Некоторые вопросы применения норм о кондикционных обязательствах к требованиям о возврате исполненного по недействительной и незаключенной сделкам

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

84
ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
2008. Вып. 2 ЭКОНОМИКА И ПРАВО
УДК 347
Е.А. Анчишина
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ О КОНДИКЦИОННЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ К ТРЕБОВАНИЯМ О ВОЗВРАТЕ ИСПОЛНЕННОГО ПО НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ И НЕЗАКЛЮЧЕННОЙ СДЕЛКАМ
Рассматриваются вопросы применения норм о кондикционных обязательствах к требованиям о возврате исполненного по недействительной и незаключенной сделкам. Предпринята попытка разрешить проблему разграничения критериев признания сделки недействительной и незаключенной и правовых последствий такого признания. Предлагается внести соответствующие изменения в гражданское законодательство РФ.
Ключевые слова: незаключённость договора, недействительность сделки, реституция, виндикация, конвалидация.
Современное гражданское законодательство значительно расширило сферу применения института обязательств вследствие неосновательного обогащения по сравнению с ранее действовавшим, предусмотрев, что обязательство из неосновательного обогащения является общей защитной мерой, применяемой не только самостоятельно, но и субсидиарно с другими требованиями: реституционными, виндикационными, договорными, деликтными. В связи с этим проблема определения пределов применения норм о кондикционных обязательствах к иным требованиям о защите гражданских прав является в настоящее время одной из самых дискуссионных в цивилистической доктрине и судебной практике.
Предметом нашего исследования являются некоторые вопросы применения норм об обязательствах вследствие неосновательного обогащения к требованиям о возврате исполненного по недействительной и незаключенной сделкам.
В соответствии со ст. 1103 ГК РФ правила об обязательствах из неосновательного обогащения, предусмотренные гл. 60 ГК РФ, поскольку иное не установлено ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, подлежат применению к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.
Юридические последствия недействительности сделок изложены в § 2 гл. 9 ГК РФ.
Главным имущественным последствием недействительности сделки, когда она полностью или частично исполнена, как отмечается в современной цивилистической литературе, является реституция, предусмотренная п. 2 ст. 167 ГК РФ1.
1 Цит. по: Суханов Е. А. Гражданское право. — М.: Волтерс Клувер, 2006. — Т. 1. -С. 508,509.
ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2008. Вып. 2
В соответствии с указанной выше нормой действующего гражданского законодательства при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделок не предусмотрены законом.
По мнению В. С. Ема, в нормативной конструкции, закрепленной в п. 2 ст. 167 ГК РФ, предусмотрено два механизма возврата имущества, служившего предметом исполнения по недействительной сделке: возврат индивидуально-определенных вещей (реституция владения) и возврат вещей, определенных родовыми признаками, и осуществление денежной компенсации при невозможности возврата полученного в натуре (компенсационная реституция). При этом в случае реституции владения субъекты недействительной сделки должны руководствоваться непосредственно нормой п. 2 ст. 167 ГК РФ. При компенсационной же реституции формой (способом) реализации права на реституцию является требование о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества. При этом так же, как и в случае реституции владения, у стороны недействительной сделки, во исполнение которой она получила имущество, возникает обязанность по возврату этого имущества. В случае невозможности вернуть имущество в натуре вследствие отчуждения его третьим лицам обязанность возместить стоимость имущества должна быть реализована в рамках обязательства из неосновательного обогащения, а если невозможность вернуть имущество в натуре возникла из-за гибели имущества или его утраты, то такая обязанность должна быть реализована в рамках обязательства по возмещению убытков2.
Данная точка зрения, на наш взгляд, является необоснованной и противоречивой. Так, В. С. Ем, отделяя реституцию владения от компенсационной реституции, рассматривает ее как механизм возврата имущества, переданного по недействительной сделке, только в отношении индивидуальноопределенных вещей, поскольку только в этом случае у лица, получившего вещь по недействительной сделке, не возникает никакого права на нее. Поэтому, по его мнению, в интересах стабильности оборота индивидуальноопределенная вещь во всех случаях возвращается лицу, передавшему ее по недействительной сделке. Если же во исполнение недействительной сделки переданы родовые вещи, то они «обезличиваются» и «становятся объектами права собственности или иного вещного права приобретателя"3.
Однако по смыслу ст. 218 ГК РФ такого основания приобретения права собственности, как «обезличивание имущества, определенного родовыми признаками», не существует. В связи с этим представляется неверным утверждение автора о том, что право собственности переходит на родовую вещь к лицу, получившему ее по недействительной сделке, только потому, что про-
2 Цит. по: Суханов Е. А. Указ. соч. — С. 512,513.
3 Там же.
изошло «обезличивание имущества». Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи. Следовательно, в случае с договором купли-продажи как индивидуально-определенного имущества, так и имущества, определенного родовыми признаками, право собственности на имущество при его передаче переходит к приобретателю (покупателю) (за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 491 ГК РФ право собственности сохраняется до определенного момента за продавцом). Признание данного договора недействительным будет основанием для применения норм ст. 167 ГК РФ, в соответствии с п. 1 которой недействительная сделка не влечет юридических последствий (передача имущества по договору купли-продажи не повлечет перехода права собственности к покупателю), за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. При этом действующее гражданское законодательство для сделок с имуществом, определенным родовыми признаками, никакого исключения не делает. Таким образом, права собственности на вещь у лица, получившего ее по сделке, признанной впоследствии недействительной, не возникает независимо от того, является ли данная вещь индивидуально-определенной или родовой.
Трудно согласиться и с утверждением В. С. Ема, что обязанность по возмещению стоимости имущества, переданного во исполнение недействительной сделки, возврат которого невозможен ввиду того, что оно находится у третьего лица, должна исполняться в рамках кондикционных обязательств. На наш взгляд, в данной ситуации надлежит руководствоваться нормой п. 2 ст. 167 ГК РФ, согласно которой в случае невозможности возвратить полученное в натуре сторона недействительной сделки обязана возместить его стоимость в деньгах. Нормы же об обязательствах вследствие неосновательного обогащения могут применяться в таком случае только в субсидиарном порядке.
Как показывает анализ судебной практики, к требованию о возврате исполненного по недействительной сделке в порядке ст. 1103 ГК РФ применяются, в частности, нормы ст. 1104 ГК РФ, определяющей ответственность приобретателя за недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, ст. 1105 ГК РФ, определяющей стоимость имущества, а также сумму, подлежащую возврату, если полученное по сделке выражается в пользовании имуществом или предоставленной услуге- ст. 1107 ГК РФ о возмещении потерпевшему неполученных доходов, ст. 1108 ГК РФ о возмещении затрат на имущество, подлежащее возврату4.
4 Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от
7 сентября 2000 г. № А19−10 974/99−16-Ф02−1834/00-С2- Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 18 июля 2006 г. № Ф03-А51/06−1/2446- Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 29 октября 2002 г- № Ф03-А73/02−1/2308- Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 25 января 2005 г. № А54−2418/02-С5-С8-С9-С16-С19- Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 марта 2005 г. № Ф04−1470/2005(9712-А27−30) — Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 августа 2005 г. № Ф04−5565/2005(14 224-А75−38) — Постановление Федерального арбитражного суда Волго-
ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2008. Вып. 2
Необоснованным также представляется утверждение о том, что обязанность по возмещению стоимости имущества, возврат которого невозможен в связи с его гибелью или утратой, должна быть реализована в рамках обязательства по возмещению убытков. На наш взгляд, в данной ситуации подлежат субсидиарному применению нормы гл. 60 ГК РФ, а именно, ст. 1104 ГК РФ, согласно которой приобретатель несет ответственность за всякие, в том числе и случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества.
В цивилистической литературе существует и противоположное проанализированной выше точке зрения В. С. Ема мнение, согласно которому реституция, смоделированная в п. 2 ст. 167 ГК РФ, не решает вопроса о способах возврата имущества, являвшегося предметом исполнения недействительных сделок, а лишь определяет судьбу имущества. Вследствие этого возврат имущества может быть осуществлен путем предъявления: виндикационного иска для истребования индивидуально-определенной вещи и иска из неосновательного обогащения для истребования имущества, определяемого родовыми признаками, или его стоимости 5.
Данная точка зрения представляется спорной. Во-первых, она допускает конкуренцию виндикационного и кондикционного исков, которая по российскому гражданскому праву невозможна. Во-вторых, требование о возврате исполненного по недействительной сделке, согласно рассматриваемой позиции, не может быть предъявлено как самостоятельный иск (реституционный), а его удовлетворение возможно только посредством предъявления виндикационного или кондикционного исков. В-третьих, ученые, разделяющие анализируемую точку зрения, так же как и В. С. Ема, рассматривают кондик-ционный иск как способ возврата родового имущества, послужившего предметом исполнения недействительной сделки, или его стоимости, минуя применение п. 2 ст. 167 ГК РФ, что представляется необоснованным по вышеуказанным причинам.
Не менее актуальной, на наш взгляд, является проблема применения норм
об обязательствах вследствие неосновательного обогащения к требованиям о возврате исполненного по незаключенной сделке.
Прежде всего необходимо отметить, что в современном гражданском законодательстве не урегулирован вопрос об имущественных последствиях незаключенной сделки. На сегодняшний день в цивилистической доктрине и судебной практике также не выработано единой точки зрения.
Так, некоторые ученые считают, что незаключенная сделка является видом ничтожной сделки по признаку — несоответствие формы сделки закону. Данная позиция обосновывается тем, что для незаключенных сделок в законе не предусмотрены особые правовые последствия, поэтому отсутству-
Вятского округа от 21 мая 2002 г. № 142/8−152/8- Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 декабря 1997 г. № Ф08−1760/1997.
5 Цит. по: Суханов Е. А. Указ. соч. С. 510.
ют основания для их выделения в самостоятельную группу6. Так, Н. Толчеев указывает, что если «сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то такой договор не соответствует требованиям ст. 432 ГК РФ, поэтому в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным». В связи с этим, по его мнению, на договоры, которые признаются незаключенными по причине отсутствия соглашения по всем существенным условиям, распространяются положения, относящиеся к недействительным сделкам7. Ученые, придерживающиеся рассматриваемой позиции, объясняют проводимое ими отождествление ничтожной и незаключенной сделок следующими обстоятельствами: во-первых, ничтожная сделка недействительна с момента своего заключения, то есть фактически не возникает вовсе, как и незаключенная сделка, а во-вторых, сделки как правомерного действия и в случае признания сделки ничтожной, и в случае признания сделки незаключенной не возникает8.
Однако такая аргументация представляется спорной в связи с нижеследующим.
Так, ничтожная сделка при определенных обстоятельствах может быть признана действительной. Придание ничтожной сделке юридической силы в цивилистической доктрине получило название конвалидации (исцеление)9. Действующее российское гражданское законодательство предусматривает несколько случаев конвалидации ничтожных сделок. Так, в соответствии с п. 2 ст. 171 ГК РФ судом сделка может быть признана действительной по требованию опекуна в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, если она совершена к выгоде этого гражданина. Таким образом, в определенных законом случаях ничтожная сделка влечет юридические последствия, которые не связаны с ее недействительностью. Незаключенная же сделка при любых обстоятельствах не может быть признана заключенной. Она влечет только те последствия, которые связаны с ее незаключенностью.
На наш взгляд, понятия «незаключенная» и «недействительная» сделки, а также правовые последствия, которые они влекут, необходимо различать. В связи с этим позиция ученых, которые выделяют незаключенные до-
6 Шахматов В. П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. — Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1966. — С. 28- Семенов М. Что такое незаключенная сделка? // Эж-Юрист. — 2001. — № 9. — С.3.
7 Толчеев Н. Разграничение оспоримых и ничтожных сделок? // Эж-Юрист. — 2003. -№ 35. -С. 10.
8 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн: 1. Общие положения. -М.: Статут, 2001. — С. 190- Струнская О. Если в договоре о передаче в управление имущественных прав авторов произведений невозможно определить, какие именно права переданы, какой вопрос необходимо ставить — о недействительности договора или о признании его незаключенным? // Эж-Юрист. — 2004. — № 16.
9 Тузов Д. О. Конвалидация ничтожных сделок в российском гражданском праве // Вестник Высшего Арбитражного Суда Р Ф. 2004. — № 7. — С. 146.
ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2008. Вып. 2
говоры в самостоятельную группу сделок, представляется правильной и обоснованной10.
Однако нельзя не обратить внимание на тот факт, что сам законодатель допускает смешение понятий «незаключенная» и «недействительная (ничтожная)» сделки. Так, согласно п. 1 ст. 165 ГК РФ несоблюдение требования о государственной регистрации сделки в случаях, установленных законом, влечет ее недействительность, такая сделка считается ничтожной. А в соответствии с п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Данное обстоятельство позволяет некоторым авторам делать необоснованные выводы о том, что «незаключенный», юридически несуществующий договор может быть действительным или ничтожным в зависимости от того, соблюдена ли его форма. В этих случаях заключенность/незаключенность является вторичной, последующей формой юридической квалификации по отношению к действительности/недействительности11.
По нашему мнению, в целях формирования единообразной практики применения указанных норм целесообразно внести в п. 1 ст. 165 ГК РФ изменения, касающиеся несоблюдения требования о государственной регистрации сделки, и изложить его в следующей редакции: «В случае несоблюдения требования о государственной регистрации сделки она считается незаключенной, если закон не устанавливает, что такая сделка ничтожна», — а также привести в соответствие с указанной нормой действующее гражданское законодательство.
В цивилистической литературе высказывается также мнение о том, что разграничение недействительных и незаключенных сделок имеет практическое значение «только при решении вопроса о применении сроков исковой давности (по нормам о неосновательном обогащении применяется общий срок исковой давности — 3 года, а по нормам о недействительности сделок — 1 год (оспоримые) и 10 лет (ничтожные))», поскольку «как при исполнении незаключенного, так и недействительного договора полученное подлежит возвращению, независимо от того, применяются ли последствия недействительности сделки либо нормы о неосновательном обогащении» 12.
10 Егоров Ю. П. Несостоявшиеся сделки // Журнал российского права. — 2004. — № 10.
— С. 67- Кияшко В. Признание договоров незаключенными // Право и экономика. -2004. — № 8.
11 Тузов Д. О. О понятии «несуществующей» сделки в российском гражданском праве // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2006. — № 10. — С. 13.
12 Афонина Е. И. Вопросы квалификации незаключенной и недействительной сделки. Форма и государственная регистрация сделок // Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. — 2002. — № 4. Согласно Ф З «О внесении изменения в статью 181 части первой ГК РФ» от 21. 07. 2005 г. № 109-ФЗ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет 3 года со дня, когда началось исполнение этой сделки.
Необходимо отметить, что и в судебной практике нет единого подхода к вопросу о правовой природе и имущественных последствиях незаключенных сделок.
Так, с одной стороны, в ряде постановлений окружных арбитражных судов прослеживается подход, в соответствии с которым незаключенный договор — это несуществующий договор, а потому он не может быть подвергнут оценке как недействительный. Незаключенность договора не является основанием для признания сделки недействительной13. Если в договоре не определено его существенное условие, прямо предусмотренное законом, договор должен быть признан незаключенным14. При этом в случае, если договор исполнен и у сторон в процессе его исполнения не возникло спора относительно предмета (существенное условие любого договора согласно ст. 432 ГК РФ), то условие о предмете договора не может считаться несогласованным, а договор незаключенным15. Кроме того, действия сторон по договору, в котором отсутствуют существенные условия, могут пониматься как разовые сделки, порождающие возникновение прав и обязанностей сторон. В этих случаях договор также не может быть признан незаключенным16. Последствия признания договора незаключенным предусмотрены положениями гл. 60 ГК РФ. Что касается норм ст. 167 ГК РФ, то они применяются к недействительным сделкам17. Недействительным договор может быть признан в том случае, ес-
13 Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от
05 января. 2000 г. № А33−8002/99-С2-Ф02−2371/99-С2- Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 декабря 2001 г. № Ф04/4018−1152/А46−2001- Постановление Федерального арбитражного суда ЗападноСибирского округа от 24 августа 2006 г. № Ф04−5412/2006(25 789-А03−9).
14Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от
19 сентября 2006 г. № Ф04−5444/2006(25 725-А75−12) — Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 сентября 2006 г. № Ф09−8279/06-С3- Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09 июня 2005 г. № Ф08−2340/05- Постановление Федерального арбитражного суда ЗападноСибирского округа от 11 сентября 2006 г. № Ф04−5976/2006(26 391-А45−38) — Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 августа 2006 г. N Ф09−2368/06-С6.
15 Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от
20 сентября 2006 г. № Ф08−4294/06- Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 сентября 2006 г. № А05−20 939/2005−30.
16 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11 апреля. 2005 г. № А-79−8679/2004-СК2−8094- Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 29 декабря 1998 г. № 6460/98.
17 Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 декабря 2001 г. № Ф04/4018−1152/А46−2001- Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30 мая 2000 г. № А05−946/00−62/20- Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 сентября 2006 г. № Ф09−8030/06-С3. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа 11 сентября 2006 г. № Ф09−7902/06-С4- Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 сентября 2006 г. № КГ-А40/8337−06- Поста-
ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2008. Вып. 2
ли условия договора противоречат требованиям закона. При этом по смыслу нормы ст. 167 ГК РФ недействительной может быть признана только сделка, заключенная в установленном законом порядке18.
В то же время в судебной практике встречается и прямо противоположное мнение, в соответствии с которым признание договора незаключенным при отсутствии в нем существенных условий влечет за собой последст-
^ 19 тг
вия недействительности сделки. К незаключенным договорам применяются нормы о недействительных сделках, в том числе о реституции20. Иногда встречается и прямое указание на то, что в случаях, когда не определен предмет договора, подлежат применению правила гл. 9 ГК РФ, поскольку признание договора незаключенным законом не предусмотрено21.
Нередко суд не проводит четкого различия между понятиями «ничтожная сделка» и «незаключенная сделка». Так, указывая на незаключенность договора в связи с недостижением сторонами соглашения по всем существенным условиям, суд одновременно делает вывод о его ничтожности ввиду 22
несоответствия закону.
На наш взгляд, в случае признания сделки незаключенной, поскольку имущественное предоставление одной стороны, переданное другой, по такой сделке не влечет перехода прав на это имущество, может быть подан либо виндикационный иск, либо кондикционный. Конкуренция исков в данном случае исключается.
Если по незаключенной сделке было передано индивидуальноопределенное имущество, то подлежат применению положения действующего гражданского законодательства об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Так, виндикационный иск судом удовлетворен, поскольку договор, на основании которого имущество находится во владении
23
ответчика, является незаключенным.
новление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 июля 2004 г. № КГ-А41/5877−04.
18 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 января 2004 г. № А43−3686/2003−13−117- Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 11 мая 2004 г. № А08−3094/03−22- Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02 октября 2006 г. № Ф09−8520/06-С4.
19 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от
17 марта 2005 г. № А29−1733/2004−2э- Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05 февраля 1999 г. № Ф09−36/99ГК- Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30 июля 1998 г. № 271/98.
20 Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 сентября 1999 г. № Ф08−1965/99.
21 Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от
18 августа 1997 г. № А33−560/97-С1-Ф02−743/97-С1−1/47.
22 Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 июля 1999 года № Ф08−1352/99.
23 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 ноября 2006 г. № Ф09−10 558/06-С3- Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 9 октября 2006 г. № А35−3151/06-С17- Постановление Федераль-
В случаях, когда по незаключенной сделке было передано индивидуально-определенное имущество, возврат которого в порядке ст. 301 ГК РФ невозможен, либо имущество определено родовыми признаками, а также в случаях, когда полученное по незаключенной сделке выразилось в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге, подлежат применению нормы об обязательствах вследствие неосновательного обо-
гащения24.
В судебной практике встречаются и такие случаи, когда при признании сделки незаключенной суд удовлетворяет виндикационный иск и предъявленный в субсидиарном порядке в соответствии с требованиями ст. 1103 ГК РФ кондикционный иск25.
На наш взгляд, необходимо также обратить внимание на правило, предусмотренное пп.4 ст. 1109 ГК РФ, в соответствии с которым не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. В пункте 11 «Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении», содержащемся в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49, указано, что положения пп.4 ст. 1109 ГК РФ не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке, поскольку при применении последствий недействительности сделки следует руководствоваться положениями п. 2 ст. 167 ГК РФ, которые не связывают обязанность стороны данной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных пп.4 ст. 1109 ГК РФ.
Необходимо также исключить применение анализируемой нормы гл. 60 ГК РФ и в отношении требований о возврате исполненного по незаключенной сделке, руководствуясь при этом основными началами гражданского законодательства, сформулированными в ст. 1 ГК РФ, в частности о необходимости восстановления нарушенных прав.
Итак, недействительная сделка, которая полностью или частично исполнена, влечет юридические последствия, предусмотренные § 2 гл. 9 ГК РФ,
ного арбитражного суда Уральского округа от 25 сентября 2006 г. N Ф09−8449/06-С3- Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от
12 сентября 2006 г. № Ф08−4183/06- Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 1 июня 2006 г. N А29−8869/2005−4э.
24 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10 ноября 2003 г. № Ф09−3201/03-ГК- Постановление Федерального арбитражного суда ВолгоВятского округа от 20 июля 2005 г. № А17−478/9−2004- Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 февраля 2002 г. № А79−167/01-СК2−203, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 9 декабря 2004 г. № А10−2245/04-Ф02−5207/04-С2.
25 Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 31 августа 2006 г. № А12−2906/06-с25.
ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2008. Вып. 2
в том числе и в случаях, когда предметом исполнения сделки послужило имущество, определенное родовыми признаками. Главным имущественным последствием недействительности сделки является реституция, общие положения которой изложены в п. 2 ст. 167 ГК РФ. В соответствии со ст. 1103 ГК РФ нормы об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке только в субсидиарном порядке.
Незаключенные сделки относятся к самостоятельному виду сделок и влекут правовые последствия, отличные от последствий недействительности сделок. Исполненное по незаключенной сделке подлежит возврату либо в порядке ст. 301 ГК РФ при наличии необходимых для этого условий, либо в порядке, предусмотренном гл. 60 ГК РФ, причем, как справедливо указывается в юридической литературе, не субсидиарно, а напрямую26.
В отношении недействительных (ничтожных) сделок действующим гражданским законодательством допускается конвалидация. Конвалидация незаключенных сделок невозможна.
Отсутствие в ГК РФ четкого разграничения критериев признания сделки недействительной и незаключенной в случае несоблюдения требования закона о государственной регистрации приводит к необоснованному отождествлению указанных видов сделок и правовых последствий, которые они влекут. В связи с этим представляется необходимым внести изменения в ст. 165 ГК РФ, предложенные нами выше, и привести в соответствие с ними действующее гражданское законодательство.
Поступила в редакцию: 11. 02. 08
Ye.A. Anchishina, postgraduate student
Some issues concerning the application of the regulations of liabilities due to unjust enrichment to the restitution demands for invalid and unconcluded transactions
The paper deals with the application of the regulations of liabilities due to unjust enrichment to the restitution demands for void and unconcluded transactions. The author makes an attempt to solve the problem of discrimination between the criteria of declaring a transaction invalid and unconcluded and the legal consequences of such a declaration. Relevant amendments are proposed to the civil legislation of the Russian Federation.
Анчишина Евгения Александровна, аспирант ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»
426 034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 4)
2б Килина Е. Э. Проблемы разграничения недействительных и несостоявшихся сделок // Закон и право. — 200б. — № 8. — С. б0.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой