Иранский вопрос в президентской избирательной кампании США 2008 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(73). 092. 9
Вестник СПбГУ. Сер. 2, 2010, вып. 2
Д. С. Павлов
ИРАНСКИЙ ВОПРОС В ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ США 2008 г.
Кампания по выборам 44-го президента США, которая завершилась всеобщим голосованием 4 ноября 2008 г., выдвинула в повестку дня широкий круг проблем, волнующих американское общество. Одной из главных тем дискуссии по традиции стал вопрос о дальнейшем развитии внешней политики Вашингтона на Ближнем Востоке. Разумеется, не осталась в стороне наболевшая тема Ирана и его ядерной программы. На всех стадиях предвыборной гонки кандидаты на высший пост в государстве обращались к этой, одной из самых актуальных для США внешнеполитических проблем. Более того, иногда целые выступления претендентов на победу были посвящены как раз Ирану — верное свидетельство того, что любая администрация, невзирая на ее состав и политическую окраску, будет держать руку на пульсе всех событий, происходящих внутри и вокруг этого ближневосточного государства.
Сразу отметим, что в общей оценке ситуации вокруг Ирана абсолютное большинство кандидатов как во время праймериз, так и на завершающем этапе кампании проявили редкое единодушие в общей отрицательной оценке политической линии и конкретных действий Тегерана. Из разных уст раздавались заявления о волюнтаризме «режима аятолл», о его скрытых намерениях обзавестись ядерным оружием и о недопустимости использования его против Государства Израиль, которое иранский лидер Махмуд Ах-мадинежад якобы обещал «стереть с лица земли"1. Впрочем, если в негативном отношении к Ирану практически все участники кампании были едины, то способы решения проблемы стали предметом дискуссии.
На наш взгляд, жесткая антииранская риторика, звучащая в предвыборных выступлениях, интервью и дебатах, обусловлена целым рядом факторов. Во-первых, высокий градус напряженности в отношениях Тегерана и Вашингтона на протяжении последних 30 лет привел к появлению в сознании американского политического истэблишмента определенных устойчивых стереотипов. Иран представляется бескомпромиссным врагом, не способным на конструктивный диалог. Справедливости ради стоит заметить, что события времен антимонархической революции, связанные с массовым исходом тысяч американцев, работавших в Иране по заключенным до 1979 г. контрактам, антиамериканские выпады Хомейни и его последователей, захват заложников в посольстве США, отдельные военные столкновения между двумя странами в период ирано-иракского конфликта отнюдь не благоприятствовали созданию позитивного имиджа Исламской Республики. Высказывания нынешнего президента ИРИ о скором упадке «Большого сатаны» и его западных сателлитов также не добавляют энтузиазма заокеанским политическим деятелям и не способствуют улучшению общественного мнения в отношении Тегерана. Само слово Иран может вызывать ассоциации с абстрактными
1Речь идет о неверно переведенном на английский язык высказывании президента Ирана, сделанном им на конференции «Мир без сионизма» в 2005 г. Наиболее близким к смыслу представляется такой перевод слов Ахмадинежада с персидского языка: «Режим, оккупирующий Иерусалим, исчезнет со страниц истории».
© Д. С. Павлов, 2010
угрозами, а исламский характер государства, в свете начавшейся после 11 сентября 2001 г. борьбы с «исламофашизмом», нередко порождает страх перед терроризмом. Говоря в целом, сложившийся комплекс представлений об Иране и его режиме становится препятствием на пути серьезного переосмысления существующей стратегии сдерживания в отношении этой страны, которая ограничивалась почти исключительно санкциями и угрозами, без попыток вступить в ответственный двусторонний диалог.
Понятно, что любые действия иранского руководства, которые оказывают прямое или косвенное воздействие на ситуацию на Ближнем Востоке, воспринимаются многими представителями элиты и рядовыми гражданами США сквозь призму описанного стереотипа. В особенности это касается иранской ядерной программы: само предположение, что «главный враг Америки» может овладеть атомным оружием, несет в себе колоссальный эмоциональный заряд. Содействие Тегерана антиизраильским движениям «Хизболла» и «Хамас» в современном американском политическом дискурсе априори оценивается как поддержка международного терроризма. Потому жесткая позиция по Ирану претендентов на кресло в Белом доме объясняется не только влиянием на них различных лоббистских структур, но и объективной необходимостью ориентироваться на общественное мнение, значимость которого в американском политическом процессе трудно переоценить.
Во-вторых, анализ причин негативного отношения к Ирану со стороны основных кандидатов на высший государственный пост был бы неполным без упоминания сил, старающихся повлиять на внешнюю политику США в нужном для себя направлении. Здесь следует указать на роль лояльных Америке консервативных правительств стран Персидского залива. Они не только делают многомиллиардные вложения в экономику США (по некоторым данным, общая сумм прямых инвестиций одной только Саудовской Аравии к 2003 г. составляла около 400 млрд долл.) [1], но и имеют тесные личные контакты в их высших политических и финансовых кругах. Что же касается их отношений с Ираном, то со времен Исламской революции суннитские элиты испытывают сильную настороженность в отношении своего северо-восточного соседа. В прошлом подобные страхи имели под собой определенные основания: на волне революционного энтузиазма отдельные представители религиозно-политического руководства Ирана делали заявления, в которых шла речь о нелегитимности режимов в государствах Залива, где проживали крупные шиитские общины (от 75% населения в Бахрейне до 30% в ОАЭ) и необходимости экспорта туда исламской революции по иранскому образцу. В период особой напряженности дело доходило даже до разрыва дипломатических отношений, как это произошло между Тегераном и Эр-Риядом в конце 1980-х годов. Сегодня, несмотря на переход иранской внешней политики в прагматическое русло, недоверие между странами северного и южного берегов Персидского залива продолжает сохраняться, и этот фактор также обуславливает однобокую политику США в этом важнейшем регионе. С точки зрения последних, изменение баланса сил в нем может поставить под сомнение стратегические позиции США и соответственно их неограниченный доступ к крупнейшему на планете резервуару углеводородов.
Второй важной причиной, объясняющей враждебное отношение американских политиков к Ирану, является враждебное отношение последнего к ключевому союзнику США на Ближнем Востоке — Израилю. Они понимают, что потенциальное обретение Ираном даже ничтожного количества ядерного оружия лишат Тель-Авив монополии на стратегическое лидерство в регионе Ближнего Востока. Также следует учитывать тот факт, что Израиль располагает весьма эффективной лоббистской структурой в Вашингтоне, которая добилась практически полной поддержки интересов Израиля всеми
основными органами власти. Не следует игнорировать и тот факт, что представители организованной еврейской общины США традиционно входят в число ключевых доноров американских политических деятелей. Так, по данным на 2007 г, американо-израильский медиа-магнат Хаим Сабан, активно выступающий за произраильский курс официального Вашингтона, стал лидером по размеру пожертвований политическим силам: на поддержку различным политикам он выделил 13 млн долл. [2]. Обозреватель газеты «Jerusalem Post» Саул Зингер заметил по этому поводу: «Сегодня политические декларации как кандидатов в президенты, так и парламентариев настолько одинаково произраильские, что независимо от их партийной принадлежности между ними трудно проводить какие-то различия» [3, p. 14]. Характерно, что именно на конференциях АИПАК (Американо-Израильский комитет общественных связей) претенденты на высший пост делают наиболее резкие выпады в адрес Тегерана. Это касается и Джона Маккейна, и проигравшую в борьбе за право стать кандидатом от Демократической партии Хиллари Клинтон. Даже Обама, имевший репутацию наиболее миролюбивого политика в вопросах выбора средств решения проблем за рубежом, выступая 4 июня 2008 г. с речью перед АИПАК, заявил следующее: «Не должно быть никаких сомнений насчет того, что я никогда не буду сбрасывать со счетов возможность применения военной силы в целях обеспечения нашей собственной безопасности и безопасности наших израильских союзников. Иногда у прямой конфронтации нет альтернативы» [4]. Кандидат от республиканцев Джон Маккейн был настроен еще более решительно: «Только одно может быть хуже военного удара по Ирану — это Иран с атомным оружием» [5]. Он не скрывает, что уже сама риторика иранского руководства, направленная против Израиля, служит достаточным основанием для бескомпромиссного антииранского курса: «Иран поставил задачу уничтожить Израиль. Одно это служит поводом для тревоги, не говоря уже о создании ядерного арсенала» [5].
Тем не менее позиция Обамы, будучи не менее жесткой в оценке иранского режима как такового, представлялась более гибкой по сравнению с подходом Джона Маккейна в путях разрешения кризисной ситуации. Кандидат от демократов призывал к прямому диалогу с Ираном без предварительных условий и к максимально полному использованию дипломатического инструментария. Учитывая непопулярность идеи новых военных действий в американском обществе после вторжения в Ирак, нетрудно понять, что демократический лагерь благодаря такой позиции смог эффективно аккумулировать поддержку людей, со скепсисом смотрящих на военные операции нынешней администрации. Что касается Маккейна, то он, наоборот, считал наиболее эффективной мерой введение новых санкций в отношении Тегерана. Желание своего конкурента вступить в прямые переговоры с «врагом номер один» он считает наивным [6]. Столь жесткий подход объясняется близостью Маккейна к неоконсервативной группировке в американской элите. Неоконсерваторы известны своей бескомпромиссной произраильской линией и стремлением сохранить за Тель-Авивом статус ближневосточного гегемона. Они оказывали большое влияние как на республиканскую администрацию Джоржа Буша, так и на партию в целом.
Интересно отметить, что в самом Иране хорошо чувствовали разницу между двумя кандидатами. Спикер парламента Али Лариджани, отвечая на вопрос о влиянии выборов в США на их отношения с Тегераном, заявил, что правительство «склонно отдавать предпочтение Бараку Обаме, поскольку он отличается большей гибкостью и рациональностью». Вместе с тем Лариджани дал понять, что исход избирательной кампании не приведет к общему изменению внешнеполитической стратегии заокеанской державы [7].
Среди всех значимых претендентов на победу в избирательной гонке только два призвали остановить нагнетание напряженности вокруг Ирана и занять нейтральную позицию в отношении его ядерной программы. Ими стали конгрессмен-республиканец Рон Пол и наиболее популярный независимый кандидат Ральф Нейдер. Взгляды Рона Пола (рекордсмен по размеру собранных пожертвований рядовых граждан, проигравшего выборы на завершающей стадии республиканских праймериз) легко понять в контексте его изоляционистского подхода к международным отношениям, а угрозу Израилю со стороны Ирана сам кандидат назвал несерьезной, указывая на значительный ядерный потенциал Тель-Авива. Нейдер также считал неконструктивной агрессивную политику США в регионе и вообще относится к той немногочисленной когорте деятелей, которые позволяют себе выражать открытое недовольство произраильским курсом Вашингтона.
Подводя итоги, можно сказать, что общий характер риторики кандидатов на высший государственный пост не позволяет рассчитывать на какие-либо фундаментальные изменения в политике Вашингтона по отношению к Ирану. Как и прежде, нельзя целиком исключать вероятность прямого столкновения двух государств. Впрочем, действие таких факторов, как мировой финансовый кризис, уменьшение глобальной роли США на мировой арене наряду с усилением других игроков, а также ситуация внутри самого Ирана способны внести значительные коррективы в отношения между двумя стратегическими противниками.
Источники
1. Hsu Tanya C. The United States must not neglect saudi Arabian investment // URL: http: //www. saudi-american-forum. org/Newsletters/SAF_Essay22. htm (дата обращения: 11. 06. 2009).
2. Eichner Itamar. Israeli Billionaire Saban Biggest Donor to US politicians // URL: http: //www. ynetnews. com/articles/0,7340,L-3 355 786,00. html (дата обращения: 11. 06. 2009).
3. Singer Saul. Obama'-s mixed record on Iran // The Jerusalem Post, Jan. 21, 2008.
4. Obama'-s Speech at AIPAC // URL: http: //www. npr. org/templates/story/story. php? storyId= 91 150 432 (дата обращения: 12. 06. 2009).
5. Majhrowitz Mike. McCain Revives Song Parody to Make Point on Iran // URL: http: //www. foxnews. com/story/0,2933,267 041,00. html (дата обращения: 11. 06. 2009).
6. McCain paints Obama as nanve about Middle East // URL: http: //www. cnn. com/2008/ POLITICS/06/02/mccain. aipac/index. html (дата обращения: 11. 06. 2009).
7. Obama gets heavyweight backing — from Iran // URL: http: //www. guardian. co. uk/world/ 2008/oct/23/us-elections-iran-obama (дата обращения: 12. 06. 2009).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой