Ирмосы в музыкально-теоретических руководствах XVII века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник ПСТГУ
Серия V. Вопросы истории и теории христианского искусства
2010. Вып. 1 (1). С. 22−29
Ирмосы в музыкально-теоретических РУКОВОДСТВАХ XVII ВЕКА1
З. М. Гусейнова
Русские музыкальные руководства XVII века при объяснении принципов пения использовали в качестве нотных примеров строки певческой книги Ирмологий. На примере строк раскрывались разводы попевок, киноварные пометы, строение знаменного звукоряда, а также другие распевы — путный, казанским знаменем, демественный. Особенно часто в теоретических руководствах использовался ирмос «Христос раждается», при показе которого в «Извещении» Александра Мезенца изложен принцип исправления знаменного пения в целом.
Формирование в начале XVII в. новых типов музыкально-теоретических руководств, разнообразных по содержанию и форме, рассчитанных на обучение новым принципам, утвердившимся к этому времени в практике богослужебного пения, использовали также новый принцип приведения ссылок на нотные примеры для подтверждения теоретических положений. Для этой цели использовались строки из разных певческих книг, и отбор их был обусловлен направленностью руководства. Так, фитники, ставившие целью раскрыть мелодическое содержание фитных начертаний, опирались на репертуар песнопений с наиболее сложными мелизматическими распевами, преимущественно из Праздников. В тех же случаях, когда необходимо было объяснить распев попевок, использовались песнопения Ирмология и отчасти Октоиха. Опора на ирмосы совершенно понятна: данная книга, помимо богослужебных функций, выполняла функции певческого учебника. Ее ежедневный репертуар был хорошо знаком любому певчему, а силлабический принцип распева с небольшими элементами мелизма-тики делал ирмосы удобными для иллюстрирования теоретических положений. Поэтому фрагменты Ирмология, преимущественно в виде отдельных строк, с самого начала XVII в. становятся в теоретических руководствах основным музыкально-иллюстративным материалом.
Главной задачей строк ирмосов было, как отмечалось, иллюстрирование знаменных попевок в самых разных вариантах представления их в кокизниках.
1 Данная проблема была затронута в работах Казанцевой М. Г. (см., в частности: Казанцева М. Г. История певческого искусства в письменной культуре Древней Руси XП-XVI вв. (по книге Ирмологий): Дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург, 1995).
Например, в «Ключе знаменном» инока Христофора2 они впервые появляются, как известно, в Кокизнике со строками3 для демонстрации собственно попевок. Здесь задача теоретического руководства заключается не просто в показе попев-ки, а в показе конкретных случаев их присутствия в певческой книге, в первую очередь, в Ирмологии. При этом в руководствах с самого начала XVII в. закладывается принцип представления не отдельных попевок, а музыкально-поэтических строк, в состав которых входят попевки. Поэтому избирается соответствующий способ демонстрации: сначала дана строка ирмоса, затем — название попевки, содержащейся в данной строке.
Далее строки ирмосов используются в качестве отсылок к ним при объяснении попевок в Кокизнике-толковании той же рукописи4: так, например, первая строка ирмоса первого гласа «Телу служити» необходима для иллюстрирования попевки «ометка болшая» и проч. В знаменных руководствах, получающих развитие после «Ключа знаменного», в первую очередь «Указе о подметках"5, излагающего систему киноварных помет Иоанна Шайдура, строки ирмосов, наряду со строками из песнопений других певческих книг (Октоиха, Праздников и проч.), служат для иллюстрирования звуковысотного положения распева, обозначенного степенными киноварными пометами, а также характера исполнения распевов, обозначаемого указательными киноварными пометами. Например, для показа звуковысотного уровня, связанного с пометой «глаголь» («аше ли над знаменем написан глаголь и то гораздно высоко»), приведены строки «Море огустевая», «Осмодневен по матери», «Святыи безсмертныи», где первая — «Море огустевая» (глас 8 песнь 1) иллюстрирует распев, начинающийся на уровне «ГВ».
Данный ирмос «Море огустевая», точнее, его первая строка, выполняет в «Указе о подметках» еще одну важную функцию — демонстрацию знаменного звукоряда. В этом трактате приведены, как известно, два знаменных семиступенных звукоряда, немного различающихся по киноварным литерам — звукоряд Иоанна Шайдура и звукоряд мастера Леонтия. Оба они показаны на примере строки Ирмология «Море огустевая», и в обоих случаях одинаковая знаковая строка оказывается лишенной своего «родного» распева, будучи приспособленной к необходимости демонстрации не распева, но теоретического положения — структуры семиступенного звукоряда, представленного в нисходящем виде6. Почему с этой целью выбрана строка именно данного ирмоса? Думается, здесь сыграло роль то обстоятельство, что строка, во-первых, состоит из семи слогов (звукоряд содержит семь ступеней), во-вторых, она не имеет фонетических вариантов, в-третьих, она начинается с ударного слога, сразу обозначающего верхнюю ступень звукоряда.
2 Российская национальная библиотека (РНБ), Кир. -Бел. 665/922. Опубликовано: Христофор. Ключ знаменной. 1604 / Публ., пер. М. Бражникова и Г. Никишова // Памятники русского музыкального искусства. Вып. 9. М., 1983.
3 Кир. -Бел. 665/922. Л. 1002 об. -1003 об.
4 Там же. Л. 1011 об. -1012 об.
5 РНБ О XVII № 19.
6 Там же. Л. 64 об.
Строки Ирмология вошли в музыкально-теоретические руководства не только знаменной, но и других видов нотаций — путной, казанской7. Они представлены, как правило, в Кокизниках-Согласниках, где названные виды нотаций объяснены путем их сопоставления с нотацией знаменной, откуда и пошло название руководств, например: «Согласие знамени с путным знаменем & lt-… >- и решение путному знамени"8. Репертуар большинства Кокизников-Согласников построен на строках Ирмология9, где соединены знаменные и путные строки (Кир. -Бел. 665/92 210) или знаменные и казанские строки (РГБ ф. З7 № 9311), изложенные в системе осмогласия. В некоторых случаях «мудрость» руководства усугубляется еще и применением литореи, как это сделано в Кокизнике-Соглас-нике рукописи РГБ фонд 299 № 15 412.
Строки Ирмология служат основным материалом для показа разводов по-певок в одном из разделов «Ключа разумения» Тихона Макарьевского, также содержащем двознаменный Кокизник-Согласник. В нем соединены знаменная и пятилинейная нотации. Около двухсот строк всех восьми гласов вошли в «Ключ разумения», демонстрируя разные распевы и являясь, по сути, энциклопедией попевок кон. XVII в.
Строки Ирмология выполняют особую роль и в крупнейшем трактате XVII в. — «Извещении» Александра Мезенца, где они не только иллюстрируют теоретические положения, но и раскрывают научный метод объяснения попе-вок. Комиссия Александра Мезенца использует строки ирмосов по системе перекрестных ссылок, где сначала, при теоретическом объяснении, даются ссылки на строки, а в конце, где эти строки собраны в специальный раздел, в них содержатся отсылки к соответствующим теоретическим статьям. Наряду с вычленением из ирмосов отдельных строк в трактате приведены и целые ирмосы: для показа распевов второго гласа Александр Мезенец вводит и целый ирмос «Путь морской» (песнь 1), четвертого гласа — целый ирмос «Явишася источеницы» (песнь 1) и др.
Конечно, строки ирмосов повторяются не только в списках одного руководства, что естественно для рукописной традиции, и в разных типах руководств, где могут использоваться одни и те же строки. Однако среди таких повторяющихся фрагментов Ирмология особое место занимает ирмос первого гласа первой песни канона Рождеству Христову «Христос раждается». Он встречается в
7 Подробнее об этом см.: Богомолова М. В. Знаменная монодия и безлинейное многоголосие (на примере Великой Панихиды). Вып. 2. М., 2005. С. 129−160. Как известно, музыкальнотеоретические руководства по демественной нотации ограничиваются азбуками-перечислениями отдельных знамен (подробнее об этом см.: Шиндин Б. А., Ефимова И. В. Демественный роспев: монодия и многоголосие. Новосибирск, 1991. С. 57−58).
8 Кир. -Бел. 665/922. Л. 1003 об.
9 Исключение составляет, например, руководство в рукописи РНБ Сол. 690/752. Подробнее о рукописи см.: Кручинина А. Н., Шиндин Б. А. Первое русское пособие по музыкальной композиции // Памятники культуры. Новые открытия. 1978 г. Л., 1979. С. 138−195.
10 Кир. -Бел. 665/922. Л. 1003 об.
11 Там же. Л. 644. Название музыкально-теоретического руководства: «Какизы сиречь ключ столповому и казанскому знамени».
12 Там же. Л. 766.
разных руководствах XVII в., где показаны распевы как первой, так и последующих строк, например:
РГБ ф. 210 № 1. Кокизник со строками
Л. 2 п'- -- и- ^ П к
Тартовка Хри стос ра жда е те ся сла ви те
РНБ О XVII № 19. Указ о подметках.
Л. 61 об. — к VI?1 1 ^
Хри стос ра жа е те ся
РНБ Вяз. Q 215. Ключ разумения
Л. 12 об. • «** П ж *1 М Я& gt-кИ ж • Н п & lt-*6 -» д:
Хри стосъ с не бесъ сря щи те
Особое значение данного ирмоса проявляется в «Извещении» Александра Мезенца, где он избран в качестве образцового для показа методики исправления певческих текстов.
Гл. а пКол. А. ИЛ ЗАД* СТАТТЛ *{ Т»!
Часть а.
«н. у/}
ХйНСТССХ (ШКДЛ ЕТСА ШМ1- Т?,
п*#9 43? р
ХрНСТОИ С МШСКА (|1НТе,
г||)
Чрн СТОГ/ НЛДЕ лыи КОЗ, НО СИ ТЕ ГА,
понте ГО (1ЮД6 КН КМг* Зе-ИЛА,
Ь'-& lt-№/
И к?& lt-ЕД1ЫГЛ КО СПОИ ТЕ ЛЮДЩ
м
«1 & amp- & gt-: 4
И «О Про Г Ш ЬН (А.
Чдеть в.
#у. '
Хрп СТОСК р-ЦКДЛЕТеА ел Л КМ ТЕ,
ХрН
ГГ01Я С НЕБ И'-А
СрА 1|
т. е.
ГП'- кЯШ
Хри СТОГ/ НАйе,"ЛН КОЗ, НО СП ТЕСА,
ПОН те ГС (ПО Д6К11 КСА- зелмл,
М КЕ (?Л1ЕЛМ КОСНО Н те Д19Д1Е, Т И 1(«| Про Ш НИ (А.
Зри.
Л1*?рД ЗНАМЕНИ КО трстУей ЧЛСЧ'-И сни^ьд:
Дс4*к «уко СТОЛИЦЫ^*Ь иртзнАкллш* йлч и*з прндндкк дгКрю
КО ГЛЛСОКНО* СКОрОК'-кжДЖИ ИрОТИКО (]дННЛ*0 КрМКЛ_!? по СЛ& amp-ЧДЮ икокдго НИ ССТК. Дкд же КрМКД, Л 1+^0и, КМ& amp-ТрМЮКД ВДНН4Г0
со (Бтлжко» -Г& quot-. Дкд иче крикд со Штаянмлш И Т про ТА гн е иТи
114(6кИгЬ, ЛЛ ДЪ'-БрОМ ПрО'-ГНКО СТДТСИф или стр’клй$ ьысочдйшн7 и
ннждйнп? СОГЛЛСТд'- *1 г $* ?* ?• ПО СЛ& amp-ЧДЮ гсс
нкокы дико ни §'-стгь^
ХрН — СТОЮ рД — ЖДДбЧ’СА — МЛ — - КН — - Т€ 9 ДОИ — (ТО- Ч"*Ь Г. 3*М.
— №? Г. * ГЖ: 'Л — ^ кцжтгг
-----(Я С НЕКС--€Х СрА----Ц1НТЕ, ХрНСТОСХ НД- $ 6-Л1ЛН «О^НО-
^1^Ж^. -КККУ
-СИ — ~ - Т€ -
СА* «о — - ИТЕ
ГО СИО ДЕ — ьи —
¦Г& amp-. -ТУГ. :
КСА---------3 €Л1ЛЛ9 II
КГ, г ядру,
КС — СЕ Д1 — ЕЛ1К 80-СПО----------ИТ€-
1
•V
Л» Е -9 ИКЮ про
— Ш--------------БН СА*
Автор трактата пишет: «Зде же описание сокровенных и различных лиц по гласом, яже в сем Ирмологии точию обретаемых, & lt-… >- на три части расположи-хом: понеже убо первая часть во знамени и в лицах первобытная безприклад-ным, ниже отъемлемым намерением в пении поставляется.
Вторая же часть на тое знамя и лица, еже в первой части, истолкование возвещает.
Третия же часть на первую и вторую обоих частей знамени и лиц самую дробь и тонкость мерою противо нотнаго гласоступания изъясняет"13. Иными словами, первый раз в «Извещении» ирмос «Христос раждается» был изложен так, как он выписывался в певческих рукописях, то есть с попевками и сложными знаками, второй раз — с разводом этих попевок и сложных знаков, третий раз — и это было новаторство Александра Мезенца — ирмос излагался ритмически дробно, то есть с объяснением точного ритмического рисунка распева. Для этой цели Александр Мезенец записывает распев только с помощью четырех знаков, которые он перед этим ритмически объяснил и установил их внутренее соотношение: условно, стопица — четверть, крюк — половинная, крюк с оттяжкой — целая, статья — бревис.
13 Азбука знаменного пения (Извещение о согласнейших пометах) старца Александра Мезенца (1668-го года) / Изд. Ст. Смоленского. Казань, 1888. С. 20−21.
Несколько слов о данном песнопении. Ирмос «Христос раждается» сформировался на основе 38-го Слова свт. Григория Богослова на Богоявление или на Рождество Христово, повторив его четыре начальные строки. По сути, он представляет собой образец ирмоса «первых авторских канонов"14, которые «строились по принципу древних монострофов & lt-… >-, то есть содержательно относились к празднику, а структурно, через рефрен, были связаны с соответствующей библейской песнью"15.
М. Скабалланович отмечал особое значение данного ирмоса: «Предпраздничные песнопения в честь Рождества Христова впервые полагаются на праздник Введения. Не без намерения начало их приурочено именно к этому празднику: помимо того, что столь великий праздник — самое удобное для этого время, Введение особенно пригодно для этого, как «благоволения Божия предоб-ражение». В качестве таких подготовительных к столь далекому еще празднику песнопений выбраны ирмосы самого праздника Рождества Христова («Христос раждается»). & lt-… >- Начиная с Введения, ирмосы Рождества Христова в качестве катавасии (заключительных ирмосов) поются во все воскресные дни и праздники. Если праздники случаются два дня кряду, то в один из них, более важный, поются в качестве катавасии ирмосы «Христос раждается""16.
Думается, однако, что не только важное функциональное значение ирмоса определило его востребованность в музыкально-теоретических руководствах. Важны и внутренние музыкально-поэтические закономерности ирмоса, которые сделали его особенно удобным для теоретического осмысления.
РГБ. Тр. -Серг. 429. Л. 1 об.
и ытаи вр-амн*шрагуМ клгД* «іГініпИг^
і 1*1& amp-1% А /і
и* л- піи-чглапнліг х гем і
і «± і і і І'ЇГН гр& amp-ііінііІЕ ||НГ НІ «^1 ЇЬ ПАЯ ІАІЛИ *Г О
(І*/**** І і* *9 /***& quot-* %
/ІІІГНШЇ ШНИІІ ҐІГ
і і і і с*
УИЛ ] рі ИІІІГМИ^І--- ІІ Й Г и В ІІІГНЛ^4Я
* /,& lt-/¦ * 4* і і
Ач ||й 11 р яглЛлитЛч. 1І№Е/Іг4^и, гг1
14 Никифорова А. Ю. Проблема происхождения служебной Минеи: структура, состав, месяцеслов греческих Миней ІХ-ХІІ вв. из монастыря святой Екатерины на Синае: структура, состав, месяцеслов греческих Миней ІХ-ХІІ вв. из монастыря святой Екатерины на Синае: Автореф. дис. … канд. филол. наук: 10. 01. 03. М., 2004. С. 16−17.
15 Там же. С. 16−17.
16 Скабалланович М. Православное рождество. Событие Рождества Христова. М., 1995. С. 18.
Структурно ирмос состоит из шести поэтических строк, последняя из которых — рефрен канона «яко прославися». Три первые строки организованы посредством анафоры «Христос», две первые — эпифорой «славите» — «срящете). Строки образуют парное «сцепление»: третья и четвертая, будучи объединены повтором слова «земли» («земля»), четвертая и пятая строки — повтором «пойте» («воспойте»). Первая и последняя строки образуют смысловую и словесную арку, благодаря повтору «славите» — «прославися».
Музыкальная форма, однако, традиционно не поддерживает текстовую, образуя (по списку, приведенному в «Извещении») самостоятельную структуру, даже изменяя моменты кадансирования, вводя остановку в строке «И веселием воспойте, людие», обозначенную статьей простой, не на «людие», а на «веселием». Она, в отличие от поэтического текста, дает музыкальное рифмование первой и третьей, а также второй и последней строк. В остальном же музыкальный текст совершенно независим, в нем практически нет повторяющихся знаковых оборотов. Александром Мезенцем подвергаются работе попевки грунка, рымза, цагоша, сложные знаки, в первую очередь различные стрелы и змейца со статьею. Во всех случаях он для каждой попевки или сложного знака сохраняет традиционный, наиболее употребительный их развод, ставя задачу именно научить распеву, и делает это на примере ирмоса «Христос раждается»
Фитные распевы Ирмология редко становились предметом рассмотрения, поскольку по сравнению с распевами Праздников, Стихираря минейного, Триоди они отличались минимальной мелизматичностью. И во всех сохранившихся фитниках Х^І в. фитные распевы представлены очень скромно. Например, среди более чем 150 фит Федора Крестьянина17 только 8 взяты из Ирмология.
Таким образом, песнопения Ирмология в музыкально-теоретических руководствах играли, в первую очередь, прикладную роль: они обеспечивали необходимый учебно-иллюстративный материал, на их примере объяснялись новые теоретические позиции — новые нотации, новые распевы знаков и попевок, новая система киноварных помет, новая ритмическая система. Единственное, что оказалось невозможным объяснить с помощью ирмосов, — это фитные распевы. Для них Ирмологий соответствующего материала не содержал.
Ключевые слова: ирмос, знаменный распев, музыкально-теоретическое руководство, звукоряд.
17РНБ, Пог. 1925. Опубликовано: Гусейнова З. М. Фитник Федора Крестьянина: Исследование. СПб., 2001.
Irmosy in the musical handbooks of the XVIIth century
by Z. Gousseynova
When giving explanations about singing patterns, Russian musical handbooks of the XVIIth century used lines from the Irmologiy book as note examples. The lines explained the divorces of popevkas, «kinovarnye pomety» (red marks), structure of znamenny scale, and also put', kazan', demestvo singing. In the theoretical handbooks irmos «the Christos razhdaetsya» was frequently used, and Alexander Mezents used it as an illustrative point of general correction of znamenny chant.
Keywords: Irmos, znamenny chant, musical handbook, scale.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой