Polovtsy contacts in the house of Vladimir-Suzdalia – John of Plano Carpini’s Account of Prince Yaroslav Vsevolodovich’s retinue in 1246

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ROSSICA ANTIQUA. 2014 (2)
Mari Isoaho
Polovtsy contacts in the house of Vladimir-Suzdalia — John of Plano Carpini’s Account of Prince Yaroslav Vsevolodovich’s retinue in 1246*
Автор статьи предполагает, что между половецкими воинами и княжеской свитой существовали прочные связи, основанные на смешанных браках между представителями русской княжеской верхушки и дочерями половецких ханов. Первой женой князя Ярослава Всеволодовича (1191−1246) была половецкая принцесса, дочь Юрия Кончаковича. Его второй известный нам брак был заключен около 1213−1215 гг. с дочерью Мстислава Мстисла-вича Удалова, и мать невесты вероятно была половчанкой. Высокое положение половцев в княжеской дружине особенно ярко показано в книге Джованни Плано Карпини «История монголов», где приводятся интересные сведения о ближайшем окружении князя Ярослава во время последнего путешествия князя в Каракорум в 1246 г. Карпини допускает, что князь Ярослав женился вновь после смерти его бывшей жены в 1244 г. Помимо этого, из указаний Карпини видно, что новая жена Ярослава была связана со степной дипломатией, исходя из чего ее половецкое происхождение представляется весьма вероятным.
Ключевые слова: Ярослав Всеволодович, половцы, монголы, Джованни Плано Карпини, семейные отношения, политика силы
In the medieval world the public and the personal were closely connected, and personal relations were of key importance in the public political arena. There were none of the limits between public and personal that we are used to today, and for the ruling aristocrat, things that we might consider personal were public. The personal relationships of kinship and personal alliances were the main tools used to keep order in medieval society. Political communication depended on confidentiality, restricted to a very small circle of
44
ROSSICA ANTIQUA. 2014 (2)
people which every ruler had cultivated1. Although research into medieval Rus' practices of power has been fairly active2, the fact remains that the most important ways of influencing princely power were personal. By investigating the personal contacts and the careers of influential persons who held the power in their society, prosopographers hope to acquire a better understanding of the power structure of medieval society. In this article I apply this method in order to investigate the power mechanisms of the princely house of Vladimir-Suzdalia in the early thirteenth century, by examining the personal contacts of Prince Yaroslav Vsevolodovich (1191−1246)3.
The historical significance of Prince Yaroslav Vsevolodovich has undergone under some re-estimation, as he has recently been elevated from the shadows of his renowned son, Alexander Nevskiy. A. N. Nesterenko and Mikhail Sokol’skiy in particular have presented him as a sinister and lustful figure, a ruthless conspirator, who did everything he could to assume the throne of Vladi-mir4. The power struggle between the Rus' princes, their constant confrontations and internal wars, has prompted many historians to
* For commenting on my paper, especially on its references to John of Plano Caipini’s History of the Mongols, I wish to thank Dr. Antti Ruotsala (University of Helsinki).
1 Althoff G. Friendship and Political Order // Friendship in Medieval Europe Ed. Haseldine J. Stroud 1999. P. 91−96.
2 See: Котляр Н. Ф. Двор Галицких Романовичей (XIII в.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2008. № 1 (31). С. 60−71- Пересняков А. Е. Княжеское право в Древней Руси. Очерки по истории X — XII столетий. Лекции по русской истории. Киевская Русь. Научное издание. М., 1993- Двор монарха в средневековой Европе: явление, модель, среда. Вып. 1. М., 2001- Королевский двор в политической культуре средневековой Европы: Теория. Символика. Церемониал. М., 2004- Свердлов М. Б. Домонгольская Русь: Князь и княжеская власть на Руси VI — первой трети XIII вв. СПб., 2003- Ostrowski D. Systems of Succession in Rus' and Steppe Societies // Ru-thenica. 2012. № 11. С. 29−58.
3 See: Beech G. Prosopography // Medieval Studies. An Introduction. Syrakuse, New York, 1992. P. 185−226.
4 Нестеренко А. Н. Ярослав Всеволодович // Вопросы истории. 2014. № 11. С. 31−47- Сокольский М. М. Неверная память: Герои и антигерои России. М. 1990, 126−193.
45
ROSSICA ANTIQUA. 2014 (2)
question the practices of medieval power5. Although it is true that he was actively involved with many military expeditions, causing havoc to his enemies far and near, and also becoming embroiled in family disputes, I think it is essential to view his actions in the light of the cultural practices which prevailed in his days.
As Prince Yaroslav belonged to the inner circle of the power hierarchy in the medieval Rurikovich circles, he had an extensive social network. The task of analyzing his web of personal contacts, however, is very problematic, since the Russian medieval chronicles include only few details of Yaroslav’s personal life, as they focused on events that were beyond ordinary, everyday life. The chronicles inform us only of the most important facts and turning points in his career, the changes in his position in the Rus' power balance, his wars and peace negotiations. Yaroslav had an extremely wide net of contacts, and the geographical space within which he physically manoeuvred was huge. Within Rus' society, he managed to occupy — at least for a while — the thrones of Pereyaslavl Russkiy, Galich, Ryazan, Novgorod, Pereyaslavl Zalesskiy, Vladimir, and Kiev. As a military leader he campaigned against Finns (em/yam) — extending his campaign further north than any Russian prince before him, Estonians (chudi), Mordvinians, Lithuanians, Teutonic Knights, as well as the Polovtsy. Yaroslav’s activity meant that his diplomatic contacts reached from the Roman pope to the great khan of Karakorum, covering a geographical width of nearly 7,000 kilometres.
Thus we

Статистика по статье
  • 55
    читатели
  • 19
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 6
    соц. сети

Ключевые слова
  • ЯРОСЛАВ ВСЕВОЛОДОВИЧ,
  • ПОЛОВЦЫ,
  • МОНГОЛЫ,
  • ДЖОВАННИ ПЛАНО КАРПИНИ,
  • СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ,
  • ПОЛИТИКА СИЛЫ,
  • YAROSLAV VSEVOLODOVICH,
  • POLOVTSY,
  • MONGOLS,
  • JOHN PLANO DI CARPINI,
  • MEDIEVAL FAMILY RELATIONS

Аннотация
научной статьи
по истории и историческим наукам, автор научной работы & mdash- Mari Isoaho

Автор статьи предполагает, что между половецкими воинами и княжеской свитой существовали прочные связи, основанные на смешанных браках между представителями русской княжеской верхушки и дочерями половецких ханов. Первой женой князя Ярослава Всеволодовича (1191−1246) была половецкая принцесса, дочь Юрия Кончаковича. Его второй известный нам брак был заключен около 1213−1215 гг. с дочерью Мстислава Мстиславича Удалова, и мать невесты вероятно была половчанкой. Высокое положение половцев в княжеской дружине особенно ярко показано в книге Джованни Плано Карпини «История монголов», где приводятся интересные сведения о ближайшем окружении князя Ярослава во время последнего путешествия князя в Каракорум в 1246 г. Карпини допускает, что князь Ярослав женился вновь после смерти его бывшей жены в 1244 г. Помимо этого, из указаний Карпини видно, что новая жена Ярослава была связана со степной дипломатией, исходя из чего ее половецкое происхождение представляется весьма вероятным.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой