Полупозитивизм К. Д. Кавелина и его оценка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 1(47+57)
ПОЛУПОЗИТИВИЗМ К. Д. КАВЕЛИНА И ЕГО ОцЕНКА
Т. А. Хаматова
k. d. ravelin'-s positivism and its estimation
T. A. Khamatova
В статье отражено философское творчество К. Д. Кавелина — видного представителя русского полупозитивизма XIX века. Автором представлены оценки его творчества исследователями В. В. Зеньковским и Н. О. Лосским- раскрыты взгляды К. Д. Кавелина на проблемы науки, религии, человека и общества, нравственности и морали, а также освещены результаты осмысления им проблем социокультурного развития истории (всемирной и отечественной) второй половины XIX века.
The article reveals the philosophy of K. D. Kavelin — the eminent representative of the Russian semi positivism in XIX century. The article also includes assessments of his work done by V. V. Zenkovsky and N. O. Losskij. The author shows Kavelin'-s points of view of the problems of science, religion, morals, man and society and describes Kavelin'-s ideas of social and cultural development of the worldwide and domestic history in the second part of XIX century.
Ключевые слова:
полупозитивизм, секуляризм, либерализм, позитивизм, этика, научный идеализм, религия, субъективные идеалы, славянофильство, соборность, культурно-историческая самоидентификация, социокультурное развитие.
Keywords:
semi positivism, secularism, liberalism, positivism, ethics, scientific idealism, religion, subjective ideals, Slavophilism, conciliar nature, cultural and historical self-identification, social and cultural development.
Во второй половине XIX века русский секуляризм достиг своего высшего напряжения и творческого влияния, что проявилось, как отмечает В. В. Зеньковский, в стремлении создать «цельное мировоззрение вне церкви» [1]. Однако в философских построениях это стремление столкнулось, с одной стороны, с русским нигилизмом, а с другой — с религиозными исканиями мыслителей, что придало идеям полупозитивистский характер. С одной стороны, эти построения ориентировались на науку и ее позитивистские тенденции в духе Огюста Конта, но, с другой, двигались в линиях религиозного иммаментизма и потому почти всегда были антиметафизичны. Однако абсолютизация морали, моральный энтузиазм и панморализм, возникающий в философии XIX века, очень часто оказывались противопоставлены научному релятивизму в борьбе с метафизическим идеализмом. Философствующая мысль эпохи готова была примириться с таким внутренним диссонансом, чтобы не уйти от секуляризма. Так появилось сочетание раннего позитивизма и нравственного душевного подъема, когда внутренний драматизм создавался и поддерживался
несвободой духа мыслителей того времени.
К. Д. Кавелин как мыслитель интересен тем, что в его небольшом философском творчестве впервые с полной отчетливостью выступили черты «полупозитивизма». По мнению В. В. Зеньковского, они проявились с достаточной ясностью уже у А. И. Герцена, но в его трагическом построении не было того «сциентизма», который так много фальши внес в искания русских мыслителей. Как видный представитель русского либерализма, К. Д. Кавелин только в 60-х годах XIX века выступил с рядом этюдов. В философии же он поддержал дух принципиального релятивизма и позитивизма 40-х годов. Необходимо отметить, что русский мыслитель выступил против «отвлеченного» идеализма немецкой философии решительным поворотом к «точному» знанию, к исследованию фактов, против «метафизических миражей» [2].
Для К. Д. Кавелина характерна критика категорических утверждений научного позитивизма о мире и человеке, и эта осторожность в отношении данной проблемы характерна вообще для полупозитивистов. Он верил в «науку фактов». Ближе всего к этой науке, по его мнению, стоит психология, которая помогает снять завесу тайны, покрывающую человека.
Наивная патетическая вера в психологию и «психологизм» являются характерными чертами антропоцентризма. Но для антропологии К. Д. Кавелина было существеннее признание реальности творческого начала в личности, поскольку, как считал мыслитель, знание существует в человеке, предназначено для человека и возникает в нем.
Психическая и материальная жизнь личности, согласно философу, формируется на основе внутреннего мира человека, а потому только «психология может разрешить задачу, на которую не дает ответа ни философия, ни естествознание» [3]. Как видим, К. Д. Кавелину была присуща гносеологическая позиция, близкая махистской, которая исходит из неразличения субъективного и объективного мира. Таким образом, для К. Д. Кавелина становились неприемлемыми и материализм, и спиритуализм, что освобождало его от слепого поклонения естествознанию, характерного позитивизму.
Полупозитивизму было присуще стремление к синтезу философских концепций на основе «положительной философской науки» и социально-нравственного идеала. К. Д. Кавелин, реализуя свои установки «научного идеализма», раскрывал специфические моменты религии и науки, метафизики и позитивизма, материализма и идеализма, выявляя их научный смысл в истории философии. По его мнению, между наукой и религией нет никакого противоречия, поскольку наука выясняет условия реальности и дает средства для устроения человеческого быта в соответствии с желаниями и потребностями людей, тогда как религия занята воспитанием личности, обеспокоена поддержкой ее в жизни.
Согласно К. Д. Кавелину, религия основана на предании, а наука, вооруженная индуктивным методом, старается открыть закон существования предмета, переходя от простого к сложному, от неизвестного к известному. Наука является способом освоения человеком окружающего мира. Ведь знание формирует мировоззрение отдельной личности, помогает найти свое место в окружающем мире, а также является средством достижения поставленных целей. Позитивизму и материализму К. Д. Кавелин отводил роль исследования материальных, внешних для человека, явлений, а метафизике и идеализму, по его мнению, свойственно уделять преимущественное внимание логическим формам и категориям, видя в них проявления
всеединой метафизической сущности. Поскольку данные философские направления носят односторонний характер, то, как считал К. Д. Кавелин, они должны быть преодолены синтетической научной философией, изучающей нравственно-духовный мир личности, индивидуальные психические явления как факты мышления и бытия.
Итак, в связи с развитием новой европейской философии при выборе между априорной философией и позитивизмом К. Д. Кавелин склонялся к необходимости создания философской антропологии и психологии. В целом же его концепция, как и В. В. Лесевича, выразила распространенное в европейской философии XIX в. стремление к поиску третьего пути. Отличие воззрений мыслителя заключалось в ориентации философии на исследование психологических аспектов нравственности и сознания. Следует признать эти идеи актуальными как тогда, так и в настоящее время, поскольку они отражают явно выраженную интенцию психологии и философской антропологии к приобретению самостоятельности и «отпочкованию» от общего философского «древа познания».
Центр своей философии К. Д. Кавелин переносил на субъективную правду этической сферы человека. При этом он, как полупозитивист, верил в научное обоснование этики, поскольку благодаря психологии стали «доступны исследованию самые сокровенные тайны бытия» [4]. Не имея научного анализа этики, его декларации не идут дальше признания возможности свободы в человеке при определенных условиях. Источник и причину идеальных устремлений человека К. Д. Кавелин помещал в сознание, которое имеет дело не с реальными фактами, а с нашим внутренним состоянием. В этом случае сутью этики оказываются субъективные идеалы, которые она ставит сознательной жизни и деятельности человека. При этом К. Д. Кавелин высоко ценил эстетическое вдохновение, чистоту и благородство морального сознания, что справедливо отмечает В. В. Зеньковский, ибо на первом месте для него было стремление к душевной красоте, истине и правде. Следовательно, строгую моральную оценку действительности К. Д. Кавелин выводил не из «научной» этики, а из чисто-морального идеализма.
В оценке Н. О. Лосского К. Д. Кавелин совершил попытку доказать относительную самостоятельность умственной жизни". По мнению философа, сознание и мышление создают идеальный мир, посредством чего выводят человека из круга индивидуальности и поднимают его до определенной степени общего, коллективного продукта умственной деятельности людей. Свобода, независимость мыслей и действий является органическим свойством человеческого естества. Попытки объяснить свободу воли были до него неудовлетворительными. В работе «Проблемы психологии» К. Д. Кавелин попытался связать материальную природу с психическими явлениями, однако именно эти идеи были подвергнуты жесткой критике известным физиологом И. М. Сеченовым, который считал, что все научные исследования должны основываться на анализе фактов, но психика должна быть исключена из сферы научного анализа, применимого к физиологическим процессам, которые и лежат в основе психических явлений. Следовательно, по его мнению, психология должна быть областью деятельности физиологов, а не психологов.
Полупозитивизм К. Д. Кавелина проявился и во взглядах на проблемы человека и общества, природу нравственности и морали. Обсуждение концепции русской истории и этики в трудах мыслителя сопровождалось острой полемикой со славянофилами, и в частности с Ю. Ф. Самариным, который утверждал, что общинный быт славян основан не на отсутствии личности, а на свободном и
сознательном её отречении от своего полновластья. К. С. Аксаков полагал, что наилучшей формой устройства общества является такое общество, в котором каждая отдельная личность добровольно отказывается от своего обособления на основе внутреннего побуждения. А оно, в свою очередь, основывается на любви, братском чувстве, которое есть в душе каждого человека. Можно также отметить, что понятия «общество», «мир», «личность» у славянофилов означало слово «человек» — так они выделяли религиозный и коллективистско-соборный характер русского народа.
Нельзя утверждать, что К. Д. Кавелин выступал против социального идеала славянофилов, проникнутого определенныминравственнымистремлениями, вкотором люди живут в согласии и любви, где нет вражды между сословиями и противоборства интересов народа и власти. Однако, по его мнению, указанные нравственные качества еще предстоит сформировать в русском обществе, а затем и воспитать в русском человеке. Поскольку общество и человек развиваются, то и соборное сознание не существует неизменно, оно меняется. И это связано с тем, что в своих основных качествах содержание соборности неизменно включает новые индивидуально-личностные черты русского человека. Полупозитивизм К. Д. Кавелина уничтожает этим какое-либо противопоставление идеалов религиозно-нравственной соборности славянофилов и идеалов нравственного мира мыслителя. При определенном характере процессов в обществе они даже могли быть и соединены в рефлексии как моменты национально-исторического культурного развития. Личность в своем пределе могла стать тождественной человеку.
Заслуживает внимания и философская рефлексия К. Д. Кавелиным истории (всемирной и российской) и проблем социокультурного развития второй половины XIX в. Пореформенная Россия того времени переживала сложные процессы, связанные с модернизацией жизни и апробацией новых идей в развитии общественной мысли. Передовая интеллигенция активно разрабатывала перспективы строительства нового общества, переоценивая прошлое своей страны. Сейчас эти процессы мировоззренческого поиска называются культурно-исторической самоидентификацией. Они характерны и для современной России. Русская интеллигенция, как носитель благородной нравственности и в науке, и в жизни, становится своеобразным камертоном национального самосознания общества. Таким образом, ее творчество не только отражает, но и выражает определенные мировоззренческие и культурно-философские взгляды на проблему взаимосвязи истории, культуры, общества и человека.
Сегодня, когда проблемы глобализма и мультикультурности, диалога культур в постинформационной цивилизации не оставляют сомнений в своей актуальности, мы по-другому осознаем и «примирительный», взаимопонимающий диалог русской позитивистской историософии. Социальные и общественные взгляды представителей позитивистской философии истории, в частности К. Д. Кавелина, представляют собой своеобразную попытку научной разработки проблемы сущности всемирно-исторического и отечественного процесса.
Мыслители, чувствуя кризисные явления русской действительности, не получившие реального решения в либеральных реформах 60−70-х гг. XIX в., порывались определить их природу через сравнительный анализ развития Европы и России [5]. К тому времени историческая наука накопила факты и поощряла исследование проблемы социокультурного развития. Эта проблема предполагала рассмотрение истории в связи большим множеством социальных и культурных
факторов, которые подталкивали и определяли ее прогрессивное движение.
Рассматривая историю как некий объективный процесс преобразования жизни общества, мыслители подчиняли усилия субъектов культурного творчества обществу и обезличивали неповторимость их творческой активности. Проблема взаимосвязи творческой деятельности, культуры и общества может быть решаема в контексте анализа единства социокультурного развития. В этом случае культура выступает знаково-символической системой исторически изменяющегося общества. Человек в такой системе включен в общество и влияет на социальные связи и институты, и наоборот: общественные связи и институты оказывают воздействие на формы и особенности культуры. Позитивизм конструировал такое проблемное поле, как социокультурный комплекс, на принципе многофакторного детерминизма, включающего в себя политические, экономические, социальные, мировоззренческие, психологические, интеллектуальные, правовые, религиозные и этические элементы исторически развивающихся самобытных культур. Русские позитивисты представляли историю как множество сочетаний культурных и социальных форм.
Таким образом, мы видим, что рассуждения К. Д. Кавелина сложно направлены, в них встречаются и особая нравственная настроенность, и философская устремленность, и политическая составляющая. При этом мыслитель полагает, что и интеллектуальная деятельность и знания человека относительны, как и все в мире. С одной стороны, он убежден, что сущность вещей, души и тела непознаваемы. С другой стороны, возможно взаимопонимание в области этики между людьми веры и людьми знания. Все эти положения характеризуют К. Д. Кавелина как полупозитивиста, стремящегося примирить научный (позитивный) подход в объяснении бытия мира с реализмом этической стороны жизни человека и общества.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Зеньковский В. В. История русской философии. Л., 1991. Т. 1, ч. 2. С. 152.
2. Кавелин К. Д. Собрание сочинений. Т. З: Наука, философия и литература. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1899. С. 568.
3. Там же. С. 893.
4. Там же. С. 991.
5. Кавелин К. Д. Философия и наука в Европе и у нас // Кавелин К. Д. Наш умственный строй: ст. по философии русской истории и культуры. М., 1989. С. 364.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой