Политизация зла

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

14
1. ПРЕСТУПНОСТИВЕДЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ
УДК 343.9 ББК 67. 51
Г. Н. Горшенков*
ПОЛИТИЗАЦИЯ ЗЛА
Выжимка. В политизации зла возможно выделить три основные функции: 1) преувеличение зла, вплоть до его криминализации, 2) преуменьшение зла, вплоть до его декриминализации, 3) злоиспользование.
Ключевые слова: политизация, целесообразность, функции, криминализация, декриминализация, злоисполь-зование, мифологизация, компромисс, демонстрационная функция.
G.N. Gorshenkov
POLITICIZATION OF EVIL
Summary: In the politicization of evil 3 main functions can be distinguished: 1) exaggeration of evil up to its criminalization- 2) understatement of evil up to its decriminalization- 3) using evil.
Key words: politicization- expediency- functions- criminalization- decriminalization- using evil- mythologization- compromise- demo function.
— И очень много политизации стало, — добавил Президент России1
На беседе «События 2014 года на Украине в свете преступностиведческой теории революций», состоявшейся в Клубе 27 июня 2014 года, профессор Шестаков Дмитрий Анатольевич, делая доклад, задался риторическим вопросом (но для кого-то из коллег он на самом деле вовсе не риторический): «Следует ли криминологии обращаться к политике как предмету своего изучения?».
Попробуем на некоторое время забыть незабываемое, т. е. давно утвердившую себя в научном мире политическую криминологию, 2 чтобы на чистом листе
* Геннадий Николаевич Горшенков — доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права юридического факультета Нижегородского госуниверситета им. Н. И. Лобачевского, почётный профессор Санкт-Петербургского международного криминологического клуба (Нижний Новгород, Россия). E-mail: gen7976@yandex. ru
© Г. Н. Горшенков, 2014
1 Колесников А. Основы юриспрезиденции // Коммерсант. — 2013. — 24 февраля.
2 См.: Данилов А. П. Политическая криминология в деятельности невско-волжской криминологической школы и Санкт-Петербургского международного криминологического клуба // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2012. — № 2 (25). — С. 39−51.
Криминология________________________________
ВЧЕРА СЕГОДНЯ ЗАВТРА
изложить на этот счёт соображения. Но сразу же перед глазами встаёт блистательный «образ» исторического исследования М. П. Чубинского «Очерки уголовной политики: понятие, история и основные проблемы уголовной политики как естественного элемента науки уголовного права», в котором учёный анализирует уголовную политику с древнейших времён до начала XX века.3 И что примечательно, уже в самом названии издания автор определяет уголовную политику в качестве естественного элемента науки уголовного права. Размышляя над этим, учёный замечает, что в «в жизни наук, как и в жизни обществ человеческих, не существует ровного, неустанного, спокойного и безболезненного развития».4 * *
3 См.: Чубинский М. П. Очерки уголовной политики: понятие, история и основные проблемы уголовной политики как естественного элемента науки уголовного права / Сост. и вступ. Статья В. С. Овчинского, А. В. Фёдорова. — М.: ИНФРА-М, 2008.
4 Чубинский М. П. Очерки уголовной политики:
понятие, история и основные проблемы уголовной
политики как естественного элемента науки уголовного права. — С. 7.
Г. Н. Горшенков. ПОЛИТИЗАЦИЯ ЗЛА
15
Правоту этого положения раскрывают, образно говоря, яркие палитры современной политической криминологи доклада Дмитрия Анатольевича. В нём — отражение того самого болезненного развития современной критической криминологии, обязанность которой — «осмыслять революции как управляемые ГОВ (глобальная олигархическая — воробогаческая — власть), так и противодействующие ей». 5
Осмысление же таких революций выводит криминолога на новые «орбиты» воззрения и осмысления предмета своего исследования — преступлений международного характера- например, организованной преступной охоты на журналистов в Украине — корреспондентов телекомпании «Звезда». В них в частности и реализуется криминальная политика, распуская ядовитые бутоны «цветных революций».
И это обстоятельство побуждает к новому осмыслению антикриминальной политики, а именно к той её сущности, которая выражена в словообразовательной единице «анти», т. е. противоположности.
В самом общем виде её можно представить аналогично определению криминологической политики, которое даёт профессор Д. А. Шестаков в своём учебнике, а именно: избранная государством концепция и последующее проведение им стратегии и тактики противодействия преступности6 или, возьмём шире, криминалу. Слово «криминал», как известно, в переводе с латинского crimen (криминал), означает в частности «преступление», «преступник», «обвинение», «обвиняемый», «вина», «вред» (в том числе «жертва»), и др.
Можно сказать, опираясь на учение Аристотеля, политика — это искусство
5 Шестаков Д. А. К преступностиведческому учению об управляемых со стороны ГОВ и очищающихся от неё революциях // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2014. — № 2 (33). — С. 15.
6 См.: Шестаков Д. А. Криминология: Новые подходы к преступлению и преступности: Криминогенные законы и криминологическое законодательство. Противодействие преступности в изменяющемся мире: Учебник. 2-е изд., перераб, и доп. / Предисловие В. П. Сальникова. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. — С. 398.
управления государством, т. е. государством (в нашем случае), которое и осуществляет противодействие криминалу. Но «антикриминальная» означает не только «противопреступная», т. е. направленная на преступность, точнее на её внутренние и внешние закономерности, или детерминанты. Представляется, что «антикриминальную политику» следует рассматривать и как государственно-правовую силу, противодействующую криминальной политике, т. е. такой политике, в которой власть и криминал идут рука об руку. 7
Концептуальные идеи криминальной политики уже предложены профессором Д. А. Шестаковым.8 Классический пример такой политики мы имеем в лице её главных акторов — украинских субъектов государственного управления, или воробогачей, по меткому выражению Дмитрия Анатольевича.
В данном аспекте объектом политикоуправленческого воздействия выступает система криминальной политики и, прежде всего, её субъекты и методы. В данной системе обращает на себя внимание её основополагающий элемент, а именно — главный функциональный механизм криминальной политики, который осуществляет процесс политизации криминала.
В общем значении термин «политизация» означает политический процесс и его результат. То есть, это может быть возбуждение интереса к политической жизни, приобщение к активной жизни в сфере политики, наполнение политическим смыслом каких-либо явлений, процессов, отдельных вопросов общественной жизни.9 Этот смысл определяют политические интересы, исходящие из них цели и соответствующие средства их достижения. Можно сказать, политическая целесообразность является важнейшим системным призна-
7 См.: Петров В. Криминальная политика в Бурятии. URL: http: //www. newbur. ru/news/746 (дата
обращения: O7. o3. 20l4).
8 См.: Шестаков Д. А. Преступность политики. Размышления криминолога. — СПб.: Издательский Дом «Алеф-Пресс», 2013. — 224 с.
9 Халипов В. Ф., Халипова Е. В. Власть. Политика. Государственная служба. Словарь. — М.: Луч, 1996. — 271 с.
3 (34) 2014
16
1. ПРЕСТУПНОСТИВЕДЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ
ком, которым определяется сущность политизации, соответствие политической деятельности её целям. В зависимости от этого деятельность приобретает соответствующий характер. Например, на фоне украинских событий о политической целесообразности можно судить, с одной стороны, о мироутверждающем, или злоразрушающем, а, с другой стороны, — о злоутверждающем характере военных действий.
В мироустройстве, как известно, любое социальное явление предполагает определённую функциональность, или назначение, т. е. специфический характер жизнедеятельности явления-системы, или его интегрированный признак, в котором взаимосвязаны цель, направление и
выражена специфика конкретизированной (решающей соответствующую задачу) деятельности. Образно говоря, функция — это закон деятельности системы. Таким законам подчинена и рассматриваемая система. Таким образом, представляется возможным на первый взгляд выделить в политизации зла три основные функции:
1) преувеличение зла, вплоть до его криминализации-
2) преуменьшение зла, вплоть до его декриминализации-
3) злоиспользование.
Эти функции поддаются структурированию. Так в каждой из них можно выделить следующие подфункции:
— в функции криминализации — подфункции: драматизации и мифологизации (зла) —
— в функции декриминализации — подфункции: минимизации, латентизации (зла) —
— в функции злоиспользования — подфункции: компромиссную, бескомпромиссную, демонстрационную. 10
Разумеется, такое относительно чёткое выделение и разграничение функций возможно в области теории (формальной логики). В действительности, в реальном
10 Примеры функциональности политизации можно посмотреть: Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2012 году. URL: http: //www. sova-center. ru/misuse/ publications/2013/04/d26952 (дата обращения:
11. 04. 2014).
Криминология_______________________________
ВЧЕРА СЕГОДНЯ ЗАВТРА
процессе политизации (на уровне законодательной, исполнительной деятельности) функции реализуются интегрировано. Особенно это характерно в случае, когда преследуется сложная цель. И в том случае, когда в функциональной интеграции проявляется доминирующая роль определённой функции, мы рассматриваем именно эту функцию как условно единственную, принимая во внимание, что остальные — работают на неё.
Итак, функция драматизации зла. Её название ассоциируется с привычным термином «драматизация зла», или «недопустимость драматизации зла» — так именуется, как известно, концепция американского социолога Френка Танненбау-ма. Суть её заключается в недопустимости преувеличения зла, или оценки противоправного поступка и антигуманного акта репрессии по отношению к не заслуживающему того человеку. Драматизация — это преувеличенная оценка (создание) обстановки напряжённости, в которой угроза безопасности выглядит реальной. И это служит оправданием принятия самых решительных мер защиты, или мер безопасности от самой угрозы. Для ситуации драматизации характерно, с одной стороны, наличие криминальной угрозы, с другой, — отсутствие противоправности в ответных крайних мерах защиты. То есть подобно той ситуации, обстоятельства которой исключают преступное деяние (гл. 8 УК РФ).
О таких мерах в частности пишет профессор Шестаков. Он определяет их сущность в причинении чрезвычайного вреда (жизни, здоровью, свободе, имуществу) в целях устранения криминальной угрозы безопасности. При этом криминальная угроза, или преступление определяется, исходя из де-факто, т. е. не основывается на судебной оценке деяния. 11
Можно сказать, исходя из очевидной ситуации преступления в его криминологическом понимании, т. е. как 11
11 Шестаков Д. А. Ещё раз о праве безопасности в связи с правом противодействия преступности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2014. — № 1 (32). — С. 14.
Г. Н. Горшенков. ПОЛИТИЗАЦИЯ ЗЛА
17
очевидного деяния, признаки которого указывают на его возможную (пока ещё не получившую судебную оценку) уголовную противоправность. 12 И эта ситуация вынуждает принимать «огонь на себя» в виде незамедлительных мер защиты безопасности.
Сущность драматизации зла достаточно полно изложена в упомянутой одноименной частной криминологической концепции. Но теория часто не совпадает с практикой, с духом реальной жизни, в которой очень часто возникают ситуации, в которых право принуждает, а мораль протестует. И уже сама эта объективно обусловленная противоположность может превратиться в зло, которое неизбежно драматизируется, причём, с обеих сторон. Достаточно обратиться к мнению этих «сторон» о недавно внесённых изменениях в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. 13
С одной стороны, закон позволяет в определённой мере надеяться на его позитивную (превентивную) роль в противодействии экстремистской деятельности, в частности закон оптимизирует действия подразделений МВД РФ по борьбе с экстремизмом.
С другой стороны, как отмечает эксперт информационно-аналитического центра «Сова» Валерия Зайцева, «в определённой степени это демонстративный жест, но есть сомнения в том, что он приведёт к усилению реального противодействия экстремизму». 14 По мнению эксперта, настоящих экстремистов этим практически не напугаешь, но могут пострадать другие граждане, для которых амнистия исключается. Эксперт приводит пример, когда без достаточных оснований к экстремистам
12 Шестаков Д. А. Введение в криминологию закона. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2011. — С. 17.
13 См.: «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 31 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации»: Федеральный закон РФ от 3 февраля 2014 г. № 5-ФЗ // Российская газета. Федеральный выпуск № 6296. — 2014. — 5 февраля.
14 Мухаметшина Е. Экстремисты потяжеле-
ли. URL: http: //www. gazeta. ru/social/2014/02/04/
5 880 797. shtm (дата обращения: 10. 05. 2014).
относят представителей некоторых религиозных групп.
В этой экспертной оценке законодательного выражения политической воли драматизация зла представляется «искусственной», т. е. вызванной не самим злом, а идеей использования его «в назидание» и потому преувеличения зла. Это действительно «демонстративный жест» (очень точное выражение эксперта), что указывает и на демонстрационную функцию политизации зла, о чём будет сказано ниже.
Для ситуации драматизации, вспомним, характерно, с одной стороны, наличие криминальной угрозы, с другой, — отсутствие противоправности в ответных крайних мерах защиты. К такой крайней мере относится свобода слова, в оценке которого нередко высказанное мнение подменяется обвинением в экстремистских призывах, т. е. в криминальной угрозе.
Характеризуя функцию мифологизации, уместно вспомнить слова К. Маркса: «Само по себе право не только может наказывать за преступления, но и выдумывать их, особенно в руках профессионального юриста закон обладает способностью действовать в этом направлении». 15
Рассматривая мифологизацию борьбы с преступностью советского и российского периодов, криминолог В. И. Шульга пишет: «Мифологизм состоит в том, что на методологическом уровне говорится о преступности как социально-детерминированном явлении, а на эмпирическом — о зарегистрированных преступлениях, выдавая второе за первое… идеология борьбы с преступностью ещё с советских времён сводится к борьбе за „статистику“, а не к борьбе с преступностью». 16
Действительно, такой характер борьбы ярко высвечивается в уголовной статистике. Например, анализ зарегистрированных преступлений в нашей стране за истекшие 40 лет, который провели российские
15 Маркс К. Население. Преступность и пауперизм // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. М.: Государственное издательство политической литературы. — Т 13. — С. 516.
16 Шульга В. И. Преступность: статистика и реальность. URL: http: //hghltd. yandex. net/yandbtm? lang=ru& amp-fmode=envelope&-tld=ru&-text (дата обращения: 21. 02. 2014).
3 (34) 2014
18
1. ПРЕСТУПНОСТИВЕДЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ
криминологи В. В. Лунев, И. М. Мацкевич, Д. К. Нечевин, позволил сделать такой вывод. Каждый вновь назначенный министр внутренних дел старался «объективировать регистрацию преступлений», в результате «статистическая» («политизированная») преступность возрастала. Однако уже «на следующий год политика менялась, поскольку рост преступности нельзя оправдать плохой работой предшествующего министра. Необходимо было отвечать самому, поэтому надо было демонстрировать „свои возможности“, и он прилагал максимум усилий по ложному сокращению преступности в год». 17
В течение последних семи лет нам рисуют статистическую картину победного противодействия преступности в России. При этом ежегодное снижение регистрируемых преступлений (в среднем на 7,3%) происходит на фоне возрастающего потока сообщений граждан о происшествиях (в среднем на 5,5% ежегодно). Налицо не что иное, как мифологизация преступности, т. е. создание мифа о преступности, образно говоря, как о шагреневой коже.
Например, в 2010 году в органы внутренних дел страны поступило 23 880 000 сообщений о преступлении, в 2011 — 24 610 000, в 2012 — 26 240 000, в 2013
— 28 350 000. Зарегистрировано преступлений в 2010 году 2 628 800, в 2011
— 2 404 800, в 2012 — 2 302 200, в 2013 — 2 206 200.
В этой статистике и проявляется характер политизации, т. е. действие её функции минимизации. Это ведёт к фальсификации, за которой стоит пренебрежение человеческой жизнью и торжество безнаказанного криминала.
«Неприменение правовых норм юридическими органами и должностными лицами… подрывает авторитет власти и закона, — пишет А.А. Тер-Акопов, — способствует беспределу, развитию теневого права, авторитета криминала и в целом криминализации отношений, а значит,
17 Лунеев В. В., Мацкевич И. М., Нечевин Д. К. Проблемы отечественной преступности: статистика и реалии // Евразийский юридический журнал. — 2011. — № 1 (32).
Криминология__________________________
ВЧЕРА СЕГОДНЯ ЗАВТРА
дальнейшему подрыву безопасности человека». 18
И то, что Генеральная прокуратура России отмечает массовые факты фальсификации уголовной статистики, 19 и то, что Д. Медведев назвал однажды нелестным словом (а именно «брехнёй») пресловутую статистику, 20 — всему этому не придаётся никакого значения для сложившейся системы политизации борьбы с преступностью. Поскольку, смеем предположить, в этой системе заключается и стремление укрепить политический имидж государства по противодействию преступности. И что самое печальное, жертвы (а их миллионы!) остаются не защищёнными от криминала. Правоохранительные органы страны ежегодно не реагируют более чем на 20 млн. преступлений. 21 * *
Другим, индивидуализированным примером минимизации зла может служить «политико-волевой» перевод преступления большей тяжести к преступлению меньшей тяжести, например, известное явление, которое можно было бы назвать «эффект (или, используя термин Д. А. Шестакова — „синдром“) Сердюкова».
Показательно в этом отношении расхождение мнений юридической общественности в отношении дополнений в уголовное законодательство об ответственности за мошенничество, или «тиражировании мошенничества как уголовно-правового деяния». С. Ф. Милюков, разделяя критическую позицию коллег, в частности мнение Л. Гаухмана, пишет: «Мы тоже считаем этот феномен не столько юридически-техническим,
18 Тер-Акопов А. А. Безопасность человека (теоретические основы социально-правовой концепции). — М.: Изд-во МНЭПУ, 1998. — С. 149.
19 См.: Генеральная прокуратура отмечает массовые факты фальсификации статистики преступности в РФ. URL: www. infosud. ru/incident_ news/20 110 421/252302382. html (дата обращения:
04. 02. 2014).
20 См.: Медведев попенял силовикам: их статистика — „брехня“. URL: http: //www. newsru. com/ russia/19nov2010/brehnia. html (дата обращения:
20. 12. 2013).
21 См.: Латентная преступность. URL:
http: //nashaucheba. ru/v28047 (дата обращения:
25. 02. 2014).
Г. Н. Горшенков. ПОЛИТИЗАЦИЯ ЗЛА
19
сколько уголовно-политическим шагом законодательной и судебной властей по дальнейшей селекции расхитителей по сословным (классовым) признакам», 22 т. е. шагом, смягчающим условия уголовной ответственности за мошенничество.
Минимизация зла, в конечном счёте, «передаёт эстафету» функции латенти-зации, которая чревата ещё большими последствиями — пренебрежению человеческой жизнью и торжеству безнаказанного криминала, о чём говорилось только что.
В декриминализации, или процессе «установления оснований исключения общественной опасности деяний, следовательно, и отмены их уголовной наказуемости», 23 выражена наиболее общая политическая линия либерализации (уголовного законодательства). Основным движителем либерализации выступает политическое усмотрение — непривычное выражение, но означающее привычное содержание одной из составляющих судейского усмотрения.
Специалисты, в частности криминологи, рассматривают либерализацию на фоне осложняющейся (вследствие сложившихся условий активности преступности) криминологической ситуации в стране и обращают внимание на заметный контраст — между субъективно обусловленной либерализацией и объективно детерминированной криминализацией (проникновением и распространением криминала в различные сферы общества). 24 При этом обнаруживается несоответствие осмысления политических перспектив реальной криминологической ситуации. Так, известный российский криминолог В. В. Колесников задаётся вопросом о целесообразности вообще кардинальной либерализации уголовного и уголовно-процессуального законодательства, смягчения уголовной
22 Милюков С. Ф. Лжедемократизм российской уголовно-правовой политики // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2014. — № 1 (32). — С. 71.
23 См.: Полный курс уголовного права / Под ред. А. И. Коробеева. — Т I: Преступление и наказание.
— СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008. — С. 77−78.
24 См.: Полный курс уголовного права / Под ред. А. И. Коробеева. — Т I: Преступление и наказание.
— С. 77−78.
репрессии либо вообще отказа от таковой «в обществе, которое захлестнул вал преступности». 25
Но, несмотря на мнения учёных, кардинальные шаги в области либерализации предпринимаются, о чём свидетельствуют «предпраздничные» амнистии. Критикуя такие политические шаги, сделанные Государственной Думой Р Ф в 2013 году,
С. Ф. Милюков приходит к выводу о том, что «отечественная уголовно-правовая политика не отвечает интересам подавляющего большинства населения страны и «служит интересам новоявленной буржуазии и её зарубежных партнёров». 26
Переходя к рассмотрению функции злоиспользования, следует сказать, что этот менее известный термин «злоисполь-зование» имеет мало что общего с более чем известным термином «злоупотребление». «Злоупотребление» определяется как «проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей». 27 * * То есть это слово выражает степень, меру дозволенного, вернее, указывая уже на недозволенность. Как известно, одноимённый термин в уголовном праве обозначает факультативный признак состава преступления.
«Злоиспользование» — это, иными словами, «использование зла», его властной силы. В данном случае зло понимается (разумеется, с позиции утилитарного подхода) не как критерий ненормальности употребления прав, возможностей, а как средство, инструмент воздействия. При этом субъект воздействия руководствуется логикой меньшего зла. Так, Ч. Бекка-риа, высказывая в целом отрицательное отношение к смертной казни, точнее к злоупотреблению смертными приговорами, вместе с тем допускал применение наказания в виде смерти человека в ис-
25 Колесников В. В. Экономическое развитие и преступность // Современные проблемы и стратегия борьбы с преступностью / Науч. ред. В. Н. Бурлаков, Б. В. Волженкин. — СПб.: Издательский Дом Санкт-Петербургского гос. ун-та, 2005. — С. 332.
26 Милюков С. Ф. Лжедемократизм российской уголовно-правовой политики. — С. 74.
27 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь
русского языка. — 4-е изд., дополненное. — М.: Азбу-
ковник, 1997. — С. 231.
3 (34) 2014
20
1. ПРЕСТУПНОСТИВЕДЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ
ключительных случаях: во-первых, когда гражданин, несмотря на лишение свободы, остаётся по-прежнему влиятельным и могущественным источником угрозы безопасности государства, и, во-вторых, когда смертная казнь остаётся «единственным средством удержать других от совершения преступлений». 28
Кстати, в отличие от Беккариа, допускавшего исключительные случаи применения смертной казни, Кант, наоборот, лишь в единичных случаях допускал воздержание от смертной казни (замену её другой мерой наказания, например, ссылкой). Таким образом, с позиции Беккариа в позиции Канта явно можно усматривать то самое «злоупотребление смертными приговорами», или злоупотребление злои-спользованием.
Например, приведём следующий факт злоиспользования (о бесправии иностранцев в США). Некий 38-летний Ахмед уже четыре года находится в заключении без суда и следствия как лицо, представляющее угрозу национальной безопасности США. При этом ни сам заключённый, ни его адвокат, ни американский суд не располагают уликами: они засекречены. «С отвращением высказался судья во время чтения приговора о «ядовитой атмосфере» и о злоиспользовании законов государством». 29
И речь здесь должна идти не только о «злоиспользовании законов», но и исполнительной власти. Например, США официально объяснили, в каких случаях они считают себя вправе осуществить злоиспользование власти. Так генеральный прокурор США заявил, что «американские граждане, живущие за границей, могут быть убиты, если они представляют собой «неминуемую опасность» для страны». В частности генпрокурор, отвечая на вопросы правозащитников об убийстве в результате атаки беспилотника родившегося в США мусульманина аль-Авлаки (преемника бен Ладена), объяснил, что
28 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. — М.: Фирма «Стелс» БИМПЛ, 1995. — С. 170.
29 Приключение иностранцев в Америке. URL: http: //www. pravda. ru/news/world/27−09−1999/ 906 939−0 (дата обращения: 22. 04. 2014).
Криминология_______________________________
ВЧЕРА СЕГОДНЯ ЗАВТРА
«использование силы с летальным исходом регулируется законами войны, и иногда правительство вынуждено действовать быстро, что делает нецелесообразным обращение в суд за разрешением на убийство». 30
Рассматривая предлагаемую функцию «злоиспользования», представляется уместным привести здесь слова русского религиозного и политического философа Н. А. Бердяева о происхождения зла как следствии злоупотребления свободой: «Происхождение зла объясняется обыкновенно свободой, которой Бог наделил тварь, и которой она злоупотребила». 31 И, что также важно отметить, это размышление Н. А. Бердяева о позитивной стороне зла: «Возможность зла есть условие добра… Бог терпит зло, допускает зло во имя блага и свободы». 32 Из этого следует вывод: позитивная роль зла допускается, но в то же время и ограничивается тем, что оно направлено на уничтожение другого, ещё большего зла.
Но в этом неопределённом положении «цель оправдывает средства» заявляет о себе нравственная природа поступка, которую «определяет убеждение, считающее нечто правовым». 33 И здесь может возникнуть ситуация, в которой господствующая мораль подминает под себя право. В подобном случае легко возникает «правовое» убеждение «делать преступление средством для достижения благой цели». 34
Для политизации это свойственно, т.к. политика достаточно эмоциональна, чувствительна к общественному мнению и правонастроению, весьма подвержена воздействию текущих событий, предпо- 30 31 32 33 34
30 США впервые объяснили, когда они считают себя вправе убивать граждан, сотрудничающих с Аль-Каидой. URL: http: //www. gazeta. ru/news/ lenta/2012/03/06/n_2 230 677. shtml (дата обращения: 17. 04. 2014).
31 Бердяев Н. О назначении человека. Опыт парадоксальной этики. — Париж: Издательство «Современные записки», 1931. — С. 28.
32 Бердяев Н. О назначении человека. Опыт парадоксальной этики. — С. 45.
33 Гегель Г. В. Ф. Философия права. Пер. с нем.: Ред. и сост. Д. А. Керимов, В. С. Нерсесянц. — М.: Мысль, 1990. — С. 190.
34 Гегель Г. В. Ф. Философия права. — С. 189.
Г. Н. Горшенков. ПОЛИТИЗАЦИЯ ЗЛА
21
чтениям социальных групп, политических партий, их лидеров. И это сказывается на характере политических идей, установок, корректировке целесообразности государственных действий, их оценочных характеристик.
Показателен такой пример злоисполь-зования. В одном из интервью журналистам Президент Белоруссии А. Г. Лукашенко признался, что в 90-е годы прошлого века он приказывал расстреливать бандитов на трассе Москва-Брест: «…устроили ловушки на этой трассе. Всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте. Три группы таких уничтожили — четвёртой не было. И до сих пор тихо и спокойно». 35 И в отношении эмоциональности политик также оказался верен себе. «Может, это слишком. Но я не находил другого метода ответить на этот разбой, как дать в морду». 36
Определяя сущность компромиссной функции злоиспользования, целесообразно обратиться к актуальной и глубинной проблеме взаимодействия, например, таких полярных сторон, как «коррупция» и «антикоррупция». В этой проблеме сфокусировано множество разносторонних вопросов, ответы на которые ищут представители теоретической и практической юриспруденции. В числе этих вопросов неизбежно обращает на себя внимание компромисс как оригинальный метод управленческого воздействия. Своеобразие этого метода в частности заключается в том, что «разные языки» (криминальный и некриминальный) вдруг начинают говорить на одном, общем для них, «третьем языке», которым и является компромисс, или, образно говоря, своеобразный эсперанто.
В данной ситуации, во-первых (рассматриваемое как меньшее зло), дача взятки, посредничество используются в борьбе с большим злом, в частности с получением взятки и, особенно, с вымогательством и предполагаемым последующим уголов-
35 Лукашенко признался, что в 90-е годы приказал расстреливать бандитов на трассе Москва- Брест. URL: http: //www. gazeta. ru/auto/news/2013/ l0/11/n_3 246 405. shtml (дата обращения: 02. 04. 2014).
36 Лукашенко признался, что в 90-е годы приказал расстреливать бандитов на трассе Москва- Брест.
но-наказуемым деянием («правомерная провокация»). Например, Ю. П. Гармаев и
B. А. Фалилев приводят данные (со ссылкой на исследования Б. Я. Гаврилова и
C. К. Боженюка), из которых следует, что «свыше 80% всех обвинительных приговоров по уголовным делам о получении взятки в России основаны на доказательствах вины, которые были получены именно путём такой «правомерной провокации», или оперативного эксперимента. 37
Во-вторых, дача, посредничество используются как провокация, или инсценировка дачи взятки, т. е. «создание ситуации, под воздействием которой провоцируемый совершает преступление, влекущее для него вредные последствия, не охватываемые его сознанием"38 («неправомерная провокация»).
Провокационный компромисс преследует разные цели: создание (искусственных) доказательств обвинения, спровоцированное задержание с поличным, шантаж, причинение морального вреда и возможные другие цели, 39 в данном контексте, например, устранение политического конкурента.
Как пишет А. И. Терских, «компромисс — явление социальное, и уголовноправовой компромисс. не является ис-ключением». 40 В данном контексте «явление социальное» следует соотнести с явлением социального управления и политики его обеспечения. Так применительно к политике противодействия коррупции компромисс следует рассматривать и как метод политических решений и действий. 41 *
37 См.: Гармаев Ю. П., Фалилев В. А. Оперативный эксперимент по делам о получении взятки: правила проведения, исключающие провокацию. URL: http: //sartraccc. ru/print. php? print_file=Pub/garmaev (22−03−07). htm (дата обращения: 07. 05. 2014).
38 Сандаковский С. А. Уголовно-правовая оценка провокации взятки: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Омск, 2011. — С. 6.
39 Сандаковский С. А. Уголовно-правовая оценка провокации взятки: автореф. дис.. канд. юрид. наук. — С. 14.
40 Терских А. И. Уголовно-правовой компромисс: понятие и социальная сущность // Вестник ЮУрГУ. — 2011. — № 40. — С. 87.
41 См., например: Горшенков Г. Н. Коррупция и
антикоррупция — закономерности взаимодействия
3 (34) 2014
22
1. ПРЕСТУПНОСТИВЕДЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ
Компромисс представляется целесообразным рассматривать и в политикоправовом аспекте, в частности, между субъектами государственного (и муниципального) управления в сфере противодействия коррупции и элементами среды функционирования, между теоретиками, политиками и практиками противодействия коррупции и др. Например, по оценке Национального Антикоррупционного Совета Р Ф в современной политике противодействия коррупции доминирует идеология, замыкающая проблему противодействия коррупции полностью на административную систему, на государство, что неизбежно вызывает конфликт. С одной стороны, конфликт возникает как между элементами (например, правоохранительными и неправоохранительными) системы государственного и муниципального управления, так и между системой и обществом. В связи с этим предлагается найти компромисс между негативным отношением к определённым должностным лицам, особенно к коррупционерам, и той позитивной ролью, которую, несомненно, играют субъекты управления в процессе исполнения должностных обязанностей. 42
Например, реализация этой идеи была бы весьма полезной в сложных правоотношениях между судьями, следователями, оперативными работниками, прокурорами и лингвистами (журналистами), особенно в «щекотливом» вопросе законности оперативно-розыскных действий. И как тут не согласиться с президентом Российской криминологической ассоциации, профессором А. И. Долговой, когда она говорит с нескрываемой досадой: «Вопросы, когда следователь не доверяет оператив-
// Государственно-правовые закономерности: теория, практика, техника: сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции (г. Н. Новгород, 23−24 мая 2013 года): в 2 т. / под общ. ред. В. А. Толстика. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2013. — Т 1. — С. 273−289.
42 См.: Отчётный информационный доклад Национального Антикоррупционного Совета Р Ф по проблемам противодействия коррупции. URL: http: //hghltd. yandex. net/yandbtm?fmode=mject&-ur l=http%3A%2F%2Fwww. korupcii. net%2Findex. php% 3Fs%3D4%26id%3D63& amp-tld=ru&-lang=ru&-la=&-text= КОМПРОМИС (дата обращения: 15. 04. 2014).
Криминология__________________________________
ВЧЕРА СЕГОДНЯ ЗАВТРА
нику, когда оперативник и следователь не доверяют судье, а судья вообще никому не доверяет, на этом уровне при рассогласовании по различным организациям гласного и негласного расследования разве может вестись продуктивная работа?». 43
Бескомпромиссная, или в более жёсткой её форме — антикомпромиссная функция обращает на себя внимание воинствующим духом полярной политизации криминала. Яркая тому иллюстрация — изречение убитого украинского генерала МВД Кульчицкого: «…Будем мочить вас в сортирах… И мне всё равно будет, кого из вас убивать: мирное население, не мирное». 44
Другую иллюстрацию приводит Дмитрий Анатольевич, когда он говорит о так называемом «праве на революцию», т. е. о «праве» «проплаченного снайпера», который исподтишка стреляет то по бунтовщикам, то по усмиряющим, о «праве» на разжигание вражды между народами-соседями и других подобных «правах». 45
В современной антикриминальной политике представляется очевидным, что доминирует авторитет её ведущих субъектов, стиль которых определяется устремлениями соответствующей (радикальной) направленности. Правда, направленность эта устремлена на благую цель — победить криминал, в отличие от упомянутой выше направленности — устремлённой на утверждение криминала. Здесь тоже множество примеров тому. Так, в своё время председатель комитета Совета Федерации Р Ф по правовым и судебным вопросам А. Г. Лысков дал интервью Радио России. Разговор шёл о перспективах борьбы с коррупцией. Характеризуя антикоррупционное законодательство, сенатор определил в нём «твёрдое намерение начать войну с коррупцией не на жизнь, а на смерть». 46
43 Противодействие организованной преступности: законодательный и практический аспекты.
44 Убитый украинский генерал обещал истреблять русских в сортирах. URL: http: //lifenews. ru/news/134 128 (дата обращения: 01. 06. 2014).
45 См.: Шестаков Д. А. К преступностиведческо-му учению об управляемых со стороны ГОВ и очищающих от неё революциях. — С. 19.
46 Анатолий Лысков: атака «пятой колонны». URL: http: //rudocs. exdat. com/docs/index-292 213. ht ml? page=4 (дата обращения: 20. 04. 2014).
Г. Н. Горшенков. ПОЛИТИЗАЦИЯ ЗЛА
23
А не так давно, поздравляя сотрудников и ветеранов органов прокуратуры с их профессиональным праздником, Президент Р Ф В. В. Путин «призвал их вести бескомпромиссную борьбу с коррупцией». 47
Подвергая критическому анализу теоретические положения и опыт реализации бескомпромиссной борьбы с преступностью, П. Н. Панченко, известный российский учёный, специалист в области уголовного права и уголовной политики, употребляет термин «бандитизм философии». Им он обозначает неприкрытый, грубый, разнузданный, беспредельно жестокий подход к решению проблемы преступности, который проявляется «в постоянно повторяющихся призывах выжигать её «калёным железом», в охаивании и поношении преступников, в постоянно практикующейся внесудебной расправе, замаскированной под необходимую оборону». 48
«Бескомпромиссный тон», или стиль антикриминальной политики получает выражение в демонстрационной функции политизации.
Характеризуя эту функцию политизации, следует отметить, что демонстрация силы в принципе более чем свойственная черта политики в целом. Например, тот же П. Н. Панченко, анализируя сущность политики, так и пишет: «Одно из предназначений политики — демонстрация властью собственной силы («дееспособности& quot-)». 49 В оценке учёного уголовное законодательство как наглядное средство политики выражает эту функцию — «демонстрацию требований государства в отношении поведения граждан в различных ситуациях, подкреплённую демонстрацией его (государства) намерений применять принуждение», а так-
47 Путин призвал прокуроров к бескомпромиссной борьбе с коррупцией. URL: http: //ria. ru/ society/20 140 110/988558555. html (дата обращения: 31. 04. 2014).
48 Панченко П. Н. Государственно-правовые закономерности в истории и теории государства и права и уголовное право: монография. — М.: Издательский Дом «Юриспруденция», 2014. — С. 274.
49 Панченко П. Н. Государственно-правовые зако-
номерности в истории и теории государства и права
и уголовное право: монография. — С. 267.
же «для практической реализации демонстрируемых государством намерений применять силу» к тем, кто не подчиняется законным требованиям. 50 *
Целесообразность в демонстрационной функции выражается в двух видах, которые можно определить как: а) превентивнокоммуникативная (от лат. communication — способ сообщения передачи) подфункция и б) превентивно-показательная под-функция. Превентивно-коммуникативный характер демонстративной функции обусловливается информационными формами демонстрации зла, например, основанные на методе пропаганды (распространение и разъяснение идеи в популярной форме) или агитации (призыва к совершению определённого действия или к отказу от какого-либо действия). При этом используются средства распространения сведений.
Превентивно-показательный характер демонстрационной функции выражается, как правило, в «назидательных», «показательных» действиях, правоприменительных актах. Здесь можно вспомнить о прошлых «показательных судах» и не столь пропагандируемых современных процессах, например, по так называемому «болотному делу» или по делу феминисток, исполнивших танец в Храме Христа Спасителя.
В современной антикриминальной политике представляется очевидным, что доминирует авторитет её ведущих субъектов, стиль которых определяется соответствующими устремлениями. В целом они, разумеется, позитивные. Целесообразность противодействия преступности неоспорима, поскольку объективно закономерна. Следовательно, идея правильная. А идеи, как известно ещё от Платона, правят миром (через умозрение политиков). Другое дело, кем и как, с помощью каких методов, средств идея будет реализовываться. А это уже другие уровни мышления — уровень законодательной (включая программирование, планирование) и уровень исполнительнораспорядительной практики.
50 Панченко П. Н. Государственно-правовые закономерности в истории и теории государства и права и уголовное право: монография. — С. 267−268.
3 (34) 2014
24
1. ПРЕСТУПНОСТИВЕДЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ
И на этих уровнях проявляется усердие (переходящее в произвол) правоприменителя покончить со злом в образе преступности, в стремлении выжечь его «калёным железом», т. е. искоренить преступность в стране. Чем-то это напоминает русскую пословицу о том, что молиться Богу становится безопасно уже не для каждого.
Но более опасен допускаемый со стороны правоприменителя произвол, который А.А. Тер-Акопов рассматривал как один из источников юридической опасности. 51 Например, гражданин обратился за юридической защитой или поступил по закону (в ситуации необходимой обороны), однако вследствие упомянутого произвола потерпевший получает клеймо правонарушителя со всеми вытекающими последствиями
В данном случае можем констатировать, что политизация переходит за определённую грань (разумного, правового) предела, она становится способной «причинять ущерб нормальному процессу развития общества, его жизнедеятельности. В деятельности власти, в политической жизни крайне важно не перегибать палку, не перешагивать за рубеж здравого смысла». 52 А в «перегибании палки» и заключается тот самый эффект, который именуется «драматизацией зла».
Ярким примером политизации зла служит одна из девяти мер безопасности, которые определяет Д. А. Шестаков, а именно: «Лишение жизни либо здоровья людей, попросту тех, кто неугоден, а именно: 1) политиков, 2) творцов искусства, 3) учёных». 53
Пример тому — обвинение в экстремизме учёного, написавшего диссертацию о коррупции на Олимпиаде в Сочи. В частности диссертант указал, что превышение цены сочинских объектов составляет от 30% до 60%. За два дня до открытия Олимпиады к нему в квартиру ворвались омоновцы и сотрудники отдела полиции по борьбе с экстремизмом (Центр
51 См.: Тер-Акопов А. А. Указ. соч. — С. 149.
52 Там же. — С. 149.
53 Шестаков Д. А. Ещё раз о праве безопасности в связи с правом противодействия преступности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2014. — № 1 (32). — С. 14.
Криминология______________________________
ВЧЕРА СЕГОДНЯ ЗАВТРА
«Э»), повалили на пол и устроили обыск в квартире. 54
Здесь уместно привести высказывание Президента России В. В. Путина. Он адресовал свою мысль студентам МГУ им. М. В. Ломоносова по поводу заданного ему вопроса о свободе слова: «С нарушениями бороться надо. Всё закрутить — это перебор. Здесь нужен баланс между интересами государства и ощущениями общества… А запретить нельзя. Это всё равно, что запретить статью, книжку. надо талантливо и умно ответить». 55
Представляется, что на данное обстоятельство в числе других подобного рода обстоятельств, не мог не обратить внимания Пленум Верховного Суда Российской Федерации, приняв Постановление от 28 июня 2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». В нём в частности разъясняется: «Не является преступлением, предусмотренным статьёй 282 УК РФ, высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не преследующих цели возбудить ненависть либо вражду.». 56
Постановление Пленума было принято в июне 2011 года, а события, противоречащие здравому смыслу и принципу законности, продолжают иметь место и по настоящее время. И у главы государства по-прежнему достаточно оснований, чтобы вернуться к печальной констатации — о неумении «талантливо и умно» реагировать.
Завершая эти краткие наброски концептуального характера о «высвеченном» в познаваемой материи явлении, очень
54 В России обвинили в экстремизме учёного, написавшего диссертацию о коррупции на Олимпиаде в Сочи. URL: http: //www. nr2. ru/sochi2014/ 483 829. html (дата обращения: 26. 02. 2014).
55 Колесников А. Основы юриспрезиденции // Коммерсант. — 2013. — 24 февраля.
56 О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Российская газета. — 2011. — 4 июля.
Г. Н. Горшенков. ПОЛИТИЗАЦИЯ ЗЛА
25
надеюсь, что данная инновация, названная «политизацией зла», не останется незамеченной коллегами. И надеюсь на конструктивную критику, которая, вне всякого сомнения, стимулирует продуктивность научной мысли. Тем более, что
в изложенном представлены лишь, повторяю, наброски (как представил свою краткую концепцию безопасности криминологической теории «цветной» революции А.Д. Шестаков) возможной будущей концепции.
3 (34) 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой