Немецкая социал-демократия сегодня: преодоление кризиса и поиск новой идентичности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 329. 14(430)
П. М. Рукавицын
д-р полит. наук, доц., член диссертационного совета при МГЛУ- проф. каф. политологии ИМО и СПН МГЛУ- е-таМ: rpm66@mail. ru
НЕМЕЦКАЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ СЕГОДНЯ: ПРЕОДОЛЕНИЕ КРИЗИСА И ПОИСК НОВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
В статье дается оценка современному состоянию Социал-демократической партии Германии. Автор анализирует ряд актуальных тенденций в развитии СДПГ, свидетельствующих о переживаемом ею кризисе: снижение авторитета в обществе и результатов партии на выборах, сокращение численности СДПГ и ухудшение ее возрастной структуры, размывание базового электората. Особое внимание уделяется причинам кризиса, прогнозу дальнейшей трансформации партийной системы ФРГ и месту СДПГ в этой системе.
Ключевые слова: Социал-демократическая партия Германии- партийная система- ФРГ- Герхард Шредер- Повестка дня — 2010- кризис идентичности.
В 2013 г. заметным событием в политической жизни ФРГ стало празднование 150-летнего юбилея немецкой социал-демократии. Сегодня СДПГ остается исключительно влиятельной политической силой. Она, наряду с консервативным блоком ХДС / ХСС, составляет в современной Германии партийную основу для формирования органов государственной власти и местного самоуправления.
Период наибольшего расцвета Социал-демократической партии Германии пришелся на середину 60-х — начало 80-х гг. XX в. В эти годы СДПГ впервые в истории ФРГ сначала участвовала в формировании правительства, а затем возглавила его. Вилли Брандту — одному из наиболее харизматических лидеров партии за всю историю ее существования — удалось реализовать «новую восточную политику». Ее результатом стало окончательное признание Западной Германией политических реалий, сложившихся в послевоенной Европе. Эти полтора десятилетия стали временем наиболее полной реализации базовых принципов социал-демократизма — социальной солидарности, повышения уровня жизни малоимущих слоев населения, миролюбивой внешней политики.
После принятия в 1959 г. Годесбергской программы, в которой социал-демократы отказались от идеи диктатуры пролетариата
и взяли курс на трансформацию в народную партию, электорат СДПГ, основу которого традиционно составляли рабочие, укрепился молодежью, женщинами, интеллектуалами. Популярность партии привела к серьезному увеличению ее численности — к середине 1970-х гг. она превысила 1 млн человек.
Но к концу XX в. вся партийная система ФРГ вошла в полосу серьезного кризиса. Социологические опросы зафиксировали заметное снижение авторитета политических партий в немецком обществе. Среди государственных институтов они стали постоянно занимать одно из последних мест по степени доверия среди населения ФРГ [5, с. 52]. Признаком падения авторитета стало и снижение активности избирателей на выборах различного уровня. Наметилась тенденция постоянного сокращения численности политических партий. Например, современная СДПГ уменьшилась практически вдвое по сравнению с 1970-и гг. [3- 7, с. 36]. Вызывает тревогу возрастная структура партийцев. Молодежь утрачивает интерес к партийной деятельности. Больше половины членов крупнейших партий ФРГ -СДПГ и ХДС — преодолели 60-летний рубеж [7, с. 394]. К числу кризисных проявлений можно отнести и размывание базового электората политических партий. Например, если раньше большинство рабочих голосовали за СДПГ, то теперь нередко социал-демократы получают на выборах меньшую поддержку пролетариата, чем консерваторы. Практически все кризисные явления в партийной жизни ФРГ непосредственно затрагивают Социал-демократическую партию Германии.
Выше были перечислены внешние проявления кризиса партийной системы ФРГ в целом и СДПГ, в частности. В этой связи возникает вопрос о его глубинных причинах. Они кроются, с одной стороны, в изменении структуры германского общества, интересов различных классов и социальных групп. В течение последних лет в Германии нарастает процесс индивидуализации общественной жизни, что приводит к снижению значимости политических партий, так как они не в состоянии заполнить «духовный вакуум постидео-логического общества» [8, с. 31].
С другой стороны, формирование так называемых народных партий привело к их выходу за пределы ранее занимаемых электоральных ниш. Началась борьба за пограничный (близкий по убеждениям, но голосующий за другие партии) и неустойчивый электорат.
Общеизвестно, что ранее основу партийных организаций в СДПГ составлял промышленный пролетариат. Социал-демократы позиционировали себя в качестве защитников интересов рабочих. С СДПГ тесно сотрудничали многомиллионные профсоюзы. Но во второй половине XX — начале XXI вв. заметно изменился характер занятости в немецкой экономике. Снизилось число промышленных рабочих, упал авторитет профсоюзов. Если еще 10−20 лет назад условия труда большинства занятых в немецкой промышленности регулировались ежегодными отраслевыми соглашениями между работодателями и профсоюзами, то сейчас такое регулирование охватывает менее половины занятых. Растет число работающих неполный рабочий день. Раньше работник мог провести всю жизнь на одном предприятии. Сейчас ему с высокой долей вероятности придется несколько раз поменять работу, неоднократно повысить свою квалификацию и даже, возможно, сменить специальность.
В этой связи снизилась степень зависимости наемного работника от определенного предприятия, изменилась его психология. Сегодня он, как правило, не чувствует потребности вступать в профсоюз, а СДПГ не воспринимает как единственную партию. Меняется и его электоральное поведение. Современный избиратель похож на покупателя в супермаркете. Он придирчиво выбирает из перечня предвыборных лозунгов различных политических партий и склонен периодически менять свои предпочтения. Таким образом, не сбылись мечты лидеров немецкой социал-демократии, которые в 1970-е гг. рассчитывали на превращение СДПГ в партию всех людей наемного труда в Германии, т. е. на охват более 50% электората [9, с. 75].
Попытка в целях сохранения статуса народной партии удержать прежних сторонников и мобилизовать новых объективно привела к глубокому внутреннему размежеванию в СДПГ. Внутри партии сформировались «левое» и «правое» крыло. Первое по своим взглядам больше тяготеет к Левой партии, созданной во многом благодаря усилиям бывшего председателя СДПГО Лафонтена. А правое крыло по своим политическим взглядам несильно отличается от консерваторов (в этой связи Ангела Меркель не скрывала своего удовлетворения от работы с социал-демократами в рамках так называемой большой коалиции в 2005—2009 гг. и настаивала на ее возобновлении по итогам выборов 2013 г.). Между этими двумя направлениями в рамках одной партии идет постоянная борьба за лидерство.
Периодом триумфа «правого» крыла социал-демократов стала работа правительства Герхарда Шредера в 1998—2005 гг. Его важнейшей задачей стала реализация комплекса социально-экономических реформ. Основным элементом реформ стало сокращение социальных расходов. То есть, по сути, они носили антисоциал-демократический характер и противоречили интересам базового электората СДПГ.
Избиратель, голосующий за социал-демократов, привык иметь определенную социальную перспективу — улучшение условий труда, повышение зарплаты, достойную пенсию, хорошее пособие по безработице в случае увольнения. А что предложил своим избирателям Шредер? Увеличение пенсионного возраста, сокращение социальных выплат, создание сети малооплачиваемых рабочих мест -таких предложений до Шредера не делал своим избирателям ни один социал-демократический канцлер. Но тем не менее ему удалось два раза подряд победить на выборах в бундестаг. И в этой связи следует отметить субъективные аспекты его электоральных успехов. В условиях информационного общества исключительно важную роль играет личность лидера. Современный избиратель, как правило, не вникает в содержание партийных программ. Он голосует за яркую личность, выдвигающую близкие и понятные ему лозунги. Например, успех социал-демократов на выборах в 1998 г. во многом был обеспечен за счет того, что признанные харизматики Г. Шредер и О. Лафонтен смогли мобилизовать не только своих традиционных избирателей, но и значительную часть немецкого электората, находившуюся в центре политического спектра. Они воспользовались накопившимися в ходе объединения Германии экономическими проблемами, а также усталостью немцев от 16-летнего правления лидера консерваторов Г. Коля.
О важности реформ Шредера свидетельствует то обстоятельство, что ФРГ удалось в целом успешно преодолеть кризис, в котором пребывает Евросоюз начиная с 2008 г. Этот кризис стал во многом кризисом социально-экономической модели, сформировавшейся на Западе во второй половине прошлого века. В борьбе за голоса избирателей политические партии в западных странах закачивали большие ресурсы в систему социальной защиты населения, постоянно повышая уровень государственного долга. Такая модель не могла функционировать вечно. Кризис 2008 г. подвел черту под целой эпохой социально-экономического развития. Запад больше не
может, опираясь на свое технологическое превосходство, обеспечивать «золотому миллиарду» гораздо более высокий уровень жизни по сравнению с гражданами других стран. Его удельный вес в глобальном ВВП постоянно уменьшается. Поэтому сокращение издержек в затратной социальной сфере неизбежно.
Немцы благодаря Г. Шредеру за несколько лет до начала кризиса провели болезненные, но столь необходимые социальные реформы. Но эти реформы стали очевидным свидетельством утраты социал-демократами своей былой идентичности. СДПГ перестала быть партией пролетариата и малоимущих слоев населения. Решив задачу общенационального значения, она потеряла доверие значительной части своего базового электората. Попытка компенсировать эти потери за счет увеличения доли представителей среднего класса среди своих избирателей не увенчалась большим успехом. На этом поле социал-демократам пришлось конкурировать с консерваторами, «зелеными» и свободными демократами. В результате СДПГ на выборах в бундестаг в 2009 г. получила всего лишь 23% голосов, что стало худшим результатом за последние полвека [6]. Таким образом, потеряв статус защитницы человека наемного труда, социал-демократическая партия не смогла утвердиться в качестве равноценной консерваторам народной партии.
Планирование и порядок проведения Г. Шредером социальноэкономических реформ выявили еще одну серьезную проблему немецкой социал-демократии. В последние годы все ключевые решения в партии принимает немногочисленная верхушка без обсуждения в низовых партийных организациях. При этом рядовые члены партии выступают в роли статистов. О решениях своей партии они узнают в основном из выпусков новостей. Безжалостную характеристику этому явлению в жизни СДПГ дал один из ведущих исследователей вопросов партийного строительства в современной Германии Франц Вальтер: «Путч „сверху“ стал методом работы олигархов от социал-демократии в процессе организационного распада и идеологического выхолащивания партии» [9, с. 91−92].
Идеологическое выхолащивание, о котором справедливо говорит профессор Ф. Вальтер, стало результатом целевой установки на победу на выборах любой ценой. Пытаясь угадать настроения электората, который смог бы обеспечить социал-демократам первое место, они неоднократно заметно меняли свой идеологический профиль.
Но метания СДПГ от «защитницы социально незащищенных» (выборы 1987 и 1994 гг.) к партии новой эколого-постиндустриальной эпохи (выборы 1990 г.) не принесли результата.
После завершившейся в 2005 г. поражением на федеральных выборах эпохи Шредера «маятник социал-демократии» вновь качнулся влево. Принятая в 2007 г. Гамбургская программа СДПГ в качестве стратегической цели партии провозгласила «демократический социализм и ориентированное на будущее социальное государство» [1, с. 175]. Накопив в недавнем прошлом опыт дробления базового электората, сегодня руководство партии серьезно опасается дальнейших потерь на «левом» фланге. Социал-демократы помнят, что одним из последствий конфликта социал-демократического канцлера Г. Шмидта со своей партией на рубеже 1970−1980-х гг. стала потеря социал-демократами части «левого» электората, ушедшего к Партии зеленых. Новые заметные потери обозначились у СДПГ после создания в 2003 г. на основе восточногерманской ПДС и малочисленного протестного движения «За труд и социальную справедливость» Левой партии [2, с. 389].
Подводя итоги анализа современного состояния СДПГ, следует отметить, что в переживаемых партией проблемах нашли отражение серьезные кризисные явления, затронувшие всю партийную систему современной Германии.
На фоне этих явлений в настоящее время в экспертном сообществе высказываются сомнения в жизнеспособности современных политических партий, прогнозируется закат их эпохи в целом. Представляется, что подобные прогнозы носят излишне алармистский характер.
Во-первых, сегодня партийная система ФРГ, несмотря на все переживаемые ею проблемы, живет и развивается. Она реагирует на запросы современного германского общества. Так, экологический кризис второй половины XX в. привел к возникновению Партии «зеленых». Жесткие социальные реформы начала XXI в. дали толчок формированию Левой партии. Ответом на кризис экономической модели Евросоюза, ставший особенно заметным начиная с 2008 г., стало появление антиевропейской «Альтернативы за Германию», которой на выборах 2013 г. не хватило совсем немного голосов для преодоления 5-процентного барьера и попадания в бундестаг [4].
Во-вторых, перефразируя Черчилля, можно сказать, что политические партии сегодня являются худшим передаточным звеном
между обществом и властью, за исключением всех остальных. Не следует забывать, что острая критика недостатков политических партий существует столько же, сколько сами партии. Тем не менее человеческое общество пока не создало им равноценной замены.
Попытки «развенчания» традиционных политических партий предпринимались и в современной истории ФРГ. Так, Партия «зеленых» шла на выборы в бундестаг в первые годы своего существования, позиционируя себя в качестве антипартийной партии. Но затем жизнь взяла свое. «Зеленые» «ассимилировались», их партия перестала отличаться от остальных.
Сохранение партийной системы ФРГ невозможно без ее серьезной трансформации, вызванной приспособлением к меняющимся условиям. В последние годы в ее развитии следует отметить возникновение своего рода маятниковой тенденции как результата борьбы центробежных и центростремительных процессов. Если раньше электоральные предпочтения граждан ФРГ колебались между «правым» и «левым» флангами политического спектра, то теперь на них накладываются колебания симпатий избирателей между народными партиями — ХДС / ХСС и СДПГ — и парламентскими партиями второго эшелона — Партией «зеленых», Левой партией и СвДП. При этом степень поддержки народных партий плавно снижается. Результаты партий второй группы отличаются ярко выраженной нестабильностью. Так, например, СвДП после серьезного успеха на парламентских выборах 2009 г. (18% голосов) в 2013 г. не смогла преодолеть 5-процентный барьер и впервые за долгие годы осталась за пределами бундестага.
Не меньшей по значимости тенденцией в развитии партийной системы следует считать усиление объединенного леволиберального лагеря — СДПГ, Партии «зеленых» и Левой партии. Несмотря на победу ХДС / ХСС на выборах в бундестаг в 2013 г., консерваторы не добились большинства мест в нижней палате парламента. И если бы не разобщенность противостоящей им леволиберальной коалиции, формальная победа А. Меркель на выборах могла бы обернуться ее фактическим поражением.
Неутешительные для СДПГ результаты двух последних избирательных кампаний, по результатам которых партия набирала всего лишь около 25% голосов, ограничивают ее политические возможности лидерством в оппозиции либо участием в работе правящей коалиции в качестве младшего партнера. Ответ на вопрос о том,
когда она вновь сможет прийти к власти, зависит от способности ее руководства решить задачу объединения парламентских партий «левой» части политического спектра либо поглощения Левой партии и долговременного союза с Партией «зеленых». Исторический характер такой задачи требует и фигуру соответствующего масштаба во главе партии. А она пока не просматривается.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Рыкин В. С. Особенности внутренней политики // Германия. Вызовы XXI века / под ред. В. Б. Белова. — М.: Весь мир, 2009. — 790 с.
2. Decker F, Neu V (Hrsg.) Handbuch der deutschen Parteien. — Wiesbaden: VS Verlag fur Sozialwissenschaften, 2007. — 440 S.
3. Erstmals seit 1906: SPD hat weniger als 500. 000 Mitglieder// Der Spiegel [Electronic resource]. — URL: http: //www. spiegel. de/politik/ deutschland/0,1518,765 408,00. html
4. Hebel Ch. Die Freiheit: Anti-Islam-Partei will sich der AfD anschliefien // Der Spiegel [Electronic resource]. — URL: http: //www. spiegel. de/politik/ deutschland/die-freiheit-stellt-wahlkaempfe-zugunsten-der-afd-ein-a-925 504. html
5. Jorges H. -U. Ein Sarg mit vielen Nageln // Stern. — 2011. — № 11. — S. 52.
6. Medick V. SPD in der Krise: Genossen stellen die Fuhrungsfrage // Der Spiegel [Electronic resource]. — URL: http: //www. spiegel. de/politik/deutschland/ spd-in-der-krise-genossen-stellen-die-fuehrungsfrage-a-651 645. html
7. Schmidt-Klingenberg M. Illusionen der Macht// Der Spiegel. — 2003. -№ 22. — S. 32−36.
8. Walter F. Baustelle Deutschland. — Frankfurt am Main: Suhrkamp Verlag, 2008. — 256 S.
9. Walter F. Im Herbst der Volksparteien? — Bielefeld: transkript Verlag, 2009. -132 S.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой