Политика Канады в отношении стран Азиатско-Тихоокеанского региона в 1970-е годы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПОЛИТИКА КАНАДЫ В ОТНОШЕНИИ СТРАН АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА В 1970-е ГОДЫ
Э.А. Бабаев
Одним из важнейших направлений внешнеполитической деятельности Канады 1970-х годов правительство П. Трюдо провозгласило Азиатско-Тихоокеанский регион. В правительственной Белой книге 1970-го года говорилось о том, что в этом регионе «американское влияние огромно во всех сферах, а канадские интересы в целом совпадают с американскими. Однако существует несколько важных факторов, которые диктуют проведение более самостоятельной политики. В связи с этим отмечались традиционно тесные межправительственные отношения в рамках Британского содружества, особенно с такими государствами, как Австралия, Новая Зеландия, Малайзия и Сингапур… Возможности Канады как франкоговорящей страны могут быть расширены за счет развития отношений со странами Индокитая, где французский язык остается важным элементом международного общения, а также с государствами Французской Полинезии» [Foreign. 1970: 12]. Поэтому основные перспективы развития политических отношений связывались с работой таких международных организаций, как Содружество и Франкофония.
В первой половине десятилетия особое значение канадское руководство уделяло развитию экономического сотрудничества. Правительство П. Трюдо поставило перед собой следующие задачи в АТР, выполнение которых должно было обеспечить успешное развитие экономических связей со странами региона:
1. Способствование расширению торговых отношений.
2. Содействование свободному передвижению и обмену туристами.
3. Поощрение взаимных инвестиций.
4. Межправительственная кооперация.
5. Взаимодействие между правительством и деловыми кругами [Foreign. 1970: 12].
Во второй половине 1970-х годов с целью достижения улучшения уровня жизни в Канаде усилия правительства по расширению экономических возможностей заметно активизировались. Причем политическая и торгово-экономическая кооперация строилась и на двусторонней основе, и с использованием международных организаций, таких как Азиатский Банк Развития. В целом же усилия правительства П. Трюдо в Азиатско-Тихоокеанском регионе были направлены на выполнение следующих задач:
1. Межправительственные консультации по ряду спорных вопросов.
2. Расширение торговых отношений.
3. Поощрение инвестиций и создание совместных предприятий.
4. Усовершенствование программ помощи развитию [Canadian. 1984: 83−84].
Таким образом, можно отметить, что на данном направлении политика Канады преследовала исключительно экономические и гуманитарные цели. Причем главный акцент правительство П. Трюдо делало на расширение торговых связей со странами региона.
В правительственной Белой книге «Внешняя политика для канадцев» важнейшими экономическими партнерами Канады в Азиатско-Тихоокеанском регионе назывались Япония, Австралия и Новая Зеландия, а также Китайская Народная Республика.
Япония объявлялась крупнейшим рынком для канадских товаров в регионе, а также крупнейшим поставщиком. Вместе с тем отмечалась неудовлетворительная для Канады структура двусторонней торговли: канадский экспорт был ограничен поставками сырья и продовольствия, а импорт — исключительно промышленными товарами. Поэтому на 1970-е годы ставилась задача не только способствовать увеличению двусторонней торговли, но и содействовать улучшению ее структуры [Foreign. 1970: 12].
Первые официальные контакты правительства П. Трюдо с руководителями Страны восходящего солнца состоялись еще до опубликования Белой книги в апреле 1969 года. Тогда Японию посетил министр иностранных дел Канады М. Шарп. Во время этой поездки он сделал для себя ряд важных выводов, которыми поделился по возвращении на Родину. «Иностранцам прорваться на японский рынок, — отметил М. Шарп, — очень сложно. Помню, японцы сказали мне: '-Когда мы хотим войти на североамериканский рынок, нам советуют учиться говорить по-английски'-'-. Я думаю это правильная позиция. Если мы намереваемся прорваться на рынок Японии, мы должны стать как японцы. Японцы привлекают канадских консультантов и экспертов по маркетингу и следуют их советам» [Pringsheim 1983: 151].
В следующем году Японию посетил с официальным визитом П. Трюдо. Формальным поводом к визиту премьер-министра Канады стало приглашение лидеров ряда промышленно развитых государств на выставку «Экспо-70», проходившую в Осаке. П. Трюдо решил использовать визит с максимальной пользой для налаживания диалога со своим японским коллегой и деловой элитой Японии. На торжественном ужине, который дал премьер-министр Японии в честь руководителей иностранных государств, он выступил с тщательно подготовленной речью. Причем в выступлении П. Трюдо не стал подробно останавливаться на рутинных вопросах, а затронул темы, представляющие животрепещущий интерес для японской стороны. Так, он осветил свой взгляд на современные проблемы молодежи в мире, а также угрозу терроризма.
Итоги этого визита в Канаде были оценены очень высоко, и в комментариях зазвучала уверенность в том, что у канадо-японских отношений хорошие перспективы. И действительно, в 1970-е годы уровень двусторонних отношений был возведен на небывалую высоту по всем направлениям — политическому, экономическому и культурному.
С конца 1970 года начался этап активного обмена официальными и деловыми делегациями между Канадой и Японией. Так, в декабре 1970 года Японию посетила представительная канадская делегация во главе с министром энергетики и ресурсов Канады Д. Грином. Во время визита Д. Грин сказал японским
партнерам, что для гарантированного доступа к канадскому сырью не обязательно стремиться к контролю над ресурсными корпорациями, его производящими. Министр предложил покупать небольшие пакеты акций и участвовать в управлении холдингами. Д. Грин также высказал надежду, что соображения защиты окружающей среды побудят японцев активнее приобретать обработанное сырье и полуфабрикаты [Pringsheim 1983: 151].
В январе 1972 года Японию посетила очередная канадская делегация во главе с министром промышленности и торговли Ж. -Л. Пепином. На пресс-конференции в Токио он заявил, что миссия, которую он возглавляет, является самой представительной экономической миссией, которую Канада когда-либо посылала. В своей речи министр подробно осветил цели канадской делегации: «Мы здесь для того, чтобы продвигать канадскую продукцию и увеличивать наши экспортные поставки на ваш рынок. Конечно, мы хотим увеличить объем нашего экспорта, но мы также и хотим улучшить его структуру. Мы намерены продолжать продавать вам промышленное сырье и продовольствие. Вместе с тем мы хотим расширить номенклатуру нашего экспорта за счет увеличения доли промышленных изделий» [Canadian. 1984: 83−84].
Получив такой мощный импульс, канадо-японская торговля стала быстро расти и уже в следующем году по абсолютным показателям превысила торговлю канадо-британскую. С этого времени в среде канадской политической элиты Японию стали воспринимать в качестве реального противовеса экономическому доминированию США.
В сентябре 1974 года Канаду с официальным визитом посетил премьер-министр Японии К. Танака. Японский лидер заявил в Оттаве, что его страна в принципе готова стать экономическим противовесом Соединенным Штатам. Вместе с тем к неудовольствию своего канадского коллеги К. Танака признал, что Япония заинтересована в получении исключительно промышленного сырья и продовольствия. Итоговое коммюнике переговоров содержало такое новое положение, как выделение по 1 млн долл. каждой стороной на программу развития академических связей. Эти ассигнования предполагалось направить на обеспечение канадских исследований в Японии и японских — в Канаде. П. Трюдо и К. Танака заявили о том, что с этого момента началась новая эра двусторонних отношений, так как к тому времени объем двусторонней торговли превысил 3,6 млрд долл. [Канада. 1979: 369].
В октябре 1976 года П. Трюдо нанес ответный официальный визит в Японию. Главной целью премьер-министра Канады на этот раз стало подписание двух важнейших документов: Соглашения об экономическом сотрудничестве и Канадо-японского соглашения по культуре. Первый документ предполагал осуществление мер по созданию взаимовыгодной торговой кооперации.
Соглашение об экономическом сотрудничестве содержало ряд договоренностей, направленных на «устранение препятствий в торговле, расширение их коммерческих операций, совместную работу в рамках ГАТТ, ликвидацию проблем доступа на рынок друг друга, поощрение промышленной кооперации, создания совместных предприятий и обмена информацией» [Framework. 1976].
Директор Азиатско-Тихоокеанского департамента министерства иностранных дел Канады Р. Роджерс, выступая в парламенте, сравнил подписание этого до-
кумента по важности с подписанием Общего соглашения об экономическом сотрудничестве между Канадой и ЕЭС. «Переговоры, — отметил Р. Роджерс, — проходили по трем основным направлениям:
1. Развитие торговли.
2. Развитие экономической кооперации.
3. Совещательные структуры» [Pringsheim 1983: 183].
Во время визита в Японию П. Трюдо, думая об улучшении экспортно-импортной структуры двусторонней торговли, также стал убеждать японцев импортировать из Канады не только промышленное сырье, но и полуфабрикаты, производство которых требует больших энергозатрат и способствует загрязнению окружающей среды (в частности, черные и цветные металлы). В результате премьер-министр Канады настоял на том, чтобы в тексте коммюнике по итогам визита содержалось согласие правительств двух стран с тем, что «намерение Канады углублять обработку сырья может принести взаимную пользу».
Значительное внимание было уделено и сотрудничеству двух государств на международной арене. В совместном коммюнике лидеры Канады и Японии единодушно высказались за нераспространение ядерного оружия, за полное прекращение ядерных испытаний, против использования силы и угрозы применения силы, а также за возобновление диалога между КНДР и Южной Кореей с целью улучшения их отношений [Canadian. 1984: 84−85].
Канадо-японское соглашение о культуре предусматривало, что усилия правительств двух стран будут направлены на поощрение контактов в сфере образования, профессиональных союзов и изучения языков двух стран. Оно предполагало выделение грантов на академические исследования, продвижение книг, радиопрограмм, фильмов, выставок, концертов, фестивалей, а также расширение туристического обмена [Канада. 1979: 369−370].
В результате реализации первого соглашения, а также специальных соглашений с японскими металлургическими фирмами Канаде в 1976—1978 годах впервые в своей истории удалось добиться положительного сальдо в торговле углем. Более того, в создание современной угольной промышленности Канады значительный вклад внесли и японские инвестиции: в активах большинства канадских угледобывающих компаний в той или иной степени присутствует японский капитал [Алехин, Комкова 1986: 172].
В целом Соглашение об экономическом сотрудничестве и Канадо-японское соглашение по культуре к концу 1970-х годов подняли уровень развития канадо-японских отношений на небывалую высоту, особенно в политической сфере. Что касается экономики, то ситуация здесь не была однозначной. С одной стороны, налицо весьма значительный рост объемов двусторонней торговли. Так, с
1970 по 1980 год канадский экспорт в Японию увеличился с 810 до 4370 млн долл., импорт из Японии — с 582 до 2792 млн долл., а объем торговли — с 1395 до 7162 млн долл. То есть за десятилетие произошел пятикратный рост по всем направлениям. С другой стороны, структура как канадского, так и японского экспорта осталась практически неизменной: ведущей статьей канадского экспорта продолжал оставаться уголь, стоимость поставок которого за обозначенный период увеличилась с 56,7 до 589 млн долл.- ведущей статьей японского экспорта оставались автомобили, стоимость которых возросла с 78 до 589 млн долл. [Pringsheim 1983: 210−215].
В торговых отношениях Канады с Австралией и Новой Зеландией структура изначально была благоприятной: около 85% канадского экспорта в эти страны составляли поставки готовых изделий и полуфабрикатов. Поэтому правительство П. Трюдо объявило Австралию и Новую Зеландию принципиально важными рынками для Канады, хотя абсолютные показатели двусторонней торговли были невысоки: в 1969 году товарооборот между Канадой и Австралией составлял 261 млн долл., а между Канадой и Новой Зеландией — 78 млн долл. [Foreign. 1970: 15].
Начало сотрудничества Канады с Австралией уходит корнями во времена Британской колониальной империи. Развитию торгово-экономических связей способствовала система имперских преференций, которая позволяла вести беспошлинную торговлю не только между Великобританией и доминионами, но и между самими британскими доминионами.
В 1970-е годы представители двух государств продолжали использовать инструменты Британского содружества для улучшения отношений, особенно торгово-экономических. Так, на конференции глав государств Содружества, проходившей в апреле-мае 1975 года, канадская и австралийская делегации обсудили широкий круг вопросов, таких как проблемы сбыта минерального сырья и готовой продукции в целях обеспечения более благоприятных условий [Мартынов, Русакова, 1978: 256].
Правительственная Белая книга 1970 года по поводу этого региона отмечала, что «экспортные поставки в будущем будут зависеть не только от промышленной политики этих стран, но и от возможного вступления Великобритании в Европейское экономическое сообщество. Такое развитие событий может нанести ущерб сложившейся системе торговых преференций в рамках Содружества [Foreign. 1970: 16−17].
Следуя курсу на диверсификацию своих внешних связей, правительство П. Трюдо попыталось активизировать развитие двусторонних отношений с Австралией и Новой Зеландией. Канадский премьер-министр провел несколько встреч с коллегами из этих стран как в рамках Британского содружества, так и на двусторонней основе.
Однако руководство Австралии не разделяло полностью идеи о необходимости укрепления двусторонних связей. Дело в том, что с 1972 года лейбористское правительство страны стало проводить в отношении иностранного (в том числе и канадского) капитала политику «австрализации». Наибольшим ограничениям в 1970-е годы подверглись иностранные капиталовложения в горнодобывающем секторе экономики. Австралийское правительство объявило о намерении добиться 100% австралийской собственности в новых проектах по добыче урана, нефти, газа и каменного угля. В отношении других видов сырья вводилось правило 50%-ного участия австралийского капитала в новых проектах [Австралия. 1984: 72−85].
Поэтому же, на наш взгляд, несмотря на неоднократные попытки правительства П. Трюдо переломить ситуацию, расширения торговых связей Канады со странами региона в этот период не произошло. Наоборот, доля рынка Австралии и Новой Зеландии в экспорте Канады сократилась с 1,5% в 1970 году до 1,1% в 1977 году, в импорте с 1,4 до 1,0% соответственно [Канада. 1979: 324].
Большие надежды на расширение канадского экспорта правительство П. Трюдо связывало также с китайским рынком. Хотя показатели товарооборота Канады с КНР были скромные (в 1969 году — менее 150 млн долл.), Китайская Народная Республика являлась крупнейшим рынком для канадской пшеницы с большими перспективами для наращивания двусторонних торговых связей. Для увеличения экономических показателей правительство Канады было готово пойти на улучшение политических отношений. Так, в Белой книге «Внешняя политика для канадцев» упоминались возможность установления дипломатических отношений между Канадой и КНР, а также обещание открыть в Пекине канадское посольство [Foreign. 1970: 15, 19].
Первые контакты, призванные подготовить почву для осуществления дипломатического прорыва, начались еще в 1969 году. Попытка китайских представителей добиться от Канады признания своего суверенитета над Тайванем потерпела неудачу. Канадские представители согласились лишь зафиксировать позицию КНР по этому вопросу в официальном коммюнике об установлении дипломатических отношений в октябре 1970 года. По словам П. Трюдо, «признание правительства не обязательно означает признания всех территориальных требований. Я думаю, что если какая-либо страна пожелает признать Канаду, мы не будем требовать от нее, чтобы она признавала наш суверенитет, например в Арктике» [Trudeau, Head 1995: 224].
Обещание о нормализации отношений с Китаем было выполнено в октябре
1970 года, когда Канада установила дипломатические отношения с Китайской Народной Республикой.
Министр иностранных дел М. Шарп, который принимал непосредственное участие в этом процессе, возвратившись в Канаду, в парламенте подробно описал четыре пункта итогового коммюнике.
Правительства Канады и Китайской Народной Республики в соответствии с принципами взаимного уважения и территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела друг друга и обоюдной выгоды решились на взаимное признание и установили дипломатические отношения.
Китайское правительство заявило, что Тайвань — неотъемлемая часть территории Китайской Народной Республики. Канадское правительство приняло к сведению позицию правительства Китая.
Канадское правительство признало правительство Китайской Народной Республики в качестве единственного легального правительства Китая.
Канадское и китайское правительства согласились обменяться послами в течение шести месяцев и оказать всю необходимую помощь по учреждению дипломатических миссий в столицах обоих государств [Canadian. 1984: 144].
Вместе с тем в Белой книге отмечалось, что в перспективе КНР может стать доминирующей силой в Азии. Более того, Китай назывался «потенциальной третьей Супердержавой», о внешнеполитических намерениях которой канадцам мало что известно. «Всем очевидно, — указывалось в книге, — что невозможно добиться мира и стабильности в Азии без участия и сотрудничества со стороны Китая» [Foreign. 1970: 24].
Поэтому правительство П. Трюдо не поддержало курс на международную изоляцию КНР, которого придерживалось большинство стран Запада. Так, в
1971 году канадские представители в ООН активно поддержали вступление Ки-
тайской Народной Республики в эту международную организацию, а также проголосовали за предоставление ей места в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций.
Улучшение политического климата двусторонних отношений правительство П. Трюдо попыталось использовать для расширения торгово-экономических связей. В октябре 1973 года премьер-министр Канады посетил Китай с официальным визитом, в ходе которого было подписано соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. По результатам этого визита П. Трюдо дал пресс-конференцию в Пекине, на которой высказал надежду на то, что успехи в деле улучшения политических отношений будут подкреплены ростом товарооборота двух стран [Canadian. 1984: 143].
В следующем году Китайскую Народную Республику посетил министр иностранных дел Канады М. Шарп. В его делегации было много канадских бизнесменов, которые надеялись расширить географию своего экспорта. Однако этим надеждам не было суждено сбыться. Основой канадского экспорта в Китай на протяжении 1970-х годов продолжала оставаться пшеница. Экспорт готовых изделий к разочарованию канадского руководства ограничивался самым минимумом. А во второй половине десятилетия началось сокращение двусторонней торговли, что было связано с рядом объективных причин.
Таким образом, добившись улучшения канадо-китайских отношений в политической сфере, правительство П. Трюдо не достигло главной цели на «китайском направлении», а именно значительного увеличения объема двусторонней торговли.
Это было характерно в целом для политики диверсификации. Основные успехи были достигнуты в политической области, культурном и гуманитарном взаимодействии. Вместе с тем следует сказать и о том, что, несмотря на экономические кризисы, которые буквально толкали Канаду в объятья США, усиления процесса североамериканской интеграции удалось избежать. В этом, на наш взгляд, была несомненная заслуга политики диверсификации правительства П. Трюдо.
Библиографический список
1. Австралия и Канада / отв. ред. И. А. Лебедев. — М., 1984.
2. Алехин, Б. И. Канада в мировой торговле // Б. И. Алехин, Е. Г. Комкова. — М., 1986.
3. Канада на пороге 80-х годов / отв. ред. Л. А. Баграмов. — М., 1979.
4. Мартынов, А. И. Австралия в международных отношениях XX века // А. И. Мартынов, О. К. Русакова. — М., 1978.
5. Canadian Foreign Policy 1966−1976. Selected Speeches and Documents. — Ottawa, 1980.
6. Canadian Foreign Policy 1977−1992. Selected Speeches and Documents. — Ottawa, 1994.
7. Foreign Policy for Canadians. Pacific. — Ottawa, 1970.
8. Framework Agreement for Economic Cooperation between Canada and Japan. — Ottawa, 1976.
9. Pringsheim, K. Neighbors across the Pacific. The Development of Economical and Political Relations between Canada and Japan / K. Pringsheim. — Westport, 1983.
10. Trudeau, P. The Canadian Way. Shaping Canada’s Foreign Policy 1968−1984 / P. Trudeau, I. Head. — Toronto, 1995.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой