сахарных заводов на переработку импортируемого сырья отрицательно сказывается на их независимости и превращает предприятия с полным производственным циклом в переработчиков, осуществляющих лишь конечную переработку. Толлинговая схема доминирует. Уровень оплаты за услуги по пе-
реработке зачастую не покрывает затраты на производство.
Предприятия недостаточно использует мощности по переработке сахарной свеклы и в то же время значительно загружает мощности по переработке сырца.
В настоящее время товарная продукция на сахарных заводах определяется как стоимость переработки сырья и зависит от договорных отношений с его собственником, а поэтому уровень фондоотдачи не всегда отражает эффективность использования основных фондов.
Рентабельность основных фондов сахарных заводов находится на низком уровне, и их деятельность в большинстве случаев является убыточной. Вместе с тем фонд накопления сокращается почти вдвое. Таким образом, наблюдается «проедание» капитала, так как предприятия не могут обеспечить свои инвестиционные потребности за счет своих доходов. Собственники относятся к предприятиям хищнически, просто эксплуатируют его капитал. Они занимаются «выкачиванием» средств из предприятий при помощи толлин-говой схемы, которая напоминает советское остаточное финансирование.
В рамках этой «элегантной» схемы предприятие занимается суженным воспроизводством своего капитала, а именно получает плату только за «услуги» по переработке сырья, а вся выручка, за вычетом установленной участниками этой схемы маржи, остается у собственников компании. Собственники сырья присваивают свой процент, предпринимательский доход, инвестиционные ресурсы предприятия, долю доходов менеджеров и работников. Толлинговая схема с начала 90-х годов охватила многие отрасли России, в том числе и сахарное производство. Роль менеджера в толлинге состоит в присвоении части результата в свою пользу за счет отчуждения его у работников. Поскольку собственники не доверяют менеджерам, то они отчуждают их от участия в прибыли.
Возвращаясь к проблеме распределения дохода в корпорациях, следует заметить: и названный выше пример, и современные материалы показывают, что система распределения выручки в российских корпорациях устроена так, что наиболее полно реализуются интересы собственников капитала. По от-
ношению к наемному исполнительскому и управленческому персоналу собственники проводят политику полного отчуждения от собственности на капитал и от участия в прибыли, а следовательно и от участия в принятии решений по принципиальным вопросам, касающимся корпорации.
Заинтересованность группы собственников в получении личного дохода заставляет сменить цель эффективного воспроизводства корпоративного капитала на цели удовлетворения потребностей узкой группы лиц. Таким образом, интересы крупных собственников преобладают над интересами корпорации и зачастую противоречат интересам корпоративного развития. Проведение в жизнь такой стратегии в долгосрочном периоде приводит к тому, что такая корпорация последовательно вырождается и умирает.
Политика «непрозрачности» в отношении финансовой и инвестиционной стратегии компании приводит к преобладанию субъективных факторов и приоритетности интересов контролирующей группы в корпоративных отношениях, лишает дееспособности систему корпоративного менеджмента. Все финансовые потоки общества мобилизуются в финансовый центр — в фонды головной компании. Реинвестирование централизованных фондов корпорации регулируется не ресурсными потребностями производственной структуры холдинга, а личными мотивами узкой группы корпоративных собственников. Прибыль забирается полностью и теряет смысл как источник развития капитала корпорации.
При такой модели внутрикорпоративных отношений развитие корпоративной структуры не отличалось устойчивостью и органичностью функционирования. Консолидация капитала в руках внешней группы собственников не приносит позитивных результатов. Результаты исследования позволяют нам судить о заведомо неэффективной организации корпоративного процесса и сознательном формировании механизма разрушения корпорации. Преобладание частных интересов отдельных групп собственников приводит к несогласованности и полной отчужденности последних от интересов остальных собственников, менеджеров и работников исполнительского труда.
Такова довольно типичная модель внутрикорпоративных трансформаций, проходивших на рубеже 1990−2000-х годов. Она весьма поучительна, и более того, в ряде случаев воспроизводится в новых условиях кризиса и начала выхода из него в 2009—2012 годах.
Иначе обстоят дела в энергетических корпорациях. После приватизации структура энергетических компаний изменилась во многом формально: прежние структурные подразделения получили новые названия, а в ряде случаев стали дочерними предприятиями. Анализируя фактические данные этих корпораций можно сказать, что с 2000-х годов у них улучшилось финансовое положение и другие результаты деятельности.
Отметим, что предприятия стабильно инвестируют сторонний бизнес. В социальной сфере эти корпорации пережили обвал. Доля социальных затрат в начале «реформ» уменьшилась более чем в 40 раз при почти неизменной численности занятых 3. Это значит, что социальные затраты общество перекладывает на плечи самих работников. И это продолжалось до середины 2000-х годов. Повышение заработной платы при этом далеко не всегда компенсировало сокращение социального пакета. Но в целом эти корпорации обеспечивали лучшие, нежели большинство других фирм Краснодарского края, результаты.
На такое весьма противоречивое состояние дел оказали влияние следующие факторы: инвестиционный голод, который вынудил предприятия уменьшить дивиденды в пользу инвестирования бизнеса- необходимость существенно повысить оплату труда и инвестировать человеческий капитал- влияние основного собственника капитала энергетической корпорации, коим является государство и коему принадлежит менее 40% акций. Так как дивидендная политика российского государства не отличается внятностью и стабильностью, то остальные акционеры вынуждены следовать за государством. В результате интересы собственников капитала в получении дивидендов не были обеспечены. Долгосрочные интересы собственников капитала также не были обеспечены инвестициями. Инвестиции в свой бизнес даже в 2000-е годы уменьшались. Кроме того, в энергетической компании Краснодарского края на протяжении
1990-х-2000-х годов «вилка» оплаты труда между административно-управленческим персоналом и работниками исполнительского труда нелинейно увеличивалась.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что и в энергетической корпорации сложился дисбаланс интересов, хотя и несколько более мягкий, нежели в первом случае. Наиболее полно реализуются интересы менеджеров предприятия. По отношению к работникам исполнительского труда менеджмент проводит политику снижения социальных гарантий и уменьшения социального бюджета предприятия. Причем менеджменту принадлежит менее 0,5% уставного капитала, поэтому его тоже можно отнести к наемному персоналу.
Названные примеры, конечно же, являются не более чем иллюстрациями к отмеченным выше типичным процессам и противоречиям в российских внутрикорпоративных отношениях. Тем не менее, эти примеры показательны. К сожалению, противоречия экономических интересов субъектов внутрикорпоративных отношений в России, особенно в сфере распределительных отношений, остаются слишком глубокими и существенно мешающими эффективному развитию отечественной экономики как на микро-, так и на макроуровне, а так же вызывают некоторое усиление социальных напряжений.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Данные, полученные автором на основе анализа финансовой отчетности корпораций Краснодарского края.
2 То же.
3 То же.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бузгалин, А. В. Пределы капитала: методология и онтология. Реактуализация классической философии и политической экономии (избранные тексты) / А. В. Бузгалин, А. И. Колганов. -М.: Культурная революция, 2009. — 680 с.
2. Дзарасов, Р. С. Крупный бизнес и накопление капитала в современной России / Р. С. Дзарасов, Д. В. Новоженов. — М.: Едиториал УРСС, 2005. — 512 с.
3. Иноземцев, В. Л. Современная глобализация и ее восприятие в мире / В. Л. Иноземцев // Век глобализации. — 2008. — N° 1. — С. 31−44.
4. Канапухин, П. А. Механизмы реализации интересов основных хозяйствующих субъектов в получении доходов / П. А. Канапухин // Новый тип экономической системы хозяйствования: сб. ст. Всерос. науч. -практ. конф. — Воронеж: ВГУ 2008. -
Ч. 3. — С. 311−314.
5. Маркс, К. Капитал. Критика политической экономии. — Т. 1 / К. Маркс. — М.: Госполитиздат, 1949. — 794 с.
6. Ракитская, Г. Взаимоотношения работников и работодателей в современной России / Г. Ракитская // Вопросы экономики. — 2002. — № 11. — С. 46−58.
AGENTS AND THEIR INTERESTS IN INTRA-CORPORATE RELATIONSHIPS: THE PROBLEM OF DISTRIBUTION OF INCOME IN LOCAL CONDITIONS
O. V. Brizhak
The author shows the relevance of studying the economic interests of the agents of intracorporate relationships and their antagonism to the issues of income distribution in the Russian context.
The article demonstrates specific imbalances in the distribution relations in Russian corporations.
The focus-on issue is the inequality of relations among joint owners, managers, wage workers and the uneven income distribution within the corporation.
Key words: intra-agents relations, economic interests, corporate earnings, distribution relationships, social and economic contradictions.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой