Необходимая оборона собственности по уголовному праву США: проблемы уголовно-правовой оценки

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343
НЕОБХОДИМАЯ ОБОРОНА СОБСТВЕННОСТИ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ США: ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОЦЕНКИ
NECESSARY DEFENSE OF THE PROPERTY ON CRIMINAL LAW OF THE USA: PROBLEMS OF THE CRIMINALLY-LEGAL ESTIMATION
М. Ю. ВЯТКИНА, М. С. ФОКИН (M. JU. VYATKINA, M. S. FOKIN)
Рассматриваются ключевые проблемы защиты уголовно-правовыми способами собственности по уголовному праву США. Анализируются вопросы как общих начал права необходимой обороны, так и конкретные виды и пределы такого права.
Ключевые слова: необходимая оборона, защита имущества, уголовное право США, английское уголовное право.
In article key problems of protection by criminal and legal ways of a property on criminal law of the USA are considered. Authors analyze questions as general beginnings of the right of necessary defense, and concrete types and limits of such right.
Key words: necessary defense, property protection, criminal law of the USA, English criminal law.
Довольно длительное время в нашей стране существует определённый стереотип относительно того, что защита собственности в англо-американской правовой системе, и в США в частности, регулируется более полно и даёт намного большие возможности для применения силы в случае посягательства, вплоть до причинения смерти посягающему лицу.
Как известно, в США действует 53 правовые системы (федеральная система, система права штатов, система права округа Колумбия и Пуэрто-Рико). Единого Уголовного кодекса в общепринятом смысле не существует. Нормы, регулирующие вопросы о необходимой обороне, на федеральном уровне не предусмотрены и регламентируются в законодательстве штатов и в Примерном Уголовном кодексе США 1962 г.
Необходимая оборона в уголовном праве США, как правило, подразделяется на три вида: 1) самооборона- 2) защита другого лица- 3) защита имущества, включая жилище. Хотя такое деление не является единообразным для штатов, однако деление на необходимую оборону личности и необходимую оборону собственности является традиционным для англо-саксонской правовой системы.
Для изучения института необходимой обороны собственности в США более подробно остановимся на исследовании норм Примерного Уголовного кодекса США и Уголовного кодекса штата Нью-Йорк.
Нормы о необходимой обороне («защите») предусмотрены в разделе третьем Примерного Уголовного кодекса США «Общие принципы признания поведения правомерным», в соответствии с которым выделяется несколько видов защиты: 1) применение насилия при самозащите (ст. 3. 04) — 2) применение насилия для защиты других лиц (ст. 3. 05) — 3) применение насилия для защиты имущества (ст. 3. 06) — 4) применение насилия при исполнении закона (ст. 3. 07).
Итак, применение насилия для защиты имущества регулируется ст. 3. 06 Примерного кодекса США [1], согласно которой применение насилия к другому лицу может быть признано правомерным в случаях, когда деятель предполагает, что такое насилие непосредственно необходимо:
а) для предупреждения или пресечения противоправного вступления в пределы недвижимости, или иного нарушения владения ею, или нарушения владения материальным
© Вяткина М. Ю., Фокин М. С., 2012 228
движимым имуществом, или противоправного изъятия такого имущества при условии, что эти недвижимость или движимое имущество находятся, в действительности или по предположению деятеля, в его владении или во владении другого лица, в защиту которого он действует- или
Ь) для установления или восстановления владения недвижимостью или для возвращения из чужого владения материального движимого имущества, при условии, что деятель предполагает, что он или лицо, по полномочию которого он действует, или лицо, от которого к нему или к такому другому лицу перешел правовой титул, были противоправно лишены владения такими недвижимостью или движимым имуществом и имеют право на владение ими при условии, далее, что:
1) насилие применяется непосредственно или вскоре после такого лишения владения- или
2) деятель предполагает, что лицо, против которого он применяет насилие, не имеет правовой претензии на владение этим имуществом, и в случае, когда речь идёт о недвижимости, обстоятельства, как их представляет себе деятель, являются настолько критическими, что было бы крайне рискованно откладывать установление или восстановление владения до получения приказа суда.
Таким образом, применение силы возможно для защиты от противоправного вступления в пределы недвижимости или иного нарушения владения ею, нарушения владения движимым имуществом или противоправного изъятия такого имущества, а также для установления или восстановления владения недвижимостью или возвращения из чужого владения движимого имущества. При этом из текста статьи не совсем понятно, что понимается под противоправным нарушением владения или изъятием имущества: всегда ли это преступление, или это может быть и гражданское правонарушение, а также то, всегда ли сила будет применяться только в отношении лица, нарушившего владение или изъявшего имущество, либо в рамках данного института защиты могут оказаться и третьи лица.
При этом следует отметить, что п. 3 статьи содержит чётко определённые ограничения правомерного применения насилия. Сре-
ди них наибольший интерес представляет п. 3a, в соответствии с которым «применение насилия может быть признано правомерным в соответствии с настоящей статьей только в случае, если сначала деятель потребует от лица, против которого применяется такое насилие, воздержаться от нарушения владения имуществом, при условии, что деятель не предполагает, что:
1) такое требование было бы бесполезным- или
2) для него самого или для другого лица было бы опасно требовать этого- или
3) до того, как такое требование сможет возыметь эффект, физическому состоянию имущества, которое имеется в виду охранять, будет причинен существенный ущерб. Также применение насилия не может быть признано правомерным, если деятель знает, что выдворение нарушителя владения подвергнет это лицо серьёзной опасности получения тяжкого телесного повреждения (п. 3Ь), а также при сопротивлении правомерному восстановлению владения или правомерному возвращению имущества из чужого владения.
Также отдельно выделены и случаи применения смертоносного насилия. Согласно п. 3d применение смертоносного насилия не может быть признано правомерным в соответствии с настоящей статьей, если деятель не предполагает, что:
1) лицо, против которого применяется насилие, пытается лишить деятеля владения его жилищем, если оно делает это без правовой претензии на владение жилищем, или
2) лицо, против которого применяется насилие, покушается на совершение или на доведение до конца поджога, берглэри, разбоя или иного относящегося к фелониям похищения или уничтожения имущества, и либо:
(1) применило или угрожало применить смертоносное насилие против деятеля или в его присутствии-
либо
(2) применение несмертоносного насилия с целью предупредить совершение или доведение до конца преступления подвергло бы деятеля или иное лицо в его присутствии серьёзной опасности получения тяжкого телесного повреждения.
Таким образом, исходя из п. 3d 1 смертоносное насилие может быть применено
при попытке лишить деятеля владения его жилищем, т. е. сюда не подпадают случаи простого проникновения в жилище без данной цели. Что касается п. 3d 2, то в данном случае применение смертоносного насилия возможно при совершении или попытке совершения определённых в законе преступлений, перечень которых достаточно широк, однако при этом выделены строго определённые условия применения силы согласно п. (1) и п. (2).
Отличительным моментом является то, что отдельным видом насилия выделено лишение свободы. Так, согласно п. 4 «установленное настоящей статьей основание для признания поведения правомерным распространяется на лишение свободы, применяемое как насилие в порядке защиты, только в случае, если деятель принимает все разумные меры к прекращению лишения свободы, как только он узнаёт, что он может сделать это с безопасностью для имущества, если лишенное свободы лицо не было арестовано по обвинению в совершении преступления».
Кроме того, Примерным Уголовным кодексом США регулируется и такой вопрос, как применение технических приспособлений для защиты имущества. Так, согласно п. 5 установленное настоящей статьей основание для признания поведения правомерным распространяется на применение с целью защиты имущества технического приспособления только в случае, если:
a) такое техническое приспособление не предназначено для причинения или заведомо не создаёт серьёзного риска причинения смерти или тяжкого телесного повреждения- и
b) применение данного технического приспособления для защиты имущества от вступления в его пределы или нарушения владения является разумным при существующих обстоятельствах, как их представляет себе деятель- и
c) это техническое приспособление является приспособлением, обычно применяемым для такой цели, или приняты разумные меры предосторожности к тому, чтобы поставить вероятных нарушителей в известность о факте его применения.
Таким образом, можно видеть, что Кодекс очень критично относится к возможному применению технических приспособле-
ний для защиты имущества и выдвигает для этого ряд условий.
Как отмечает С. И. Миронов, «УК штата Нью-Йорк 1967 года по сравнению с положениями ранее действовавшего УК несколько ограничивает применение смертельной физической силы для защиты имущества, не допуская её использование для пресечения кражи, тогда как прежде допускалось лишение жизни посягающего для защиты прав собственника от любого тяжкого преступления (фелонии)» [2].
Что же касается Уголовного кодекса штата Нью-Йорк 1967 г., то нормы о необходимой обороне содержатся в ст. 35 «Защиты, связанные с оправдывающими обстоятельствами». В соответствии с п. 6 § 35. 10 «Оправдывающее обстоятельство- о применении физической силы вообще» лицо может применить физическую силу к другому лицу для защиты себя или третьего лица либо для охраны помещения и любой недвижимости, либо для предотвращения хищения имущества или причинения ему уголовно наказуемого ущерба, либо для осуществления ареста или предотвращения побега из-под стражи. Таким образом, прямого деления на необходимую оборону личности и необходимую оборону собственности в Уголовном кодексе штата Нью-Йорк нет, но среди объектов защиты имущество выделяется отдельно (в отличие от нашего законодательства).
Защита имущества регулируется § 35. 20 и § 35. 25 УК штата Нью-Йорк. Представляется необходимым в рамках темы статьи обратиться к данным нормам и провести некоторый их анализ.
Так, согласно п. 1 § 35. 20 «любое лицо может применить физическую силу к другому лицу, если оно разумно полагает, что это необходимо для предотвращения или пресечения того, что, как оно разумно полагает, представляет собой совершение или покушение на совершение преступления, связанного с причинением ущерба помещению и любой недвижимости. Оно может применять физическую силу любой степени, кроме смертельной физической силы, которая, как оно разумно полагает, необходима для данной цели, и оно может применять смертельную физическую силу, если, как оно разумно полагает, она необходима для предотвращения
или пресечения совершения или попытки совершения поджога» [3].
Согласно п. 2 § 35. 20 «лицо, владеющее помещением и любой недвижимостью или осуществляющее контроль над нею, а также лицо, имеющее соответствующее разрешение или привилегию находиться внутри неё или на ней, может применить физическую силу к другому лицу, если оно разумно полагает, что это необходимо для предотвращения или пресечения того, что, как оно разумно полагает, представляет собой совершение или покушение на совершение таким другим лицом уголовно наказуемого нарушения владения помещением и любой недвижимостью. Оно может применять физическую силу любой степени, кроме смертельной физической силы, которая, как оно разумно полагает, необходима для данной цели, и оно может применять смертельную физическую силу для предотвращения или пресечения совершения или попытки совершения поджога, как это предусматривается п. 1, либо в ходе совершения или при попытки совершения берглэри, как это предусматривается п. 3» [4].
Согласно п. 3 § 35. 20 «лицо, владеющее жилищем или обитаемым помещением либо осуществляющее контроль над ним, а также лицо, имеющее разрешение или привилегию находиться внутри него, которое разумно полагает, что другое лицо совершает или пытается совершить берглэри в отношении такого жилища или помещения, может применить смертельную физическую силу к такому другому лицу, если, как оно разумно полагает, это необходимо для предотвращения или пресечения совершения или попытки совершения такого берглэри» [5].
Если сравнивать данные пункты, то можно увидеть, что здесь описываются совершенно разные случаи применения силы для защиты имущества. Так, в первом случае речь идёт о применении насилия в ответ на преступление, связанное с причинением ущерба помещению и любой недвижимости. При этом право применить физическую силу принадлежит любому лицу. В этом случае может быть применена физическая сила любой степени, кроме смертельной. Однако смертельная физическая сила может быть применена в случае совершения или попытки, угрозы совершения поджога.
Во втором пункте параграфа субъект уже специальный — «лицо, владеющее помещением и любой недвижимостью, осуществляющее контроль за нею, а также лицо, имеющее соответствующее разрешение или привилегию, находится внутри неё или на ней. В данном случае физическая сила может быть применена при совершении и покушении на совершение лицом уголовно наказуемого нарушения владения помещением и любой недвижимостью, т. е. здесь уже имеет место и совершенно другое посягательство -на право владения недвижимостью. Здесь также правомерно может быть применена физическая сила любой степени, кроме смертельной. Смертельная физическая сила может быть применена в случае совершения поджога, как в п. 1, а кроме того, добавляется новый случай — при совершении или попытке совершения берглэри.
В п. 3 речь уже идёт о таком специальном объекте защиты, как жилище. Субъект в данном случае тоже специальный — «лицо, владеющее жилищем или обитаемым помещением либо осуществляющее контроль над ним, а также лицо, имеющее разрешение или привилегию находиться внутри него». Следует отметить, что данный пункт регулирует применение физической силы в случае совершения или попытки совершения берглэ-ри, при этом речь идёт о применении смертельной физической силы. Представляется, что в случае совершения или попытки совершения иных преступлений против собственности (недвижимого имущества) может быть применено положение п. 2. При этом если субъект не специальный, то будет действовать положение п. 1. Вместе с тем согласно положениям § 35. 15 лицо может применить смертельную физическую силу в отношении другого лица для защиты себя или третьего лица при совершении или попытке совершения ограбления и берглэри. При этом указано, что лицо может применить смертельную физическую силу, если «лицо совершает или пытается совершить берглэри при таких обстоятельствах, когда в соответствии с п. 3 § 35. 20 разрешается применение смертельной физической силы». Таким образом, существует ещё как минимум один случай, когда возможно применение смертельной физической силы.
§ 35. 25 регулирует случаи применения физической силы при защите движимого имущества: «Лицо может применить физическую силу к другому лицу, за исключением смертельной физической силы, тогда и в такой степени, когда и насколько, как оно разумно полагает, это необходимо для предотвращения или пресечения того, что, как оно разумно полагает, представляет собой совершение или попытку совершения таким другим лицом кражи либо причинения или попытку причинения им уголовно наказуемого ущерба имуществу, но не такому, каким является помещение и любая недвижимость» [6]. Во-первых, следует сказать, что здесь имеет место применение физической силы при краже либо уголовно наказуемом ущербе имуществу, не являющемуся недвижимостью. Во-вторых, в качестве субъекта указано лицо, т. е. нет указания на специальный субъект, но не указано, что это любое лицо, как в п. 1 § 35. 20, хотя, видимо, это предполагается. Самой главной отличительной чертой является то, что при такой защите нельзя применять смертельную физическую силу.
Исходя из положений нормы § 35. 15 можно выявить ещё один случай возможного правомерного применения смертельной физической силы — при совершении или попытке совершения лицом ограбления [7], хотя оно отнесено к оправдывающему обстоятельству: применение физической силы для защиты лица.
Можно также отметить, что везде речь идёт только о применении физической силы, т. е., если толковать буквально, применение силы при непосредственном контакте обороняющегося и посягающего. Вопрос о применении каких-либо технических средств даже не ставится.
Для того чтобы дать общую характеристику института защиты имущества в США, следует обратиться также и к доктрине уголовного права США.
«Лицо, правомерному владению имуществом которого угрожают незаконным посягательством и которое не имеет возможности (времени) прибегнуть к закону для его защиты, может принять разумные меры, в том числе и применить силу, чтобы предупредить или пресечь такое посягательство. Лицо может быть оправдано за применение силы, ес-
ли оно разумно полагало, что, во-первых, существовала реальная угроза немедленного и незаконного вторжения в жилище или нарушение права владения движимым или недвижимым имуществом, а во-вторых, что применение силы необходимо для устранения такой опасности. Исходя из требований соответствующих прецедентов, а также законодательных положений в некоторых штатах, применение силы не считается оправданным, если не была предпринята попытка отвести угрозу посягательства на имущество требованием воздержаться от этого» [8].
Лицо может использовать разумно допустимую силу для защиты его от кражи или при нарушении права владения, если оно разумно полагает, что имущество находится в непосредственной опасности от такого незаконного вмешательства, и, следовательно, применение силы необходимо для устранения опасности. Использование смертельной силы никогда не считается разумно допустимым для защиты имущества, кроме случаев, когда посягательство на собственность сопряжено с угрозой для жизни или когда имеет место незаконное вторжение в жилой дом при обстоятельствах, когда обороняющийся разумно полагает, что нарушитель намеревался совершить фелонию (посягательство, наказуемое тюремным заключением на срок свыше 1 года) или пресечь серьёзные телесные повреждения. Лицо не может использовать силу большую, чем это необходимо для предотвращения угрозы его имуществу. Таким образом, не является разумно допустимым использование любой силы вообще, если угрозы имуществу можно избежать с помощью предупреждения о недопустимости нарушения права на него. Не допускается использование смертельной силы для предотвращения угрозы имуществу, так как жизнь человека считается высшей ценностью. При простом нарушении права на жилище в рамках гражданского законодательства смертельная сила не может быть использована для защиты [9].
Что же касается защиты имущества другого лица, то, как пишет И. Д. Козочкин, «данный вопрос является сложным и решается по-разному: разрешается как и защита собственного имущества (Кентукки, Гавайи, Пенсильвания и др. штаты) — во многих шта-
тах содержатся условия и оговорки: защита имущества другого лица может осуществляться только самим лицом, имуществу которого угрожают (Луизиана, Айова) — лицом, в законном владении которого оно находится (Миннесота) — если есть «законное право защищать» имущество другого лица или если имущество принадлежит родственникам или лицам, проживающим с ним и т. п. (Техас, Висконсин)».
Вопрос о защите недвижимого имущества, в том числе и жилища, также решается по-разному: «…только лицо, которому жилище принадлежит (Канзас, Юта) — лицо, которое имеет разрешение или привилегию находиться в нём (Нью-Йорк, Алабама, Мери-лэнд, Нью-Джерси и др.) — лицо, которое находится в жилище (Флорида, Вашингтон, Южная Дакота)» [10].
Как пишет П. Т. Савин, «английское право, уже как минимум с 1330 г. нашей эры, признавало убийство «захватчика дома» абсолютно оправданным с юридической точки зрения деянием. При этом ни требования пропорциональности защиты нападению, ни требования выбора наименее опасного насилия из возможных в данной ситуации не имели значения. Захват жилища воспринимался такой опасной угрозой для общества, что «сражение» вторгающегося воспринималось как социально позитивное деяние. Это так называемая Доктрина Замка, сложившаяся в Англии и позднее перебравшаяся в Новый Свет с первыми колонистами. Она в свою очередь имеет как минимум три подвида в зависимости от пределов правомерности. Так, подвид «стой на своей земле» (другое название «линия на песке»), позволяет обороняющемуся не отступать, где бы он ни находился. Подвид со слабо выраженной доктриной Замка (weak Castle doctrine) требует соблюдения целого ряда условий, в том числе и бегства при его возможности. Третий вариант доктрины Замка — это нечто среднее, данный вариант не требует от обороняющегося отступления, когда преступник проник в дом. В последнее время в США наблюдается тенденция, в соответствии с которой на источники повышенной опасности, такие как автомобили, тоже начинают распространяться правила обороны недвижимости, схожие с доктриной Замка. Так, например, в штате
Луизиана давно признано, что если человек проводит значительное время за рулём, то его машина, по сути, не отличается от дома или дачи» [11].
Решение вопроса о возможности применения при защите технических устройств для защиты имущества также не является однозначным. «Лицо не может применять оружие или другие технические устройства для защиты имущества при простом нарушении права владения или краже, если они не представляют опасность для жизни человека. Хотя причинение смерти при помощи технических устройств может быть оправданно, но лишь в случаях, когда нарушитель пытается проникнуть в жилище с целью совершения фелонии или применяет в отношении жильцов грубое насилие» [12].
Следует также отметить, что законодательство США не содержит специальных норм о превышении пределов защиты и, как отмечает В. Д. Пакутин, случаи превышения пределов защиты влекут уголовную ответственность и рассматриваются как менее тяжкие преступления [13].
Таким образом, подводя итог, следует отметить, что в США нет единообразных норм, касающихся института защиты, в том числе и защиты имущества. Существует так называемый казуальный способ регламентации института необходимой обороны, или перечневая система, когда в законе перечислены случаи возможного применения насилия при защите. При этом в уголовных кодексах одних штатов данные случаи прописаны более детально и полно, а в уголовных кодексах других штатов — менее детально и более абстрактно, а кроме того, существует и огромная разница в объёме прав на применение силы при защите имущества. В законе всегда чётко определены случаи возможного применения смертельного насилия при защите имущества, как правило, это определённые виды наиболее опасных имущественных преступлений, при этом так или иначе данные случаи связаны с посягательством или угрозой посягательства на личность либо представляют реальную опасность для жизни и здоровья защищающегося лица. Кроме того, выделяется и достаточно серьёзный ряд условий правомерности применения смертельной силы. Конечно, каждый штат, имея
свою собственную правовую систему, решает данные вопросы по-разному, при этом важную роль играет и судебный прецедент, являющийся источником права США.
Следует отметить, что в отличие от уголовного законодательства РФ, институт необходимой обороны при защите имущества в законодательстве США выделен отдельно от защиты личности и прописывается достаточно подробно, что делает его более доступным для понимания гражданами и правоприменителем. Вместе с тем можно сделать вывод, что право на применение силы при защите имущества является достаточно ограниченным законом и ставит лицо в жёсткие рамки. При этом далеко не всегда предоставляемый перечень случаев и объём прав по защите имущества является достаточным для такой защиты.
Существует также ещё один интересный момент. Если обратиться к положениям закона США о необходимой обороне имущества, то можно увидеть, что он направлен на защиту права владения имуществом: предупреждение или пресечение противоправного нарушения владения, установление или восстановление права владения, возвращение из чужого владения. При этом, исходя из закона, такая защита возможна и при наличии спора о праве на владение имуществом, даже до вынесения судебного решения, т. е. такая возможность применения силы для защиты права владения имущества является правом, закрепленным в законе. В отличие от США, в России институт необходимой обороны не предполагает возможность использования данного права при наличии спора о праве на имущест-
во и может повлечь за собой в том числе и
уголовную ответственность в соответствии со
ст. 330 УК РФ как самоуправство.
1. Примерный Уголовный кодекс США [Электронный ресурс]. — иКЬ: http: //law. edu. ru/ погт/погт. а8р? погтГО=1 250 258&-8иЪГО=1001 14 498,100114499,100 114 505,100114541Йехі
2. Миронов С. И. Необходимая оборона по уголовному праву Англии и США: особенности регулирования // Государство и право. — 2002. — № 6. — С. 64.
3. Уголовный кодекс штата Нью-Йорк. Уголовное право буржуазных стран. Общая часть. Сборник законодательных актов / под ред. И. Д. Козочкина. — М.: Изд. РУДН, 1990. -С. 100.
4. Там же.
5. Там же.
6. Там же. — С. 101.
7. Там же. — С. 99.
8. Козочкин И. Д. Уголовное право США. Успехи и проблемы реформирования. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2007. — С. 168 169.
9. Миронов С. И. Указ. соч. — С. 67.
10. Козочкин И. Д. Указ. соч. — С. 171−172.
11. Савин П. Т. Видовая дифференциация необходимой обороны в англо-саксонской правовой системе // Право и государство: теория и практика. — 2011. — № 4. — С. 88−91.
12. Миронов С. И. Указ. соч. — С. 67.
13. Пакутин В. Д. Превышение пределов необходимой обороны по законодательству стран дальнего зарубежья (сравнительный анализ) // Проблемы совершенствования и применения законодательства о борьбе с преступностью: материалы Всероссийской научно-практической конференции. — Ч. I. -Уфа: РИО БашГУ, 2004. — С. 62−63.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой