Некоторые особенности поддержания государственного обвинения при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Воронежского института МВД России № 3 / 2015
Д. В. Лесик,
заместитель прокурора Грибановского района Воронежской области
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДДЕРЖАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНЕНИЯ ПРИ РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА СУДОМ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ
SOME PECULIARITIES OF THE MAINTENANCE OF PUBLIC PROSECUTION IN THE CRIMINAL CASE BY THE COURT OF APPEAL
В статье исследуются особенности поддержания государственного обвинения в суде апелляционной инстанции, анализируются изменения уголовно-процессуального законодательства в этой сфере.
The article revealspeculiarities of maintenance ofpublic prosecution in the court of appeal, the ratio of the changes of the criminal procedure law.
Исследование особенностей поддержания государственного обвинения в суде апелляционной инстанции представляется необходимым, поскольку выявление пробелов правового регулирования деятельности стороны обвинения на данном судебном этапе, поиск возможностей совершенствования уголовно-процессуального законодательства возможны лишь при условии полноценного анализа действующих правовых норм и судебной практики.
В суде апелляционной инстанции государственный обвинитель выполняет ту же функцию, что и в суде первой инстанции с учетом определенных особенностей, вытекающих из целей и задач данного этапа уголовного судопроизводства. Процессуальное положение прокурора в суде второй инстанции раскрывается на основе системно-логического толкования норм, содержащихся в главе 45.1 УПК РФ, которое позволяет утверждать, что государственный обвинитель подтверждает ранее предъявленное обвинение, однако данная деятельность протекает в рамках
проверки законности, обоснованности и справедливости приговора и иного решения суда первой инстанции. Необходимо отметить, что предметом апелляционного производства в соответствии со ст. ст. 389. 2, 389.9 УПК РФ являются законность, обоснованность и справедливость не только окончательных решений суда первой инстанции, не вступивших в законную силу, но и законность и обоснованность промежуточных решений. Исходя из позиции Пленума Верховного Суда Р Ф, выраженной в постановлении от 26 ноября 2012 г. № 26, итоговыми судебными решениями являются приговор, определение, постановление суда, которыми уголовное дело разрешено по существу, либо те, которыми завершено производство по уголовному делу в отношении конкретного лица [1].
Промежуточные судебные решения, являющиеся предметом апелляционного обжалования, разделяются на две категории: обжалуемые самостоятельно и обжалуемые только совместно с итоговым судебным решением. Таким образом, законодатель
179
Юридические науки
ставит точку в длящейся научной дискуссии относительно невозможности обжалования организационно'--распорядительных судебных решений в апелляционном порядке, содержавшейся в ч. 5 ст. 359 УПК РФ, утратившей силу с 1 января 2013 года. Снятие подобного ограничения посредством предоставления сторонам возможности обжаловать названные решения одновременно с итоговым актом правосудия, на наш взгляд, должно расцениваться как расширение пределов обжалования и дополнительная гарантия доступа граждан к правосудию. Очерчивая пределы полномочий государственного обвинителя в суде апелляционной инстанции, считаем необходимым обратить внимание на два принципиальных момента. Во-первых, с учетом преемственности процессуальной формы судебного разбирательства в первой и второй судебных инстанциях положения ч. 7 ст. 246 УПК РФ в полном объеме применимы к апелляционному производству, следовательно, у государственного обвинителя есть право отказаться от обвинения в случае, если он придет к убеждению, что представленные доказательства его не подтверждают. В связи с этим полагаем, что существующая в научной литературе противоположная точка зрения является несколько устаревшей, т.к. выдвигалась в период действия положений главы 44 УПК РФ. Основным аргументом в пользу невозможности отказа от обвинения в суде второй инстанции служил тот факт, что это — проверочная стадия уголовного судопроизводства, в ходе которой подобные процессуальные действия невозможны [2]. Полагаем, что суть апелляционного производства в современном толковании положений главы 45.1 УПК РФ опровергает приведенный аргумент, поскольку предполагает повторный пересмотр уголовного дела, в том числе с исследованием новых доказательств и предоставлением широких полномочий суду в части отмены и изменения судебного решения, не вступившего в законную силу (ст. 389. 20 УПК РФ). Кроме того, функция уголовного преследования носит длящийся характер и в судебных стадиях до вступления приговора или иного судебного решения в законную силу предполагает наличие у государственного обвинителя всего спектра полномочий по ее реализации, включая право на отказ от обвинения. Во-вторых, пределы полномочий государственного обвинителя определяются и его правом на принесение представления об ухудшении положения осужденного, поскольку такое представление наряду с жалобой потерпевшего, частного обвинителя и их представителей и (или) законных представителей является правовым основанием отмены оправдательного приговора судом апелляционной инстанции с передачей уго-
ловного дела на новое судебное разбирательство (ч. 2 ст. 389. 24 УПК РФ).
В соответствии с п. 1 ч.1 ст. 389. 12 УПК РФ участие государственного обвинителя и (или) прокурора в судебном заседании является обязательным, за исключением дел частного обвинения, которые не возбуждались в порядке и по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 20 УПК РФ. Полагаем, что оптимальность подхода законодателя в приведенной норме уголовнопроцессуального закона вызывает вопросы, ввиду того что не вполне понятна законодательная схема участия государственного обвинителя. Так, если исходить из того факта, что в ст. 389. 12 УПК РФ речь идет о сторонах процесса, то прокурор, прямо названный в качестве обязательного участника судебного разбирательства, таковой не является. В соответствии с ч. 3 ст. 37 УПК РФ прокурор, участвующий в судебном заседании в суде первой и апелляционной инстанций, выполняет функцию государственного обвинителя, который уже назван в анализируемой норме как обязательный участник судебного заседания. Кроме того, совершенно непонятно, с какой целью законодатель настаивает на участии в судебном заседании одновременно двух представителей прокуратуры, которые, как уже было отмечено ранее, обязаны представлять в суде единую согласованную позицию. В связи с этим, продолжая отстаивать тезис относительно нецелесообразности участия вышестоящего прокурора в апелляционном суде, полагаем, что из пункта 1 части 1 ст. 389. 12 УПК РФ необходимо исключить слова «и (или) прокурора».
Порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции в целом совпадает с порядком судебного разбирательства и регламентируется главами 35−39 УПК РФ с учетом особенностей, предусмотренных главой 45.1. УПК РФ. Ввиду отсутствия специальных научных исследований процедуры рассмотрения апелляционной жалобы (представления) в условиях внесенных в УПК РФ изменений полагаем необходимым остановиться на нескольких принципиальных моментах процедурного характера, которые в условиях рассмотрения уголовного дела судом второй инстанции не вполне ясно и логично урегулированы на законодательном уровне, что может вызвать определенные трудности в правоприменительной практике.
Структурно стадия апелляционного производства повторяет стадию судебного разбирательства, имея следующие элементы: подготовительную часть судебного заседания- судебное следствие, прения сторон, последнее слово под-
180
Вестник Воронежского института МВД России № 3 / 2015
судимого- постановление апелляционного приговора, определения, постановления.
Подготовительная часть судебного заседания в целом проводится по правилам, предусмотренным главой 36 УПК РФ, и регламентируется в ч. 2 ст. 389. 13 УПК РФ посредством перечисления действий председательствующего в судебном заседании, которые осуществляются в определенной последовательности.
При этом совершенно очевидно, что в действиях председательствующего отсутствуют два принципиально важных момента, характеризующие общий порядок подготовительной части судебного заседания: проверка явки в суд и разъяснение участникам судебного заседания их прав и обязанностей. Полагаем, что совершение этих действий, регламентируемых ст. ст. 262, 263, 267−270 УПК РФ, не презюмируется в суде апелляционной инстанции, поскольку, исходя из логики законодателя, все остальные организационные действия в сжатом виде с учетом особенностей апелляционной инстанции сублимированы в ч. 2 ст. 389. 13 УПК РФ. Думается, что этот вопрос должен рассматриваться в контексте положений ст. 389. 12 УПК РФ, регламентирующих круг участников судебного разбирательства, который, исходя из названия данной статьи, ограничен только сторонами.
В соответствии с ч. 1 ст. 389. 12 УПК РФ в судебном заседании помимо государственного обвинителя обязательно участие: частного обвинителя либо его законного представителя или представителя — только в тех случаях, когда ими подана жалоба- защитника — в тех случаях, когда его участие в уголовном судопроизводстве является обязательным- оправданного, осужденного или лица, в отношении которого прекращено уголовное дело — либо по его ходатайству, либо, если суд признает участие этого лица необходимым. Совершенно очевидно, что значительным изменениям подверглась правовая регламентация участия в судебном заседании осужденного, оправданного и лица, в отношении которого прекращено уголовное дело. Законодатель отказался от обязательности участия указанных лиц в заседании суда апелляционной инстанции даже в случае подачи апелляционной жалобы ими или в их интересах. Баланс интересов стороны защиты и интересов правосудия обеспечивается посредством: 1) невозможности для суда игнорировать просьбу осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, об участии в судебном заседании, либо его фактическую явку в суд апелляционной инстанции, при которой он, равно как и иные участники процесса, допускается к
участию в судебном заседании во всех случаях (ч. 5 ст. 389. 12 УПКРФ) — 2) установления обязанности осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, явиться в судебное заседание, если суд апелляционной инстанции признает его участие необходимым. Следует констатировать, что приведенная позиция законодателя, хотя и подвергается критике [3], не противоречит международным стандартам, которые допускают свободу усмотрения суда второй инстанции в признании либо непризнании участия подсудимого обязательным, а также его обязанность допустить к участию в судебном заседании во всех случаях явившиеся в суд стороны [4].
Анализ положения, содержащегося в ч. 3 ст. 389. 12 УПК РФ, позволяет утверждать, что рассмотрению уголовного дела в суде апелляционной инстанции препятствует неявка лиц, участие которых является обязательным, а, следовательно, проверка их явки в судебное заседание и разъяснение таким лицам их прав и обязанностей должны быть неотъемлемым элементом подготовительной части судебного заседания, поскольку создают условия легитимности будущего судебного следствия.
Согласно ч. 3 ст. 389. 13 УПК РФ судебное следствие начинается с краткого изложения председательствующим содержания обжалуемого судебного решения, существа жалобы (представления) и возражений на них, а также существа представленных дополнительных материалов. Мы солидарны с мнением Е. И. Фадеевой о том, что доклад судьи должен быть нейтрален относительно предмета судебной проверки, не содержать сведений об особом мнении судьи суда первой инстанции, если таковое имелось, а также выводов об обоснованности жалобы или представления[5]. Непосредственно после доклада суд заслушивает выступления стороны, по инициативе которой было возбуждено апелляционное производство, и возражения другой стороны. Подобная последовательность выступлений в специальной литературе не оспаривается именно с учетом специфики производства в суде второй инстанции [6, 7], однако в нынешней редакции ч. 4 ст. 389. 13 УПК РФ остается открытым вопрос о том, какова очередность выступлений при подаче нескольких жалоб и представления, поскольку законодатель оставляет этот вопрос на усмотрение суда, который решает его с учетом мнения сторон. Полагаем, что в данной ситуации необходимо применять ч.1 ст. 273 УПК РФ, где указывается на выступление в первоочередном порядке стороны обвинения. С учетом состязательного характера судебного следствия считаем, что возложение на суд соответствующей обязанности является излишним, стороны должны
181
Юридические науки
самостоятельно излагать свои притязания и возражения на них, приводя аргументацию требований к суду второй инстанции. Подобное предложение не ново для доктрины уголовного процесса и высказывалось еще применительно к порядку судебного следствия, имевшему место в апелляционной (кассационной) инстанциях до 1 января 2013 года [8], однако, к сожалению, не нашедшему поддержки законодателя.
После выступления сторон суд апелляционной инстанции переходит к познавательной деятельности. Анализ новелл уголовнопроцессуального закона, регламентирующих судебное следствие в апелляционном суде, позволяет ставить два вопроса, не нашедшие, на наш взгляд, однозначного ответа в УПК РФ: в какой последовательности могут представляться и в каком объеме исследоваться доказательства?
Первый из поставленных вопросов, на наш взгляд, решается с учетом правил, предусмотренных для судебного разбирательства в первой инстанции. Соответственно, исходя из ч. 2 ст. 274 УПК РФ сначала представляет доказательства сторона обвинения, независимо от того, кто инициировал апелляционное производство. Как справедливо отмечает В. Ф. Крюков, это обусловлено тем, что, пока приговор не вступил в законную силу, уголовное преследование продолжается и обязанность доказывания виновности лица, а также законности обвинения лежит на прокуроре [2].
Вопрос о пределах познавательной деятельности суда и сторон решается не так однозначно. Изменение сущности апелляционного производства, которое в новых условиях предполагает повторное рассмотрение уголовного дела по существу, меняет и подход к доказательственной деятельности. С учетом ее специфики, на наш взгляд, необходимо разграничивать проверку «старых доказательств», которые уже имеются в уголовном деле и были предметом рассмотрения суда первой инстанции, и исследование новых доказательств, представленных непосредственно в суд апелляционной инстанции.
Предусмотренные законом способы проверки имеющихся в деле доказательств позволяют утверждать, что апелляция в том ее виде, который закреплен законодательно, не соответствует классическому образцу, предполагающему полный пересмотр уголовного дела посредством непосредственного исследования доказательств судом апелляционной инстанции. Во-первых, судебное следствие не носит характер «повторного» [9, 10], что вытекает из нескольких положений закона. Так, термин «исследование доказательств», используемый применительно к производству судебных действий при рассмотрении
дела по существу, заменен на термин «проверка доказательств», которая представляет собой анализ сформированных доказательств с точки зрения их полноты, непротиворечивости, логической последовательности изложения сведений.
Во-вторых, ч. 7 ст. 389. 13 УПК РФ устанавливает, что с согласия сторон повторное исследование доказательств, уже исследованных судом первой инстанции, в суде апелляционной инстанции в обязательном порядке не производится. Соответственно, в данной ситуации ничтожной является отсылка к положениям ст. 240 УПК РФ, содержащаяся в ч.1 ст. 389. 13 УПК РФ, обязывающая суд заслушать показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы, провести другие судебные действия по исследованию доказательств. На это же указывает и норма ч. 5 ст. 389. 13 УПК РФ, допускающая отказ от непосредственного допроса свидетелей в судебном заседании, если они уже допрашивались в суде первой инстанции. При этом вызывает удивление предложенная законодателем формулировка достаточно серьезного исключения из принципа непосредственности. Так, если свидетель не был вызван в суд второй инстанции, то его показания могут быть оглашены в судебном заседании. Однако ст. 281 УПК РФ не предусматривает такого основания оглашения показаний, а ч.1 ст. 367 УПК РФ, позволявшая суду апелляционной инстанции при принятии решения ссылаться на оглашенные в суде показания лиц, не вызывавшихся в заседание суда, но допрошенных в суде первой инстанции, с 1 января 2013 года утратила силу. В связи с этим полагаем, что ч. 5 ст. 389. 13 следует сформулировать более четко и однозначно. Верховный Суд Р Ф в этой связи разъясняет, что если в основу обжалуемого судебного решения положены показания потерпевшего и свидетеля, данные ими при производстве предварительного расследования и оглашенные в суде первой инстанции на основании ч.1 ст. 281 УПК РФ, суд апелляционной инстанции вправе огласить эти показания с согласия сторон [ 1].
При наличии согласия сторон, исследованные в суде первой инстанции доказательства в этом случае принимаются как «состоявшаяся данность», они лишь проверяются и, если не признаются недопустимыми, то подлежат оценке судебной коллегией в совещательной комнате [11].
В-третьих, на суд возлагается обязанность исследовать только дополнительные материалы, представленные сторонами в обоснование поданной жалобы (представления). Возникает вопрос,
182
Вестник Воронежского института МВД России № 3 / 2015
могут ли эти дополнительные материалы рассматриваться в качестве новых доказательств или же они должны оцениваться как сведения, полученные из иных источников, и их исследование представляет собой один из способов проверки имеющихся в деле доказательств судом второй инстанции? Законодатель ответа на поставленный вопрос не дает. Если исходить из понятия «дополнительные материалы», предложенного Верховным Судом Р Ф для кассационной инстанции в Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 5 марта 2004 г., то ответ однозначно отрицательный — это не новые доказательства.
В новых условиях судебного следствия в апелляционной инстанции подобный подход, на наш взгляд, следует признать устаревшим. Так, предоставление ревизионных полномочий суду второй инстанции с правом непосредственно исследовать материалы, представленные сторонами в судебном заседании, позволяет утверждать, что они могут быть приобщены к делу в качестве доказательств [12, 13]. Полагаем, что исследование дополнительных материалов, представленных сторонами, равно как и удовлетворение их ходатайств о производстве судебных действий могут считаться способами исследования судом второй инстанции «новых доказательств». Как справедливо отмечается в специальной литературе, возникает потенциальная опасность того, что стороны, не представляя доказательств в суде первой инстанции, будут их «приберегать» для суда апелляционной инстанции. Во избежание подобной ситуации делается достаточно разумное предложение законодательно закрепить положение, в соответствии с которым суд второй инстанции рассматривает и приобщает к делу только те дополнительные материалы, о приобщении которых сторона ходатайствовала перед судом первой инстанции [11. — С. 64].
По завершении судебного следствия суд апелляционной инстанции переходит к прениям сторон. Особенностью судебных прений является установление их пределов — только те факты и обстоятельства, которые были исследованы судом второй инстанции. При этом первым выступает лицо, подавшее апелляционную жалобу или представление (ч.1 ст. 389. 14 УПК РФ). Полагаем, что это положение закона нуждается в корректировке с учетом того факта, что прокурор в суде второй инстанции является государственным обвинителем, а, следовательно, должен выступать в прениях первым, независимо от того, приносил он представление или нет. Содержание его речи будет зависеть от выдвинутых прокурором требований, а также от того,
какое решение просит принять суд сторона обвинения.
ЛИТЕРАТУРА
1. О применении норм УПК РФ, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27 ноября 2012 г. № 26 // СПС «Консультант Плюс».
2. Крюков В. Ф. Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора. — Курск, 2010. — С. 161.
3. Проскурина Т. Ю. Некоторые вопросы преобразования апелляционного производства // Мировой судья. — 2012. — № 4. — С. 27.
4. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г., с изм. от 11 мая 1994 г.). Ратифицирована в Р Ф Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» // СПС «КонсультантПлюс».
5. Фадеева Е. И. Коллегиальность состава суда при рассмотрении уголовных дел в суде апелляционной инстанции // Адвокат. — 2011. — № 8. — С. 14.
6. Шмелева Е. С. Правовое регулирование апелляционного производства в современном российском уголовном судопроизводстве: дис. … канд. юрид наук. — Оренбург, 2010. — С. 33.
7. Разинкина А. Участие прокуратуры в работе над проектом Закона о реформировании института пересмотра судебных решений // Законность. — 2010. — № 11. — С. 15.
8. Волколуп О. В. Система уголовного судопроизводства и проблемы ее совершенствования.
— СПб., 2003.С. 189.
9. Разумов С. Производство по уголовным делам у мирового судьи // Российская юстиция.
— 2000. — № 11. — С. 49.
10. Динер А. А., Мартыняхин Л. Ф., Сенин Н. Н. Апелляционное производство в российском уголовном процессе: науч. -практ. пособие / под общ. ред. Л. Ф. Мартыняхина. — М ., 2003. — С. 48.
11. Аверкин А., Кудрявцева А., Смирнов В. Проверка и исследование доказательств в суде апелляционной инстанции // Уголовный процесс.
— 2012. — № 6.
12. Васяев А. А. Исследование доказательств в ходе судебного следствия в суде апелляционной инстанции // Адвокат. — 2011. — № 5. — С. 18.
13. Смирнов А. В. Реформа порядка пересмотра судебных решений по уголовным делам: апелляция // СПС «КонсультантПлюс».
183
Юридические науки
REFERENCES
1. O primenenii norm UPK RF, reguliruyuschih proizvodstvo v sude apellyatsionnoy instantsii: Post-anovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 27 noy-abrya 2012 g. # 26 // SPS «Konsultant Plyus».
2. Kryukov V.F. Ugolovnoe presledovanie v sudebnom proizvodstve: ugolovno-protsessualnyie i nadzornyie aspektyi deyatelnosti prokurora. — Kursk, 2010. — S. 161.
3. Proskurina T. Yu. Nekotoryie voprosyi preobrazovaniya apellyatsionnogo proizvodstva // Mirovoy sudya. — 2012. — # 4. — S. 27.
4. Konventsiya o zaschite prav cheloveka i os-novnyih svobod (Rim, 4 noyabrya 1950 g., s izm. ot 11 maya 1994 g.). Ratifitsirovana v RF Federanym zakonom ot 30 marta 1998 g. #54-FZ «O ratifikatsii Konventsii o zaschite prav cheloveka i osnovnyih svobod i Protokolov k ney» // SPS «Konsultant-Plyus».
5. Fadeeva E.I. Kollegialnost sostava suda pri rassmotrenii ugolovnyih del v sude apellyatsionnoy instantsii // Advokat. — 2011. — # 8. — S. 14.
6. Shmeleva E.S. Pravovoe regulirovanie apellyatsionnogo proizvodstva v sovremennom ros-
siyskom ugolovnom sudoproizvodstve: dis. … kand. yurid nauk. — Orenburg, 2010. — S. 33.
7. Razinkina A. Uchastie prokuraturyi v rabote nad proektom Zakona o reformirovanii instituta per-esmotra sudebnyih resheniy // Zakonnost. — 2010. — # 11. — S. 15.
8. Volkolup O.V. Sistema ugolovnogo sudopro-izvodstva i problemyi ee sovershenstvovaniya. — SPb., 2003.S. 189.
9. Razumov S. Proizvodstvo po ugolovnyim delam u mirovogo sudi // Rossiyskaya yustitsiya. — 2000. — #11. — S. 49.
10. Diner A.A., Martyinyahin L.F., Senin N.N. Apellyatsionnoe proizvodstvo v rossiyskom ugolovnom protsesse: nauch. -prakt. posobie / pod obsch. red. L.F. Martyinyahina. — M ., 2003. — S. 48.
11. Averkin A., Kudryavtseva A., Smirnov V. Proverka i issledovanie dokazatelstv v sude apellyatsionnoy instantsii // Ugolovnyiy protsess. — 2012. — # 6.
12. Vasyaev A.A. Issledovanie dokazatelstv v hode sudebnogo sledstviya v sude apellyatsionnoy instantsii // Advokat. — 2011. — # 5. — S. 18.
13. Smirnov A.V. Reforma poryadka peresmotra sudebnyih resheniy po ugolovnyim delam: apel-lyatsiya // SPS «KonsultantPlyus».
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ
Лесик Дмитрий Владимирович. Заместитель прокурора Грибановского района Воронежской области.
E-mail: dima2706@yandex. ru
Россия, 397 240, Воронежская область, п.г.т. Грибановский, ул. Комарова, 56. Тел. 8−920−444−8869- 8−47 348−3-01−73.
Lesik Dmitriy Vladimirovich. Deputy prosecutor.
E-mail: dima2706@yandex. ru
Work address: Russia, 397 240, Voronezh region, Gribanovsky, Komarova St., 56. Тек 8−920−444−8869- 8−47 348−3-01−73.
Ключевые слова: прокурорская деятельность- уголовное преследование- надзор- обвинительные доказательства- апелляционное производство- функция.
Key words: procurator'-s activity- prosecution- surveillance- accusatory evidence- appeal procedure-
function.
УДК 343. 1
184

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой