Половой диморфизм дерматоглифических маркеров личностных суперфакторов Айзенка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

жабы не выражена, и характер питания зависит от местообитания, его растительного покрова и, вероятно, влажности, а также от сезона года.
Библиографический список
7. Плешанов, А. С. О распространении и экологии обыкновенной жабы BUFO BUFO (L.) в Прибайкалье / А. С. Плешанов, В. Ф. Лямкин // Герпетологические исследования в Сибири и на Дальнем Востоке. — Л., 1981. — С. 82 — 85.

1. Рихтер, Г. Д. Западная Сибирь / Г. Д. Рихтер. — М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1963. — 492 с.
2. Охотина, М. В. Полиэтиленовая пленка — перспективный материал для изготовления ловчих заборчиков / М. В. Охотина, В. А. Костенко // Фауна и экология наземных позвоночных юга Дальнего Востока СССР. — Владивосток, 1974. — С. 193−196.
3. Равкин, Ю. С. Факторная зоогеография: принципы, методы и теоретические представления / Ю. С. Равкин, С. Г. Ливанов. — Новосибирск: Наука, 2008. — 205 с.
4. Кузякин, А. П. Зоогеография СССР / А. П. Кузякин // Учен. зап. Моск. обл. пед. ин-та. — М.: МОИП, 1962. — Т. 59. — Вып. 1. — С. 3 — 182.
5. Земноводные и пресмыкающиеся Новосибирской и Томской областей (информационные материалы к герпетофа-уне Сибири) / О. Н. Чернышова [и др.]. — Новосибирск: НГПУ, 2002. — 52 с.
6. Земноводные и пресмыкающиеся. Энциклопедия природы России / Н. Б. Ананьева [и др.]. — М.: ABF, 1998. — 576 с.
ОДИНЦЕВ Олег Александрович, кандидат биологических наук, доцент (Россия), доцент кафедры биологии и биологического образования Омского государственного педагогического университета. Адрес для переписки: odintsevoa@mail. ru ОДИНЦЕВА Антонина Александровна, кандидат биологических наук, младший научный сотрудник лаборатории зоомониторинга института систематики и экологии животных СО РАН, г. Новосибирск. Адрес для переписки: toska8@mail. ru ТИМКИНА Марина Владимировна, студентка 51-й гр. факультета естественнонаучного образования Омского государственного педагогического универ-
Статья поступила в редакцию 10. 04. 2015 г. © О. А. Одинцев, А. А. Одинцева, М. В. Тимкина
удк 572. 08−57. °24 Е. В. РЕМНЕВА
Д. С. МОРОЗОВА Ж. П. КОРОТЫШ
Омский государственный педагогический университет Средняя общеобразовательная школа № 109 с углубленным изучением отдельных предметов,
г. Омск
ПОЛОВОЙ ДИМОРФИЗМ ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКИХ МАРКЕРОВ ЛИЧНОСТНЫХ СУПЕРФАКТОРОВ АЙЗЕНКА
В статье представлены результаты исследования зависимости между дерма-тоглифическими признаками пальцев рук и такими личностными характеристиками, как экстраверсия и нейротизм, у мужчин и женщин. Показана тенденция к противоположной направленности изменений большинства показателей у мужчин и женщин (например, преобладание сложных узоров (завитков) у мужчин связано с возрастанием экстраверсии, у женщин — с ее уменьшением). Обсуждается предположение об отражении особенностей нейрофизиологических процессов в мозге мужчин и женщин, связанных с личностными суперфакторами Айзенка, в организации дерматоглифических признаков.
Ключевые слова: дерматоглифические признаки, гребневой счет, экстраверсия, нейротизм, половой диморфизм.
Введение. Исследование взаимосвязи между происхождения и темпов развития в эмбриогенезе психологическими характеристиками личности гребешковой кожи и нервной системы [2, 3]. К наи дерматоглифическими признаками, особенно стоящему времени накоплены данные о слабой корна пальцах рук и ладонях, имеет длинную и про- реляции дерматоглифических показателей с психо-тиворечивую историю [1]. Реальной научной ос- логическими особенностями [4, 5], что, по мнению новой для такой взаимосвязи является общность М. А. Негашевой, обусловлено автономностью
Среднее значение экстраверсии
Таблица 1
Мужчины Женщины
Группы N _ N _
x ± а x ±а
1 (& gt- 60% W) 17 16,29*+3,69 13 13,31+3,38
2 (& gt- 60% U) 25 13,76+4,25 24 13,50+3,81
3 ® 10 11,40*±4,74 12 15,67+5,74
4 (A) 21 13,76 + 5,41 31 15,19+3,10
Примечание: *- р & lt- 0,05.
Таблица 2
Среднее значение экстраверсии при различном узоре на левом указательном
пальце ^2)
Мужчины Женщины
Узор на L2 N N
x ±а x ±а
2L 5 12,80+2,86 2 16,00+2,83
A 14 13,93 + 4,27 24 15,13+3,29
R 9 13,22+3,31 11 15,45 + 4,72
U 38 13,92 + 4,44 33 15,03 + 3,31
W 28 14,32+5,32 25 12,20 + 4,02
финального морфогенеза пальцевых дерматогли-фов, который находится вне прямых связей с формированием индивидуальных характеристик личности [5]. Тем не менее многие ученые предпринимают попытки найти дерматоглифические маркеры свойств высшей нервной деятельности, темперамента, эмоциональной лабильности и других психологических характеристик, а также определенных паттернов ЭЭГ [6 — 8]. Л. И. Тегако с сотрудниками получены достоверные связи (р = 0,01, г = до 0,561) между показателями дерматоглифики и психологическими свойствами личности [8]. В то же время в исследованиях не всегда учитывается половой диморфизм дерматоглифических признаков, отражающий психологические особенности мужского и женского мозга.
Целью данной работы является изучение полового диморфизма взаимосвязи между дермато-глифическими признаками пальцев рук и такими психологическими свойствами личности, как экстраверсия и нейротизм.
Материалы и методы. Изучались отпечатки пальцев 190 человек (94 мужчин и 96 женщин), русской национальности. Отпечатки пальцев получали, используя стандартный метод типографской краски. Определяли следующие типы узоров: дуга (А), радиальная петля Я), ульнарная петля (и), двойная петля (2Ц и завиток (Ш). Гребневой счет подсчиты-вался для каждого пальца, одним исследователем. В случае двойных петель и завитков, когда имеются два трирадиуса, использовалось большее значение. Подсчитывался также суммарный гребневой счет (СГС) для правой и левой рук отдельно и для обеих рук. Все исследования проводились раздельно для мужчин и женщин.
Определение степени экстраверсии и нейротиз-ма проводилось с помощью теста Г. Айзенка [9].
Достоверность различий в группах оценивалась с помощью т-теста Стьюдента и однофакторного
дисперсионного анализа (AN OVA). Корреляцию оценивали по критерию Пирсона. Для статистического анализа была использована программа SPSS Statistics 17.0.
Результаты. Узоры. Для оценки зависимости между типом узора и показателями нейротизма (Н) и экстраверсии (Э) были сформированы 4 группы: в первую вошли индивидуумы с преобладанием завитков на пальцах обеих рук (& gt- 60% W), во вторую — ульнарных петель (& gt- 60% U), третью группу составили люди, имеющие на пальцах хотя бы одну радиальную петлю ®, четвертую — одну (или больше) дугу (A) (по Л. И. Тегако, с изменениями).
Экстраверсия. У мужчин степень Э достоверно возрастает с увеличением числа завитков, в то время как у женщин наибольший балл Э отмечен у обладательниц радиальных петель и дуг (табл. 1). Узор на левом указательном пальце (табл. 2): у мужчин двойные петли маркируют самую низкую степень Э, у женщин — наоборот (хотя из-за малого числа наблюдений результаты, видимо, некорректны). Радиальные петли у мужчин связаны с низким уровнем Э, а завитки — с самым высоким, в то время как у женщин с завитком на 2-м пальце левой руки уровень Э самый низкий (различия не достоверны).
Так же и с узором на правом большом пальце (табл. 3): двойная петля на нем связана с наименьшим уровнем Э у мужчин и с наибольшим — у женщин. Отсутствие двойных петель на пальцах обеих рук у мужчин связано с наибольшим, а у женщин — с наименьшим уровнем Э. У мужчин наблюдается тенденция к уменьшению Э с возрастанием числа двойных петель, у женщин — наоборот (табл. 4).
Нейротизм: отмечены достоверные различия у женщин в связи с преобладанием типа узора: наибольший уровень Н — у женщин, на пальцах которых имеется хотя бы одна радиальная петля- женщины с преобладанием завитков наиболее эмоционально стабильны (табл. 5).
Таблица 3
Среднее значение экстраверсии при различном узоре на правом большом пальце

Мужчины Женщины
Узор N N
х ±а х ±а
2Ь 18 12,28±4,85 12 15,67±4,21
А 3 15,67±2,52 2 14,50±6,36
Я — - 1 15,00
и 42 14,12±4,04 53 14,43±3,47
31 14,42±4,89 28 13,68±4,24
Таблица 4
Среднее значение экстраверсии в связи с количеством двойных петель
Количество двойных петель Мужчины Женщины

N х ±а N х ±а
0 59 14,46±4,56 71 13,99±3,87
1 22 13,73±4,01 19 15,74±3,16
2 8 11,25±5,26 4 16,00±4,97
3 5 12,60±3,36 — -
4 — - 2 12,00±2,83
Таблица 5
Среднее значение нейротизма
Мужчины Женщины
Группы N N
х ±а х ±а
1 (& gt- 60% Ш) 17 12,06±3,73 13 13,38*±3,93
2 (& gt- 60% И) 25 10,28±5,12 24 14,08±4,15
3 (Я) 10 13,40±4,48 12 15,50*±4,44
4 (А) 21 10,57±4,57 31 13,87±4,14
Примечание: *- р & lt- 0,05.
Таблица 6
Коэффициент корреляции Пирсона для ГС и экстраверсии
Рука Пальцы
I II III IV V СГС
Мужчины Левая Правая Обе — 0,087 — 0,203 — 0. 060 — 0,054 — 0,054 — 0,053 — 0,110 — 0,088 — 0,169 — 0,161 — 0,120 — 0. 142 — 0,136
Женщины Левая Правая Обе — 0,080 — 0,045 — 0,240* - 0,378** - 0,195 — 0,319** - 0,238* - 0,221* - 0,171 — 0,229* - 0. 257* - 0,334** - 0,306**
Примечание: *- р & lt- 0,05- ** - р & lt- 0,01.
Гребневой счет (ГС): обнаружена слабая отрицательная корреляция гребневого счета и Э на пальцах правой руки: у мужчин на мизинце, у женщин — на втором и третьем пальцах, у женщин это отражается и на суммарном гребневом счете (табл. 6).
Обсуждение. Результаты отличаются половым диморфизмом, а изменения часто имеют противоположную направленность, то есть преобладание сложных узоров (завитков) у мужчин связано с возрастанием экстраверсии, у женщин — с ее уменьшением. Двойные петли у мужчин маркируют низкую
степень экстраверсии, у женщин — высокую. Простые узоры (дуги) и радиальные петли у мужчин коррелируют с ослаблением экстраверсии, у женщин — с ее усилением. Сходную направленность имеет только корреляция экстраверсии и гребневого счета: слабая (на первом пальце правой руки) и очень слабая отрицательная корреляция гребневого счета с уровнем экстраверсии у мужчин переходит в умеренную (особенно на втором пальце правой руки) у женщин.
В работе Л. И. Тегако показано, что уровень экстраверсии-интроверсии зависит от типа узора на указательном пальце левой руки. Наличие дуги свидетельствует о большей интровертированности характера, ульнарная петля и завиток способствуют более сильному выражению экстраверсии [8]. Наши данные подтверждают более сильную выраженность экстраверсии у мужчин с преобладанием завитков, но у женщин зависимость обратная (такая же противоположная взаимосвязь между экстраверсией и наличием двойных петель).
Нейротизм маркируют радиальные петли как у мужчин, так и у женщин. Самый низкий уровень нейротизма отмечен у женщин с преобладанием завитков, у мужчин — ульнарных петель.
Половой диморфизм дерматоглифических признаков неоднократно доказан [10−12] и объясняется, видимо, воздействием половых гормонов (особенно тестостерона) в пренатальном периоде [13]. В этот же период происходит закладка и развитие нейронных сетей головного мозга, дифференцирующихся также под значимым влиянием половых гормонов [11, 12]. Это приводит к определенным отличиям мужского и женского мозга, проявляющихся в диморфизме его морфологической и функциональной организации (когнитивных функциях, асимметрии полушарий и т. д.), так что можно говорить о половом мозаицизме функций человеческого мозга [12].
Нейрофизиологические исследования часто обнаруживают противоположные корреляции показателей работы мужского и женского мозга, что доказывает существование различной организации мозговых функций [14−17].
Такие психологические признаки, как экстраверсия и нейротизм (суперфакторы Айзенка), объективно отражающие особенности корково-подкор-ковых взаимодействий нейронных структур мозга, имеют специфические особенности у разных полов, что выявляется при исследовании ЭЭГ [18]. Причем связь нейротизма с когерентностью тета2- и бета2-ритмов в большей степени проявляется в изменении взаимодействия передних областей коры мозга у мужчин, но задних отделов — у женщин, причем в бета2-диапазоне у первых обнаружены положительные корреляции, а у вторых — отрицательные. ЭЭГ-корреляты экстраверсии в тета-диапазоне противоположным образом представлены у мужчин и женщин: у первых отмечено усиление взаимодействия корковых областей при повышении показателя экстраверсии, а у вторых — его снижение [16].
Существуют также работы, в которых показана корреляция признаков дерматоглифической картины кисти с определенными паттернами ЭЭГ. Наиболее ярко это проявляется при высокой сложности узора на пальцах рук — завитках или наличии узора в области 1Ъ/1, чему соответствует увеличение мощности в высокочастотном диапазоне а-активности и/или в диапазоне низкочастотной Р-активности [6].
Не является ли противоположная тенденция корреляции дерматоглифических паттернов у мужчин и женщин с нейротизмом, и особенно с экстраверсией, отражением специфических половых особенностей взаимодействия нейронных структур мозга? Возможно, преобладание завитковых узоров, как наиболее сложных и требующих более длительного формирования в эмбриональный период, демонстрирует и усиление взаимодействия между областями коры мозга: у мужчин с повышением показателя экстраверсии отмечается усиление взаимодействия корковых областей и возрастание числа завитков- у женщин — снижение взаимодействия и уменьшение количества завитковых узоров. Эта тенденция, однако, не проявляется в случае двойных петель. Несомненно, для обоснования этой гипотезы требуются дальнейшие исследования.
Выводы.
1. Уровень экстраверсии обнаруживает отрицательную корреляцию с гребневым счетом: слабую у мужчин и умеренную у женщин.
2. Мужчины с преобладанием завитковых узоров имеют наиболее высокую степень экстраверсии, женщины — самую низкую. Двойные петли у мужчин маркируют низкую степень экстраверсии, у женщин — высокую. Простые узоры (дуги) и радиальные петли у мужчин коррелируют с ослаблением экстраверсии, у женщин — с ее усилением. Противоположные тенденции, связанные с полом, возможно, являются отражением разной организации нейронных сетей у мужчин и женщин.
3. Обладатели радиальных петель демонстрируют самый высокий показатель нейротизма.
Таким образом, можно предположить, что особенности нейрофизиологических процессов в мозге мужчин и женщин, связанные с личностными суперфакторами Айзенка, находят отражение в организации дерматоглифических признаков и что эти особенности являются реализацией программы, заложенной в генах.
Библиографический список
1. Campbell Edward, D. A history of dermatoglyphics, palmistry & amp- character identity. 1998 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www. edcampbell. com/PalmD-History. htm (дата обращения: 05. 06. 2012).
2. Гладкова, Т. Д. Кожные узоры кисти и стопы обезьян и человека / Т. Д. Гладкова. — М., 1966. — 151 с.
3. Гусева, И. С. Морфогенез и генетика гребешковой кожи человека / И. С. Гусева. — Мн., 1986. — 160 с.
4. Лунегов, В. П. О взаимосвязи пальцевых дактилотипов со свойствами нервной системы человека / В. П. Лунегов // Человек. Экология. Симметрия: Междунар. симпозиум: тез. докл. — Мн., 1991. — С. 63−64.
5. Негашева, М. А. Морфологическая конституция человека в юношеском периоде онтогенеза (интегральные аспекты): автореф. дис. … д-ра биолог. наук / М. А. Негашева. — М., 2008. — 48 с.
6. Особенности ЭЭГ у девочек 6−8 лет с разным дерма-тоглифическим рисунком кисти / Н. Н. Богданов [и др.] // Доклады Академии наук. — 1994. — Т. 338, № 3. — С. 420.
7. Дерматоглифический рисунок при синдроме Туретта / В. Г. Солониченко [и др.] // Физиология человека. — 1997. — Т. 23, № 1. — С. 113 — 117.
8. Тегако, Л. И. Научная хиромантия / Л. И. Тегако. — М.: Эксмо, 2008. — 176 с.
9. Овчинников, Б. В. Типы темперамента в практической психологии / Б. В. Овчинников, И. М. Владимирова, К. В. Павлов. — СПб.: Речь, 2003. — 288 с.
10. Micle S, Kobyliansky E. Dermatoglyphic sexual dimorphism in Yemenite Jews // Bulletins et Memoires de la Societe d'-anthropologie de Paris. XIV Serie, tome 4 fascicule 2, 1987. — P. 95−113.
11. Hall, J. A. Y., & amp- Kimura, D. Dermatoglyphic asymmetry and sexual orientation in men // Behavioral Neuroscience, 1994. — Vol. 108, № 6. — P. 1203−1206.
12. Witelson S. F. Neural sexual mosaicism: sexual differentiation of the human temporo-parietal region for functional asymmetry // Psychoneuroendocrinology. — 1991- 16 (1−3). — P. 131 — 153.
13. Jamison S. C., Meier R. J., Campbell B. C. Dermatoglyphic asymmetry and testosterone levels in normal males // Am J. Phys Anthropol. — 1993 Feb- 90 (2). — P. 185−198.
14. Corsi-Cabrera M, Herrera P, Malvido M. Correlation between EEG and cognitive abilities: sex differences // Int. J. Neurosci. — 1989 Mar- 45 (1−2). — P. 133 — 41.
15. Habib M., Gayraud D., Oliva A., Regis J., Salamon G., Khalil R. Effects of handedness and sex on the morphology of the corpus callosum: a study with brain magnetic resonance imaging // Brain Cogn. — 1991. — Vol. 16. — P. 41 — 61.
16. Вольф, Н. В. Половой диморфизм функциональной организации мозга при обработке речевой информации [Электронный ресурс] / Н. В. Вольф, О. М. Разумникова. — Режим
доступа: http: //cerebral-asymmetry. narod. ru/Wolf. htm (дата обращения: 20. 04. 2014).
17. Леутин, В. П. Функциональная асимметрия мозга: мифы и действительность / В. П. Леутин, Е. И. Николаева. — СПб.: Речь, 2005. — 368 с.
18. Разумникова, О. М. Особенности фоновой активности коры мозга в зависимости от пола и личностных суперфакторов Айзенка / О. М. Разумникова // Журнал высшей нервной деятельности. — 2004. — Т. 54, № 4. — С. 455−465.
РЕМНЕВА Екатерина Витальевна, кандидат биологических наук, доцент кафедры биологии Омского государственного педагогического университета. МОРОЗОВА Дарья Сергеевна, студентка гр. 52 факультета естественнонаучного образования Омского государственного педагогического университета. КОРОТЫШ Жанна Павловна, учитель биологии средней общеобразовательной школы № 109 с углубленным изучением отдельных предметов, г. Омск. Адрес для переписки: ekaterina-remneva@yandex. ru
Статья поступила в редакцию 14. 10. 2014 г. © Е. В. Ремнева, Д. С. Морозова, Ж. П. Коротыш

УДК 619: 616. 7/8:636. 7
Е. А. КИСЕЛЕВ
Омский государственный аграрный университет им. П. А. Столыпина
ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ТАЗОВЫХ ПАРАПЛЕГИИ У СОБАК РАЗНЫХ ПОРОД_
Сходные по клиническим проявлениям поражения позвоночника у собак различных фенотипических групп имеют различную этиологию и патогенез, что обусловлено различными условиями его функционирования. Это должно быть учтено как в прогностической оценке, так и в выборе методов лечения.
Ключевые слова: тазовая параплегия, биомеханика скелета.
Многообразие пород собак, существующих в настоящее время, является результатом удовлетворения разнообразных эстетических, служебных и хозяйственных потребностей человека, что обусловливает их существенные фенотипические различия. Это, в свою очередь, сопряжено с заметными анатомическими, а в некоторых случаях и с физиологическими различиями, что не может не сказаться и на закономерностях течения некоторых патологических процессов, что, вне всякого сомнения, должно учитываться в диагностике и лечении этих заболеваний.
В современной ветеринарной литературе особенности в предрасположенности отдельных пород собак к некоторым заболеваниям находят своё отражение, но эти данные носят как правило отрывочный характер и не увязывают патогенетические закономерности с фенотипическими особенностями животного.
Хотя, на наш взгляд, очевидно, что особенности строения, обусловленные породными различиями,
находят своё отражение в различном функционировании отдельных структур и даже целых систем организма.
Одним из примеров подобных различий могут служить особенности функционирования опорно-двигательного аппарата, и в частности позвоночника, у собак различных породных групп.
Морфологически все породы собак делятся на три основных типа:
— брахиоморфный — характеризующийся укороченным лицевым отделом черепа, удлинённым позвоночником и укороченными элементами периферического скелета (пекинесы, французские бульдоги, ши-тцу) —
— мезоморфный — собаки с гармоничными пропорциями головы и туловища (овчарки, терьеры) —
— долихоморфный — характеризуется акроме-галическими признаками — удлинённая морда, конечности (борзые, афган).
Встречаются и комбинации рассматриваемых типов, тогда долихоморфный череп сочетается

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой