Политический террор против сотрудников южноуральских газет в 30-е годы хх в

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 947 (470. 55/58)
С.В. Семенов
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕРРОР ПРОТИВ СОТРУДНИКОВ ЮЖНОУРАЛЬСКИХ ГАЗЕТ В 30-е ГОДЫ ХХ в.
Научно-исследовательский институт истории Южного Урала и казачества России, Оренбург,
ssemenov_2001 @mail. ru
In the paper political repressions against journalists and other newspapermen of the South Ural region «Orenburgskaya kommuna» and «Chelyabinskiy rabochiy» are examined. Accusations against the employees of editorial offices are analyzed.
Ключевые слова: «Оренбургская коммуна», «Челябинский рабочий», Южно-Уральский регион, политический террор
Изучение истории политических репрессий в области культуры Южно-Уральского региона невозможно без освещения политического террора против сотрудников газет «Оренбургская коммуна» и «Челябинский рабочий» в 30-е годы ХХ века.
Одним из первых сущность политических репрессий в Оренбуржье выявил Л. И. Футорянский. Он оценил характер влияния политических репрессий против интеллигенции, в том числе и в отношении журналистов [1].
В 1989 г. на страницах «Челябинского рабочего» М. Л. Шангин опубликовал выдержки из автобиографичной повести «Дороги». Автор вместе с редактором «Челябинского рабочего» Л. Сыркиным в 30-е годы ХХ в. находился в заключении. М. Л. Шангин подробно описывает, как действовала репрессивная машина, как добивались от заключенных подписания заведомо ложных обвинений. Так, после очередного допроса, вспоминает Шангин, Л. Сыркин «был изуродован, весь в синяках, рука сломана, под ногтями следы от игл» [2].
В том же году в той же газете появляются статьи С. Мироновой, основанные, главном образом, на воспоминаниях сотрудников «Челябинского рабочего». Однако она признает, что «неизвестна судьба многих… репрессированных работников» областной газеты [3].
В 1991 г. А. В. Федорова опубликовала статью, посвященную репрессированному в 1937 г. корреспонденту «Оренбургской коммуны» К. А. Рудову (Изумрудову) [4].
В 1997 г. опубликована работа И. Г. Непеина [5]. Автор вводит в научный оборот документы, которые хранились в ведомственных архивах. Не вдаваясь в глубокий анализ архивных источников, Непеин большую часть работы посвятил публикации выписок из архивно-следственных дел творческой интеллигенции Южного Урала — жертв политического террора 30-х гг. ХХ в. Приводятся выдержки и из протоколов допросов заместителя редактора «Челябинского рабочего» Б. И. Кортина, литературного работника газеты Е. Л. Владимировой — жены редактора Л. Н. Сыркина, самого редактора газеты и других сотрудников редакции.
В 1998 г. к 90-летию газеты «Челябинский рабочий» вышел сборник материалов, где отражены основные вехи издания. В данной публикации имеется материал, посвященный репрессированному в 1937 г. редактору газеты Л. Н. Сыркину [6]. В 2007 г.
А. Н. Лымарев, анализируя проблему опечаток полити-
ческого характера в конце 30-х годов, касается и «Челябинского рабочего» [7].
Как видим, отдельные аспекты политических репрессий против сотрудников южноуральских газетах «Оренбургская коммуна» и «Челябинский рабочий» получили освещение. Однако обобщающей статьи по данной проблеме нет. Наша статья призвана восполнить этот пробел.
В январе 1934 г. из состава Уральской области была выделена Челябинская область, а в декабре Президиум ВЦИК принял постановление об образовании Оренбургской области. Вскоре в этих областях начали выходить областные газеты «Оренбургская коммуна» и «Челябинский рабочий». Рассмотрим деятельность двух редакции в годы политического террора.
В Оренбургский обком ВКП (б) 16 апреля 1935 г. поступила докладная записка № 25/с от облли-та (Оренбургское областное управление по делам литературы и издательства), где сообщалось, что тираж «Оренбургской коммуны» в количестве 6 000 экземпляров был конфискован и уничтожен, так как в газете якобы «извратили цитату т. Сталина» [8]. В адрес газеты поступает обвинение в разглашении государственной тайны — в связи с тем, что «Оренбургская коммуна» сообщили жителям об эпизоотии на территории области. Все недостатки в работе «Оренбургской коммуны» были обсуждены Оренбургским обкомом ВКП (б), который принял решение, в частности, «указать т. Колесниченко на недопустимость опечаток» во вверенной ему газете [8]. В сентябре 1936 г. редактор С. А. Колесниченко сообщил в обком ВКП (б), что штат газеты состоит из 74 сотрудников, из них 11 членов ВКП (б), 1 кандидат в члены ВКП (б), 5 членов ВЛКСМ и 57 беспартийных. Сообщалось о наличии в аппарате редакции «чуждых элементов»: Рукавишников Н. Д. — бывший левый эсер, Рыбальский — бывший член национальной еврейской организации молодежи и Николаев С. Ф. — исключен из ВКП (б), репортер по судебным вопросам, находился под влиянием Н. Д. Рукавишникова [9].
20 сентября 1936 г. Оренбургский обком ВКП (б) направил секретарю горкома А. Ф. Горкину запрос с указанием: «Ознакомиться с составом работников „Оренбургской коммуны“ и о результатах сообщить». В начале октября 1936 г. запрос был выполнен и сведения о сотрудниках газеты получил Оренбургский обком ВКП (б), а затем отправил в Москву, в Отдел печати и издательств ЦК ВКП (б). Обком ВКП (б) сообщал, что дважды «специально занимался вопросом об очистке и укреплении аппарата редакции». Первый раз — 16 но-32
ября 1935 г. в связи с проверкой партдокументов коммунистов. В результате с должности был снят заведующий партийным отделом Цибульский, спустя некоторое время он был исключен из партии, так как стало известно, что его отец в царской России был жандармом. Второй раз проверка состоялась в августе 1936 г. По итогам этой проверки уволили заведующего информационным отделом редакции Н.Д. Рука-вишникова, скрывшего свою работу в Казанской организации левых эсеров в 1917—1918 гг. [10].
В редакции газеты «Оренбургская коммуна» была вскрыта «террористическая группа» «антисоветской правотроцкистской террористической диверсионно-вредительской организации», якобы существовавшую тогда на территории Оренбургской области [11]. В постановлении бюро горкома ВКП (б) отмечалось, что руководителями «троцкистско-вражеской группы» были С. А. Колесниченко — редактор газеты, Ф. М. Волгин — его заместитель, Ф. А. Бармин — заместитель заведующего партийным отделом той же газеты. Они обвинялись в том, что предоставляли «возможность печататься в своей газете врагам народа». Также в вину им ставилось принятие на работу семи «троцкистов». В результате редактора С. А. Колесниченко и его заместителя Ф. М. Волгина за связь с «врагами народа» исключили из партии и уволили с работы. В ходе данной проверки в редакции газеты «Оренбургская коммуна» в общей сложности было выявлено 16 «социально чуждых элементов».
В 1937 г. и Колесниченко и Волгин, а также заведующий сельскохозяйственным отделом «Оренбургской коммуны» Г. П. Дрожжев были приговорены к вышей мере наказания. По неполным данным за годы террора было уничтожено 12 сотрудников газеты, что составляет 42% от общего числа расстрелянных работников печати в Оренбургской области [12].
Тревожно было и в редакции «Челябинского рабочего». Первый редактор газеты В. А. Зудин (Зулин) в 1935 г. покончил жизнь самоубийством в связи с партийной проверкой документов. В июле 1936 г. Л.Н. Сыркина-Гатова назначают на должность редактора газеты [13]. А 4−5 августа 1937 г. на общем собрании парторганизации «Челябинского рабочего» рассматривался материал на уже бывшего редактора газеты Л. Н. Сыркина. Его обвинили «в тесных связях с врагами народа». В заключение обсуждения было принято постановление исключить Сыркина из ВКП (б) как «заклятого двурушника, подлого врага народа, имеющего систематическую организационную, идейную и бытовую связь с врагами народа» [14].
Арестовали Л. Н. Сыркина 10 августа 1937 г., а в январе следующего года редактор «признался», что во вверенной ему газете создал троцкистскую организацию. В результате работы следствия с марта по апрель 1935 г. Сыркин становится «активным участником контрреволюционной троцкистской организации». Благодаря этому редактор областной газеты не попал в ряды арестованных органами НКВД на Южном Урале «правых» во главе с секретарем Челябинского обкома К. Рындиным. Следователи НКВД разработали для своего начальства миф о борьбе на Южном Урале «правых» и «троцкистов» за гегемо-
нию в регионе. Детальный анализ доступных архивных источников позволяет сделать уверенный вывод, что в действительности таких контрреволюционных организаций на Южном Урале не было.
Ровно через месяц — 10 сентября 1937 г. был арестован и заместитель редактора областной газеты Б. И. Кортин за «контрреволюционную деятельность в троцкистской организации». После допросов сотрудников редакции следователи НКВД определили, что в газете «Челябинский рабочий» действовала «контрреволюционная террористическая троцкистская организация», в состав которой входили заместитель редактора Б. И. Кортин, заведующий культурно-бытовым отделом Н. Верцман, литературные сотрудники Е. Л. Владимирова и Холодковский, заведующий патртоделом Ревзин, корреспондент газеты «Правда» в Челябинске Портнов, а руководителями были признаны редактор Л. Н. Сыркин, секретарь Челябинского обкома Хитаров и секретарь Сталинского райкома ВКП (б) Усанов [15].
Е. Л. Владимирова была обвинена в «контрреволюционной деятельности», так как в своих статьях показывала Л. Д. Троцкого как ближайшего соратника
В. И. Ленина в годы революции, что в 30-е гг. ХХ в. трактовалось как дискредитация И. В. Сталина.
18 июля 1938 г. Л. Н. Сыркин был осужден выездной сессией Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР и приговорен к расстрелу. Спустя два дня суд приговорил к расстрелу и заместителя редактора Б. И. Кортина.
Таким образом, областные газеты в 1937 г были обезглавлены: расправились с руководителями редакций, заведующими отделами и простыми работниками, что имело негативное значение для дальнейшей работы газет. Прежняя политическая острота публикуемых материалов в местных газетах была утрачена.
В результате политических репрессий был нанесен сильнейший удар по представителям творческой интеллигенции Южно-Уральского региона. По неполным данным, более 20 опытных редакторов, журналистов и служащих редакций и типографий «Оренбургской коммуны» и «Челябинского рабочего» были уничтожены органами НКВД как «враги народа». К сожалению, до сих пор не представляется возможным установить точное количество репрессированных сотрудников редакций рассмотренных газет. До сих пор нет книги памяти в Челябинской области. И по-прежнему малодоступны или вовсе недоступны исследователям архивно-следственные дела тех трагических лет.
1. Футорянский Л. И. Начальный период репрессий и их пик
на Южном Урале // Проблемы истории массовых политических репрессий в СССР. К 70-летию начала «антику-лацкой» операции НКВД СССР: Мат. V Всерос. науч. конф. Краснодар, 2008. С. 84−98- Он же. Дважды юбилейный // Оренбургский край в системе евразийских губерний и областей России. Всерос. науч. конф. Оренбург, 2004. С. 3−32- Он же. Не предавать забвению! // Книга памяти жертв политических репрессий в Оренбургской области. Калуга, 1998. С. 6−16- Он же. Репрессии // История Оренбуржья. Оренбург, 1996. С. 239−245- Он же. Репрессии 1927 — 1938 годов // Оренбург. Челябинск, 1993. С. 204−213.
2. Шангин М. Л. Дороги // Челябинский рабочий, 25 окт. 1989.
3. Миронова С. Не без вести пропавшие // Челябинский рабочий, 11 окт. 1989.
4. Федорова А. В. Бессрочная командировка // Южный Урал, 30 окт. 1991.
5. Непеин И. Г. Палачи и жертвы. Челябинск, 1997. 223 с.
6. Репортажи из ХХ века: «Челябинский рабочий», 1908 — 1998. Челябинск- Екатеринбург, 1998. 600 с.
7. Лымарев А. Н. Цензура в печатных СМИ Урала в конце 30-х — первой половине 40-х гг. ХХ века // Исторические чтения: Мат. науч. конф. «Культура Урала Х Х века», посвященной 90-летию со дня образования в Челябинске комитета по организации разумного развлечения. Челябинск, 2007. С. 197−207.
8. Центр документации новейшей истории Оренбургской области (ЦДНИОО). Ф. 371. Оп.1. Д. 135. Л. 1,2.
9. Там же. Д. 683. Л. 39−40.
10. Там же. Д. 509. Л.2.
11. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 21. Д. 5790. Л. 117.
12. Книга памяти жертв политических репрессий в Оренбургской области. Калуга, 1998. С. 35,66,104,135,155−156,210,276,319.
13. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 71. Д. 49.
14. Объединенный государственный архив Челябинской области. Ф. П-2030. Оп.1. Д. 4. Л. 124.
15. Непеин И. Г. Указ. соч. С. 150−153,155.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой