Политизация ислама в Дагестане

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 29
Г. И. Юсупова, Д.А. Алиева
Политизация ислама в Дагестане
В статье даются анализ современного состояния ислама в Дагестане, его специфика и пути преодоления нарастающего радикализма.
Ключевые слова: ислам, политизация ислама, модернизация, глобализация, радикализм, идеология, религиозный экстремизм, терроризм.
In this article the analysis of a current state of Islam in Daghestan, its specificity and ways of overcoming of accruing radicalism are given.
Keywords: Islam, politicization of Islam, modernization, globalization, radicalism, ideology, religious extremism, terrorism.
На политической карте мира происходят значительные изменения. Распад СССР, образование независимых государств, процессы демократизации оказали большое влияние на все сферы жизни. Происходит модернизация государственно-конфессиональных отношений, которая затрагивает большое количество людей, различные социальные группы и общественные институты. «В новых условиях институты и служители веры становятся активными участниками процесса укрепления духовных оснований современного общества и объединения его здоровых сил» [1, с. 411].
С каждым годом численность мусульман увеличивается, что отражается в экспертных оценках, и в настоящее время их количество колеблется в пределах 12−20 млн человек и может составлять от 8 до 12% населения России, а к 2030 г. численность российских мусульман может достичь 30 млн человек.
В России последователи ислама проживают во многих уголках страны, но большая часть мусульман проживает в девяти республиках: Адыгея, Башкирия, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Татарстан, Чечня, в т. ч. и Дагестан.
Ислам — идеология, не разделяющая светское и религиозное, представляющая собой & quot-нерасторжимое единство& quot- веры, государственно-правовых установлений и определенных форм культур, что является, в отличие от других мировых религий, основной предпосылкой политизации ислама, начавшейся в начале 80-х годов прошлого столетия.
Если ранее, в советский период, религиозная исламская идеология не играла значительной роли в идеологическом пространстве Дагестана, то с 90-х годов XX века ислам в республике начал активизироваться. Это выразилось в том, что возросло количество мечетей, которые являются материальной основой процесса распространения ислама.
При этом политизация ислама в Дагестане происходила по тем же причинам, что и в остальном мире, однако данный процесс имеет ряд особенностей. На политизацию ислама в Дагестане повлияли два фактора:
1) внутренний: крах социалистической системы, приведший к социально-экономическому кризису, который был вызван переходом от социалистической экономики к капиталистической, что привело к власти клановый режим, а следствием этого стало невозможным функционирование демократических принципов, а также идеологический вакуум, связанный с уходом коммунистической идеологии и упадком традиционного ислама-
2) внешний: глобализация и активизация международных исламских организаций, выразившаяся в том, что мусульмане СССР были оторваны от исламского мира, и последовавшая после открытия границ свобода передвижений, хадж, возможность обучения в зарубежных мусульманских образовательных центрах, получения финансовой помощи от различных правительственных и неправительственных исламских организаций для ведения благотворительной, образовательной, учебной и политической деятельности.
Важным направлением в процессе активизации ислама в Дагестане стала организация религиозного просвещения мусульман: появились издательская продукция, медресе — школы, ду-
ховно-просветительные, благотворительные и другие мусульманские общественные организации. Возникла острая необходимость в подготовленных кадрах мусульманского духовенства. После распада Советского Союза в России не оказалось ни одного авторитетного исламского высшего учебного заведения, которое бы готовило эти кадры, и это привело к тому, что молодые мусульмане выезжали за рубеж, чтобы восполнить этот пробел.
Значительное количество молодежи прошло обучение в исламских высших учебных заведениях Королевства Саудовской Аравии и других арабских стран. Обучение исламских священнослужителей в Саудовской Аравии создавало и создает в настоящее время предпосылки для распространения среди российских мусульман нетрадиционных для них исламских правовых школ, что способствует снижению толерантности & quot-традиционного"- российского ислама. Распространение нетрадиционных для Дагестана направлений в исламе (в частности ваххабизма) явилось одной из причин не только политизации, но и последующей радикализации ислама в республике.
Как отмечает С. А. Семедов, «процесс политизации присущ всем мировым религиозным системам в целом. В разные периоды истории политизация религии была разной. Политизация религии — это процесс постоянный, имеющий место до тех пор, пока в обществе сосуществуют религия и политика» [2].
Считая процесс политизации изменчивым и конкретно-историческим явлением, мы согласны с этим автором. Более того, С. А. Семедов говорит о политизации религии, в частности ислама, в смысле ее активизации в политических процессах, ее использовании в политических целях.
Как указывают многие ученые-политологи, политизация ислама есть реакция на модернизацию и глобализацию. В своей истории ислам проявил живучесть и удивительную гибкость. Модернизация изменила ислам, но «ислам нигде не исчез из народной культуры, социальной жизни или политического строя. Он по-разному стал проявлять себя в зависимости от характера режима, в различных вариантах сочетался с национализмом — все зависело от того, какой социальный класс приходил к власти в момент обретения независимости» [2, с. 20].
По мнению российского исследователя А. В. Митрофановой, «цель политизации религии -не возвращение в прошлое и не консервация архаических элементов настоящего, а стремление провести удачную модернизацию общества в самом широком смысле (от экономической до социальной и политической)» [3, с. 42].
Однако, как показывает объективный анализ, спецификой религиозной ситуации в РД являются резкий рост политизации ислама, использование его авторитета и моральной силы в политических целях как представителями официальных духовных управлений мусульман, так и определенными радикально настроенными молодыми мусульманами.
Так, для религиозной ситуации Дагестана характерно следующее: религиозные организации и объединения без контроля государственных органов выполняют свои функции, пропагандируют свои вероучения, что приводит к усилению роли религии, и на фоне этого повышается престиж в обществе религиозных организаций в общественных процессах. Это также приводит религиозные организации к жесткой конкуренции в борьбе за влияние на население и увеличение мусульманского сообщества.
Также видно, что политизация ислама особенно усилилась в связи с определенным спадом деятельности национальных движений, в свою очередь, идеологическая активность ислама объяснима с точки зрения его интегративной функции в отличие от этнического сепаратизма, хотя он также ограничен принадлежностью к определенной религиозной системе.
На наш взгляд, под политизацией ислама следует рассматривать процесс активного включения исламского фактора в сферу общественно-политической жизни региона или страны. Мы предлагаем выделить два этапа политизации ислама в Дагестане. Они связаны с аналогичным процессом в России и во многом обусловлены теми же внутренними и внешними причинами:
1) 1-й этап приходится на 1991−2000 гг. и связан с возрождением религии в стране, ростом числа верующих, мечетей, религиозных учебных заведений-
2) 2-й этап охватывает период с 2000 г. по настоящее время, и для него характерно нарастание радикальных тенденций, углубление нелегальных методов борьбы за насильственный захват политической власти.
Политизация ислама — это реакция мусульманского мира на глобальные вызовы, непосредственно затрагивающие экономический, политический и идеологический аспекты развития мусульманского сообщества (уммы). По оценке большинства экспертов, умма Дагестана находится в настоящее время в состоянии внутриконфессионального раскола — между традиционалистами и фундаменталистами. Как пишет об этом Х. Т. Курбанов, раскол происходит по трем направлениям: идеологическому (акида) — по поводу проблемы отношения к пути истины- политическому — взаимоотношения с государством- каноническому [4, с. 156].
Специалисты отмечают, что из числа отечественных мусульман & quot-наиболее деструктивно настроены& quot- и политизированы сторонники именно этих направлений ислама, разделяющие идеи построения исламского государства, утверждения шариата & quot-как единственного закона общества& quot-, выхода & quot-мусульманских"- регионов из состава Российской Федерации и образования ими конфедеративного (вариант — федеративного) государственного образования с ориентацией на исламские страны.
Это объясняется тем, что мусульмане не находят правильного применения в общественнополитическом поле, когда их со своими запросами и претензиями на участие в общественнополитической деятельности выталкивают на периферию общественной жизни. Происходит социализация и политизация ислама, что естественным образом провоцирует его радикализацию, что в условиях Дагестана оформлено в виде «ваххабитских джамаатов», радикализованных исламистских структур. Основная масса «джамаатов» представляет собой небольшие по численности банды, имеющие четкую территориальную дифференциацию, в которой амир является основой ячейки и, будучи местным жителем, эпизодически или постоянно находится в связке с инструктором-связным, чаще всего из числа зарубежных наемников вместе с группой активных боевиков. Большая же часть группировки, как правило, легализована по местам жительства, и по приказу амира она готова к нему присоединиться, выполнять поставленные задачи.
Но у большинства радикалов нет собственных идеологических доктрин, и разрушающая активность базируется на теоретических разработках зарубежных теоретиков экстремизма. Идеологическая доктрина вначале опиралась на миссионерскую деятельность прибывших в регион проповедников, обучение молодых людей в зарубежных исламистских учебных заведениях, распространение и тиражирование соответствующей литературы иностранными фондами и центрами, распространение исламистских идей посредством глобальной сети, для чего радикалами и местными сепаратистами были созданы многочисленные веб-сайты, но потом продолжила опираться на наиболее идеологически подготовленных и непримиримо настроенных местных радикалов, которые продолжают привлекать в свои ряды молодых боевиков. Поэтому можно отметить, что неоваххабизм в регионе распространился прежде всего в среде молодежи.
С каждым годом в Дагестане увеличиваются преступления террористической направленности, и экстремисты применяют акции адресного терроризма, которые направлены против представителей местных властей, высокопоставленных чиновников и сотрудников правоохранительных органов, но вне региона акции совершаются в местах массового скопления людей, например в метро и аэропорту, на рынках.
Экстремисты также перенимают опыт международных террористов, совершенствуются, изменяют методы, способы своей деятельности, конспирируются, внедряют своих представителей в органы власти, силовые структуры и, используя тактику партизанской войны, в городе, совершают свои акции возмездия. Например, 22 сентября 2011 г. был совершен теракт в Махачкале, где после первого взрыва при проезде патрульной машины по улицам Дахадаева и Ер-мошкина несколько силовиков получили легкие ранения. Когда через 20 минут к месту происшествия съехались сотрудники силовых ведомств, прогремел более мощный второй взрыв. В результате второго теракта погиб один человек и пострадали более 60 человек.
Практика показывает, что религиозный экстремизм — это долговременный фактор, и не учитывать его было бы неправильно. Сегодня сохраняется опасность, что этнополитического характера локальные конфликты вновь могут перерасти в региональные. И если в первой половине 90-х конфликты базировались на идеологической платформе этнонационализма, то в настоящее время идеология радикализма все более активно использует исламистский фактор, который взаимодействует с национальным. В последние годы заметной стала тенденция, когда террористическое движение в регионе все в меньшей степени зависит от внешнего влияния и
становится самодостаточным. Все больше известны случаи, когда финансовую поддержку террористам под воздействием прямых угроз оказывают представители бизнеса.
Концентрация социально-экономических и политических проблем в Дагестане сегодня приближается к критической черте. В самой большой республике Северного Кавказа, в советский период являвшейся регионом-донором, хотя сейчас в это трудно поверить, экономика более чем на ¾ дотируется из федерального бюджета и занимает по этому показателю 80-е место среди регионов России. Уровень жизни в республике также ниже среднероссийского, хотя в республике высокий природно-ресурсный и туристско-рекреационный потенциал, богатая сырьевая база, наличие квалифицированной рабочей силы и экономически активного населения, развитая сеть высших и средних специальных образовательных учреждений, но все это не обеспечивает благополучия республики. Социально-экономическая ситуация в Дагестане, как правило, во многом зависит от политических процессов в республике. Часто они формируются под влиянием политико-финансовых элит, мусульманского духовенства, мафиозно-клановых группировок, которые лоббируют свои интересы на федеральном уровне, в законодательных органах республики и муниципальных образованиях посредством региональных отделений политических партий. А другая часть республиканских финансово-политических элит, сконцентрировавших в своих руках в постперестроечный период огромные материальные средства и власть, контролирует распределение имеющихся земельных, водно-биологических, топливноэнергетических ресурсов и финансовых потоков до настоящего времени, в т. ч. направляемых из федерального бюджета на строительство или восстановление социально-бытовых и промышленных объектов.
Критическое состояние социальной и экономической сфер республики в значительной степени вызвано коррупцией и низкой эффективностью власти. Поэтому ясно: снизив уровень коррупции, мы получим возможность стабилизации экономической ситуации, что, в свою очередь, приведет к стабильности в социальной сфере и уменьшению радикализма в молодежной среде, ведь от перспектив стабилизации в Дагестане в значительной степени зависит стабильность на всем Северном Кавказе и во всей стране.
Религиозный экстремизм может остановить просвещенный традиционный ислам, для которого характерны умеренность, трезвость и толерантность. Предотвращение дальнейшего распространения радикального ислама может быть достигнуто только путем грамотного духовнонравственного воспитания молодых поколений. Многие считают, что для прекращения кровопролития в Дагестане нужен диалог с людьми, находящимися в подполье, чтобы вернуть их к мирной жизни. Одна из попыток вернуть этих людей к мирной жизни, предпринятых правительством, — это комиссия по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни, образованная в соответствии с указом Президента Р Д Магомедсалама Магомедова от 2 ноября 2010 г. Но до сих пор эта Комиссия не вернула ни одного истинно «джамаатовского», а следовательно, никого не «адаптировала» к мирной жизни. Никто не говорит, что работа в этом направлении не нужна, но, как мы считаем, её нужно сделать более эффективной. Наиболее действенной мерой будет объявление амнистии для всех людей, находящихся в подполье, возращение их к мирной жизни, а потом — проведение разъяснительной и идеологической работ. Так как любая идеология — это прежде всего пример, практика, наиболее эффективным идеологическим аргументом против проповедников «чистоты» ислама может стать распространение научных знаний об исламе в разных формах. Люди смотрят, как теория работает на деле, и это их привлекает, а иначе будут только пустые слова. Полагаем, что нужен немедленный диалог всех общественных организаций и объединений с властью и друг с другом. Попыткой такого диалога был III Съезд народов Дагестана, который прошел в декабре 2010 г. Желательно регулярное проведение съездов народов Дагестана, круглых столов для объединения представителей власти, общественных организаций и религиозных объединений.
Анализ современной социально-политической и религиозной ситуаций показывает бесперспективность конфронтационного подхода к решению социально-политических и конфессиональных проблем. Именно поэтому сегодня возрастает роль толерантности как фактора их регулирования.
В деле противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму необходим комплексный подход, который включает в себя меры регулирующего, запретительного и про-
филактического характера. Это совершенствование правовой базы, укрепление деятельности спецслужб, усиление борьбы с финансированием религиозно-политического экстремизма и терроризма, активизация разъяснительной и пропагандистско-идеологической работ.
Эксперты считают необходимым отметить тот факт, что Россия на сегодняшний день не имеет & quot-устойчивого социального иммунитета& quot- против исламского экстремизма, наработанного в новых условиях опыта и практики противостояния ему, достаточно разработанной законодательной базы и механизмов правового противодействия. Сам же социальный опыт развития исламского фундаментализма свидетельствует о том, что наиболее эффективной формой противодействия ему может быть поддержка различных форм исторического ислама.
Одним из важных направлений совершенствования законодательства в сфере свободы совести и деятельности религиозных организаций должна стать разработка на федеральном уровне и на уровне субъектов Федерации путей и средств законодательного регулирования деятельности православных, мусульманских и других традиционных российских религиозных организаций в сфере благотворительности и милосердия, духовно-нравственном воспитании населения, в пропаганде здорового образа жизни, борьбе против алкоголизма, наркомании, преТшункюслишь усилиями всех нас — представителей различных слоев, и только при наличии взаимопонимания и серьезного дружественного диалога можно найти выход из конфликтной ситуации и разрешить возникающий спор. В настоящее время взаимная терпимость, диалог между государством и духовенством, сотрудничество, преодоление религиозного фанатизма и экстремизма, создание атмосферы толерантности, равное отношение к верующим всех конфессий и к неверующим со стороны государства приобретают особую общественно-политическую значимость.
Литература
1. Бабинов Ю. А. Состояние государственно-конфессиональных отношений на постсоветском пространстве. Социально-гуманитарные науки и мир в XXI в. // Материалы Межд. конф., по-свящ. 35-летию журнала «Социально-гуманитарные знания». — М., 2009.
2. Семедов С. А. Причины политизации ислама // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. — М., 2009. № 4.
3. Митрофанова А. В. Политизация «православного мира». — М., 2004.
4. КурбановХ.Т. Религиозно-политический экстремизм на Северо-Восточном Кавказе: идеология и практика (на материалах Республики Дагестан). — Ростов н/Д: Изд-о СКНЦ ВШ, 2006.
Поступила в редакцию 13 сентября 2011 года

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой