Полициклические ароматические углеводороды в воде, биоте и донных осадках Баренцева моря

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2004
Известия ТИНРО
Том 137
УДК 628. 394. /:597(268. 45)
А. Ю. Жилин, Л. И. Киреева (ПИНРО, г. Мурманск)
ПОЛИЦИКЛИЧЕСКИЕ АРОМАТИЧЕСКИЕ УГЛЕВОДОРОДЫ В ВОДЕ, БИОТЕ И ДОННЫХ ОСАДКАХ БАРЕНЦЕВА МОРЯ
Проведенные исследования показывают, что в настоящее время в воде Баренцева моря присутствуют антропогенные полициклические ароматические углеводороды (ПАУ), в основном являющиеся продуктами сгорания ископаемого топлива. Это указывает на загрязнение Баренцева моря полиаренами в результате атмосферных выпадений. Средние концентрации ПАУ в воде Баренцева моря превышали глобальный фоновый уровень на большей части исследованной акватории, за исключением юго-восточной части моря. Подтверждаются полученные ранее данные о том, что в органах и тканях промысловых рыб Баренцева моря в той или иной степени содержатся ПАУ, получившие глобальное распространение и привнесенные в морскую среду из локальных источников. Однако уровни их накопления в исследованных рыбах в настоящее время незначительны и не превышают нормативов содержания, установленных санитарными правилами и нормами для морских рыб и морепродуктов. Суммарное содержание ПАУ в верхнем слое донных осадков варьировало в широком интервале от 30 до 2070 нг/г сухой массы и увеличивалось в направлении от прибрежных районов в открытое море. Накопление полиядерных аренов в донных осадках исследованных районов Баренцева моря связано прежде всего с атмосферными выпадениями.
Zhilin A. Yu., Kireeva L.I. Polycyclic aromatic hydrocarbons in the water, biota, and bottom sediments of Barents Sea // Izv. TINRO. — 2004. — Vol. 137. — P. 337−345.
In summer 2002, the summary concentrations of the polyarenes in the surface layer of the Atlantic waters entering Barents Sea varied in the range 7. 8−70. 4, in the waters of its central part — in the range 57. 4−78. 7, in the surface layer of the coastal Norwegian waters — in the range 10. 3−30. 1, in the coastal Murmansk waters — in the range 15. 3−101.5 ng/l. In the near bottom water layer of the Kola Peninsula coastal zone, the PAH concentrations fluctuated in the range 20. 6105.6 ng/l. In the Arctic waters polyarenes concentrations ranged from 9.5 to 111.5 ng/l, and the higher concentrations were revealed on the stations located in the frontal zone. The PAH concentrations in the waters in the south-eastern Barents Sea were significantly lower than in the central, south-western and north-western parts of the Sea and corresponded to the global background level which is 20 ng/l.
Fluoranthene, benz (a)anthracene, benz (b)fluoranthene, and benz (a)pyrene, which are combustion products of the fossil fuel, were found in all investigated areas. Polyarens manifesting a noticeable and significant cancerous activity constituted 60% from the summary PAH concentration in the Arctic waters, 43% - in the Atlantic waters, 50% - in the coastal Norwegian, Murmansk, Pechora and Novaya Zemlya waters. In the waters of the north-western Barents Sea in the Spitzbergen area, a rich deposit of benz (a)pyrene, the compound of fossil coal, was estimated (18−22 ng/l).
Summary PAH concentration in the upper layer of Barents Sea bottom sediments varied in the very wide interval — 33. 4−2070.0 ng/g dry weight. PAH
contents in the bottom sediments increased seaward. Polynuclear arenes accumulations in the Barents Sea bottom sediments are connected mostly with intensive shipping, entering of pollutants with the Atlantic waters and atmosphere fall-out. Fluoranthene, benz (a)anthracene, benz (b)fluoranthene, benz (a)pyrene, and dibenz (ah)anthracene prevailed among the individual PAH, which are combustion products of the fossil fuel. Content of benz (a)pyrene serves usually as the contamination criterion of the Barents Sea bottom sediments. It had the same regularity of spatial distribution and increased seaward (in the range 0. 2−78.7 ng/g dry weight) that testifies its entering to the Sea with atmosphere fall-out. According to cited data, the background contents of benz (a)pyrene in bottom sediments in the areas located far from the sources of contamination are of the order 0. 01−10.0 ng/g dry weight. The benz (a)pyrene content in the Barents Sea bottom sediments corresponded to the background level in the Central Rise area, in Finnmark and Murmansk coastal fishing grounds, and on the eastern slope of the Bear Bank. In opposite, it significantly exceeded the background level on the western slope of the Bear Bank and in the Kopytov area.
In muscles of cod the summary PAH contents varied in the range 0. 6−2. 6, in haddock — 2. 7−7. 3, in long rough dab — 1. 9−5. 5, in starry skate — 2. 6−7.0 ng/g wet weight. The benz (a)pyrene concentration in muscles of fish varied in the range 0−0.6 ng/g wet weight and did not exceed 10% from the total PAH concentration.
В приказе Госкомрыболовства Р Ф № 326 от 16 октября 2001 г. мониторинг состояния загрязнения биоресурсов и среды их обитания в условиях природного и антропогенного воздействия отнесен к приоритетным направлениям научно-исследовательских работ по направлению & quot-Экология рыбохозяйственных водоемов& quot- на 2002−2006 гг.
Полициклические ароматические углеводороды (ПАУ) рассматриваются как приоритетные загрязняющие вещества, содержание которых в окружающей среде подлежит контролю вследствие их способности вызывать канцерогенные и мутагенные изменения в живых организмах (Soclo et al., 2000).
Основные источники поступления этих соединений в объекты морской среды связаны с антропогенной деятельностью, в том числе с добычей и транспортировкой углеводородного сырья. Существующие проекты освоения месторождений нефти и газа на шельфах северных морей России затрагивают такой традиционный район рыболовства, как Баренцево море. Оно относится к наиболее значимым в промысловом отношении районам. Отдельные участки побережья являются перспективными для размещения объектов марикультуры. Ввод месторождений в эксплуатацию неизбежно приведет к ухудшению состояния среды обитания промысловых гидробионтов, что может способствовать как уменьшению их численности, так и снижению качества продукции из них и ее потребительской стоимости. Постоянный мониторинг загрязняющих веществ позволяет предупредить в самом начале или минимизировать вредные последствия этой деятельности, что имеет большое значение для отстаивания приоритетов охраны самовоспроизводящихся водных биоресурсов и оценки возможного экономического ущерба биологическим ресурсам в результате как самого загрязнения, так и действий по его ликвидации.
Цель проводимых нами исследований — получение систематических данных о современном состоянии и тенденциях загрязнения ПАУ среды обитания промысловых гидробионтов Баренцева моря.
В данной работе использованы экспедиционные материалы 2000−2002 гг., собранные сотрудниками ПИНРО в рейсах промысловых и научно-исследовательских судов. Отбор, подготовка и химический анализ проб воды, биологического материала и донных осадков выполнены в соответствии с нормативными документами и методическими рекомендациями ФАО, ИКЕС, ЮНЕСКО (Manual of Methods …, 1975, 1976a, b- Методы определения …, 1981- The Determination of Petroleum …, 1982- ICES Guidelines for Monitoring …, 1984-
Методические основы …, 1988- Determination of Polycyclic …, 1997- J AMP Guidelines for Monitoring …, 1997).
Всего проанализировано 120 проб воды, 170 проб биологического материала и 34 пробы донных отложений, собранных в различных промысловых районах Баренцева моря.
Полициклические ароматические углеводороды (нафталин, фенантрен, флу-орантен, пирен, хризен, бенз (а)антрацен, бенз (Ь+к)флуорантен, перилен, бенз (а)пи-рен, дибенз (а, с) антрацен, дибенз (а^)антрацен, бенз^ЗД)перилен, индено (1,2,3-сd)пирен) определялись методом высокоэффективной жидкостной хроматографии на хроматографе & quot-Милихром"- с ультрафиолетовым детектором и автоматическим впрыскиванием пробы. Идентификация индивидуальных соединений проводилась в многоволновом режиме детекции. Для обработки данных применялась программа, созданная с использованием языка программирования & quot-Турбо-Паскаль"-.
Количественное определение осуществляли методом абсолютной калибровки. Пределы обнаружения для каждого соединения ароматического ряда были определены на основании анализа & quot-холостых"- проб.
Качество аналитических работ оценивалось при регулярных анализах стандартных материалов сравнения SRM 1941a & quot-Organics in Marine Sediment& quot-/NIST, USA и SRM 2974 & quot-Organics in freeze-dried mussel tissue (Mytilus edulis)& quot-/NIST, USA, а также при участии химической лаборатории ПИНРО в схеме лабораторного тестирования по проекту Европейского Союза & quot-Гарантия качества информации при мониторинге морской среды в Европе& quot- (QUASIMEME).
Пробы воды отобраны из поверхностного и придонного горизонтов в промысловых районах северо-западной, юго-западной, центральной, юго-восточной частей Баренцева моря и в прибрежной зоне Кольского полуострова. Исследованные пробы характеризовали уровни загрязнения ПАУ атлантических, арктических, прибрежных норвежских, мурманских, печорских и новоземельских вод.
В настоящее время загрязнение Мирового океана ПАУ носит глобальный характер. Главный источник их поступления в морскую среду — атмосферные выпадения, так как антропогенные ПАУ чаще всего являются продуктами пиролиза органического сырья (Ровинский и др., 1988). Антропогенные ПАУ, являющиеся продуктами высокотемпературного разложения, представлены преимущественно структурами яера-конденсированного типа (пирены, бензпирены, бензпе-рилены и др.). Распространены также ПАУ с пятью бензольными кольцами в молекуле. Такие соединения представлены в основном флуорантеном, бензфлу-орантенами, индено (1,2,3^)пиреном. Из антропогенных ПАУ наибольшей канцерогенной активностью обладает бенз (а)пирен. По этому показателю с ним может сравниться только дибенз^^антрацен. Поэтому бенз (а)пирен был выбран в качестве индикатора группы ПАУ (Ровинский и др., 1988).
Полученные данные о суммарной концентрации ПАУ в воде Баренцева моря представлены на рис. 1, а распределение бенз (а)пирена по акватории — на рис. 2.
Суммарные концентрации полиаренов в поверхностном слое атлантических вод, поступающих в Баренцево море, варьировали в интервале 7,8−70,4 нг/л на участке от побережья Норвегии до о. Медвежьего и 9,9−32,3 нг/л — на участке от о. Медвежьего до архипелага Ш пицберген. В воде центральной части моря суммарные концентрации ПАУ изменялись от 57,4 до 78,7 нг/л, в поверхностном слое прибрежных норвежских вод — от 10,3 до 30,1 нг/л, прибрежных мурманских вод — от 15,3 до 101,5 нг/л. В придонном слое воды прибрежной зоны Кольского полуострова концентрации ПАУ колебались от 20,6 до 105,6 нг/л. В арктических водах концентрации полиаренов варьировали от 9,5 до 111,5 нг/л, причем более высокие концентрации обнаружены на станциях, находящихся во фронтальной зоне. Концентрации ПАУ в воде на станциях стандар-
. 0−5.7 ф за.4 -71. 8
• 5.7 — 19.1 —
• 19.1 -38.4 #71. 8−111. 5
Рис. 1. Содержание полициклических ароматических углеводородов (ПAУ) в поверхностном слое воды Баренцева моря, нг/л: l — устойчивые гидрофронты- 2 — границы промысловых районов
Fig. 1. Content of polycyclic aromatic hydrocarbons (PAH) in the Barents Sea water surface layer, ng/l: 1 — stable hydrofronts- 2 — fishing grounds boundaries
тного гидрологического разреза & quot-Канинский"- были на порядок ниже таковых в северо-западном и юго-западном районах Баренцева моря, следовательно, суммарные концентрации ПAУ в атлантических водах уменьшались в восточном направлении. Концентрации ПAУ в прибрежных печорских и новоземельских водах превышали уровни на станциях & quot-Канинского"- разреза, но в целом концентрации ПAУ в водах юго-восточной части Баренцева моря были значительно ниже, чем в центральном, юго-западном и северо-западном районах.
Aнализ индивидуального состава полициклических ароматических углеводородов в некоторой степени позволяет судить об источниках их происхождения. Из индивидуальных ПAУ в воде всех исследованных районов обнаружены флуорантен, бенз (а)антрацен, бенз^)флуорантен, бенз (а)пирен, являющиеся продуктами сгорания ископаемого топлива. Полиарены, проявляющие заметную и сильную канцерогенную активность, составляли в арктических водах 60%, в атлантических водах — 43%, в прибрежных норвежских, мурманских, печорских и новоземельских — 50% от суммы ПAУ. В водах северо-западной части Баренцева моря в районе архипелага Шпицберген, богатого месторождениями ископаемого угля, определены самые высокие концентрации индикаторного соединения бенз (а)пирена, достигающие 18−22 нг/л.
В настоящее время отсутствуют нормативы содержания ПAУ в воде рыбо-хозяйственных водоемов, поэтому ориентирами оценки загрязнения могут служить концентрации ПAУ в воде относительно чистых районов Мирового океана, соответствующие глобальному фоновому уровню. В качестве такого ориенти-
14° 16° 18° 20° 22° 24° 26° 28° 30° 32° 34° 36° 38° 40° 42° 44° 46° 40° 50° 52° 54° 56° 58° 60°
¦0−1.1 Щ 6. В _ ю. з
¦ 1. 1−3. 4
¦ 3.4 -6.8 ¦ Ю. 3−22
Рис. 2. Содержание бенз (а)пирена в поверхностном слое воды Баренцева моря, нг/л. Условные обозначения как на рис. 1
Fig. 2. Content of benz (a)pyrene in the Barents Sea water surface layer, ng/l. L egend as fig. 1
ра можно рассматривать среднюю концентрацию ПАУ в морской воде чистых районов Антарктики, равную 20 нг/л при интервале колебаний от 7 до 73 нг/л (Cripps, 1995). Средняя концентрация ПАУ в атлантических водах, поступающих в Баренцево море, составляла 30 нг/л, в арктических — 39 нг/л, в прибрежных норвежских и мурманских водах — 40 нг/л, в водах центральной части моря — 70 нг/л, и только в воде исследованных районов юго-восточной части Баренцева моря средние концентрации ПАУ соответствовали глобальному фоновому уровню.
Проведенные исследования показывают, что в настоящее время в воде Баренцева моря присутствуют антропогенные полициклические ароматические углеводороды, в основном являющиеся продуктами сгорания ископаемого топлива. Это указывает на загрязнение Баренцева моря полиаренами в результате атмосферных выпадений. Средние концентрации ПАУ в воде Баренцева моря превышали глобальный фоновый уровень на большей части исследованной акватории, за исключением юго-восточной части моря.
Распределение ПАУ в морских организмах отличается крайней неоднородностью и приуроченностью повышенных концентраций к системам аккумулирования (депонирования), а также к органам и тканям с высоким содержанием липидов. Из 49 соединений ПАУ, подвергнутых международной экспертной оценке, выделено 10 соединений, потенциально опасных для животных и человека. Это бенз (а)антрацен, бенз (Ь)флуорантен, бенз (а)пирен, дибенз^^антрацен, индено (1,2,3^)пирен и др. (Худолей, 1991).
Доля бенз (а)пирена в общем спектре обычно наблюдаемых в биологических объектах ПАУ составляет 1−20%. Активная циркуляция в биосфере, высокая молекулярная устойчивость и значительная проканцерогенная активность позволяют считать бенз (а)пирен индикаторным соединением, по содержанию которого оценивается степень загрязнения биосферы канцерогенными ПАУ (Шабад, 1982).
В качестве критериев загрязненности гидробионтов ПАУ использовали санитарные правила и нормы для продовольственного сырья и пищевых продуктов (СанПиН 2.3.2 1078−01), а также фоновые концентрации загрязняющих веществ в объектах окружающей среды по мировым данным (Мониторинг …, 1986, 1987- Ровинский и др., 1988- Израэль, Цыбань, 1989). Данные о содержании ПАУ в рыбах Баренцева моря представлены в таблице.
Минимальное содержание ПАУ отмечено в мышцах трески. Концентрация индикаторного соединения — бенз (а)пирена — в мышцах рыб не превышала 10% от общего содержания ПАУ. Суммарное содержание ПАУ в мышцах исследованных рыб значительно ниже, чем в мышцах трески, выловленной в водах северо-западной Атлантики (20 нг/г), в мышцах рыб Средиземного и Балтийского морей (90 нг/г), Каспийского и Черного морей (300−400 нг/г сырой массы) (Не11ои е! а1., 1994- Патин, 1997). Не выявлено прямой зависимости концентрации ПАУ в мышцах исследованных рыб от количества жира в них вследствие его низкого содержания — 0,1−0,2%.
Содержание ПАУ в печени рыб в большинстве случаев значительно выше, чем в мышцах, так как печень является депонирующим органом, где в первую очередь происходит накопление загрязняющих веществ. Суммарное содержание ПАУ в печени трески значительно ниже, чем в печени рыб Антарктики, где общее содержание ПАУ колеблется в интервале от 150 до 320 нг/г сырой массы (Патин, 1997). Наибольшая концентрация бенз (а)пирена обнаружена в печени пикши, но она не превышала 10% от общего содержания ПАУ.
В мышцах и печени исследованных рыб доминировали различные индивидуальные ПАУ. Например, в мышцах трески бенз (а)антрацен и дибенз (а^)антрацен составляли 69% от общего содержания, а в печени 78% приходилось на флуорантен и бенз (Ь+к)флуорантен. В мышцах пикши и ската звездчатого преобладали бенз (Ь+к)флуорантен и бенз (а)антрацен (60%), в печени ската — бенз (Ь+к)флуорантен (64%), а в печени пикши — флуоран-тен и фенантрен (59%).
Полученные результаты свидетельствуют о низком уровне загрязнения промысловых рыб Баренцева моря полициклическими ароматическими углеводородами, проявляющими канцерогенную и мутагенную активность.
Взвешенные минеральные и органические частицы, морские организмы, их фрагменты и продукты метаболизма способствуют перемещению загрязняющих веществ из поверхностных слоев воды в более глубокие, а также в донные осадки. Донные отложения — критическая зона в морской среде, где накопление загрязняющих веществ, в том числе ПАУ, намного превышает их содержание в водной толще.
Суммарное содержание ПАУ в верхнем слое донных осадков (рис. 3) варьировало в очень широком интервале от 33,4 до 2070,0 нг/г сухой массы. Содержание ПАУ в донных осадках увеличивалось в направлении от прибрежных районов в открытое море. Накопление полиядерных аренов в донных осадках Баренцева моря связано прежде всего с интенсивным судоходством, поступлением загрязняющих веществ с атлантическими водами и атмосферными выпадениями. Из индивидуальных ПАУ в донных осадках Баренцева моря обнаружены флуорантен, бенз (а)антрацен, бенз (Ь)флуорантен, бенз (а)пирен, дибенз (а^антрацен и другие конгинеры, являющиеся продуктами сгорания ископаемого топлива. Полиарены, проявляющие заметную и сильную канцерогенную
активность, составляли в донных осадках западного склона Медвежинской банки не более 16% общего содержания ПАУ. В накоплении индикаторного соединения бенз (а)пирена наблюдалась та же закономерность — увеличение содержания в донных осадках Баренцева моря в направлении от прибрежных районов в открытое море, что свидетельствует о его поступлении с атмосферными выпадениями. Содержание бенз (а)пирена в донных осадках Баренцева моря варьировало в пределах 0,2−78,7 нг/г сухой массы. По литературным данным фоновые уровни содержания бенз (а)пирена в донных отложениях морских районов, удаленных от источников загрязнения, составляют величины порядка, 110,0 нг/г сухой массы (Ьаапе, 1992).
Содержание бенз (а)пирена в донных осадках Баренцева моря соответствует фоновому уровню в районе Центральной возвышенности, на Финмар-кенской и Мурманской банках, на восточном склоне Медвежинской банки. Содержание бенз (а)пирена в донных осадках западного склона Медвежинс-кой банки и района Копытова значительно превышает фоновый уровень. Содержание полициклических ароматических углеводородов в донных осадках восточного и западного склонов Медвежинской банки, а также района Копытова в несколько раз превышало уровень аномального содержания ПАУ на западноарктическом шельфе (230 нг/г сухой массы) (Гуревич, 2002).
Средние концентрации полициклических ароматических углеводородов в воде Баренцева моря превышали глобальный фоновый уровень на большей части исследованной акватории, за исключением юго-восточной части моря. Доминировали полиарены, являющиеся продуктами сгорания ископаемого топлива, что свидетельствует о загрязнении Баренцева моря ПАУ за счет атмосферных выпадений.
Уровень содержания антропогенных полициклических ароматических углеводородов в донных осадках исследованных районов Баренцева моря в основном превышает фоновый по

о о те
=к о
& lt-и
Ж
о те Й
§ 3
V «Ср
те С
Ю? те т
3 о, а & lt-л 00
И -С
V-) (л
& gt-5 «
& lt- с С--
ш ^
о
ч: сх
о р
о «
4 й ° Я
5 2 ^ 2
к р
О о
5 те
н В те о ^ Ь о
ср о те ~
& lt-и о
у, а § ?
С V С О
? о
те
ф К
р
& lt-и ч о О
О & quot-О «
К О ^
^ 1 ф
й со, а ч, н
к сч 5
X С
СО

К & lt-и о те К ^
те К ^ & lt-и
т ср
К К
X с
к & lt-и н к
те р
о
^
— ч
+
. о
со К & lt-и
. к
2 а
со 3
К а
¦а ?
к
& lt-и р
к С
к те
сР К
О ф
^ н ч
е
Я к.
2 & gt-5
3 & lt- О
о
и чо Ч 3 О ср
к
К те
т «
н
н Ч
Я «
К
к ч
& amp-3
о
о о
о о
о
+1 о
СО
о
О +1
со
о о
о о
+1 +1 -& lt- со
О сч
сч О-'- О +1 +1 +1 -& lt- счоо
о& quot-
сч «5
О -Н +1 (-& gt-
+1 +1 +1 +1
^-& gt- ю
О сч
сч
о о
+1 +1 -& lt- сч
о о
+1 +1
о
+1 о сч
о о
+1 +1
О сч
ОО +1 со
о о
о о
О +1
со
о
+1 о
СО
с-
С5
г-
+1 +1
сч со о'- ^ +1 +1
О сч
^ +1
+1 СО
те «
о & lt-и
? О о
о
+1 о сч
О со +1 +1 Г-
р
си те ч те О
сч
о о
те
^ со +1 +1
н
те у
Ч
т сч & lt-и ~ щ О со +1 О
те о
«
О
+1 г-
ю
о -н
+1 +1 ОО с^
со
+1 +1 со со
сч О +1
. С^ ОО оо оо
те к & lt-и «э +1 оо О оо
К +1 +1 +1 +1 +1 +1 +1
& lt-и со ю «э
е О со оо
«э
оо 00 ао
1−1 сч 1−1 ,-1
+ | +1 +1 +1 +1 +1 +1
«э ао ОО
ОО оо 00 СО
ю ю ю ю ю ю о о
сч сч сч сч сч сч 1 1 1 1
3 Л 3 Л 2 Л Э Л
В к В ® В ® В ®
Э & lt-и Э & lt-и Э & lt-и Э & lt-и
3% С 3? 3% С з? ? с
со
с^ ю оо
О а^
сч со сч со

р
оо о о

Рис. 3. Содержание полициклических ароматических углеводородов (ПАУ) в донных отложениях Баренцева моря, нг/г сухой массы
Fig. 3. Content of polycyclic aromatic hydrocarbons (PAH) in the bottom sediments of the Barents Sea, ng/g dry weight
западноарктическому шельфу. Имеются участки аномально высокого содержания ПАУ в верхнем слое осадков.
В органах и тканях промысловых рыб Баренцева моря уровни накопления загрязняющих веществ в настоящее время незначительны и не превышают нормативов содержания, установленных санитарными правилами и нормами для морских рыб и морепродуктов (СанПиН 2.3.2. 1078−01).
Литература
Гуревич В. И. Современный седиментогенез и геоэкология Западно-Арктического шельфа Евразии. — М.: Научный мир, 2002. — 135 с.
Израэль Ю. А., Цыбань А. В. Антропогенная экология океана. — Л.: Гидроме-теоиздат, 1989. — 528 с.
Методические основы комплексного экологического мониторинга океана. — М.: Гидрометеоиздат, 1988. — 98 с.
Методы определения токсичных загрязняющих веществ в морской воде и донных осадках: Тр. ГОИН. — 1981. — Вып. 162. — 93 с.
Мониторинг фонового загрязнения природных сред / Под ред. Ю.А. Изра-эля и Ф. Я. Ровинского. — Л.: Гидрометеоиздат, 1986. — Вып. 3. — 245 с.
Мониторинг фонового загрязнения природных сред / Под ред. Ю.А. Изра-эля и Ф. Я. Ровинского. — Л.: Гидрометеоиздат, 1987. — Вып. 4. — 384 с.
Патин С. А. Экологические проблемы освоения нефтегазовых ресурсов морского шельфа. — М.: ВНИРО, 1997. — 349 с.
Ровинский Ф. Я., Теплицкая Т. А., Алексеева Т. А. Фоновый мониторинг полициклических ароматических углеводородов. — Л.: Гидрометеоиздат, 1988. — 222 с.
СанПиН 2.3.2. 1078−01: Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов. — М.: Минздрав России, 2002. — 164 с.
Худолей В. В. Полициклические ароматические и галогенизированые углеводороды: антропогенная нагрузка северных морей и оценка онко-экологической опасности // Проблемы экологии полярных областей. — М.: Наука, 1991. — С. 88−91.
Шабад Л. М. Поступление в атмосферу и циркуляция в окружающей среде химических канцерогенов (ПАУ) // Комплексный глобальный мониторинг загрязнения окружающей природной среды. — Л.: Гидрометеоиздат, 1982. — С. 115−121.
Cripps G.C. Baseline level of hydrocarbons in sea water of the Southern Ocean. Natural variability and regional patterns // Mar. Poll. Bull. — 1995. — Vol. 30, № 2. — P. 133−145.
Determination of Polycyclic Aromatic Hydrocarbons (PAHs) in Sediments: Analytical Methods // ICES Coop. Res. Rep. — 1997. — № 222, аnnex 1. — P. 118−124.
Hellou J., Upshall C., Payne J.F., Hodson P.V. Polycyclic aromatic compounds in cod (Gadus morhua) from the Northwest Atlantic and St. Lawrence estuary // Sci. Total Environ. — 1994. — Vol. 145, № 1−2. — P. 71−79.
ICES Guidelines for Monitoring Contaminants in Fish and Shellfish and Sediments. S ix Year Review of ICES Coordinated Monitoring Programs // Coop. Res. Rep. — 1984. — № 126. — P. 96−100.
JAMP Guidelines for Monitoring Contaminants in Sediments // Oslo and Paris Commission. Joint Assessment and Monitoring Programme. 9/6/97. — 1997. — Technical Annex 2. — P. 8−16.
Laane R.W. Background concentration of natural compounds in rivers, sea water, atmosphere and mussel: Report DGW. 92. 033. — The Hague, 1992. — 78 p.
Manual of Methods in Aquatic Environment Research. Part 1. Methods for Detection, Measurement and Monitoring of Water Pollution: FAO Fish. Tech. Pap. — 1975. — № 137. — 238 p.
Manual of Methods in Aquatic Environment Research. Part 2. Guidelines for the Use of Biological Accumulators in Marine Pollution Monitoring: FAO Fish. Tech. Pap. — 1976a. — № 150. — 76 p.
Manual of Methods in Aquatic Environment Research. Part 3. Sampling and analyses of Guidelines for Use of Biological Material: Fish. Tech. Pap. — 1976b. — № 158. — 124 p.
Soclo H.H., Garrigues Ph., Ewald M. Origin of Polycyclic Aromatic Hydrocarbons (PAHs) in Coastal Marine Sediments: Case Studies in Cotonou (Benin) and Aquitaine (France) Areas // Mar. Poll. Bull. — 2000. — Vol. 40, № 5. — P. 387−396.
The Determination of Petroleum Hydrocarbons in Sediments: Manual and Guides/IOC, UNESCO. — 1982. — № 11. — 38 p.
Поступила в редакцию 4. 03. 04 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой