Неологизмы с семой «Мужской» и их функционирование в феминистском дискурсе (на материале английского языка)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

20
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 11 (20), 2015 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
НЕОЛОГИЗМЫ С СЕМОЙ «МУЖСКОЙ» И ИХ ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ В
ФЕМИНИСТСКОМ ДИСКУРСЕ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)
Магнес Наталья Олеговна
Канд. фил наук, доцент кафедры английской филологии и лингвокультурологии Санкт-Петербургского государственного
университета, г. Санкт-Петербург
АННОТАЦИЯ
В статье рассматривается группа неологизмов современного английского языка, образованных от гендерно нейтральных лексических единиц при помощи компонентов man-, male-, bro- и др. (т.н. явление manguage). Данная группа лексики активно используется авторами-феминистами для обозначения свойств, качеств и практик, ассоциируемых с патриархатной маскулинностью. В условиях феминистского дискурса характерно развитие у лексических единиц man-guage отрицательных оценочных коннотаций.
ABSTRACT
The article addresses the phenomenon of manguage in modern English, whereby new (often jocular) terms are formed by replacing parts of the original gender-neutral stem with man-, male-, bro- or similar components. Some manguage words are used by feminist authors to denote characteristics or practices associated with patriarchal masculinity, in which case these terms acquire negative connotations.
Ключевые слова: гендер- феминизм- феминистский дискурс- маскулинность- неологизмы. Keywords: gender- feminism- feminist discourse- masculinity- neologisms.
Явление политической корректности не раз отмечалось лингвистами как важный источник пополнения словарного фонда английского языка лексикой, способствующей нейтрализации гендерных стереотипов. Значительная часть политкорректной лексики образуется благодаря преобразованию морфемного состава слова с устранением гендерной маркированности (chairman & gt- chairperson- mailman & gt- mail carrier и т. д.).
Тем не менее, в последние годы в английском языке наблюдается отчетливая тенденция к образованию лексических единиц путем маскулинной маркировки лексем, которые либо являются нейтральными в гендерном плане, либо ассоциируются с категорией фемининности. Новообразованные лексемы представляют собой номинации свойств или качеств, которые считаются характерными для мужчин- названия товаров, адаптированных для мужского использования- а также обозначения культурных явлений, которые обнаруживают скрытую или явную соотнесенность с маскулинностью.
На настоящий момент в онлайн-словаре Urban Dictionary зарегистрировано уже несколько десятков лексических единиц manguage, которые различаются по времени возникновения (от нескольких десятилетий до нескольких лет), а также по своей известности в языковом сообществе и широте употребления. Данный пласт лексики, сформировавшийся в английском языке сравнительно недавно и получивший шутливое название manguage («мужъязык»), постепенно начинает привлекать к себе внимание отечественных и зарубежных исследователей (см. [2], [7]) благодаря характерным словообразовательным моделями специфическимособенностямфункционирования.
В огромном большинстве случаев лексемы manguage получены в результате прибавления к гендерно-нейтральной словообразовательной основе морфемы man- в инициальной позиции (ср. mannoying & lt-= man + annoying- mantastic & lt-= man + fantastic- maneloquent & lt-= man + eloquent- mangnificent & lt-= man + magnificent). В меньшей степени представлены
лексические дериваты с компонентами male- (malestream & lt-= male + mainstream) и bro-, в том числе: гл. bro-ordinate (& lt-= bro + coordinate — устроить мероприятие для мужской компании) — сущ. brocrastination (& lt-= bro + procrastination -ситуация, когда мужчина уклоняется от работы, отвлекаясь на созерцание проходящих мимо девушек или употребление пива) — сущ. bromance (& lt-= bro + romance — тесные дружеские отношения между гетеросексуальными мужчинами) (см., напр., [11]).
Наиболее распространенными
словообразовательными механизмами, участвующими в формировании лексики manguage, являются словосложение с участием полных морфем (man hug & lt-= man + hug, man-girlfriend & lt-= man + girlfriend) и словослияние/телескопия (mandals & lt-= man + sandals- man-tourage & lt-= man + entourage- manbroidery & lt-= man + embroidery). Возможно образование новых слов manguage путем замены первого согласного словообразовательной основы на сонант m-, воспринимаемый как часть морфемы man- или male- (mirdle & lt-= man + girdle).
В составе лексической группы manguage можно выделить несколько тематических подгрупп. Это, во-первых, наименования коммерческих продуктов, разработанных для мужской целевой аудитории, однако традиционно относимых к предметам женского обихода (по выражению С. Кэри, «girl stuff, but for guys» [7]): сущ. manscara (& lt-= man + mascara -мужская тушь для ресниц), сущ. mankini (& lt-= man + bikini -узкие мужские плавки), сущ. mantyhose (& lt-= man + pantyhose — мужские колготки) и т. д. Другие подгруппы manguage, в соответствии с классификацией Л. А. Вертоградовой и А. С. Кугультиновой, относятся к темам «общение» (manalk- manologue) — «финансы» (mancome- mancession- manconomics) — «профессии» (manbrarian- mangineering) — «пища» (manwich- mandinner- manatite) — «интеллектуальные способности» (mandea- mansense- manslation) [2].
Лексические единицы manguage зачастую имеют юмористическую или слегка ироничную окраску- это
21
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 11 (20), 2015 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
особенно характерно для тех номинаций, в которых выражаются представления языкового сообщества о небольших и простительных мужских недостатках и слабостях. Наглядным примером является сложное существительное man flu- последнее обозначает ситуацию, когда мужчина, заболевший простудой, осознанно или неосознанно преувеличивает тяжесть своего недомогания, обеспечивая себе внимание и заботу окружающих.
Лексика «мужъязыка» выполняет широкий спектр прагматических функций. Наиболее распространено использование manguage в целях создания юмористического эффекта (людическая функция). При этом в языковой игре могут участвовать не только единицы, уже существующие в языке, но и окказиональные новообразования, которые специально создаются автором высказывания «на данный случай». Эту ситуацию отражает комментарий (см. ниже), который читательница оставила к Интернет-посту С. Кэри, посвященному manguage:
(1) Regina: Wonderful! The 'manstream ofyour mandeas' manscends the mender of gender and spins on the wind of extending this mansense (in the best sense) [7].
Упомянутые С. Кэри лексемы manstream, mandeas, mansense используются в приведенном высказывании наряду с окказионализмом manscend (man + transcend), который сигнализирует о готовности автора не только использовать готовую лексику manguage, но и самой включиться в увлекательный процесс словотворчества.
Наименования коммерческих продуктов, относящиеся к группе manguage, способны реализовать функцию привлечения внимания (аттрактивная функция). Кроме того, такие новообразования с маскулинным компонентом отражают значимые транформации, произошедшие в гендерной структуре англоязычного общества, изменения гендерных ролей и моделей поведения в современном мире. В определенной степени, введение в обиход названий типа mantyhose, manscara и т. д. помогает мужчинам-потребителям преодолеть дискомфорт, связанный с усвоением ими бытовых практик, которые традиционно считались «женскими» (ликосберегающая функция).
Наконец, в пространстве феминистского дискурса словообразовательные механизмы manguage часто используются для создания слов сложной семантики, отрицательно коннотированных и обозначающих различные аспекты патриархатной гендерной системы или формы гендерного неравенства (функция гендерной реконструкции). Некоторые из этих ЛЕ отражают повседневные, бытовые проявления системной гендерной асимметрии. Примером может служить существительное manspreading, которое обозначает свойственную некоторым мужчинам манеру сидеть с широко раздвинутыми коленями при поездке в общественном транспорте, что создает неудобство для других пассажиров. В феминистском дискурсе такая поза интерпретируется как невербальный сигнал доминирования со стороны мужчины, стремящегося подчеркнуть свой высокий статус путем пространственной экспансии:
(2) I do think manspreading is a problem- not because it’s the ultimate example of misogyny, but because it’s a perfect, public representations of the much more concerning issue of sexist male entitlement [12].
Другиелексемыуказывают на негативные последствия реализации мужчиной патриархатной гендерной роли, ср. глагол malienate — вызвать у женщины отвращение нарочито грубым, гипермаскулинным поведением:
(3) … the addiction to porn and the utter disregard for the women they malienated & lt-. >- give way to profound respect and appreciation and love for a woman with whom they want to make a life. Will somebody please tell me how that happens? [6].
Наконец, cловообразовательные модели manguage могут использоваться в тех случаях, когда носитель феминистского дискурса стремится привлечь внимание адресата к культурным явлениям, обладающим фиктивной гендерной нейтральностью. Хорошей иллюстрацией к данному замечанию является прилагательное malestream (& lt-= male + mainstream), которое характеризует широко распространенное или общепринятое явление, ошибочно представляющееся гендерно нейтральным с мужской перспективы. В англоязычных гендерных исследованиях определение malestream применяется по отношению к классическим и якобы «гендерно-слепым» научным дисциплинам (напр., malestream sociology/criminology/ medicine), которые оставляют женский опыт за рамками научного осмысления- подробнее о термине malestream применительно к социологии см., напр., [4]. Дескриптор malestream подчеркивает гендерную (маскулинную) ангажированность традиционного научного знания, необоснованно претендующего на объективность, и напоминает о необходимости учитывать роль классической науки в поддержании патриархатного гендерного порядка:
(4) Malestream theory, it is argued by feminists who adopt this position, has a distorted or partial view of this reality, and has ignored the social processes that shape women’s lives [5: 373].
Несомненно, одними из самых
широкоупотребительных лексических единиц группы manguage стали глагол mansplain (& lt-= man + explain) и образованное от него существительное mansplaining. Обе приведенные лексемы обозначают такой тип речевого поведения, когда говорящий снисходительнопренебрежительным тоном дает разъяснения (не всегда достоверные) по какому-либо вопросу, будучи убежден в полном невежестве адресата. Как очевидно из морфологической формы лексем mansplain, mansplaining, подобная манера рассматривается как более типичная для коммуникантов-мужчин при обращении к женской аудитории.
Глагол mansplain, изобретение которого приписывается американской феминистке Ребекке Солнит
[8], впервые был зафиксирован в глобальной сети в 2008 г. и быстро завоевал популярность у Интернет-пользователей. В 2014 г. словарь Macquarie Dictionary объявил mansplain словом года. Появление лексемы mansplain горячо приветствовали многие женщины — носительницы английского языка, которым нередко приходилось сталкиваться с подобными проявлениями мужского вербального доминирования: «The term mansplaining saved me a lot of frustration. I finally had a name for this ugly social phenomenon- I finally realized that so many women faced the same problem, the same male behavior» [10]. Действительно, лексикализация данного концепта обеспечивает его признание англоязычным обществом в качестве серьезной коммуникативной проблемы и полноправного предмета лингвистического и социального осмысления.
Значимость данного фрагмента реальности в англоязычной культуре подтверждается широкими деривационными возможностями глагола mansplain. Отметим, что на его основе был впоследствии создан
22
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 11 (20), 2015 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
ряд обозначений для аналогичных форм речевого поведения других привилегированных социальных групп. Так, в английский язык вошли лексемы whitesplaining
— снисходительное объяснение белого человека,
адресованное представителю другой расы- straightsplaining
— экспланаторные действия, которые говорящий-
гетеросексуал осуществляет по отношению к адресату с другой сексуальной ориентацией- cisplaining — объяснение, осуществляемое цис-людьми по отношению к носителям миноритарных гендерных идентичностей (напр., транслюди) и т. д. Данное явление согласуется с представлениями теоретиков феминизма о том, что гендерная дискриминация может выступать моделью для остальных форм социального неравенства.
Активное использование слов mansplain,
mansplaining в англоязычном феминистском дискурсе стимулировало процесс лексикализации данного концепта в русском языке, где для обозначения речевых действий подобного типа появилось существительное, созданное путем транскрибирования (фигурирует в написаниях менсплейнинг, мэнсплейнинг), а также калька муж (е) объяснение (см. [3]). Среди пользователей, не разделяющих ценностных установок феминизма, заимствование менсплейнинг становится мишенью саркастических комментариев:
(5) Ну и да, постскриптум: существование в словаре всех этих ваших феминисток такого мертворожденного термина, как «менсплейнинг», прости Господи.
(6) … абьюз и менсплейнинг, бессмысленные и
беспощадные.
Противники термина менсплейнинг, как правило, указывают на его «неблагозвучность» и «избыточность» для русского языка, а также отмечают, что и сама проблема такого нарушения коммуникативных прав женщины является надуманной, искусственной.
Между тем, готовность, с которой новообразования менсплейнинг и муж (е)объяснение были восприняты в русскоязычной феминистской блогосфере, говорит о высокой аксиологической значимости данного концепта для носителей русского языка. Новые лексемы часто встречаются в электронных публикациях и виртуальных дискуссиях, критически направленных против лиц, которые пренебрегают серьезностью гендерных проблем:
(7) Ну конечно, если я, мужчина, с этим не сталкивался, то проблемы нет. Как же надоел менсплейнинг [1].
(8) В таком случае только 8,3% изнасилований приводят к возбуждению уголовного дела. За 2009−2011 соответственно 29,9% по официальным данным и 9,9%, учитывая информацию ВОЗ. Мужобъяснение таких показателей: «Впрочем, и.о. главы пресс-службы МВД & lt-… >- заявил, что эти цифры не могут свидетельствовать о плохой работе милиции: «Они говорят лишь о том, что доследственная проверка не подтвердила информацию об изнасиловании» [9].
Кроме того, многими русскоязычными феминистскими Интернет-сообществами и блогерами (Womenation- accion positiva и др.) используется тематическая метка (хэштег) #менсплейнинг, которая сопровождает материалы о замалчивании или ложной интерпретации проблем гендерного насилия.
Таким образом, языковой феномен manguage может послужить ценным материалом для изучения устойчивых представлений, разделяемых носителями англоязычной лингвокультуры в отношении мужского поведения и
личности, а также особенностей гендерной структуры общества. Мы убедились, что в определенных типах дискурса (феминистский дискурс и коррелирующий дискурс гендерных исследований) наблюдается тенденция к образованию лексики manguage с усилением отрицательных оценочных смыслов- данное обстоятельство обусловлено нацеленностью феминистского дискурса на деконструкцию и критику патриархатного социального устройства. Представляется, что дальнейшее развитие «мужъязыковой коммуникации» в английском, а также формирование аналогичных лексических средств в других языках может стать перспективным объектом дальнейшего лингвистического изучения.
Список литературы
• 10 вещей, с которыми студентки не должны были
бы сталкиваться в университете. (Анонимная электронная публикация). URL: levoradikal. ru/archives/13 981 (дата
доступа — 15. 11. 2015).
Вертоградова Л. А., Кугультинова А. С. О новой тенденции образования слов с маскулинным гендерным признаком в современном английском языке // Молодой ученый. 2014. № 13. — С. 298−300.
• Вьюнова Е. К. Вариативность перевода неологизмов в режиме устного последовательного перевода // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2015. № 8 (50): в 3-х ч. Ч. III. — C. 51−56.
• Здравомыслова Е., Темкина А. Феминистская критика эпистемологических оснований социологии: перспективы социологии гендерных отношений. URL: http: //www. owl. ru/win/books/articles/tz_fem_krit_soc. htm (дата доступа — 15. 11. 2015).
• Abbott P., Wallace C., Tyler M. An introduction to sociology: Feminist perspectives. London, New York: Routledge, 2005.
• Brubach H. 2008. Dudes in Guyland. URL: times. com/2008/09/07/style/tmagazine/07brubach. html? pagewanted=all& amp-_r=0 (дата доступа — 15. 11. 2015).
• Carey S. Watch your manguage. 2010. URL: macmillandictionaryblog. com/watch-your-manguage (дата доступа — 15. 11. 2015).
• Chemali S. «Men explaining things to me had been happening my whole life»: The author behind «mansplaining» on the origin of her famous term. 2014. URL: salon. com/2014/05/20/men_explain_things_to_me_the_author_ behind_mansplaining_on_the_origin_of_her_famous_coinage/ (дата доступа — 04. 11. 2015).
• mona lizard. Изнасилования в Украине. Цифры. URL: http: //levoradikal. ru/archives/13 981 (дата доступа —
04. 11. 2015).
• Nithya R. Breaking Down the Problem with Mansplaining (And Other Forms of Privileged Explaining). 2014. URL: everydayfeminism. com/2014/12/the-problem-with-privilege-explaining/ (дата доступа — 15. 11. 2015).
• The Bronomicon. URL: bellejar. ca/2014/12/19/the-bronomicon/comment-page-1/ (дата доступа — 15. 11. 2015).
• Utt J. From manspreading to mansplaining: 6 ways men dominate the spaces around them. 2015. URL: everydayfeminism. com/2015/09/6-ways-men-dominate-space/ (дата доступа — 15. 11. 2015).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой