Некоторые результаты изучения коммуникативных систем бурого медведя (Ursus arctos) в Саяно-Шушенском заповеднике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 599. 074−15+599−15
С. В. Пучковский, Д. А. Адаховский, Г. М. Чигвинцев, К.Б. Сулин
НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ КОММУНИКАТИВНЫХ СИСТЕМ БУРОГО МЕДВЕДЯ (URSUS ARCTOS) В САЯНОШУШЕНСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ
Представлено предварительное сообщение о материалах по коммуникативным системам бурого медведя, собранных в 2007 г. на территории Большеурского лесничества СаяноШушенского заповедника.
Ключевые слова: бурый медведь, коммуникативные системы (КС), медвежьи деревья.
С 5 по 30 августа 2007 г. нами собирались материалы о коммуникативных системах популяции бурого медведя в Большеурском лесничестве Саяно-Шушенского государственного биосферного заповедника. Ранее эти объекты изучались на территории заповедника нами [1] и Б. П. Завацким [2], однако материалы, нашедшие отражение в цитируемых работах, невелики и ограничены по числу описываемых признаков.
Описание коммуникативных систем, основу которых составляли медвежьи (сигнальные) деревья, проводилось по разработанной методике [3]. Б. П. Завацкий в результате проведённых им исследований установил, что на территории заповедника (верхнее течение р. Малые Уры) меченные медведями деревья обычно располагаются на звериных тропах и очень редко встречаются отдельно от троп [2- 4]. По нашим наблюдениям в Большеурском лесничестве медвежьи деревья также в большинстве своём располагаются вдоль троп, но эти тропы, как правило, используются людьми, передвигающимися на лошадях или пешим ходом. Часть этих троп имеет затёски, сделанные топором. Все тропы квалифицировались нами как антропогенные, но, судя по следам, они используются также медведями и другими крупными млекопитающими. Возможно, первично все эти тропы были звериными, но с уверенностью судить о происхождении троп нет достаточных оснований. Задача полного выявления коммуникативных систем на обследованной территории нами не ставилась- собранные материалы позволили оценить линейную частоту мечения, выражаемую в пересчёте на 10 км маршрута и пригодную для сравнения с другими материалами [5].
Для описания коммуникативных систем и учёта медвежьих деревьев исследователи прошли по тропам вдоль большей части р. Большие Уры и по тропам, которые располагались в долинах некоторых притоков этой реки: левобережных (Катаныг, Тавлык, Отуксуг и его притоки, Блансуг) и правобережных (Чалок, Устю-Кыштаг-Гол, Алды-Кыштаг-Гол, Сын-Суг, Алды-Узын). Наши маршруты обычно не выходили за пределы горных лесов с доминированием лиственницы, ели и сибирской сосны с абсолютными высотами от 600 до 1600 м над уровнем моря. Лишь на одном маршруте исследова-
ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 77
2007. № 10
тели достигли границы леса (абсолютная высота около 1800 м) — в верховьях реки Отуксуг. Общая протяжённость рабочих маршрутов составила 133,3 км, на которых всего нами зарегистрировано и описано 388 медвежьих деревьев. Кроме того, на части маршрутов (протяжённостью 67,5 км) проведён учёт древостоя для изучения избирательности мечения деревьев [6]. Данные о количественном и качественном составе описанных медвежьих деревьев представлены в таблице.
Линейная частота мечения на антропогенных тропах в Большеурском лесничестве оказалась равной 29,1. По материалам Б. П. Завацкого, линейная частота мечения на звериных тропах в верховьях р. Малые Уры составила 25,8 (рассчитано нами). Среди медвежьих деревьев, по нашим материалам, доминируют хвойные породы (88,4%). Аналогичное соотношение хвойных и лиственных пород среди медвежьих деревьев отмечалось исследователями биологии бурого медведя, работавшими в разных регионах (обзоры: [3- 7]). Впрочем, исключения из этого правила нередки (Там же). Медведи Большеурского лесничества сравнительно часто метят берёзу, единично — осину (табл.).
Особого упоминания заслуживает пихта. На наших маршрутах деревья этой породы были встречены только в долине ручья Алды-Узын, в двух небольших участках леса, пересекаемых тропой. В обоих случаях зарегистрированы необычно скученно расположенные медвежьи деревья (около десятка пихт в каждом случае), причём деревья явно метились медведями уже многие годы и очень интенсивно. На них располагаются глубокие, многократно возобновляемые закусы, многочисленные царапины и обширные сдиры коры. В данном случае предпочтение в отношении пихты маркирующими медведями (отмеченное и в научной литературе) выражено очень ярко.
Таблица
Породный состав и количество медвежьих деревьев, зарегистрированных в Большеурском лесничестве (2007 г.)
Порода № %
Ель 202 52,1
Пихта 8 2,1
Сосна обыкновенная 11 2,08
Сосна сибирская 40 10,3
Лиственница 82 21,1
Берёза 44 11,3
Осина 1 0,3
Из других заметных особенностей коммуникативных систем бурых медведей, обитающих на обследованной территории, можно отметить наличие на медвежьих деревьях волос лошадей. Многие медвежьи деревья служат чесала-ми для кабанов, сильно загрязнены в прикомлевой части и нередко имеют на себе шерсть этих зверей. Поблизости обычно располагаются грязевые ванны кабанов, которыми, судя по следам, иногда пользуются и медведи. В этих случаях медвежьи деревья бывают загрязнены медведями особенно сильно.
Наше исследование поддерживается грантом РФФИ, проект № 07−400 275. В сборе материалов приняли участие Д. Г. Кудрина и В. В. Лискина,
которым авторы признательны за помощь.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Пучковский С. В., Левонюк И. В., Трофимов В. Ф. К познанию маркировочной деятельности бурого медведя (Ursus arctos L.) // Адаптации животных в естественных и антропогенных ландшафтах. Иваново: Изд-во Иванов. ун-та, 1990. С. 134−141.
2. Завацкий Б. П. Территориальность медведя Сибири и роль меченых деревьев в его жизни // Медведи СССР — состояние популяций. Ржев, 1991. С. 103−109.
3. Пучковский С. В. Экологические и этологические аспекты дендроактивности бурого медведя (Ursus arctos) // Успехи современной биологии. 2005. Т. 125, № 3. С. 328−342.
4. Завацкий Б. П. Снежный барс, бурый медведь и волк Саяно-Шушенского заповедника. Шушенское, 2004. 127 с.
5. Пучковский С. В. Роль человека в формировании коммуникативной системы бурого медведя (Ursus arctos) и проблема мониторинга // Экология. 1998. № 5. С. 390−395.
6. Пучковский С. В., Митюхина М. С. Избирательность мечения деревьев бурым медведем Ursus arctos (Carnivora, Ursidae) в Удмуртии // Сибир. экол. журн. 2001. № 1. С. 99−102.
7. Green G.I., Mattson D.I. Tree rubbing by Yellowstone grizzly bears Ursus arctos // Wild. Biol. 2003. № 9. P. 1−9.
Поступила в редакцию 30. 09. 07
S. V. Puchkovsky, D.A. Adakhovsky, G.M. Chigvintsev, K.B. Sulin
Some results of brown bear’s (Ursus arctos) communicative systems research in Sayano-Shushensky zapovednik
The paper presents a preliminary report about data on brown bear’s communicative systems which were collected in Bolsheurskij forestry of Sayano-Shushensky state zapovednik in 2007. 388 bears' trees were recorded and described. The linear frequency of marking averaged 29,1 bears' trees per 10 km of route.
Пучковский Станислав Владимирович
ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»
426 034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 4)
E-mail: SVPuch@mail. ru
Адаховский Дмитрий Александрович E-mail: radomir@udm. ru Чигвинцев Г еоргий Михайлович E-mail: chigvintsev@uni. udm. ru Сулин Константин Борисович E-mail: skos22@yandex. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой