Некоторые проблемы в понимании халатности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Рубачева Елена Леонидовна
кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса Северо-Кавказского федерального университета (тел.: +79 280 073 704)
Матлашевская Ольга Михайловна
магистр Юридического института Северо-Кавказского федерального университета (тел.: +78 652 354 446)
Некоторые проблемы в понимании халатности
В статье рассматриваются субъективные и объективные признаки халатности. Авторы отмечают, что традиционные подходы к определению последствий и формы вины при халатности должны быть пересмотрены.
Ключевые слова: должностные преступления, халатность, крупный ущерб, существенное нарушение, вина.
E.L. Rubacheva, Master of Law, Assistant Professor, Assistant Professor of the Chair of Criminal Law and Procedure of the North Caucasus Federal University- tel.: +79 280 073 704-
O.M. Matlashevskaya, Magister of Law Institute of the North Caucasus Federal University- tel.: +78 652 354 446.
Some problems in understanding of negligence
This article discusses the subjective and objective signs of negligence. The authors note that traditional approaches to identifying consequences and forms of guilt of negligence should be reviewed. Key words: white-collar crime, negligence, major damages, material breach, guilt.
В ст. 293 УК РФ дается определение халатности как неисполнения или ненадлежащего исполнения должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Соответственно, как в учебной, так и научной литературе есть много мнений об объективных и субъективных признаках состава преступления «халатность».
Особое внимание при квалификации халатности фокусируется не на том, что должностное лицо совершило что-либо, нарушив свои обязанности, а на том, что оно не сделало, чтобы предотвратить наступление общественно опасных последствий. При анализе халатности многие современные ученые до сих пор придерживаются взглядов о «смешанной «форме вины. По мнению этих ученых, смешанная форма вины включает в себя: неосторожность по отношению к его послед-
ствиям и умысел по отношению к общественно опасному деянию. Например, Н.С. Лей-кина приводила пример должностного лица, придерживающегося принципа «дабы не работать» и подчинившего интересы службы личным интересам. Данный пример «иллюстрирует» умышленное отношение виновного к невыполнению своих обязанностей и неосторожное — по отношению к последствиям [1, с. 278].
Допущение «смешанной» вины при совершении халатности часто критиковалось еще в советское время. Конечно же, лицо, совершившее халатность, может умышленно не выполнять должностные обязанности, но последствия халатности (крупный ущерб, существенное нарушение прав и законных интересов) не могут охватываться умыслом. Поэтому практически все советские и современные авторы придерживаются позиции о неосторожной форме вины при совершении халатности. Например, по мнению Б. В. Здравомыслова, субъективная сторона халатности может характеризоваться только неосторожной виной, поскольку это положение полностью соответ-
72
ствует смыслу закона, устанавливающего ответственность за халатность как за небрежное или недобросовестное выполнение лицом своих служебных обязанностей. Неосторожность при халатности может проявляться как в самонадеянности, так и в небрежности. При этом небрежное отношение соответствует вине в виде преступной небрежности, а недобросовестное — вине в виде преступной самонадеянности [2, с. 122−123].
Тем не менее, в работах некоторых авторов указывается на то, что в ст. 293 УК РФ формулировка «небрежное или недобросовестное отношение к службе» не позволяет определить форму вины в составе халатности. Причиной является то, что данные понятия определяют отношения виновного к службе и его должностным обязанностями, но не к преступному деянию и его последствиям.
Например, Е. В. Царев считает, что, поскольку в основном составе халатности отсутствует указание на форму вины лица, вопрос о форме вины должен решаться с учетом описания в диспозиции признаков объективной стороны состава. Автор считает, что те или иные служебные обязанности могут быть не выполнены должностным лицом как сознательно, так и в результате оплошности, забывчивости, отвлечения на другие дела. Тем не менее, умышленное отношение к причинению общественно опасных последствий при совершении халатности исключается [3, с. 217−218].
При анализе объективной стороны халатности большинство современных авторов говорят о «небрежных» и «недобросовестных» действиях и бездействии при совершении данного преступления. Однако есть авторы, считающие, что халатность совершается только путем бездействия. Например, И. Г. Минакова считает что «бездействие, согласно ст. 293 УК РФ, заключается в ненадлежащем выполнении должностным лицом своих обязанностей». При этом она подчеркивает, что как в случае неисполнения, так и в случае ненадлежащего исполнения должностным лицом лежащих на нем обязанностей субъект права не выполняет определенные предписания. А разница между неисполнением и ненадлежащим исполнением заключается лишь в «степени неисполнения обязанности», которая «не имеет какого-либо значения для квалификации преступления» [4, с. 84−85].
Так или иначе, объективная сторона халатности выражается в «недобросовестном или
небрежном»: а) неисполнении должностным лицом своих обязанностей, вытекающих из служебного положения- б) ненадлежащем (т.е. не соответствующем установленным требованиям) исполнении должностным лицом своих обязанностей. Обязательным условием уголовной ответственности выступает наступление любого из следующих последствий: 1) причинение любым из указанных деяний последствия в виде крупного ущерба- 2) существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.
Ответственность за халатность наступает только в результате наступления описанных последствий, т.к. неосторожная форма вины определена в законе применительно только к последствиям- при этом необходимо установление причинной связи между деянием должностного лица и наступившими последствиями [5, с. 544−545].
Например, Р., работая заместителем директора сланцехимического завода, обвинялся в должностной халатности, т.к. не обеспечил пропускной режим на предприятии, в результате чего с территории заводского цеха по производству формалина был похищен метанол. В тот же день 26 жителей города отравились вследствие распития метанола, причем 19 из них скончались. Судом установлено, что комплекс нового цеха формалина сдан за полгода до случившегося и был принят комиссией в эксплуатацию, несмотря на то, что технические сооружения, необходимые для обеспечения охраны и соблюдения пропускного режима, построены не были. О таком положении было известно руководству, а Р. не получал распоряжения взять новый цех под охрану, да и сделать это было невозможно ввиду незавершенности строительства, за которое он не отвечал. В связи с этим осуждение Р. за халатность признано судом необоснованным [6, с. 26−27].
В любом случае при совершении халатности признак крупного ущерба формализован -такой ущерб должен представлять собой причинение имущественного вреда или упущенной выгоды на сумму более ста тысяч рублей.
Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Р Ф от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» при
73
совершении должностных преступлений под «существенным нарушением» необходимо понимать «оценку существенного вреда». Например, необходимо учитывать степень отрицательного влияния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т. п.
Надо отметить, что в доктрине высказана позиция о том, что «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства» как последствие халатности должно пониматься более широко и включать, например, нарушение имуще-
1. Курс советского уголовного права. Т. 4 / отв. ред. Н. А. Беляев. Л., 1978.
2. Здравомыслов Б. В. Должностные преступления. М., 1975.
3. Царев Е. В. Возможна ли умышленная халатность? //"Черные дыры» в рос. законодательстве. 2008. № 1.
4. Минакова И. Г. Халатность: уголовно-правовые и криминологические аспекты: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2008.
5. Кибальник А. Г., Соломоненко И. Г. Практический курс уголовного права России. Ставрополь, 2001.
6. Бюл. Верховного Суда СССР. 1987. № 4.
7. Тыняная М. А. Проблемы законодательного определения признаков объективной стороны халатности // Вестн. Омск. унта. Сер. «Право». 2012. № 1.
ственных прав [7, с. 139−140]. Если исходить из данной точки зрения, то теоретически ответственность за халатность (без отягчающих обстоятельств) может наступить и в случае причинения имущественного вреда в размере менее ста тысяч рублей, если правоприменитель признает этот вред «существенным» для граждан, организаций, общества или государства.
Полагаем, что в целях единообразного применения уголовно-правовой нормы об ответственности за халатность целесообразно в ч. 1 ст. 293 УК РФ вместо оценочного признака «существенное нарушение» определить, какой именно размер имущественного вреда должен быть причинен этим преступлением.
1. Course of Soviet criminal law. Vol. 4 / resp. ed. N.A. Belyaev. Leningrad, 1978.
2. Zdravomyslov B.V. White-collar crimes. Moscow, 1975.
3. Tsarev E.V. Is intended negligence possible? // «Black holes» in Russian legislation. 2008. № 1.
4. Minakova I.G. Negligence: criminal-juridical and criminological aspects: diss. … Master of Law. Rostov-on-Don, 2008.
5. Kibalnik A.G., Solomonenko I.G. Practical course of Russian criminal law. Stavropol, 2001.
6. Bull. of the Supreme Court of the USSR. 1987. № 4.
7. Tynyanaya M.A. Problems of legislative objective side identifying signs of negligence // Bull. of Omsk university. Ser. «& lt-Law». 2012. № 1.
74

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой