Ирония и «Мильграмизация» пермской «Культурной революции» народные урбанонимия и «Нейминг»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Язык. Система. Личность: Лингвистика креатива
С.С. ШЛЯХОВА
(Пермский государственный педагогический университет, г. Пермь, Россия)
УДК 811. 161.1 '28 ББК Ш141. 2−5
ИРОНИЯ И «МИЛЬГРАМИЗАЦИЯ»
ПЕРМСКОЙ «КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ»: НАРОДНЫЕ УРБАНОНИМИЯ И «НЕЙМИНГ»
Аннотация: Исследуется проблема соотношения официальной и народной номинации современных городских арт-объектов на материале культурных урбанонимов г. Перми. Выделяются приемы создания таких обозначений, в частности, ирония и самоирония.
Ключевые слова: урбаноним, региональная идентичность, ирония, номинация арт-объектов.
Пермская «культурная революция» (идеолог М. Гельман) породила множество слоганов, выставок, фестивалей и «выплеснула» на улицы города большое количество арт-объектов, что вызвало потребность в их назывании. В создании пермских культурных урбанонимов можно выделить несколько основных тенденций: отсутствие региональной идентичности и повторяемость («мильграмизация»), предлагаемые «сверху», и пародийность, ирония и самоирония, идущие «снизу».
Так, один из памятников города (Пермяк — солены уши) представляет собою огромные уши на овальной рамке, в которую можно просунуть голову и стать солено-ушастым пермяком. Композицию дополняет изящная скульптура фотографа, установленная напротив «рамки с ушами». В 2009 г. журнал «Русский мир» признал этот памятник «самым странным» памятником России, однако региональная идентичность памятника обусловливает отсутствие недовольства пермяков этим арт-объектом, в том числе и особых наименований.
Упоминания о народных урбанонимах Перми встречаются в исторических документах. Так, Сквер Решетникова в XIX в. официально именовался Сад Багратиона, однако пермяки упорно называли его Загоном или Козьим загоном. В 70-е гг. ХХ в. забитые сваи долгостроя драмтеатра напоминали пермякам Чикаго с птичьего полета и пр.
Народная и официальная урбанонимия пермской «культурной революции» заслуживают отдельного интереса. Т ак, музей современного искусства (директор М. Г ельман) называется РЕЯМИ. Однако каждо-
Язык. Система. Личность: Лингвистика креатива
му пермяку известно чувство раздражения, когда город называют твердо — Перм. В нашумевшем рэп-клипе о Перми есть строчки: Даже москвичам и то понятно всем — культурная столица — дак это Пермь. Москвичи, не ПерМ, а ПерЬмЬ. На концерте группы «Чайф» в Перми ведущий Н. Фоменко поприветствовал зал «Привет, ПерМ!» и был немедленно освистан. В недоумении ведущий ушел. Вышел через несколько минут и произнес ПерМЬ, чем снискал бурные аплодисменты.
Программа «окультуривания» Перми проходит под слоганом Пермь — культурная столица Европы, что породило нескончаемый поток иронии и сарказма со стороны других (естественным образом «окультуренных») городов.
Не меньший скепсис этот слоган вызвал и со стороны самих пермяков. Митинг против «культурной революции» проходил под лозунгом От вашей культуры даже слоны дохнут (в это время в зоопарке умер любимец пермяков слон Джонни). В интернете большую популярность снискал рэп-клип «Дак это Пермь» пермской команды КВН «Политех», в котором официальный слоган гиперболизируется посредством градации: Пермь — это культурная столица края. Пермь -культурная столица Урала. Пермь — культурная столица России. Пермь — культурная столица мира. Пермь — все знают без сомненья, Пермь — культурная столица вселенной. Этот клип блогеры немедленно окрестили Прощание Славянки для господина Еельмана.
Другой народный вариант официального слогана Пермь — столица гоп-культуры построен на приемах пародии — гиперболизация и переворачивание. Звание столицы гоп-культуры в интернете оспаривают Пермь, Екатеринбург и Нижний Тагил. Однако благодаря Светке с Жанкой из команды КВН «Парма», рэперу Сяве (жанр гоп-хип-хопа) и ситкому «Реальные пацаны» (Премия Пермского края в сфере культуры и искусства за 2010 г.) именно Пермь обрела славу «быдлятско-го» города, в котором все говорят на «неповторимом живом диалекте российской глубинки» в стилистике «ну так-то, да».
К концу ХХ в. ирония становится знамением времени: по оценке Ортеги-и-Гассета, «очень сомнительно, что современного молодого человека может заинтересовать стихотворение, мазок кисти или звук, которые не несут в себе иронической рефлексии» [Можейко 1999]. Ирония и самоирония этих арт-фактов предполагает, что другой (зритель) «изначально включен в эту игру, знает ее условия и поймет, что именно автор вкладывает в свои слова» [Ванюшкина 2011]. Герои-гопники популярны у молодежи, которая не прочитывает иронический подтекст этих арт-фактов. Народная «ирония, как и Негативное, -путь- не истина, но путь» [Кьеркегор 1993] к истине.
Язык. Система. Личность: Лингвистика креатива
Caмоиpония в парадоксальном, часто в вызывающе оксюморон-ном выражении, выступает в функциях провокации, рождает недоумение, вопросы [Ванюшкина 2011]. Caмоиpония пермяков очевидна даже в создании коммерческих названий: магазин Халявка, парикмахерские Самсон и Далила и Стригли-Мигли, магазин сантехники Лувр, рюмочная рЮанимация, магазин пиротехники Пироман, управляющая компания Трезвый сантехник и пр. Культурный и «орфографический» шок может вызвать название кафе ЧикагА. Интерьер кафе включает предметы и вещи, принадлежавшие поэту Ивану Кучину, и фотографии с его автографами. Название кафе — цитата из стихотворения И. Кучина «Чикаго»: Прибёг, говорю: «Доконал ты меня! Неделю мне снится ЧИКАГА твоя!». И он, бедолага, чуть слышно, печально: «Ты видел Чикаго? Ну, как там, нормально… ?». Здесь в иронии проявляется «связующая» функция «между комическим и трагическим» [Пивоев 2000: 42] - проблемы ЖКХ, высоких цен, «ненавязчивого» сервиса, повального алкоголизма и пр. Вместе с тем, по мысли Г. Бёлля, в современных условиях «предельного нравственного выбора» ирония уже «не дает алиби», а потому конституируется как своего рода «ироническая терпимость» [Можейко 1999].
Критики пермской «культурной революции» в один голос твердят о вторичности насаждаемого арт-пространства. Арт-обьект в виде надкушенного яблока (худ. Ж. Кадырова): кожура из кафеля символизирует тонкую пленку современности, под которой обнаруживается порыжевшая «мякоть» — история города (старый кирпич разрушенных зданий Перми).етики ссылаются на знаменитое надкушенное яблоко Apple и The Big Apple как старое название Нью-Йорка. Пермяки называют его огрызок, обкусанное /заржавевшее / покусанное / обгрызенное яблоко (внешний вид), яблоко раздора (полемика о художественной ценности).
Арт-обьект Пермские ворота (худ. Н. Полисский) повторяют его же Лихоборские ворота (Москва, метро Владыкино) и напоминают триумфальную арку, сооруженную из огромных бревен- части арки направлены на четыре стороны света. Искусствоведы называют Лихоборские ворота русской репликой парижской Арк^иком в Дефансе [Коккинаки 2006]. Вероятно, Пермские ворота — пермская реплика Лихоборских. Cтaндapтноe Пермские ворота (ср. Бранденбургские ворота, Золотые Ворота, Арбатские ворота и пр.) пермяки заменили названиями Поленница, Домик бобра, Бобровая хатка, Памятник плотогонам, Муравейник, Мохнатая П, Табуретка, П-буретка. Оним Памятник плотогонам указывает на региональную идентичность, поскольку в Прикамье испокон веков лес сплавляли по рекам.
Язык. Система. Личность: Лингвистика креатива
Арт-объекты художника А. Люблинского Red People (Красные человечки) до Перми показывались на Рублевке в Москве и на выставке в Петербурге. Сейчас человечки живут на улицах города. Пермяки назвали их Безголовые, Безголовики (после чего депутаты Гордумы распорядились удалить их от здания Думы), Красные че / челы (внешний вид объектов), что указывает на региональную неидентичность. Ю. Шевчук на концерте в Перми назвал их Красными буратинами, а инициатора их установки — Папа-Карло-Гелъман с топором. Тема дров (поленьев) прослеживается в рэп-клипе команды КВН «Особый стиль» из с. Елова: Бабушке Любе топитъ нечем печку. Гелъман, везите своих человечков! При этом пермяки относятся к Red People как символу Перми (поднимают на вершину Килиманджаро, тиражируют в сувенирах, вставляют в клипы о Перми, наряжают в новогодние костюмы) и как к символу власти, используя их в политических акциях. Так, некая арт-группа «Медвед» обмотала человечка бинтами и повесила табличку «Больной единоросс».
Ирония — не просто троп, а способ постижения мира [Ванюшкина 2011], «бесконечная духовная деятельность» [Янкелевич 2004: 20], определяющая «ценностное отношение» к миру. Самоирония дает возможность пермякам увидеть и оценить не только окружающие их внешние объекты, но и себя внутри них и вместе с ними.
Сподвижником М. Гельмана (в народе — Жулъман) в «окультуривании» Перми является Б. Мильграм, о котором также «слагают песни»: В Елово живут кулътурные мамы. Пугают детей Борисом Милъ-грамом! (рэп-клип команды КВН «Особый стиль» из с. Елова).
Пермский драматический театр называется Театр-театр (со времен Б. Мильграма). Название не ново. В 1985 г. режиссер Б. Юха-нанов создает первую в СССР экспериментальную театральную группу «Театр-Театр». Пермяки иронично откликнулись на редупликацию имени, называя режиссера не иначе как Милъграм-Милъграм: в названиях статей — Милъграм-Милъграм, министр-министр. Театралъные новости от Татъяны Тихоновец (http: //www. permonline. ru), Пятъ вечеров с Милъграмом-Милъграмом (http: //www. alpha. perm. ru/sosedi) и др. В Сети появился сайт «Мильграм-Мильграм» (Milgrammilgram. com), который позволяет «мильграмизировать» любую фразу: на страничке два окна — в одно вводится фраза, в другом окне фраза появляется удвоенной. «Принцип Мильграма» реализуется в эргонимах (кафе Yes'-t Yes'-t, просп. Парковый, 17), названиях общественных организаций (ЧК-ЧК — Чрезвычайная комиссия «Честный контроль» за честную кампанию на президентских выборах 2012 г.). Журналисты подписы-
Язык. Система. Личность: Лингвистика креатива
ваются Екатерина Оборина-Екатерина Оборина. Обозреватель-ОиНнв и пр.
На январском арт-салоне в Перми выставляется картина М. Титова «Сука-Любовь» (отсылка к фильму мексиканца А. Гонсалеса Инь-ярриту или песне С. Крутикова?), на которой изображен поцелуй Мильграма и Г ельмана (отсылка к «Поцелую Хонеккера и Брежнева» Д. Врубеля), сжимающих красную букву П (еще один «культур-революционный» символ Перми). Во время выставки к картине была приклеена 10-рублевая купюра с надписью Какая культура — такая купюра. В народе картину немедленно окрестили Миля и Геля.
Культурную революцию сняли со знамен. Власти не удалось понятно сформулировать для себя и общества преимущества культурного проекта (http: //www. kommersant. ru/doc/1 694 734). В народных номинациях арт-фактов пермской «культурной революции» «ирония остается совершенно негативной, утверждая — в теоретическом отношении — несоответствие между идеей и действительностью- в практическом отношении — действительностью и возможностью» [Кьеркегор 1993].
ЛИТЕРАТУРА
Ванюшкина С. Г. Самоирония в ранней лирике В. В. Маяковского // Вестник Томского гос. педагогического университета. — 2011. — №. 7 (109).
Можейко М. А. Ирония // Новейший философский словарь. — Минск,
1999.
Коккинаки И. Ворота в парк «Отрада» // Архитектурный вестник. — 2006. -№ 2 (89).
Кьеркегор С. О понятии иронии // Логос. — 1993. — № 4.
Пивоев В. М. Ирония как эстетическая ценность. — Петрозаводск, 2000.
Янкелевич В. Ирония. Прощение. — М., 2004.
© Шляхова С. С., 2012

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой