Политика по формированию кадрового состава жандармерии на рубеже XIX-XX вв

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПОЛИТИКА ПО ФОРМИРОВАНИЮ КАДРОВОГО СОСТАВА ЖАНДАРМЕРИИ НА РУБЕЖЕ ХІХ-ХХ вв.
Т.М. Лаврик
В настоящей статье исследуются проблемы кадровой политики Отдельного корпуса жандармов, ее нормативно-правовое регулирование, а также обучение жандармских чинов.
Ключевые слова: Отдельный корпус жандармов, Департамент полиции, губернские жандармские управления, органы политического сыска.
В настоящей статье исследуются проблемы кадровой политики Департамента полиции МВД, ее нормативно-правовое регулирование, а также обучение жандармских чинов.
Кадровая политика Департамента полиции была строго определенной. Принимались на службу в тайную полицию преимущественно профессиональные юристы, крайне редко удавалось сделать карьеру, не имея высшего образования (таким был знаменитый С.В. Зубатов). В число жандармских офицеров принимались лица, прослужившие в строю не менее трех лет, и не допускались «бывшие в штрафах по суду и следствию», имевшие казенные и частные долги, «лица польского происхождения, католического исповедания или женатые на католичках, а также евреи, хотя бы и крещеные» [1].
Следует отметить, что попасть на службу в Отдельный корпус жандармов (ОКЖ), даже при соответствии всем требованиям закона, было нелегко. Необходимо было выдержать ряд испытаний, но сначала нужно было подать рапорт с просьбой о вызове в ОКЖ в Петербург [2] для сдачи вступительного экзамена. Экзамен был необходим для установления степени развития экзаменуемого. Новичок получал список книг и руководств, необходимых для сдачи экзамена. К числу учебных пособий относились: курс русской и всеобщей истории, учебник географии, положение о земских начальниках и их учреждениях, руководство о службе на железных дорогах, положение о полиции, ее устройстве и т. д. Претендентам необходимо было изучить и календарь-справочник Суворина, где помимо сведений о различных государственных учреждениях были перечислены и лица, занимавшие видные должности по управлению, и масса других сведений.
Кроме того, на экзамене требовалось выполнить письменную работу в виде сочинения на заданную тему. Как правило, темы касались государственных вопросов, например, «Судебная реформа Императора Александра II», или «Влияние реформы всесословной воинской повинности на развитие грамотности в народе».
Через полгода после подачи рапорта все желающие вызывались в Петербург штабом Корпуса для экзаменационного испытания. Это были офицеры из разных полков российской армии, в основном поручики, в количестве 20−30 человек. Приемная комиссия состояла преимущественно из офицеров штаба Корпуса, ее председателем был начальник штаба ОКЖ. Результаты экзамена объявлялись не сразу, все экзаменуемые возвращались на свои места службы, и спустя некоторое время, которое нередко доходило до года, лица, выдержавшие экзамен, вызывались на курсы Штаба корпуса жандармов для прослушивания лекций.
Курсы готовили офицеров к их будущей служебной деятельности, давали определенные навыки и знания о будущей профессии [3]. В разные периоды времени лекции длились от трех до шести месяцев. Слушателей набиралось около 60 офицеров, в основном преобладали поручики по чинам, а по роду оружия — пехотинцы. В целом лица, пожелавшие служить в Корпусе, были разного возраста, чинов, войсковых частей и образования. Это были молодые люди и заслуженные сорокалетние офицеры, окончившие только военное училище и получившие образование в высших учебных заведениях, офицеры гвардии и военные.
Лекции читались утром, а вечером шла подготовка курсантов к выпускным экзаменам. Начинались занятия с ознакомления с
устройством Корпуса жандармов, с правами и обязанностями его чинов в строевом, инспекторском, хозяйственном, военно-судном отношениях. Ими также рассматривались права и обязанности по производству дознаний и переписок, производимых в порядке положения об охране. Курсанты изучали ведение политического розыска, историю революционного движения и специальные права и обязанности чинов ЖПУ ж. д. На устройство Корпуса жандармов отводилось -4 часа, столько же на производство дознаний. Железнодорожной полицейской службе выделялось 6 часов, розыску и революционному движению — по 8 часов [4]. На Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, изучение которых считалось второстепенным, затрачивали всего 1 час. Мало уделялось внимания изучению общей части Уголовного уложения, и очень коротко проходили русское уголовное право. Несколько позднее был введен курс современной регистрации преступников (антропометрия, дактилоскопия), изучение системы шифров, которыми пользовались в переписке губернские жандармские управления (ГЖУ), охранные отделения, система шифров и «переписка между арестантами». Посещение занятий для офицеров было строго обязательным [4, с. 340].
Большинство лекторов было старшими офицерами штаба ОКЖ, и чтение лекций давало им дополнительную прибавку к содержанию [2, с. 57]. Что касается непосредственно самого процесса обучения, то, по мнению курсантов, впоследствии ставших профессионалами своего дела, он был поставлен из рук вон плохо. Важный курс отрасли жандармской службы — производство жандармских дознаний — изучался следующим образом: по требованию преподавателя из Департамента полиции привозились дела из числа старых жандармских дознаний, с которыми впоследствии курсанты знакомились самостоятельно. Аналогичные воспоминания об изучении производства дознаний оставил и А. И. Спиридович: «На курсах нам было выдано для ознакомления с порядком производства дознаний несколько томов дела о покушении на Александра III» [5]. Кроме того, А. П. Мартынов отмечал, что после ознакомления с курсом лекций, «сдав затем
экзамены, я так же мало был подготовлен к делу, как и до поступления на курсы. Вообще же, ни один из наших лекторов не пытался ясно и кратко объяснить нам хотя бы главные детали нашей будущей службы. Что же касается самой основной отрасли этой службы — политического розыска, то, во-первых, такого курса вовсе не было, он появился лишь после 1903 г., а во-вторых, ни один из наших лекторов этого дела не знал, и мы все вместе обходили этот вопрос таинственным молчанием. Выходило так, что это — такая отрасль службы, узнать о которой мы сможем только на практике» [4, с. 57].
Генерал А. И. Спиридович, преподававший на курсах, писал: «Чтение лекций на жандармских курсах по истории революционного движения показало мне, сколь велика жажда у поступающих на курсы жандармов офицеров к познанию тех элементов, на борьбу с которыми они себя обрекают. Своя же личная служба в корпусе, особенно в первые годы, показала мне, сколь беспомощны офицеры в отношении изучения революционного движения благодаря отсутствию соответствующих пособий» [6]. Впоследствии А. И. Спиридович сам подготовил очерки о деятельности эсеров и социал-демократов, которые потом изучались на курсах [7]. Позднее истории революционного движения на курсах подготовки жандармов стало уделяться гораздо больше времени. Для этого был подготовлен вопросник, содержащий 179 вопросов, начиная с восстания декабристов. На каждый вопрос давался короткий ответ. В вопроснике рассматривались такие понятия, как социализм, коммунизм, нигилизм, аграрный социализм, давалось представление о таких революционерах, как А. И. Герцен, М.В. Буташевич-Петрашевский, М. А. Бакунин, Н. Г. Чернышевский и др. Подробно рассматривались вопросы социал-демократического движения, в частности давались разработки вопросов, связанных со съездами партии [8]. Преподавателям рекомендовалось как можно чаще приводить конкретные примеры из практики, а задавать уроки «по книге без предварительного разъяснения заданного» запрещалось [9].
Наличие большого количества предметов, ограниченность во времени не могли способствовать прочности знаний. Сами преподаватели были недовольны тем, что
предметы приходилось преподносить в сжатой форме, а офицеры «выходили со слабой теоретической подготовкой» [10]. Следует отметить, что со временем руководство корпуса и Департамента полиции стало гораздо серьезнее относиться к подготовке личного состава, о чем свидетельствовал тот факт, что список преподавателей и программа курсов согласовывалась и утверждалась на уровне товарища министра внутренних дел.
Знания курсантов оценивались по 12-балльной системе. Ответ, оцененный ниже 6 баллов, считался неудовлетворительным. Не сдавшие экзамен не зачислялись в Корпус жандармов и отправлялись на места прежней службы [4, с. 198]. Курсанты, наиболее успешно сдавшие экзамен, имели преимущество в выборе места службы. По словам А. П. Мартынова, большинство курсантов стремилось попасть на службу в железнодорожную жандармскую полицию, преимущественно на частные железные дороги, т. к. это давало прибавку к содержанию. То есть основными мотивами службы в Корпусе жандармов для большинства курсантов являлись размер жалования и возможность переезда в крупный город.
Первоначальная профессиональная подготовка осуществлялась в иных организационных формах, нежели само обучение на курсах. Так, для практической подготовки офицеров, пробывших год в должностях адъютантов, их прикомандировывали к охранным отделениям: Санкт-Петербургскому, Московскому и Варшавскому. Начальники ГЖУ и охранных отделений были обязаны обращать особенное внимание на подготовку к делу политического розыска подчиненных им офицеров, представляя под свою ответственность командиру Корпуса подробные сведения об их способностях, знаниях и подготовленности к активной деятельности жандармского чина. Таким образом, на службу в Корпус жандармов, в идеальном варианте, при исключении протекций, связей, приходили всесторонне подготовленные и образованные офицеры, которые с успехом исполняли обязанности политической полиции [11].
Во всех подразделениях жандармерии периодически проводилась проверка на профессиональное соответствие. Учреждались школы по обучению офицерских и унтер-офицерских кадров, где большое внимание
уделялось освоению лучшего отечественного и зарубежного опыта сыскной деятельности, юридической и общеполитической подготовке. Кроме того, в целях знакомства офицеров на практике с внешним видом и конструкцией различного рода разрывных снарядов, оружия и других предметов, задействованных в покушениях и разного рода проявлениях революционной деятельности, при Департаменте полиции был создан учебный музей, посвященный данному направлению. Экспонаты для него собирались в ходе обысков, оружие использовалось то, которое было непригодно для использования в качестве вещественных доказательств [12]. На основании вышеизложенного можно предположить, что уровень общей и профессиональной подготовки нижних чинов жандармерии соответствовал предъявляемым требованиям и был достаточно высок для своего времени.
Общественное мнение оценивало жандармскую службу отрицательно. Порой с ней связывались многие нелепые легенды и представления. Например, офицер, поступивший в Корпус жандармов, давал особую присягу, обязывающую его предавать всех, вплоть до своих родителей. Никакой присяги с переходом в Корпус жандармов, вопреки расхожему мнению, офицеры не давали. Обязательство же бороться с врагами внутренними, так же как и с внешними, заключалось в присяге каждого офицера при производстве его в первый офицерский чин [13]. Тем не менее жандармская служба считалась престижной, о чем свидетельствует большое число молодых людей, желающих носить голубые мундиры. Так, в 1871 г. прошение о переводе в жандармский корпус подали 172 армейских офицера. Из них был отобран 21 человек, а к занятиям допустили всего 6 [11, с. 110].
Таким образом, можно сделать вывод, что профессиональному воспитанию чинов жандармерии в 1867—1917 гг. уделялось большое значение. Целенаправленная и плодотворная работа в этом направлении велась вплоть до последних дней существования монархии. Именно поэтому нельзя обойти стороной негативные моменты и недостатки в этой работе. Нарастание революционной ситуации в России, поражение в русско-японской войне и, наконец, первая русская революция 1905 г. коренным образом по-
влияли на положение жандармерии в стране. Возросшая нагрузка, особенно по политическим делам, низкая зарплата и неприязненное отношение со стороны всех слоев общества вызывали недовольство в среде жандармерии. В привилегированном когда-то корпусе жандармов встал вопрос о нехватке кадров. Особенно это касалось обер-офицеров. В 1906 г. министр внутренних дел П. Н. Дурново ходатайствовал об отмене для поступавших в Корпус офицеров обязательного срока выслуги в войсках и об отказе от образовательного ценза [11, с. 129]. Вместе с тем существование различных подходов к подготовке нижних и классных чинов негативно сказывалось на ее результатах. Отсутствие централизованного руководства и контроля за процессом обучения и воспитания служащих жандармерии ослабляли их эффективность. Однако профессионально-
нравственное воспитание велось на протяжении всей службы и обеспечивало нахождение в рядах полиции преданных режиму сотрудников.
1. Правила приема офицеров в Отдельный корпус жандармов. Утв. 26 августа 1894 г. // Государственный архив РФ (ГАРФ). Ф. 110. Оп. 2. Д. 8331.
2. Мартынов А. П. Моя служба в отдельном корпусе жандармов // «Охранка»: Воспоминания руководителей охранных отделений. М., 2004. Т. 1. С. 44−45.
3. Перегудова З. И. Методы борьбы Департамента полиции с революционным движением. М., 1990. С. 197−198.
4. Перегудова З. И. Политический розыск России (1980−1917 гг.). М., 2000. С. 339.
5. Спиридович А. И. Записки жандарма. М., 1991. С. 38.
6. ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1912. Д. 159. Пр. 1. Л. 8.
7. Революционное движение в России. Вып. 1. Российская социал-демократическая рабочая партия. СПб., 1914- Вып. 2. Партия социали-стов-революционеров и ее предшественники. СПб., 1916.
8. Борисов В. Б., Колодкин Л. М. Становление и развитие юридического образования в дореволюционной России. М., 1994.
9. Инструкция о порядке ведения учебных занятий на офицерских курсах при штабе Отдельного корпуса жандармов. // Неизвестная Россия. XX век. М. 1992. Вып. 2.
10. ГАРФ. Ф. 102. 00. 1916. Д. 46. Т. 2. Л. 81об.
11. Костылев А. О. Организационно-правовые аспекты работы с кадрами полиции и жандармерии Российской империи (1880−1917 гг.): дис. … канд. юр. наук. М., 2000. С. 90−93.
12. Государственный архив Тамбовской области. Ф. 272. Оп. 1. Д. 276. Л. 9.
13. Заварзин П. П. Жандармы и революционеры. Париж, 1930. С. 22.
Поступила в редакцию 10. 06. 2008 г.
Lavrik T.M. Policy on formation of personnel structure of gendarmerie at the turn of XIX-XX centuries. The article researches into the problems of staff policy of the Separate Corps of Gendarmes, its legal regulation, as well as training of gendarmes' officials.
Key words: the Separate Corps of Gendarmes, Police Department, provincial gendarme administrations, bodies of political criminal investigation.
3QQ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой