Некоторые проблемы правоприменительной деятельности при принятии решений о возмещении морального вреда работнику

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 32 (323). Экономика. Вып. 42. С. 127−130.
С. С. Карабанов
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИ ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЙ О ВОЗМЕЩЕНИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА РАБОТНИКУ
Востребованность института возмещения морального вреда в трудовом праве очевидна. Анализ судебных решений по делам о защите нарушенных трудовых прав работников показывает, что требования, предъявленные в суд о защите любого трудового права, практически всегда сопровождаются требованием о компенсации морального вреда. При разрешении трудовых споров о возмещении морального вреда, причиненного работнику, судам необходимо учитывать особенности трудовых отношений, использовать критерии и механизмы, отличные от гражданско-правовых.
Ключевые слова: возмещение морального вреда, трудовые правоотношения, материальная ответственность работодателя, судебная практика.
Специфика трудовых правоотношений предполагает использование особых подходов при вынесении судами решений по требованиям работников о возмещении морального вреда. В отличие от гражданских правоотношений в трудовых правоотношениях большее значение имеет нематериальный аспект труда, выражающийся в объективной социальной значимости трудовой функции конкретного работника и не менее важном для работника чувстве полезности для общества, организации (работодателя), трудового коллектива. С 2002 г. действует норма Трудового кодекса (ТК) РФ, предоставляющая работникам возможность требовать возмещения морального вреда, причиненного нарушением любого трудового права. За это время накопилось огромное количество решений по соответствующим делам. Однако анализ практики районных судов показывает, что у правоприменителя нет единого мнения о природе морального вреда в трудовых правоотношениях, отсутствуют единые подходы к решению вопросов о размере компенсации, оценке тех или иных доказательств как оснований для требований о компенсации морального вреда. Неясность законодательных формулировок, отсутствие определения понятия морального вреда в трудовых отношениях, критериев, позволяющих определить размер компенсации, приводят к отсутствию единообразия в судебной практике по делам о такого рода компенсации и вызывают сложности в правоприменительной деятельности.
Гражданские дела, связанные с защитой трудовых прав работников, преимущественно подсудны районным судам. Таким образом, основная нагрузка по рассмотрению трудовых споров с требованиями о компенсации морального вреда
возложена на районные суды, выступающие в качестве судов первой инстанции.
При рассмотрении в судах такого рода требований нередко возникают сложности как со стороны истца — работника, так и у самого суда. Зачастую работнику сложно доказать факт претерпевания физических и/или нравственных переживаний. Одно дело, если нарушение трудовых прав выразилось в причинении вреда жизни и здоровью человека, когда в качестве доказательства могут выступать акты расследования несчастного случая на производстве, заключения медицинских учреждений, листы временной нетрудоспособности и т. д. Другое — когда нарушения коснулись процедуры увольнения (задержка выдачи трудовой книжки) или выразились в несвоевременности или неполноте выплаты заработной платы. В таких случаях, как правило, никаких документальных доказательств претерпевания психических или физических страданий у работника нет. Затруднения также возникают у судей при мотивировке принимаемых ими решений. Зачастую в своих решениях суды не указывают, какими критериями они руководствовались при определении размера компенсации, ограничиваясь стандартными фразами («вместе с тем размер компенсации морального вреда подлежит снижению с учетом степени вины ответчика, а также степени нравственных страданий истицы, индивидуальных особенностей ее личности, а также требований разумности и справедливости»). При этом суд не уточняет, какова степень выявленных переживаний, какие именно индивидуальные особенности работника повлияли на размер компенсации.
Нередко суды ограничиваются лишь ссылкой в решении на норму права, которую они применили
при определении размера компенсации, и вообще не указывают никаких критериев, положенных в основу определения степени психических переживаний. Вряд ли такие судебные решения можно признать законными и обоснованными. Решение суда должно отличаться своей полнотой, давать ответы на все поставленные перед судом вопросы, содержать оценку всех представленных суду доказательств либо доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства. Решения, не отвечающие названным требованиям, не могут считаться законными.
Полагаю, что в мотивировочных частях судебных решений необходимо обосновывать выбор того или иного критерия определения размера возмещения морального вреда. Таковыми могут быть, в частности, степень вины работника и работодателя при нарушении права работника, продолжительность нарушения трудового права работника (в случае длящегося правонарушения), продолжительность времени, в течение которого не было восстановлено нарушенное право работника, степень физических и нравственных переживаний работника с учетом его индивидуальных особенностей (возраст, пол, склад психики и т. д.), вид нарушенного трудового права, имущественное положение работника.
Остро стоит проблема определения размеров денежной компенсации морального вреда. Причем суммы такой компенсации существенно различаются не только в зависимости от региональной принадлежности районного суда (что представляется обоснованным с учетом различного прожиточного минимума в субъектах РФ и соответствующего представления судей о полезности и значимости той или иной денежной суммы и, как следствие, ее способности сгладить нравственные переживания), но и в зависимости от принятия решения разными судами в пределах одной административно-территориальной единицы, что не способствует достижению единообразия в судебной практике и вызывает недоумение со стороны участников судопроизводства. На наш взгляд, причина кроется в отсутствии четких законодательных критериев, позволяющих определить размер такой компенсации. Несмотря на широко обсуждаемые в литературе недостатки норм о компенсации морального вреда в гражданском законодательстве (ст. 151, 1099−1101 Гражданского кодекса (ГК) РФ), законодатель изложил их в нормах ГК РФ более удачно в сравнении с трудовым законодательством.
Здесь приведены такие критерии, позволяющие суду определить размер денежной компенсации нравственных переживаний, как степень вины причинителя вреда, степень и характер физических и нравственных страданий, которые оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, индивидуальные особенности лица, которому причинен вред.
В свою очередь, в нормах ТК РФ возмещению морального вреда прямо посвящена только ст. 237, согласно которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. В ст. 394 ТК РФ указано, что в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом. Пунктом 63 Постановления Пленума Верховного Совета Р Ф от 17 марта 2004 г. № 2 предусмотрено, что суд в силу ст. 21 и 237 ТК РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).
Таким образом, как в случае незаконного увольнения с работы, так и в иных случаях нарушения трудовых прав работников размер компенсации морального вреда должен быть определен судом. При этом никаких критериев определения размера денежной компенсации психических и/или физических переживаний работника трудовое законодательство не приводит.
Анализ решений районных судов г. Челябинска по рассматриваемой категории дел показывает, что разрешая трудовые споры с требованиями о компенсации морального вреда, суды в мотивировочной части решений не ссылаются на нормы гражданского законодательства о компенсации морального вреда. При этом, на наш взгляд,
ошибочна точка зрения, согласно которой нормы ГК РФ (ст. 151, п. 2 ст. 2 ГК РФ, устанавливающие защиту нематериальных благ, в том числе права на труд, нормами гражданского законодательства) могут применяться и при разрешении трудовых споров. Действительно, в ст. 5 ТК Р Ф Гражданский кодекс РФ в числе актов, регулирующих трудовые отношения, не упоминается. Однако в текстах судебных постановлений отчетливо прослеживается цитирование норм именно гражданского законодательства в соответствующей части. Так, в мотивировочной части решения Калининского районного суда от 31 октября 2012 г. судья, определяя размер денежной компенсации, указывает, что при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание наличие нравственных страданий истца из-за неполного начисления и выплаты выходного пособия, продолжительность времени, в течение которого не было восстановлено нарушенное право истца, индивидуальные особенности истца и считает возможным взыскать 1000 р. в качестве компенсации морального вреда, соответствующей степени нравственных страданий истца. Аналогичные выводы и размеры компенсации морального вреда содержатся в решении все того же Калининского районного суда от 22 ноября 2012 г. В приведенных решениях налицо влияние норм ГК РФ на выводы суда. Критерии, которые приведены судом как основание для определения размера компенсации, целиком взяты из соответствующих норм не ТК РФ, а именно ГК РФ.
Думается, такую практику судов следует признать вынужденной. Отсутствие в судебных решениях ссылок на нормы ТК РФ в названной части отражает объективные недостатки ТК РФ, отсутствие в его нормах каких-либо критериев, позволяющих судам выносить мотивированные решения по требованиям о возмещении морального вреда.
Определенную критику вызывает размер компенсации работнику морального вреда, причиненного при нарушении его трудовых прав. Так, в решении Советского районного суда от 5 марта 2010 г. суд, с учетом установленного факта бездействия работодателя, выразившегося в несвоевременной выдаче трудовой книжки, считает, что размер подлежащего возмещению морального вреда должен быть определен в размере 1000 р. При этом истец и без того просил немного — всего 10 000 р.- за несвоевременную выдачу тру-
довой книжки. Обращает на себя внимание и характер нарушенного права. Невыдача трудовой книжки рассматривается законодателем как грубейшее нарушение трудового права работника. Так, согласно ст. 66 ТК РФ в системной связи со ст. 65 ТКРФ трудовая книжка является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника, который наравне с иными документами должен быть предоставлен работодателю лицом, поступающим на работу. Таким образом, задержка выдачи трудовой книжки фактически лишает работника возможности трудиться и, как следствие, иметь средства к существованию.
Центральный районный суд в решении от 22 марта 2010 г. пришел к выводу, что в результате невыдачи работодателем в установленный срок заработной платы истец претерпел определенные неудобства, однако не был лишен возможности трудиться и заключил новый трудовой договор с иным работодателем. Размер морального вреда, предложенный и оцененный истцом в размере 15 000 р., суд считает завышенным, переходящим все разумные пределы и не соответствующим объему нарушенных прав, и оценивает его в 1000 р. В данном случае нарушено право работника на выплату в установленный срок заработной платы (ст. 21 ТК РФ). Следует отметить, что несмотря на возможное множество потенциальных причин, по которым работник мог устроится на работу, все же стабильный, периодический и гарантированный доход от своей профессиональной деятельности — это то, что в конечном счете позволяет ощущать чувство свободы, развиваться духовно и физически, обеспечивать свою семью и себя необходимыми материальными ресурсами, благами и услугами, обеспечивать собственную жизнь, заботу о здоровье, отдых и досуг, то есть получать от жизни и общения в социуме то, что делает человека особенным в его естественных потребностях. Таким образом, именно нарушение имущественного трудового права работника на своевременную и в полном размере выплату заработной платы как ни что иное способно причинить ему тяжелые психические переживания, а именно переживание страха за свое будущее, неуверенность в завтрашнем дне, страх невозможности исполнить собственные обязательства перед третьими лицами (неоплата коммунальных услуг, учебы детей, лечения родителей), стыд и унижение перед коллегами и друзьями, основанные на осознании собственной несостоятельности, и т. д.
Нарушение права на заработную плату может выражаться и в физических страданиях, например чувстве голода при невозможности приобрести продукты питания или болевых ощущениях при невозможности купить необходимые лекарства.
С учетом приведенных аргументов рассмотренные решения районных судов представляются необоснованными, а удовлетворенные суммы возмещения вреда — крайне незначительными и не способными сгладить негативные ощущения от нарушенного права.
В свою очередь чрезмерное занижение размеров компенсации морального вреда со стороны некоторых районных судов, допущенное при разрешении трудовых споров, может быть обусловлено следующими причинами:
1. Отсутствие четких законодательных критериев компенсации морального вреда в трудовом праве.
2. Вероятность отмены (изменения) судебного решения вышестоящим судом по основаниям чрезмерного завышения размера компенсации, с которым, вероятнее всего, не согласится ответчик — работодатель. С другой стороны, удовлетворяя требование о компенсации морального вреда в минимальных размерах (например 1000 р.), суд формально обеспечивает защиту нарушенного права работника, не отказав ему в такого рода компенсации. При этом, возможно, рассчитывает на то, что работник не будет обжаловать решение суда, хотя бы потому, что в остальной части исковых требований суд обеспечил его защиту (восстановил на работе, взыскал невыплаченный заработок, пособие и пр.).
3. Ошибочное, но устоявшееся в сознании правоприменителя мнение о том, что межотрасле-
вой институт компенсации морального вреда в силу своей природы в первую очередь направлен на защиту нематериальных благ (жизнь, здоровье, честь, достоинство и т. д.). Трудовые же права в основном носят имущественный характер либо связаны с имуществом работника или работодателя.
Список литературы
1. Решение Калининского районного суда г. Челябинска от 5 февраля 2010 г. // Архив Калининского районного суда г. Челябинска.
2. Решение Калининского районного суда г. Челябинска от 12 марта 2010 г. // Там же.
3. Эрделевский, А. М. Компенсация морального вреда. Анализ законодательства и судебной практики / А. М. Эрделевский. М., 1999- Поляков, С. Свобода мнения и защита чести / С. Поляков // Рос. юстиция. 1997. № 4- Трубников, П. Применение судами законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации / П. Трубников // Законность. 1995. № 5.
4. Эрделевский, А. М. Указ. соч. С. 162−163.
5. Решение Калининского районного суда г. Челябинска от 31 октября 2012 г. // Архив Калининского районного суда г. Челябинска.
6. Решение Калининского районного суда г. Челябинска от 22 ноября 2012 г. // Там же.
7. Решение Советского районного суда г. Челябинска от 5 марта 2010 г. // Архив Советского районного суда г. Челябинска.
8. Решение Центрального районного суда г. Челябинска от 22 марта 2010 г. // Архив Центрального районного суда г. Челябинска.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой