Некоторые особенности воспитательного воздействия на подростков в колониях с особым режимом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Якушина Е. С.
9.5. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ПОДРОСТКОВ В КОЛОНИЯХ С ОСОБЫМ РЕЖИМОМ
Якушина Евгения Сергеевна, соискатель кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний, преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Московского областного филиала Московского Университета МВД России
Место работы: Московский областной филиал
Московского Университета МВД России
evgeniya. rybina@mail. ru
Аннотация: Задачи. В данной статье, на примере
Белозерской колонии с особым режимом МВД СССР рассмотрены особенности развития индивидуальновоспитательного воздействия на несовершеннолетних осужденных.
Методология. Данное исследование основано на историкоправовом методе и методе сравнительного правоведения (применялся при анализе нормативно-правовой базы, регламентирующих деятельность колоний с особым режимом).
Выводы. Проанализированы проблемы создания первичных детских коллективов в связи с отсутствием нормативноправовой базы о формах и методах воспитательной работы со специальным контингентом. Из проведенного исследования следует, что индивидуально-воспитательная работа с воспитанниками имеет важное значение для становления личности на путь исправления.
Практическое значение. Рассмотренные в исследовании вопросы, связанные с индивидуально-воспитательным воздействием на несовершеннолетних правонарушителей могут быть полезны при дальнейшем изучении особенностей развития Советского государственного аппарата в целом, его карательных органов, а так же системы учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.
Оригинальность, ценность. Данное исследование будет интересно для лиц, интересующихся проблемами Советской пенитенциарной системы.
Ключевые слова: индивидуальная воспитательная работа, беспризорность и безнадзорность, колония с особым режимом, карантинное отделение, особо опасные преступления, осужденные
несовершеннолетние.
SOME FEATURES OF EDUCATIONAL IMPACT ON TEENAGERS IN COLONIES WITH THE PARTICULAR TREATMENT
Yakuschina Evgeniya Sergeevna, applicant for the Department of state legal disciplines Vladimirskiy juridical Institute of Federal service of execution of punishments lecturer criminal law and criminology The Moscow regional branch Moscow University of the Ministry of Internal affairs of Russia
Place of employment: The Moscow regional branch Moscow University of the Ministry of Internal affairs of Russia
evgeniya. rybina@mail. ru
Annotation: The task. In this article, for example Belozerskaya colony with a special regime of USSR Ministry of internal Affairs discussed the development of individual educational impact on juvenile offenders.
The methodology. This research is based on the historical legal method and the method of comparative law was applied for the analysis of normative-legal base, regulating the activity of the colony with a special regime).
Conclusions. Analyzed are the problems of creation of the primary children'-s groups in connection with absence of normative-legal base concerning the forms and methods of educational work with the special contingent. In this study, it follows that the individual educational work with pupils is essential for establishing the identity of the path of correction.
Practical value. Considered in the study related questions and individually-the educational impact on juvenile offenders can be useful for further study of peculiarities of development of the Soviet state apparatus as a whole, its punitive organs and systems of institutions executing punishment in the form of deprivation of liberty.
The originality and the value. This study will be of interest to persons interested in the problems of the Soviet prison system.
Keywords: individual educational work, homelessness and neglect, colony with a particular treatment, the quarantine office, especially dangerous crimes, the condemned minors.
Трудовые колонии с особым режимом для несовершеннолетних осужденных начали
формироваться в конце 1949 г. Они предназначались для содержания несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы за повторно совершенные особо опасные преступления, совершенные в местах заключения, а также для осужденных несовершеннолетних, допустивших серьезные нарушения режима в трудовых колония МВД.
В трудовые колонии МВД с особым режимом подлежали направлению несовершеннолетние в возрасте от 14 до 17 лет, осужденные к лишению свободы:
— за повторно совершенные преступления: контрреволюционные, бандитизм, умышленное убийство, умышленное тяжкое телесное повреждение, грабеж и разбой-
— за аналогичные преступления, совершенные в местах заключения-
— допустившие серьезные нарушения режима в трудовых колониях МВД для осужденных несовершеннолетних, дезорганизаторы работы колоний.
Вопросы режима и изоляции, отбывания наказания в виде лишения свободы в колониях с особым режимом регулировались положением «О трудовых колониях МВД для осужденных несовершеннолетних» [8, Лл. 155−166] и особым приказом МВД СССР [7, Лл. 120 121]. Однако в нем не содержалось указаний по организации воспитательной работы с несовершеннолетними правонарушителями и это обстоятельство существенным образом сказывалось на организации процессе отбывания наказания.
В одну из таких колоний была перепрофилирована Белозерская детская колония, руководству которой с первых дней после поступления нового контингента пришлось преодолевать возникшие трудности. Прежде всего, отсутствовали какие-либо указания о формах и методах воспитательной работы со специальным контингентом. Из-за этого сотрудники колонии в первые месяцы допускали ошибки, которые осложняли реализацию воспитательного процесса с особым контингентом.
В первый год существования колонии отмечались факты систематического неподчинения
несовершеннолетних работникам колонии, жесткой вражды между бывшими активистами и отрицательно характеризующимися осужденными. Последние использовали любую возможность для применения насилия в отношении активистов. Уже в первые месяцы Белозерской детской колонии там были совершены два убийства, покушение на убийство, спровоцированы массовые беспорядки и пресекались попытки нападения на обслуживающий персонал.
Наличие вражды между воспитанниками отрицательно сказывалось на работе образовательной школы, так как для предотвращения конфликтов между враждующими группами воспитанников приходилось создавать параллельные классы от 3 до 7 человек. В силу этого занятия проводились формально. При этом третья часть воспитанников, подлежащих обучению, уклонялась от посещения школы [2, Лл. 76−90].
Фактически две основных формы организованного влияния невозможно было использовать в полном объеме
Только спустя 3 года после создания колонии, благодаря активной работе всех сотрудников и служб, сложились условия для формирования первичных коллективов подростков в Белозерской детской колонии.
Создание первичных коллективов положительной направленности благоприятно сказалось на обстановке колонии в целом, это позволило открыть семилетнюю школу, нормализовать производство и создать благоприятные условия для активной политико-массовой работы.
Специфические особенности контингента, направляемого в колонии с особым режимом в первые месяцы, не позволяли администрации использовать традиционные формы воспитательного воздействия.
Поступающие воспитанники отрицательно относились ко всем мероприятиям, которые администрация пыталась проводить в ними. Они не только не желали участвовать в каких-либо политикомассовых мероприятиях, но и всячески противодействовали этому.
Для выявления причин такого поведения воспитанников, сотрудникам колонии были тщательно изучены личные дела правонарушителей. Анализ личных дел показал, что в 1949 году в Белозерскую колонию с особым режимом поступили 90 человек. Это были взрослые преступники неоднократно судимые, которые в силу тех или иных обстоятельств удалось скрыть свой действительный возраст. Обладая криминальным опытом и авторитетом в преступной среде, они не только терроризировали несовершеннолетних подростков, но и подталкивали их к совершению новых преступлений.
Работу администрации существенно осложняла вражда между занимавшими в других воспитательных колониях должности бригадиров и неоднократно судимыми воспитанниками. Отдельные подростки, выполнявшие обязанности бригадиров, стремились скрыть свое прошлое, но когда это становилось известным, они подвергались притеснению со стороны отрицательно характеризующихся воспитанников, а в ряде других случаев в отношении них совершались преступления.
Не имея возможности наладить и проводить политико-массовую работу с группами воспитанников, администрация колонии пошла по пути использования углубленной индивидуальной работы с каждым подростком. Индивидуальный подход, основанный на изучении личности, позволил реализовать ряд мер, позволивших в дальнейшем сформировать из воспитанников трудовые коллективы. Тщательное изучение индивидуальных особенностей
несовершеннолетних, содержащихся в колонии, позволили выявлять и добиться этапирования во взрослые колонии переростков [2, Лл. 76−90].
Индивидуальная работа с воспитанниками начиналась с момента их поступления в карантинное отделение. Перед воспитателем, закрепленным за карантинным отделением, стояли задачи:
1. Проверить личность несовершеннолетнего, его фамилию, возраст, место рождения, наличие родственников и некоторые другие данные.
2. На основе изучения личности определить несовершеннолетнего в бригаду с учетом особенностей, его характера и взаимоотношений и другими воспитанниками в карантине.
3. Разъяснить правила поведения подростков в карантине и в колонии, а также добиться выполнения требований за период нахождения в карантине.
Эти задачи воспитатель карантина достигал следующими методами:
В процессе изучения личного дела, воспитатель обращал внимание на характер преступления совершенного несовершеннолетним, на его поведение в период следствия и в тех колониях, где он отбывал наказание. Изучались и перепроверялись все установочные данные по документам личного дела и сведения о его родственниках. Выявленные в документах противоречия, уточнялись в процессе индивидуальной работы [Кузьмин, 1989, с. 36].
Индивидуальные беседы проводилась в форме непринужденного, вызывающего на откровенность, разговора. Во время беседы воспитатель ничего не записывал, и не делал никаких пометок. Только после ее окончания полученные сведения записывал в специальный журнал. С первого раза не всегда удавалось расположить к себе воспитанника и воспитателю приходилось выжидать удобный момент для ее возобновления.
Так, например, по личному делу несовершеннолетнего Иванова Виктора Николаевича значился года рождения 1935. Используя некоторые противоречивые данные, содержавшиеся в личном деле, воспитателю удалось получить признание Иванова о том, что он в действительности родился в 1931 г. в Рязани, проживал по ул. Коляева д. № 123 кв. 4. Там же проживает его мать.
При поступлении в колонию нового этапа, все подозрительные подростки подвергались
дактилоскопированию с целью проверки данных в 1-м спецотделе МВД СССР. Эта мера позволяла разоблачить тех, кто упорно пытался скрыть свое преступное прошлое, действительную фамилию и год рождения. Всего за время существования колонии через 1-й спецотдел МВД СССР удалось выявить 154 человека переростков [Кузьмин, 1989, с. 36].
Сведения, полученные от воспитанников в процессе индивидуальной работы в карантине, если они представляли интерес, администрация колонии направляла для перепроверки в органы МВД, МГБ, в
Якушина Е. С.
суды и прокуратуру. Для получения сведений о воспитаннике использовалась также переписка с родственниками.
На воспитателя карантинного отделения возлагалась обязанность информировать родителей или родственников подростка о его нахождении в колонии, поведении, учебе, работе в период отбывания наказания. Об отправлении письма сообщалось воспитаннику, т.к. практика показала, что в ряде случаев это одно их эффективных средств влияния на поведение подростков.
В карантине подростки находились под круглосуточным наблюдением. Для этого в карантине постоянно дежурили надзиратели, которые не только наблюдали за поведением подростков, но и докладывали старшему воспитателю карантина о всем замеченном и представляющим интерес.
Порядок приема вновь прибывших подростков в колонию, проведение на них определенное психологическое воздействие.
Параллельно с изучением личности прибывших подростков, воспитатель проводил работу, направленную на соблюдение правил поведения несовершеннолетних в карантине. Минимум требований, предъявленных к подросткам сводятся к следующему:
1. Безоговорочно, в порядке очереди выполнять работы по самообслуживанию: мыть полы, по очереди раздавать пищу, заправлять кровати, заготавливать дрова и т. д.
2. Не играть в азартные игры и не сквернословить.
3. Со старшими разговаривать стоя и на Вы.
4. Не портить имущества колонии.
Эти требования доводились до сведения воспитанников под роспись. В качестве основного метода приучения к порядку использовалось принуждение, так как доказывать с помощью метода убеждения необходимость подростку в 14−17 лет всегда убирать свою комнату, не грубить старшим и не портить выданные ему вещи было бы излишним.
В первые дни в большинство несовершеннолетних отказывалось выполнять предъявляемые требования и особенно в соблюдении очередности по выполнению хозяйственных работ. Неоднократно судимые считали зазорным для себя заниматься самообслуживанием, тем более выполнять хозяйственные работы. Пренебрежительное отношение к самообслуживанию, невыполнение отдельными воспитанниками общественных работ позволяло выявить более упрямых и подчинить своей воле более слабых. Такие воспитанники, как правило, концентрировались в одной бригаде, чтобы они не имели возможности притеснять более слабых.
В карантине воспитатель старается организовать досуг несовершеннолетних и занять их в течение всего дня полезными делами, так как в этот период они не посещают занятия в школе и не привлекались к работе.
Воспитательная работа в карантине в основном сводилась к чтению вслух художественной литературы, проведению политинформаций и выполнению хозяйственных работ. В обязанности воспитателя входило написание характеристики на каждого подростка, ознакомления с ней воспитателя того отделения, куда будет направлен воспитанник.
Работая с воспитанниками, администрация старалась показать им перспективу на будущую жизнь с тем, чтобы они осознаннее строили свою жизнь. В индивидуальных беседах перед ними ставилась задача добиться в сжатые сроки перевода в колонии с обычным режимом.
Проводимая с воспитанниками индивидуальновоспитательная работа способна оказать существенное влияние на дальнейшую судьбу подростков об этом свидетельствуют следующие примеры.
В 1950 г. в колонию поступил подросток Неволин, 1934 г. р., осужденный по ст. 59−3 УК РСФСР, за убийство и массовой беспорядок в воспитательной колонии. В первое время пребывания в колонии вел себя не дисциплинированно, на производстве работать не хотел, неоднократно водворялся в штрафной изолятор, но поведения не улучшил.
После беседы с воспитателем Неволин был направлен в малярный цех. Заинтересовавшись работой он изменил свое поведение в лучшею сторону, добился получения 4-го разряда маляра и стал оказывать помощь воспитателю в его работе с другими воспитанниками [1, Лл. 35−36, 99−100].
Несовершеннолетний Федоров, отбывая наказание, вел себя замкнуто, в разговоры не вступал, работал неохотно, часто грубил сотрудникам колонии. В процессе бесед по этим фактам воспитателю удалось выяснить что во время следствия Федоров соврал, что не имеет родителей. Из-за этого он потерял с ними всякую связь. Через органы МВД удалось установить адрес проживания родителей Федорова, и это обстоятельство привело к резкому изменению его поведения в лучшую сторону.
Несовершеннолетние Калинин и Бичужанинов, сужденные по Указу от 4 ноября 1947 г. [6, с. 2−3] на 20 лет, в колонии вели себя плохо, мотивируя это большим сроком наказания. Изучая дела этих подростков, воспитатель нашел основания для пересмотра дела и снижения меры наказания. Руководство колонии подготовило и направило в Прокуратуру СССР ходатайство о пересмотре дел, о чем поставило подростков в известность. Их дела были пересмотрены, мера наказания снижена, что позволило перевести этих воспитанников в колонию с обычным режимом [1, Лл. 35−36, 99−100].
Таким образом, правомерно сделать вывод о том, что в колониях с особым режимом индивидуальная воспитательная работа с воспитанниками, начатая в карантине и продолжающаяся после вывода их оттуда, имеет важное значение для становления личности на путь исправления. При этом в процессе работы подростку следовало, прежде всего, показать перспективу его дальнейшей жизни в обществе, убедить в возможности достигнуть любую цель, поставленную перед собой.
Список литературы:
1. ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 29. Лл. 35−36, 99−100.
2. ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 429. Лл. 76−90.
3. ГАРФ.Ф. 9412. Оп. 1 .Л. 429. Л. 38.
4. Дети ГУЛАГа 1918−1956. Под общей редакцией А.Н.
Яковлева. Сост. С. С. Вилевский и др. М.: Международный
фонд «Демократия» 2002.С. 631 с. — (Россия. XX век.
Документы).
5. Кузьмин С. И. Деятельность исправительно — трудовых учреждений (1936 — 1960 гг.) — М., 1989. 94 С.
6. Об усилении охраны личной собственности граждан: указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1947 г. № 19. С. 2−3.
7. Приказ МВД СССР № 1 255 от 21 октября 1948 г. «О
трудовых колониях МВД с особым режимом для осужденных несовершеннолетних» //
ГАРФ.Ф. 9401. Оп. 1а.Д. 269.Л. 120−121.
8. Приказ МВД СССР № 1 150 от 23 сентября 1949 г. «С объявлением положения о трудовых колониях МВД для осужденных несовершеннолетних» // ГАРФ.Ф. Р-9401. Оп. 1а.Д. 268.Л. 155−166.
Reference list:
1. GARF. F. 9412. Op. 1. D. 29. Лл. 35−36, 99−100.
2. GARF. F. 9412. Op. 1. D. 429. Лл. 76−90.
3. ГАРФ.Ф. 9412. Op. 1.Л. 429. HP 38.
4. Children of the Gulag 1918−1956. Under the General editorship of A.N. Yakovleva. Sost. S.S. Вилевский and other M: International Foundation «Democracy» 2002.С. 631 C. -Russia. XX century. Documents).
5. Kuzmin SR Activities of corrective labour institutions (1936 -1960гг.) — M, 1989. 94 C.
6. The improvement of the protection of personal property of citizens: the decree of the Presidium of the Supreme Council of the USSR on 4 June 1947) // Vedomosti of the Supreme Soviet of the USSR. 1947 № 19. С. 2−3.
7. Order of the Ministry of internal Affairs of the USSR № 1 255 of 21 October 1948 «On labour colonies Ministry of internal Affairs with a special regime for juvenile offenders» // ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1а. Д. 269. Л. 120−121.
8. Order of the Ministry of internal Affairs of the USSR № 1 150 of September 23, 1949 «on announcement of The provisions on labour colonies of the interior Ministry for juvenile offenders» // ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 1а. Д. 268. Л. 155−166.
РЕЦЕНЗИЯ
на статью преподавателя кафедры уголовного права и криминологии Московского областного филиала Московского Университета МВД России Якушиной Е. С. на тему: «Некоторые особенности воспитательного воздействия на подростков в колониях с особым режимом».
Статья посвящена анализу развития индивидуальновоспитательного воздействия на несовершеннолетних осужденных в Белозерской трудовой колонии с особым режимом МВД в период острой борьбы между преступными группировками осужденных за власть. На обострение криминальной обстановки в стране, как объективно указывает автор, существенное влияние оказали отмена в 1947 году смертной казни и ужесточение карательной политики государства. В этих условиях МВД СССР начало реорганизовывать комплекс организационно-правовых мер, способных обеспечить необходимые условия для успешного развития индивидуально- воспитательного процесса. Опираясь на архивные источники и ведомственные нормативные акты, автор проанализировал положение дел в Белозерской трудовой колонии с особым режимом в этот период и показал, что администрации удалось в короткий срок стабилизировать обстановку и укрепить режим содержания в трудовых колониях для несовершеннолетних преступников.
Считаю, что статья представляет научный интерес с точки зрения объективной оценки событий того периода и заслуживает публикации.
Доктор юридических наук, профессор
С.И. Кузьмин

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой