Аутоагрессивное поведение как фактор суицидального риска у подростков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

(29,2%), и психические (23,9%), и те и другие (8,5%) трудности. У «молодых» чаще указываются физические трудности (43,8%), у «стариков» — психологические (19,3%). Правда, как раз у них у большинства особых трудностей не отмечается (60,9%).
Что «дедовщины» в части «практически нет», посчитали всего 7,9% респондентов. Зато ее присутствие «в полной мере» усматривают 22,3%. При этом отслужившие пять месяцев указывают уровень в 39,6%, а отслужившие 11 месяцев — лишь 6,8%. С тем фактом, что она все-таки есть, хотя и «не очень», согласны 79,5% отслуживших 11 месяцев и 46,5% отслуживших 5 месяцев.
Из практики известно, что в наибольшей части попытки суицида предпринимаются солдатами именно в начальный период службы.
Для расчета уровня суицидального риска в начальный период службы респонденты, отслужившие 5 месяцев, были — на основании данных опроса -разделены на четыре группы по отношению к таким показателям, как: а) тяжесть восприятия условий службы, и б) оценка своего психологического состояния в конце дня. Группу наибольшего суицидального риска составили военнослужащие, которые одновременно указали, что: а) из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности- и б) психологическое состояние в конце дня как вариант: «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 19 человек или 13,2% от всего состава респондентов первых 5 месяцев службы.
Группу минимального суицидального риска образовали респонденты, которые одновременно: а) не указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности- и б) не указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 62 человека или 43,1% от всего состава респондентов первых месяцев службы.
Еще две промежуточных группы составили респонденты, отметившие только один из признаков суицидального риска. Это те, кто: а) указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности,
— но не указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 43 человека или 29,9% состава респондентов первых месяцев службы. И те, кто: б) не указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности, — но указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 20 человек или 13,9% состава респондентов первых месяцев службы.
Полученные результаты позволяют выработать интегральный показатель «уровня суицидального
риска» (УСР) по выборочной совокупности «солдаты пяти месяцев службы». Логика следующая.
Военнослужащие, которые одновременно указали, что а) из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности- и б) психологическое состояние в конце дня как: «этот кошмар никогда не закончится», составляют группу со значением «уровня суицидального риска», равным 100,0%: то есть, это группа респондентов, психологически и физически весьма существенно «надломленных» и ощущающих бесперспективность и беспросветность сложившейся жизненной ситуации. Их «вклад» в значение интегрального показателя «уровня суицидального риска» составит их доля в выборочной совокупности: 13,2%.
Те группы, которые составили респонденты, отметившие только один из двух заявленных в методике признаков суицидального риска, «весят» в выборочной совокупности «молодых» (5 месяцев службы), соответственно, 29,9% и 13,9%. Однако поскольку каждая из них представляет только один из двух факторов риска, их «вклад» в УСР («уровень суицидального риска») составит только половину их «веса» в выборочной совокупности, то есть, соответственно, (29,9% / 2 =) 14,95% и (13,9% / 2 =) 6,95%.
Солдаты, не «усмотревшие» у себя ни одного из двух отмеченных факторов суицидального риска и, соответственно, не указавшие их в опросе, составляют группу с УСР = 0,0% (таб. 9).
И тогда показатель УСР по выборочной совокупности «солдаты 5-ти месяцев службы» составляет: 0,0% + 14,95% + 6,95% + 13,2% = 35,1%.
Аналогичным образом рассчитанный показатель УСР по выборочной совокупности «солдаты 11-ти месяцев службы» составил 14,9%. То есть, уровень суицидального риска (УСР) к окончанию службы снижается более чем в два раза (14,9% против 35,1%) по сравнению с начальным ее периодом.
Таким образом, разработанная методика определения уровня суицидального риска у военнослужа-щих-солдат по призыву позволяет проводить аналогичные исследования в армейских подразделениях для управления рисками военной службы.
Литература:
1. Положение о призыве на военную службу граждан Российской Федерации. Утверждено Постановлением Правительства Р Ф от 11 ноября 2006 г. п. 663.
АУТОАГРЕССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ФАКТОР СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА У ПОДРОСТКОВ
Н. И. Горюнова, Д. А. Добряков Ангарская ОПБ, г. Ангарск, Россия E-mail авторов: magpb@irmail. ru
Рассматриваются основные проблемы аутоагрессивного поведения у подростков в условиях пенитенциарной систе-
мы. Анализируются факторы суицидального риска и социально-психологические характеристики подростков, совершивших суицидальные попытки.
Ключевые слова: аутоагрессивное поведение, подростки, пенитенциарная система, суицид.
В настоящее время все чаще обсуждается проблема роста ювенальной преступности, всплеск аутоагрессивного поведения подростков и причины возникновения подростковых суицидов. По мнению Карен Хорни, выдающегося деятеля мирового психоанализа, если бы детям обеспечили окружение, свободное от тревоги, то они бы росли и процветали. Однако культура, религия, политика и другие общественные силы вступают в сговор с целью искажения личности ребенка. Чувствуя себя в опасном окружении, дети рассматривают мир как враждебную среду для жизни, и это вызывает у них проявление «основной тревоги». Согласно К. Хорни суицид может возникнуть как следствие детской зависимости, глубоко укоренившихся чувств неполноценности по сравнению с «идеализированным образом» о самом себе. Самоубийство может быть также «суицидом исполнения», из-за возникновения чувства несоответствия себя стандартам, ожидаемым обществом.
Цель исследования: изучение факторов аутоагрессивного поведения подростков в условиях пенитенциарной системы.
Материал и методы. В качестве материала исследования выступили 100 осужденных подростков, прибывших для отбывания срока наказания в Ангарскую В К (2010 — 2012 гг.), и имеющие самопо-вреждения на момент прибытия.
Для определения суицидальности широко применяются тестовые методики, но они имеют лишь вспомогательное значение. Основой ситуационной диагностики остаются ситуационно-поведенческие признаки, которые определяются в ходе наблюдения, аудиовизуальной диагностики, анамнеза, социальнобиографических данных. Изучая осужденного необходимо обратить внимание на ряд факторов, обуславливающих суицидальную тенденцию (социальнодемографические, средовые, личностные и ситуационные).
Результаты и обсуждение.
Одним из важнейших факторов суицидального риска у воспитанников является психическое заболевание, особенно аффективные расстройства (19%) и расстройства личности (67%). Подросткам с аутоагрессивным поведением характерна семейная отяго-щенность по психическим заболеваниям (13%) и злоупотребление психоактивными веществами и алкоголем (21%). Большинство суицидальных действий направлено не на самоуничтожение, а на восстановление социальных нарушенных связей с окружающими- иногда суицидальное поведение определяется к временному «выключению» из ситуации.
В семейном анамнезе осужденных подростков с аутоагрессивным поведением с большей частотой встречаются родственники первой степени родства, обнаруживающие асоциальные наклонности (алкоголизм, наркомания, криминальное поведение, завершенный суицид) воспитание в неполной семье, вос-
питание с эмоциональным отвержением родителей, с запретами и игнорированием интересов со стороны родителей, замкнутость и отгороженность в детстве, логоневроз, энурез. У большинства подростков «на воле» отмечалась школьная дезадаптация: прогулы в школе, отказ от учебы, нарушение дисциплины, конфликты с учителями и одноклассниками. Одним из наиболее значимых факторов, влияющих на развитие аутоагрессивного поведения, является воспитание детей в так называемых «Учреждениях временного содержания»: социально-реабилитационные центры, школы-интернаты, детские дома, опека в другой семье. Такие дети, как правило, уже имеют эмоциональные, поведенческие нарушения, в том числе с нарушением влечений (бродяжничество, употребление табака, алкоголя, каннабиоидов). Родители данной группы подростков чаще живы, но лишены родительских прав, имеют низкий образовательный уровень, ведут асоциальный образ жизни, злоупотребляют алкогольными напитками, употребляют наркотики, имеют криминальное прошлое. Суицидальное поведение подростков, как правило, проявляется в виде аутоагрессии: нанесение многочисленных, поверхностных самопорезов, царапин (лезвием бритвы, осколком стекла) на внутренней поверхности предплечий, животе с демонстративно-шантажной целью. Таким образом, выражается протест против внутреннего распорядка учреждения, снимается нервное напряжение после конфликтов с ровесниками, воспитателями, попыткой самоутверждения в группе подростков — «брали на слабо», «проверяли настоящего мужика», «побратались». Следовательно для аутоагрессивного поведения подростков характерно наличие отягощающих конституционально-личностных и социально-психологических предпосылок, способствующих повышению уровню аутоагрессии.
Социально-психологические характеристики
подростков, совершивших суицидальные попытки, следующие:
1. Возраст исследуемых 14−18 лет (средний возраст 16 лет).
2. Образовательный уровень: образование 9 классов — 82%- 6−8 классов — 15%- до 6 классов — 3%.
На момент поступления в колонию многие подростки не учились и не работали, некоторые вели асоциальный образ жизни: бродяжничали.
При анализе семейной обстановки отмечены следующие особенности: воспитывались в неполной семье — 56% подростков, воспитание в неблагополучной семье с алкоголизацией одного из родителей -32%, воспитание в условиях «Учреждения временного содержания» (родители лишены родительских прав) — 7%.
Ранняя алкоголизация самих подростков — 9%, употребление наркотиков, преимущественно анаши -12%, с дальнейшим отказом от употребления — «не понравилось», «голова стала болеть» — 7%. В данной группе подростков в анамнезе отмечался неблагоприятный органический фон в виде: черепно-мозговых травм бытового характера — 11%- перинатальной па-
тологии, проявляющейся в виде энуреза — 3%- лого-невроза — 2%.
Выводы:
Ухудшение социально-экономической ситуации в обществе, падение уровня жизни населения, распространенность алкоголизма, наркомании, низкий общеобразовательный и культурный уровень населения, обилие жизненных трудностей, утрата доверительных отношений способствует разобщенности в межличностных отношениях между подростками и взрослыми. Исчезновение взаимопонимания, развенчание идеалов и нравственных устоев самым непосредственным образом сказывается на состоянии психического и нравственного здоровья молодежи и, как правило, росту ювенальной преступности, риску возникновения аутоагрессивного поведения.
Литература:
1. Абрумова А. Г., Тихоненко В. А. Актуальные проблемы суици-дологи. — М., 1979.
2. Аптер А. Самоубийства и суицидальные попытки у молодежи под ред.Д. Вассерман. — М.: Смысл, 2005.
3. Войцех В. Ф. Клиническая суицидология. — М., Миклош, 2008.
4. Жезлова Л. Я. К вопросу о самоубийствах детей и подростков /в кн.: Актуальные проблемы суицидологи. — М., 1978.
5. Кучер А. А., Костюкевич В. П. Выявление суицидального риска у детей // Вестник психосоциальной и коррекционнореабилитационной работы. — 2001. — № 3.
6. Семке В. Я., Гусев С. И., Снегирева Г. Я. Пенитенциарная психология и психопатология: руководство в 2-х т. / Под ред. Т. Б. Дмитриевой, В. Я. Семке, А. С. Кононца. — М.- Томск- Кемерово, 2007.
К ВОПРОСУ ОБ АУТОАГРЕССИВНОМ ПОВЕДЕНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ
Ж. Л. Демченко, Н.А. Сюрис
Госпиталь ФГКУ «354 ВКГ» М О России, г. Самара, Россия E-mail авторов: zhanna4057@yandex. ru
Экспериментально-психологическими методами обследовано 64 военнослужащих по призыву с аутоагрессивными действиями и без них. Были выявлены индивидуальноличностные особенности, проведен анализ семейного воспитания, определены основные пути профилактической работы.
Ключевые слова: аутоагрессивное, аутодеструктивное, суицидальное поведение.
Актуальность проблемы аутоагрессивного поведения как в обществе, так и в режимных контингентах (Вооруженные силы) — сохраняется. Если адаптация к условиям военной службы протекает нормально, то эмоциональное состояние и самооценка военнослужащих стабилизируются, в противном случае -нарушение процесса адаптации может привести к весьма печальным последствиям, в том числе и к аутоагрессии [2]. Важной категорией анализа развития аутоагрессивного, суицидального поведения следует считать позицию личности, которая определяет характер внутриличностной переработки ситуации, её
прогностическую и смысловую оценку, выбор способов и средств её разрешения [3].
Выделяют следующие типы аутоагрессивного поведения [1]: суицидальное поведение (осознанные действия, направленные на добровольное лишение себя жизни), суицидальные эквиваленты и аутодеструктивное поведение (неосознанные действия, целью которых не является добровольное лишение себя жизни, но ведущие к физическому (психическому) саморазрушению- несуицидальное аутоагрессивное поведение (различные формы самоповреждений (самоотравлений), или заведомо неопасные для жизни действия, целью которых не является добровольная смерть).
Цель работы: изучение индивидуально — личностных особенностей у военнослужащих по призыву, совершивших аутоагрессивные действия- сравнить эффективность применяемых профилактических мероприятий аутоагрессивного поведения по местам прохождения военной службы.
Материал и методы:
В 2011—2012 гг. сотрудниками психотерапевтического кабинета госпиталя (врач-психотерапевт, медицинский психолог) (г. Самара) ФГКУ «354 ВКГ» Минобороны России в плановом порядке обследовано 64 пациента с расстройствами адаптации: из них -32 военнослужащих с аутоагрессивным поведением и 32 (контрольная группа) — без данных признаков. Возраст обследуемых — от 18 до 24 лет.
Проведены: клинико-психологическая беседа,
наблюдение, изучение историй болезни, оценка шкалы ММР1 методики МЛО (многоуровневый личностный опросник) «Адаптивность», метод рисуночных фрустраций С. Розенцвейга, исследование самооценки, опросник Леонгарда, применялось устройство психофизиологического тестирования — УПФТ — 1/30
— «Психофизиолог».
Результаты и обсуждение.
Исследуемая группа (32 человека): у 3 обследованных отмечалось истинное суицидальное поведение, у остальных 29 — аутодеструктивное поведение. Все аутоагрессивные действия были совершены в первые 6 месяцев службы. 16 человек воспитывались в неполных семьях, 4 — в семье опекунов, в детском доме. У 12 — родственники злоупотребляли алкоголем, употребляли наркотические средства. В контрольной группе (32 человека) — 12 воспитывались в неполных семьях, 2 — в детском доме.
По результатам опросника «Адаптивность» — в группе с аутоагрессивным поведением — 26 обнаруживают трудности в налаживании конструктивных межличностных отношений- 27 — обнаруживают низкий уровень нервно-психической устойчивости (НПУ) и поведенческой регуляции, для них характерны проявления эмоциональной-волевой лабильности, сензитивность, фиксированность на неприятных событиях- 29 — демонстрируют низкий уровень развития адаптационных способностей. У 29 пациентов выявлена акцентуация личности, преимущественно по смешанному типу (возбудимый с дистимным и тревожным). В контрольной группе — 14 человек обнаруживают недостаточное развитие коммуникатив-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой