Ассоциативные структуры языкового сознания и процессы речевой деятельности человека

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81*23 А. В. Кинцель
АССОЦИАТИВНЫЕ СТРУКТУРЫ ЯЗЫКОВОГО СОЗНАНИЯ И ПРОЦЕССЫ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
В статье анализируются результаты трех экспериментов: свободного ассоциативного, направленного ассоциативного и эксперимента по продуцированию целого текста. Материалом для каждого являлся набор из одних и тех же десяти слов, относящихся к разным ассоциативным полям. Сопоставление результатов экспериментов свидетельствует о возникновении различных направлений ассоциативных связей, определяемых конкретными «задачами на смысл», стоящими перед испытуемыми. В связи с чем различные процессы ассоциирования не могут быть рассмотрены в отрыве от процессов смыслообразования.
Ключевые слова: ассоциативный эксперимент- ассоциативное поле- речевая деятельность- процесс смыслообразования- языковое сознание- модель.
Исследованию ассоциативных структур языкового сознания уделяется большое внимание в современных лингвистических и психолингвистических работах. На основе представления о том, что ассоциативные структуры — это слепок усредненной человеческой ментальности, модель человеческого сознания, ведется активная работа по моделированию вербальной памяти человека и фрагментов образа мира того или иного этноса. Данное направление исследований является преобладающим.
В гораздо меньшей степени внимание уделяется изучению взаимодействия ассоциативных структур языкового сознания с процессами речевой деятельности человека, или, точнее, использованию ассоциативного механизма в речевой деятельности. Психолингвистическая сущность такого рода исследований, на наш взгляд, более очевидна. Общепринятых подходов и методов исследования в этом направлении нет, различные авторы предлагают собственные варианты экспериментального исследования проблемы. Среди наиболее известных следует назвать работы Г. А. Мартиновича [1], Л. В. Сахарного [4], И. Г. Овчинниковой [2].
В предпринятом нами исследовании выяснялась роль моделируемых ассоциативных структур в процессах порождения текста из набора слов, в модели ассоциативно не связанных. Цель
исследования — выявить характер задействованности ассоциативных структур при решении задачи на смысл из исходного набора ассоциативно не связанных единиц.
Для решения поставленной задачи нами было проведено три эксперимента: свободный ассоциативный, направленный ассоциативный и эксперимент, направленный на продуцирование связного и цельного текста из заданного набора слов. Каждый эксперимент проводился среди различных групп испытуемых. Число испытуемых в каждой группе составляло 100 человек. В качестве испытуемых выступили студенты филологического факультета Алтайского государственного университета в возрасте от 17 до 22 лет. Эксперимент проводился в 2007 и 2008 гг. В каждом эксперименте испытуемым были предложены одни и те же десять слов:он, зима, любовь, тетрадь, корзина, кислота, дождь, панцирь, литература, косность.
На первом этапе исследования использовалась методика свободного ассоциативного эксперимента (САЭ). Кроме того, для сопоставления были использованы данные Русского ассоциативного словаря [3]. Однако в этом словаре представлены словарные статьи только для шести анализируемых слов: слон, корзина, панцирь, косность — не представлены.
Результаты эксперимента показали, что выбранные слова не находятся в устойчивых ассоциативных отношениях друг с другом. Ни одно из слов не входит в пределы ядра ассоциативных полей. Лишь в двух случаях отмечено присутствие по одному слову в периферийных единичных реакциях испытуемых: любовь в качестве ассоциата на слово зима- панцирь — на слово косность. Таким образом, слова:он, зима, любовь, тетрадь, корзина, кислота, дождь, панцирь, литература, косность — не находятся в устойчивых, стабильных ассоциативных связях друг с другом и могут быть использованы для выявления представленности данного типа ассоциативных отношений в содержательно-смысловой структуре текста, продуцированного на их основе.
На втором этапе испытуемым было предложено сгруппировать данные слова по любым актуальным для них принципам, при этом оговаривалось, что слова в группах не должны повторяться. В эксперименте представлял собой вариант направленного ассоциативного эксперимента (НАЭ), количество ассоциатов ограничивалось экспериментатором. Обобщение результатов позволили
представить картину связей внутри избранных 10 слов следующим образом: слова слон, панцирь объединили 77,4% испытуемых- зима, дождь — 71%- тетрадь, литература — 58,5%- любовь, литература — 52,8%- панцирь, косность — 43,4%- тетрадь, корзина — 43,4%- дождь, кислота — 41,5%- слон, косность — 39,6%- любовь, дождь —
35,8%- зима, кислота — 30,2%- любовь, зима — 28,3%- кислота, косность — 26,4%.
Таким образом, наиболее тесно связанными оказались слова слон — панцирь, зима — дождь, тетрадь — литература и любовь -литература. Их объединили более половины испытуемых. Ассоциативная сила этих слов наиболее значительна.
Результаты первого и второго этапов эксперимента показали, что ассоциативные структуры — неоднородны. В зависимости от задачи, стоящей перед испытуемыми, языковые единицы могут быть связаны определенным образом, т. е. результат всегда будет зависеть от метода, от предложенного направления исследования. Исследуемый объект реагирует на инструмент его анализа.
На третьем этапе экспериментального исследования испытуемым было предложено составить связный и цельный текст с использованием всех десяти слов, при этом оговаривалось, что слова можно использовать в любой последовательности. На этом этапе предстояло выяснить, как выявленные ассоциативные структуры будут реализованы в текстовых структурах. Задание третьего этапа также может быть интерпретировано в терминах направленного ассоциативного эксперимента, отличающегося от предыдущего усложнением условий ассоциирования: связь слов должна подчиняться некой эмоционально-смысловой доминанте (теме), без которой текст не обладает цельностью.
Продуцированные испытуемыми тексты были проанализированы по двум параметрам: по характеру эмоционально-смысловой доминанты текста в целом и по характеру связи в тексте каждого из 10 слов.
По характеру эмоционально-смысловой доминанты все тексты можно разделить, во-первых, на тексты, в которых доминанта более или менее отчетливо выявляется (93,7%) и отсутствует (6,3% текстов) — во-вторых, по конкретному значению выявленной доминанты. По второму основанию тексты могут быть классифицированы следующим образом: «На уроке» (разновидности — «На лекции»,
«Подготовка уроков») — 18,8% текстов- «Литература» — 12, 5%- «Любовь» и «Настроение» — по 10,4% текстов по каждой теме- «Жизнь» — 8,3%- «Тетрадь по литературе» и «Творчество» — по 6,3% текстов по каждой теме- «Дневник», «Сочинение», «Поездка» -по 4,1% текстов по каждой теме- «Письмо», «Посещение цирка», «Встреча», «Животные и люди» — по 2% текстов по каждой теме.
Из представленных номинаций видно, что в качестве содержательно-смысловых доминант реципиентами репрезентируются весьма различающиеся образования, фиксирующие различные тактики разворачивания ассоциирования в процессе порождения текста. Вместе с тем обнаруживается определенная общность выявленных доминант. Эта общность связана с возможностью объединения в пределах темы разнородных и далеких друг от друга явлений. Таким образом, все содержательно-смысловые доминанты в проанализированных текстах представляют глобальную стратегию ассоциирования разнородных явлений через ассоциирование репрезентирующих их языковых единиц.
Обратимся ко второму аспекту анализа полученных текстов -изучению характера связи в этих текстах каждого из десяти слов. Рассмотрим некоторые полученные результаты:
Панцирь:
— по модели «функция панциря» (наиболее частотная связь реализована в 38,1% случаев употребления слова): иметь, выглядывать, прятаться- 33,3% случаев-
— о модели «панцирь кого, чего»: черепахи, животного, машин- 28,6% случаев-
по модели «что-то как панцирь»: стены, стол, корзина, кожа, страница и др.- 4,8% - «слово панцирь».
Сопоставление полученных результатов свободного и направленного ассоциативного экспериментов (далее САЭ и НАЭ) свидетельствует о реализации в текстах ядерных, наиболее частотных свободных ассоциативных связей (ср. в САЭ панцирь — черепаха 54%, защита 8,3%, черепахи 6,7%). Самая частотная связь направленного ассоциативного эксперимента панцирь — слон оказалась не реализованной.
Слон:
— главный герой 19%-
— игрушка 14,3%-
— рисунок 14,3%-
— что-то как 14,3%-
— действия по отношению к 14,3%- с панцирем 9,5%- вольер
4,8%. В тексте не реализовано ни одно из ассоциативных значений, полученных в ходе САЭ- реализовано основное значение НАЭ -«слон — панцирь», которое в тексте является одним из наименее частотных.
Зима:
В 76,8% случаев в полученных текстах она оказывается тесно связанной с дождем. Конкретный характер связи различается, но в конечном итоге может быть представлен в виде ограниченного набора групп:
— зима — сейчас, а дождь — в мечтах, в рисунках, в воспоминаниях — 28,6% случаев-
— за дождем следует зима — 19%-
— дождь сейчас, зима — прошла, скоро, скорей бы -14,3% -
— зимой во время дождя — 14,3%-
— их противопоставление — 4,8%.
Свободные ассоциативные связи не реализуют ни одно из обозначенных значений- наиболее частотная из направленных ассоциативных связей (зима — дождь) реализует все указанные значения.
Сопоставление данных САЭ, НАЭ и эксперимента по продуцированию целого текста свидетельствует об отсутствии отчетливых корреляций между результатами этих процессов. В одних случаях может быть широко представлено ядро или периферия ассоциативного поля слова- в других — наиболее частотные категориальные связи- в третьих, и те и другие могут оказаться не реализованными. И связи слов в тексте устанавливаются на других основаниях. При этом в каждом типе ассоциирования — свободном, направленном и текстовом — выявляются свои закономерности.
Выявленные особенности ассоциативных структур в процессах порождения речи требуют дальнейшего осмысления и экспериментального подтверждения на обширном языковом материале. В качестве предварительного вывода проведенного исследования может быть выдвинуто положение о вторичности ассоциативных структур
по отношению к процессам речевой деятельности человека. Эти структуры появляются в процессе решения конкретной задачи и зависят от ее типа и характера. Не ассоциативные структуры определяют процесс смыслообразования, а характер смыслообразования определяет направление связи языковых единиц.
Кроме того, следует акцентировать моделируемый характер означенных процессов. Указанные ассоциативные связи — это всегда исследовательская модель отношений, существующих в реальности. И ассоциативные тезаурусы разного типа — это именно исследовательские модели реальных процессов речевой деятельности человека.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Мартинович Г. А. Вербальные ассоциации и организация лексикона человека // Научн. докл. высшей школы: Филологические науки. — 1989. -№ 3. — С. 39−45.
2. Овчинникова И. Г. Ассоциативный механизм в речемыслительной деятельности: автореф. дис. … д-ра филол. наук. — СПб., 2001. — 27 с.
3. Русский ассоциативный словарь. Ассоциативный тезаурус современного русского языка: в 2 т. // Ю. Н. Караулов и др.- М.: АСТ: Астрель, 2002. — Т. 1.: От стимула к реакции. — 784 с.- Т. 2.: От реакции к стимулу. — 992 с.
4. Сахарный Л. В. Ассоциативные структуры в естественном языке и в предметизационном ИПЯ (К постановке проблемы) // Предметный поиск в традиционных и нетрадиционных информационно-поисковых системах. — Л.: ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, 1988. — С. 5−35.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой