Некоторые проблемы охраны памятников археологии в Омске в современных условиях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2016. № 2 (10). С. 124−129. УДК 902. 26+351. 853. 1+91(571)
Ю. В. Герасимов, М. А. Корусенко
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ ПАМЯТНИКОВ АРХЕОЛОГИИ В ОМСКЕ
В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
Рассматриваются проблемы взаимодействия собственников, на участках которых, согласно учетной документации, содержатся памятники археологии, органов исполнительной власти и археологов. Ошибки в выявлении памятников археологии и их постановка на охрану в современной ситуации приводят к трудноразрешимым проблемам для собственников в хозяйственной деятельности на таких земельных участках. Решение этих вопросов невозможно без дополнительных археологических исследований, позволяющих исключить земельные участки из состава территорий памятников-фантомов.
Ключевые слова: памятники археологии- охрана- права собственников участков- обременения.
Yu. V. Gerasimov, M. A. Korusenko
PROBLEMS OF PROTECTION OF ARCHEOLOGICAL SITES IN OMSK
IN MODERN CONDITIONS
The article describes problems of communication between the owners of land plots which, according the state records, contain archaeological sites, the public authorities, and the archaeologists. Mistakes in archaeological sites identification and their listing as protection objects in today'-s environment lead to problems which aredifficult to solve for the owners in terms of the economic use of such land plots. Solution of such problems is impossible without further archaeological studies which allowexcluding the land plots from the phantom sites territories.
Keywords: archaeological sites- preservation- rights of plots'- owners- encumbrance.
Охрана памятников археологии относится к одной из самых сложных задач сохранения историко-культурного наследия не только в нашей стране, но ив мире. Она включает в себя целый спектр мероприятий исполнительной власти и общественных организаций: от просветительских до репрессивных. Современная социально-экономическая ситуация в Российской Федерации привела к появлению класса собственников, в том числе и лиц, которые обладают правами собственности или правами длительной аренды земельных участков. В какой-то мере остроту проблемы охраны памятников археологии в условиях частной собственности или длинной аренды земельных участков разрешил Федеральный закон № 73-ФЗ от 25 октября 2002 г., серия постановлений Правительства Р Ф, в том числе и об истори-
© Герасимов Ю. В., Корусенко М. А., 2016
ко-культурной экспертизе. Тем не менее в новой правоприменительной практике то и дело возникают сложные ситуации, касающиеся взаимодействия собственников с одной стороны и органов охраны памятников с другой, при участии специалистов-археологов с третьей стороны как раз в деле охраны памятников археологии.
Для специалиста, обладающего определенным багажом знаний по заявленной теме, очевидно, что обозначенная проблема в реальности может представать в виде целого ряда вариантов ситуаций. Три упомянутых субъекта общественных отношений в рамках социальной деятельности решают отличные друг от друга задачи. Но, например, в разрезе памятников археологии, находящихся на определенной территории, их интересы пересекаются.
Самый простой и распространенный пример такой «точки пересечения» — взаимодействие хозяйствующего субъекта (частного лица, предприятия) и органа исполнительной власти, занимающегося охраной памятников, который дает субъекту предписание выяснить, есть ли на осваиваемой территории памятники истории и культуры (памятники археологии). Для этого обычно привлекаются специально подготовленные и лицензированные специалисты-археологи. Итогом таких работ, как правило, является заключение о возможности, возможности с ограничениями или невозможности хозяйственного освоения испрашиваемой территории.
Другим примером «точки пересечения» может быть взаимодействие органа исполнительной власти, занимающегося охраной памятников, и собственника или арендатора земельного участка, на котором находится памятник археологии. Здесь взаимоотношения субъектов общественных отношений, их права и обязанности также регулируются уже упомянутым законом № 73-ФЗ, действующими подзаконными актами. Тем не менее вариативность общественных отношений и самого исторического процесса подчас порождает невероятные вещи.
В настоящей статье мы опишем ситуацию, возникшую как раз в области взаимоотношений собственников земельных участков и органов охраны памятников в Омске в 2012—2013 гг. Проблема касается и другой плоскости — взаимоотношений органов охраны памятников и археологов-исследователей, открывающих археологические памятники, которые затем принимаются на охрану. Вот в этой-то плоскости и возник феномен, который мы охарактеризовали с помощью термина «ложный памятник археологии». Необходимо отметить, что в нашем случае этот феномен напрямую связан с проектом паспортизации археологических памятников Советского Союза, который осуществлялся в 1980-е — начале 1990-х гг.
В 2013 г. в Омский филиал Института археологии и этнографии СО РАН обратилась группа граждан-владельцев земельных участков по ул. СибНИИСХоз (по современному административному делению — Советский административный округ г. Омска) с просьбой провести историко-культурное
обследование территории их землевладений. Как выяснилось при расспросах, у них возникли проблемы с правом владения данными участками, и одним из вопросов к ним со стороны властей было как раз наличие на их территориях объекта археологического наследия — курганного могильника СибНИИС-Хоз I. Министерство культуры Омской области в лице Управления по сохранению и государственной охране культурного наследия обязало граждан выполнить историко-культурное обследование участков на предмет установления наличия или отсутствия объекта археологического наследия на этих территориях.
Авторы настоящей статьи, прежде чем начать полевые исследования, разумеется, предприняли архивные изыскания. Оказалось, что на территории, которую, согласно кадастровым планам, занимают землевладения, действительно расположен курганный могильник СибНИИСХоз I. Памятник был открыт сотрудником Омского педагогического университета В. В. Дубко в 1992 г. в рамках археологической разведки в Омске и районах Омской области [1]. На него был составлен научный паспорт (паспорт памятника), после чего курганный могильник был поставлен на охрану [2]. В. В. Дубко сделал глазомерный план-схему расположения могильника (рис. 1), выполнил его фотофиксацию и текстовое описание объектов.
Согласно этому плану и описаниям могильник состоит из 4 курганных насыпей диаметром 20−25 м и высотой 0,8−1 м. Памятник расположен в 0,6 км к ЮВ от микрорайона СибНИИСХоз, близ пересечения ул. Березовой и пр. Королева. Четыре кургана расположены по обе стороны от ул. Березовой, которая ориентирована по линии СЗ-ЮВ и пересекается с пр. Королева, ориентированным по линии ЮЗ-СВ: курган № 4 расположен юго-западнее дороги, курганы № 1−3 находятся северо-восточнее дороги. Если судить по размерам, объекты должны хорошо читаться на местности даже через 20 лет после их обнаружения, если, конечно, не принять допущение, что их внешние признаки уничтожены при хозяйственной деятельности.
При соотнесении графических планов из полевого отчета В. В. Дубко с современной градостроительной ситуацией стало ясно, что
Рис. 1. Векторизация чертежа из учетной документации на памятник археологии «Курганный могильник I» (СибНИИСХоз I), расположенный по адресу: г. Омск, Первомайский район, пос. СибНИИСХоз. Глазомерная съемка В. В. Дубко (1992 г.)
план-схема расположения памятника ей не соответствует. Глазомерный план В. В. Дубко был выполнен с серьезными ошибками, исключающими точную привязку к местности. В частности, неверно показано направление пр. Королева (СВ-ЮЗ вместо ЗСЗ-ВЮВ), со значительными погрешностями определены-привязки к топографическим реперам (указано 0,6 км до поселка СибНИИСХоз вместо 0,35 км- 4,5 км к ЮВ до р. Иртыш вместо 2,4 км к ЮЗ).
Обнаруженные ошибки привели к поиску нестандартного решения. Была выстроена модель возможного расположения курганов, исходя из двух наиболее вероятных конфи-
гураций их размещения, а затем полученные схемы были наложены на современный план территории (рис. 2). Проделанное предварительное моделирование облегчило полевые изыскания.
Необходимо отметить, что предварительные работы сотрудниками Омского филиала ИАЭТ СО РАН были проведены еще в 2012 г. в рамках задания Министерства культуры Омской области [3]. Тогда было выяснено, что обследованная территория (правая сторона пр. Королева в районе стрелки пр. Королева и ул. СибНИИСХоз, правая сторона ул. СибНИИСХоз от перекрестка в направлении городка Аграрного университета)
Рис. 2. Ситуационный план участка работ с вероятными местами расположения курганных насыпей могильника СибНИИСХоз I (по В. В. Дубко, 1992- М. А. Корусенко, 2013)
представляет собой плотно застроенный участок, на котором проложены дороги, трамвайные пути, разнообразные коммуникации (линии ЛЭП, теплотрассы, трассы водоканала, линий связи и т. д.). На территории землевладений работы по историко-культурному обследованию в тот момент не проводились. В 2012 г. тщательно была обследована стрелка пр. Королева и ул. СибНИИСХоз с участком лесопарка. Сам рельеф участка рав-нинно-гривный, причем на нем встречаются гривы как вытянутые вдоль одной из осей, так и имеющие подовальную и округлую форму. Размеры таких деталей рельефа 50−70 * 1015 м, встречаются объекты 14−20 * 10−12 м. Гривы имеют сглаженные склоны, хорошо задернованы, частично поросли березовым лесом, высота таких объектов колеблется от 0,5 до 1,2 м, некоторые из них выглядят как оплывшие курганные насыпи.
При натурных исследованиях было выявлено, что парковая зона имеет многочисленные следы антропогенного вмешательства в рельеф. Это и следы прокладки линий связи, систем водоснабжения и пожаротушения (пожарный гидрант № 4), углубления от кострищ, ямы неизвестного происхождения, заполненные мусором, и т. д. При работах на
данном участке (в его юго-западной оконечности), практически на стрелке пр. Королева и ул. СибНИИСХоз, был выявлен объект, имеющий округлую в плане форму, диаметр 4,5−5 м и высоту 0,2−0,3 м. Объект очень напоминал оплывшую курганную насыпь. Визуальное обследование показало, что он был «разрезан» крест-накрест неглубокими траншеями шириной 0,3−0,4 м. Весь центр объекта занимала прямоугольная «грабительская» яма глубиной 0,7−1,2 м, на момент фиксации яму заполнял бытовой мусор.
Общий вид объекта и следы антропогенного вмешательства как будто демонстрировали нам результат деятельности современных грабителей археологических памятников. Реконструируя их действия, можно предположить, что вначале были заложены перекрестные траншеи с целью установления границ насыпи, а затем сделан прокоп в центральной части над «погребением».
Авторами статьи уже в 2013 г. была предпринята зачистка северо-восточной ямы (продольной стенки) с целью установить, действительно ли имело место ограбление и уничтожение объекта археологического наследия или перед нами след какой-то другой антропогенной деятельности.
Зачистка выявила следующую стратиграфию (рис. 3).
1) страта Л0 — дерн, сформировавшийся над выкидом из ямы — 3−5 см-
2) страта АВ — желто-черный перемес -выкид из ямы — 30−45 см-
3) страта А01 — слой погребенного выкидом дерна — 7−10 см-
4) страта А1 — слой погребенной почвы, плотная коричневатая супесь со следами корневой системы растений — 17−20 см-
5) страта В — переходный слой — коричнево-желтая супесь со следами инклюзий -7−10 см-
6) страта С — материковая порода -плотная желтая супесь.
Рис. 3. Фото и рисунок разреза СЗ сектора «насыпи», разрезанной крест-накрест на стрелке ул. СибНИИСХоз и пр. Королева: А — фото разреза- Б — рисунок разреза: А0 — дерн- АВ — перемес- Ао1 — погребенный дерн- А1 — погребенная почва- В — переходный слой- С — археологический материк
Для нашего анализа важны страты Аоь А1, В. Они представляют собой естественные почвенные структуры, границы слоев ровные, следов искусственного вмешательства в них не выявлено. Полученная стратиграфическая картина однозначно свидетельствует о природном происхождении объекта. Таким образом, выявленный объект с прямоугольной ямой в центральной части не может быть признан курганом — объектом культурного наследия, памятником археологии.
В продолжение работ в 2013 г. и в соответствии с разработанной моделью вероятно-
го расположения курганных насыпей авторы спланировали земляные работы на участках землевладений [4- 5]. Исследовательские шурфы закладывались на тех местах, где, согласно данным съемки В. В. Дубко, могли бы располагаться насыпи курганного могильника. Все заложенные на территории обследованных домохозяйств шурфы и зачистки (рис. 3) показали наличие природных, непотревоженных слоев, в ряде случаев перекрытых слоями техногенного и антропогенного происхождения — выравнивающей рельеф отсыпкой, отсыпкой для гидроизоля-
ции, слоями городской застройки середины -конца XX в. Следы археологических объектов не выявлены.
Итак, и на территории парковой зоны, и на территории расположенных рядом землевладений археологический памятник не был обнаружен. В связи с этим сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, памятник существует, на него составлена учетная документация, он принят на охрану, с другой — убедительно доказано, что данный объект историко-культурного наследия не существует в реальности. Налицо правовой парадокс с неоднозначными путями выхода.
В практическом плане действия Министерства культуры Омской области в лице Управления по сохранению и государственной охране культурного наследия относительно мнимого объекта археологического наследия и споров вокруг земельных участков выглядят следующим образом. Территория земельных участков по результатам исследований освобождена от обременений, остальная территория (парковая зона) осталась в «подвешенном» состоянии.
Наиболее очевидны результаты разрешения ситуации для хозяев земельных владений — они получили по итогам историко-культурного обследования право на хозяйственное освоение территорий без ограничений. А действия органа по охране памятников в долговременной перспективе будут состоять в процедуре снятия «ложного памятника археологии» с государственной охраны и снятия ограничений по использованию всей площади участка.
Итак, рассмотренную проблему можно отнести к нестандартным, но, как нам кажет-
ся, именно такая, из ряда вон выходящая ситуация может открыть новые ракурсы взаимоотношений собственников или арендаторов земельных участков, органов охраны памятников, специалистов-археологов при исполнении требований современного законодательства в области охраны памятников в настоящее время. Рассмотренный частный случай позволяет выявить серьезную проблему более общего плана: процедура доказательства ошибки археолога не имеет ни методического, ни правового обоснования, в то время как такая ошибка в настоящее время создает серьезные препятствия для хозяйственной и иной деятельности.
ЛИТЕРАТУРА
1. Дубко В. В. Отчет о результатах разведки по правому берегу р. Иртыш в Омском районе Омской области в 1992 году // Архив кабинета археологии ОмГПУ. Ф. Р-1. Д. 32−1.
2. Постановление Главы Администрации Омской области от 19 апреля 1994 г. № 176п. — ЫЯЬ: http: //www. omsklaws. ru/index. php? ds=717 401 (дата обращения: 26. 09. 2014).
3. Баранова Н. С. Отчет о проведении археологической разведки на территории г. Омска и Омского района Омской области в 2012 г. // Архив МНС ОФ ИАЭТ СО РАН. Ф. VII. Диск 8−2012.
4. Корусенко М. А. Отчет о проведении историко-культурного обследования земельных участков с кадастровыми номерами 55: 36:70 104:116, 55: 36:70 104:3597, 55: 36:70 104:3596, 55: 36:70 104:3604, 55: 36:70 104:3605 в г. Омске в 2013 г. // Архив МНС ОФ ИАЭТ СО РАН. Ф. VII. Диск 5−2013.
5. Корусенко М. А. Отчет о проведении историко-культурного обследования земельных участков с кадастровыми номерами 55: 36:70 104:3513, 55: 36:70 104:3514, 55: 36:70 104:3603 в г. Омске в 2013 г. // Архив МНС ОФ ИАЭТ СО РАН. Ф. VII. Диск 5−2013.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой