Некоторые проблемы влияния международного права на процессуальную форму гражданского судопроизводства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 9
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВЛИЯНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА НА ПРОЦЕССУАЛЬНУЮ ФОРМУ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
© Людмила Анатольевна ВОЛЧИХИНА
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, старший преподаватель кафедры гражданского и арбитражного процесса, e-mail: ludatambov@yandex. ru
Исследование посвящено актуальной проблеме влияния общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации на довольно сложную категорию в гражданском процессуальном праве — процессуальную форму отечественного гражданского судопроизводства.
Рассмотрено влияние международного права на процессуальную форму гражданского судопроизводства, исследуя процессуальную форму правил, регулирующих сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел.
Сделан вывод о том, что проблема соблюдения судами сроков рассмотрения и разрешения гражданских дел существовала всегда. В этой связи Европейский суд по правам человека неоднократно обращал внимание Российской Федерации на эту проблему, предлагая ввести внутренние средства правовой защиты по возмещению компенсации заинтересованным лицам вследствие нарушения сроков судопроизводства.
Исследуя нормативные дополнения, которые были определены законодателем в ГПК РФ в соответствии с рекомендациями Европейского суда по правам человека, считается, что предложенные законодателем правила имеют довольно сложную процессуальную форму.
Сделан вывод о нецелесообразности существования в ГПК РФ фиксированных сроков рассмотрения дел и предлагается их исключить, оставив только возможность рассмотрения дела в разумные сроки.
Ключевые слова: гражданское судопроизводство- гражданская процессуальная форма- разумный срок судопроизводства и исполнения судебного постановления- общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации.
Исследование эволюции гражданской процессуальной формы будет не полным, если мы не обратимся к некоторым проблемам воздействия общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации на процессуальную форму отечественного гражданского судопроизводства.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).
Пленум Верховного суда Российской Федерации в своем Постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении право-
судия» [1], в т. ч. и в порядке гражданского судопроизводства, давая практические рекомендации по этому вопросу в п. 5, продублировал вышеизложенные положения Конституции Российской Федерации.
В ч. 2 ст. 1 ГПК РФ законодатель закрепил конституционные положения о том, что «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».
Пленум Верховного суда Российской Федерации в своем Постановлении № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» [2] с изменениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации № 4 от 5 марта 2013 г. «О внесении изменений в постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 «О приме-
нении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» [3], давая некоторые разъяснения возможного применения международного права при осуществлении правосудия, в т. ч. и в порядке гражданского судопроизводства, указал, в частности, что «Международным договорам принадлежит первостепенная роль в сфере защиты прав человека и основных свобод. В связи с этим необходимо дальнейшее совершенствование судебной деятельности, связанное с реализацией положений международного права на внутригосударственном уровне». Данное положение соответствует ч. 1 ст. 17 Конституции Р Ф, согласно которой «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией Российской Федерации».
В 1996 г. Российская Федерация вступила в Совет Европы. Основной международный договор, который оказывает влияние на процессуальную форму гражданского судопроизводства — Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. [4] и протоколы к ней, был ратифицирован Российской Федерацией в 1998 г. [5]. Тем самым Российская Федерация выразила согласие на обязательность для нее этого международного договора в соответствии с правилами, определенными ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» от 16 июня 1995 г. (с изменениями от 1 декабря 1997 г. № 318-ФЗ и от 25 декабря 2012 г. № 254-ФЗ) [6]. В этом же законе закреплено, что «Положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерацией принимаются соответствующие правовые акты» (п. 3 ст. 5).
Право на справедливое судебное разбирательство, определенное в ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и положения, закрепленные в этой статье, а именно «каждый в случае спора о его
гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона… «, являются отправными правовыми моментами, определяющими деятельность Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), структурной части Совета Европы при рассмотрении им конкретных дел, которые через прецедентное толкование конкретных ситуаций и положений, определяющих право на справедливое судебное разбирательство, применительно к этим ситуациям, наполняет это право новым содержанием.
Необходимо отметить, что теоретико-практические аспекты влияния Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на гражданское судопроизводство довольно подробно исследовал профессор С. Ф. Афанасьев [7- 8]. Однако, по мнению автора, необходимо обратить внимание на некоторые проблемы воздействия общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации на гражданскую процессуальную форму судопроизводства.
Для того чтобы показать как общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации влияют на процессуальную форму гражданского судопроизводства, обратимся к процессуальной форме правил, регулирующих сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел. Актуальность этого исследования очевидна, т. к. в соответствии со ст. 2 ГПК РФ «задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел.». Проблема соблюдения судами сроков рассмотрения и разрешения гражданских дел существовала всегда, на что неоднократно обращал внимание Пленум Верховного суда РФ [9- 10].
По общему правилу в соответствии с ч. 1 ст. 154 ГПК РФ гражданские дела рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд, а мировым судьей до истечения месяца со дня принятия заявления к производству. В соответствии с ч. 1 ст. 36 Закона «Об исполнительном производстве» «содержащиеся в исполнительном документе требования
должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства» [11]. Эти сроки необходимо рассматривать как фиксированные сроки, установленные законодателем.
На проблему нарушения сроков рассмотрения и разрешения гражданских дел и сроков исполнения судебных постановлений в Российской Федерации неоднократно обращал внимание Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В Постановлении по делу «Бурдов против России (№ 2)» (Burdov v. Russia (№ 2), жалоба № 33 509/04 от 15 января 2009 г.) Европейский суд по правам человека указал Российской Федерации на необходимость «введения эффективного внутреннего средства правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, обеспечивающих предоставление адекватного и достаточного возмещения большому числу лиц, затронутых данными нарушениями» (ст. 138) [12]. В соответствии с этими предложениями Европейского суда по правам человека, которые являются обязательными для Российской Федерации, был принят ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ [13].
В соответствии с этим законом в ГПК РФ были внесены дополнения в раздел I «Общие положения» гл. 1 «Основные положения», а именно включена новая ст. 6.1 «Разумный срок судопроизводства и разумный срок исполнения судебного постановления», а также новый институт, включающий ст. 244.1. -244. 10, объединенные в гл. 22.1. «Производство по рассмотрению заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок». В системе гражданского процессуального права РФ указанный институт определен законодателем в подразделе II раздела 2 обозначенного как «Исковое производство».
По мнению автора, определенные законодателем под влиянием международного права правила, относящиеся к срокам судопроизводства и исполнения судебных актов, в настоящее время имеют довольно сложную процессуальную форму.
Сложность процессуальной формы определяется своеобразием конструкции правил, которые законодатель определил применительно к срокам судопроизводства и к срокам исполнения судебных актов. С одной стороны, законодатель оставил фиксированные сроки судопроизводства и исполнения судебных постановлений (ст. 154 ГПК РФ), с другой стороны, установил возможность судопроизводства и исполнения судебных постановлений «в разумные сроки» в случае нарушения фиксированных сроков судопроизводства и исполнения судебных постановлений. Данная конструкция является не совсем оправданной и понятной. По мнению автора, отмена законодателем фиксированных сроков судопроизводства и исполнения судебных постановлений сделала бы эту конструкцию более простой, что позволило бы судам рассматривать дело по судейскому усмотрению ровно столько, сколько нужно для его разрешения и исполнения. В этом случае имеет место проблема подготовки судей к реализации такой процессуальной конструкции.
Законодатель, введя в процессуальную форму категорию «разумного срока» судопроизводства и исполнения судебных постановлений, не определил дефиницию этих категорий. В соответствии с Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 19 июля 2011 г. № 17П по делу о проверке конституционности положения п. 5 ч. 1 ст. 244−6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Капуева [14], понятие разумного срока судопроизводства и разумного срока исполнения судебных актов носит оценочный характер, т. к. оно не может быть одинаковым для всех дел. Этим объясняется отсутствие дефиниции разумного срока судопроизводства и разумного срока исполнения судебных постановлений в ГПК РФ.
По мнению автора, указанная дефиниция необходима в ГПК РФ. По-существу законодатель определил двойные сроки судопроизводства и исполнения судебных актов. В этой связи необходимо отличать фиксированные сроки от разумных сроков, т. к. задачей гражданского судопроизводства все же является рассмотрение дел в установленные законодателем фиксированные сроки судопроизводства и исполнения судебных поста-
новлений. В ч. 3 ст. 6.1 ГПК РФ законодатель определил критерии определения разумного срока, а именно при определении разумного срока судебного разбирательства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников гражданского процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу. Эти же критерии можно отнести и к исполнению судебного акта в разумный срок. Хотя законодатель установил, что при определении разумного срока, срок рассмотрения дела исчисляется днем поступления искового заявления или заявления в суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного постановления по делу, однако фактически разумный срок судопроизводства и разумный срок исполнения судебного постановления устанавливается только тогда, когда он превышает фиксированный срок судопроизводства и исполнения судебного акта, установленного законом. В связи с этими рассуждениями автор предлагает дефиниции разумного срока судопроизводства и разумного срока исполнения судебного постановления, исходя из критериев, установленных законодателем для определения разумных сроков, и положения о том, что разумный срок, определяется только тогда, когда имеет место нарушение фиксированного срока, установленного законом. Автор предлагает две дефиниции разумного срока, одна из которых относится к судопроизводству, другая — к исполнению судебных постановлений, что определяется сложностью построения единой дефиниции.
Разумный срок судопроизводства — это срок разбирательства дела, превышающий срок, установленный законом, по причине правовой и фактической сложности дела, недобросовестности поведения участников гражданского процесса, при достаточности и эффективности действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела с учетом общей продолжительности судопроизводства по делу, при этом срок судопроизводства, установленный законом, входит в разумный срок судопроизводства.
Разумный срок исполнения судебного постановления — это срок исполнения судебного постановления, превышающий срок ис-
полнения судебного постановления, установленный законом, с учетом правовой и фактической сложности дела, недобросовестности поведения участников исполнительного производства, при достаточности и эффективности осуществляемых в целях своевременного исполнения судебного постановления действий органов, организаций или должностных лиц, на которые возложены обязанности по исполнению судебного постановления с учетом общей продолжительности исполнения судебного постановления, при этом срок исполнения судебных постановлений, установленный законом, входит в разумный срок исполнения судебного постановления.
Сложность процессуальной формы определяется и совокупностью правил, определенных законодателем применительно к производству о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок. В соответствии с ч. 1 ст. 244.8 ГПК РФ «Суд рассматривает заявление о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок. по общим правилам искового производства, с особенностями, установленными настоящей главой (гл. 22. 1), и в соответствии с Федеральным законом «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».
В связи с закреплением в ГПК РФ производства по рассмотрению заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок в науке гражданского процессуального права возникла дискуссия о правовой природе данного производства. По мнению С. Ф. Афанасьева, данное производство — это самостоятельный вид судопроизводства, «отвечающий за порядок рассмотрения и разрешения заявлений о компенсации -компенсаторное производство» [15, с. 372].
Этой же точки зрения придерживается М. Н. Зарубина [16]. М. Ю. Лебедев также подвергает сомнению то, что данное производство относится к исковому производству, аргументируя тезис о том, что «вопрос о месте рассматриваемого производства требует
отдельного глубокого научного исследования в науке гражданского процессуального права» [17, с. 238−239].
По мнению автора, предложенное законодателем производство о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок не вписывается в классическое понимание искового производства, однако законодатель определяет его таковым, не выделяя как другие виды в ст. 22 ГПК РФ.
Сложность гражданской процессуальной формы производства по рассмотрению заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок определяется также наличием ряда других проблем, требующих исследования. А именно проблемы определения размера компенсации, проблемы ограниченного применения исследуемого производства. Данное производство можно применять только в случае исполнения судебного акта, предусматривающего обращение взыскания только на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.
1. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия (с изм. от 16. 04. 2013 г.): постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 31. 10. 1995 г. № 8 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 1996. № 201.
2. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10. 10. 2003 г. № 5 // Российская газета. 2003. 2 дек.
3. О внесении изменений в постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10. 10. 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»: постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 5. 03. 2013 г. № 4 // Российская газета. 2013. 13 марта.
4. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4. 11. 1950 г. // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
5. О ратификациях Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней: федеральный закон РФ от 30. 03. 1998 г. № 54-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.
6. О международных договорах Российской Федерации: федеральный закон от 16. 06. 1995 г. (с изм. от 25. 12. 2012 г.) // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.
7. Афанасьев С. Ф. Право на справедливое судебное разбирательство: общая характеристика и его реализация в российском гражданском судопроизводстве: монография. Саратов, 2009.
8. Афанасьев С. Ф. Право на справедливое судебное разбирательство: теоретико-практическое исследование влияния Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на российское гражданское судопроизводство: автореф. дис. … д-ра юр. наук. Саратов, 2010.
9. Пленум Верховного суда РФ № 7 от 24. 08. 1993 г. «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации» (в ред. постановлений Пленумов Верховного суда РФ от 21. 12. 1993 г. № 11- от 25. 10. 1996 г. № 10- от 6. 02. 2007 г. № 5- от 27. 12. 2007 г. № 52) // Сборник Постановлений Пленума Верховного суда РФ. 1961−1993. М., 1994.
10. Пленум Верховного суда РФ от 18. 11. 1999 г. № 79 «О ходе выполнения Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24. 08. 1993 г. № 7 «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации» (в ред. постановления Пленума Верховного суда РФ от 6. 02. 2007 г. № 5) // Бюллетень Верховного суда РФ. 2000. № 1. Ст. 138.
11. Об исполнительном производстве: федеральный закон РФ от 2. 10. 2007 г. № 229-ФЗ // Российская газета. 2007. 6 окт.
12. Постановление по делу «Бурдов против России (№ 2)» (Burdov v. Russia (№ 2), жалоба № 33 509/04 от 15 января 2009 г. // Российская хроника Европейского суда. Приложение к «Бюллетеню Европейского суда по правам человека». Специальный выпуск. 2009. № 4. С. 79−106.
13. О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: федеральный закон от 30. 04. 2010 г. № 68-ФЗ // Российская газета. 2010. 4 мая.
14. Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 19. 07. 2011 г. № 17П по делу о проверке конституционности положения п. 5 ч. 1 ст. 244−6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Капуева
// СЗ РФ № 30 (ч. 2) от 25. 07. 2011 г. ст. 56−99 (Постановление).
15. Афанасьев С. Ф., Зайцев А. И. Гражданское процессуальное право. М., 2013.
16. Зарубина М. Н. Производство по гражданским делам о взыскании вреда, причиненного судом (судьей) вследствие отправления право-
судия: автореф… дис. канд. юр. наук. Саратов, 2011.
17. Лебедев М. Ю. Гражданский процесс. М., 2012.
Поступила в редакцию 27. 09. 2013 г.
UDC 347. 9
SOME PROBLEMS OF INTERNATIONAL LAW INFLUENCE ON PROCESS FORM OF CIVIL COURT WORK
Lyudmila Anatolyevna VOLCHIKHINA, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Senior Lecturer of Civil and Arbitration Proceedings Department, e-mail: ludatambov@yandex. ru
The theme of the research is devoted to the problem of influence of general accepted principles and norms of international law and international agreements of the Russian Federation on rather difficult category in civil process law — process form of home civil court work.
The influence of international law on process form of civil court work researching the process form of rules regulating the dates of consideration and allowance of civil work is researched.
It is concluded that the problem of following the dates of consideration and allowance of civil problems by courts existed always. Within this the European Court for human rights referred attention of the Russian Federation on this problem offering to present the inner means of legal protection for compensation of the interested people because of violation of dates of court work.
Researching the norm additions which were determined by the law creator in Russian Federation according to the recommendations of the European Court for human rights it is considered that the offered rules by the law creator have rather difficult process form.
It is concluded about insufficiency of existing SPC of RF of fixed dates of issue consideration and offered to exclude left only the possibility to consider the issues in reasonable dates.
Key words: civil court work- civil process form- reasonable date of court work and court decision execution- general accepted principles and norms of international law and international agreements of the Russian Federation.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой