Полярная опытная станция в годы Великой войны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Сведения об авторах Макарова Елена Ивановна,
кандидат исторических наук, заведующая Научным архивом КНЦ РАН Петров Валентин Петрович,
доктор гео лого-минералогических наук, профессор, директор Центра гуманитарных проблем Баренц-региона Кольского научного центра РАН Токарев Александр Дмитриевич,
главный специалист Научно-организационного отдела КНЦ РАН Makarova Elena Ivanovna,
Ph. D. (History), Head of the Scientific archive of the Kola Science Centre RAS Petrov Valentin Petrovich,
Dr. Sci. (Geology-Mineralogy), Professor, Director of the Barents centre of Humanities of the Kola Science Centre RAS Tokarev Alexander Dmitrievich,
Chief Specialist of the Scientific organizational division KSC RAS
УДК -633/635(470. 21)& quot-1941/1945″
С.А. Дюжилов
ПОЛЯРНАЯ ОПЫТНАЯ СТАНЦИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ Аннотация
В статье затрагивается проблема «власть — наука — производство» в условиях военного времени. На примере Полярной опытной станции рассматривается перестройка старейшего научного учреждения Хибин на военный лад, анализируется его научно-производственная деятельность в новой чрезвычайной обстановке.
Ключевые слова:
Великая Отечественная война, тыл, мобилизация, эвакуация, мобилизационная экономика, сельское хозяйство, растениеводство, селекция, семеноводство, агротехника, агрохимия, индивидуальное и коллективное огородничество.
S.A. Dyuzhilov
THE POLAR EXPERIMENTAL STATION IN THE YEARS OF GREAT PATRIOTIC WAR
Abstract
The article deals with the problem of «power — science — production» under the wartime conditions. Consideration is given to the transformation in a war-time way of one of the oldest scientific establishment in the Khibiny area, the Polar experimental station, and its scientific and production activities under new extreme conditions are analyzed.
Key words:
Great Patriotic war, home front, mobilization, evacuation, mobilization economy, agriculture, plant- growing, selection, agrotechnics, agricultural chemistry, marketgardening.
86
Накануне войны
Совсем незначительный отрезок времени разделяет начало Великой Отечественной войны и предвоенную эпоху, которые, однако, значительно различаются по восприятию реальности всего происходящего вокруг.
Архивные материалы являются теми документами, которые отражают ход событий жизни в самый канун войны старейшего научного учреждения Хибин — Полярной опытной станции, «затерявшейся» в самом центре Кольского полуострова по адресу: ПОСВИР5, Мурманская обл., почтовое отделение Хибины, Кировский район, Экостровский сельсовет, село Экострово. Приведем отдельные выдержки из этих документов:
• 3 января 1941 г. Исполкомом Кировского районного Совета депутатов трудящихся утвержден список из восьми посвировцев (сотрудников станции), рекомендованных для участия во ВСХВ- заявления еще трех кандидатов были отклонены, ввиду не подтверждения их показателей работы. Самое же первое заявление о праве участия станции во ВСХВ за подписью директора И. Г. Эйхфельда датируется 19 января 1939 г. [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 357. Л. 57].
• 4 марта 1941 г. вышел последний приказ за подписью директора ПОВИР И. Г. Эйхфельда (под № 23) о снятии его (в связи с назначением директором ВИРа) с 1 января 1941 г. с зарплаты станции с оплатой компенсации за неиспользованный отпуск по 1 января 1941 г. Исполнять обязанности вместо него стал научный сотрудник, коммунист Филат Иванович Маньков.
• С 5 апреля 1941 г. согласно указаниям Мурманского ОблЗО при ПОСВИРе открылись областные полуторамесячные курсы по подготовке бригадиров-мелиораторов. Заведование ими было возложено на А. А. Полякову.
• Согласно приказу № 33 по ПОСВИРу от 7 мая 1941 г. научный сотрудник П. К. Калинин и техник А. Л. Артамина были командированы в Карело-Финскую ССР в колхоз «Большевик» Тунгудского района для проведения опытных работ с зерновыми культурами.
• 3 июня 1941 г. в Хибины прибыли восемь студентов Ленинградского сельскохозяйственного института и университета для прохождения производственной практики на Полярной опытной станции, с оплатой работы из ее бюджета по 300 руб. в месяц на человека.
Приведенные выдержки из документов могут навести на мысль, что жизнь учреждения перед «военной грозой» 1941−1945 гг. была безмятежной. Однако это далеко не так. Приближение II Мировой войны ощущалось и в Хибинах, о чем свидетельствуют следующие факты. Из 114 рабочих, служащих и их детей старше 12 лет на Полярной станции в 1940 г. сдали нормы ПВХО I ступени 12 чел. и двое получили квалификацию инструктора, в 1941 г. планировалось расширить список значкистов ПВХО еще на 60 чел. и осуществить переподготовку двух инструкторов. Однако в целом по Кировскому району работа в этом направлении оценивалась как неудовлетворительная. Уже с 24 февраля 1941 г. при ПОСВИРе начала функционировать добровольная пожарная дружина. При этом в содокладе старшего Райпожинспектора Кировского Г О НКВД Зорина на заседании Кировского Райисполкома 6 марта 1941 г. отмечалось, что «производственный и
5 В 1931—1935 — ПОВИР
87
жилой фонд станции находится в неудовлетворительном противопожарном состоянии, а некоторые объекты в явно угрожающем» (примечательно, что данный вывод прозвучал в коридорах местной власти спустя почти четыре месяца после пожара здесь 10 ноября 1940 г.). 14 июня 1941 г. был призван на военные сборы завхоз станции К. Я. Волков. «Хочешь мира — готовься к войне». Однако эти, пусть и косвенные, свидетельства приближения войны мало нарушали привычный трудовой ритм посвировцев. В общественном сознании превалировали все же настроения мирного строительства. Едва ли могли представить себе студенты ЛГУ, что их застанет война во время прохождения производственной практики на Полярной станции, а ее технолог А. Л. Артамина — что вернется из командировки уже в прифронтовые Хибины.
В начале войны
Осознание серьезной опасности, нависшей над Родиной, пришло к советским людям не столько с началом войны, сколько после выступления по радио 3 июля 1941 г. самого И. В. Сталина, призвавшего соотечественников («братьев и сестер») «отрешиться от благодушия, от беспечности & lt-… >-, пагубных в настоящее время» и мобилизовать себя и перестроить «всю свою работу на новый, военный лад, не знающий пощады врагу» [Сталин, 1946: 13]. По сути, эта речь Сталина содержала в себе основные положения директивы ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 29 июня, адресованной руководящим органам прифронтовых областей (в том числе и Мурманской) и вобравшей в себя широкий комплекс организационных, политических, идеологических, экономических, военных мероприятий для достижения победы над врагом.
Война коренным образом изменила жизнь мурманчан (жителей Мурманской обл.), в одночасье оказавшихся на военном положении. Начавшаяся в области в свете известных политических решений организационная перестройка затронула и Полярную опытную станцию. Произошедшие здесь в начале войны перемены позволяют глубже представить масштабы военной перестройки тыла в целом. Общее представление об этом феномене, в рамках отдельно взятого научного учреждения, дает табл.1.
Таблица 1
Перестройка жизни ПОВИРа в соответствии с требованиями военного времени
Основные направления Нормативная база Система мероприятий
1 2 3
Мобилизация военнообязанных Указы Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации военнообязанных (от 22 июня, 10 августа 1941 г.) В связи с мобилизацией в ряды РККА ПОВИР покинуло с июня 1941 г. по август включительно 1942 г. не менее 24 чел., из них 6 научных сотрудников, 3 техника, 1 референт, остальные относились к категории рабочих и обслуживающему персоналу
88
Продолжение табл. 1
1 2 3
Эвакуация населения, учреждений Постановление Ц К ВКП (б) и СНК СССР «О порядке вывоза и размещении людских контингентов и ценного имущества». Создание при СНК СССР Совета по эвакуации (24. 06. 1941), отдела эвакуации при Мурманском Облисполкоме и эвакуационных пунктов на железной дороге и пристанях В 1941 г. было эвакуировано 38% населения Мурманской области, в том числе по Кировску и району — 18 288 чел.- из них по ПОВИРу — 34 чел. (среди них лишь один научный сотрудник). В период эвакуации ВИРа из Ленинграда в Красноуфимск было прервано финансирование станции. Кредиты для учреждения начали поступать через ВАСХНИЛ лишь с 13−14 февраля 1942 г.
Защита систем жизнеобеспечения населения. Охрана тыла. Постановление СНК СССР от 24. 06. 1941 г. «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов». Постановления ГКО от 17. 09. 1941 г. «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР» и СНК СССР от 02. 07. 1941 г. «О всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне». Постановление СНК СССР от 02. 07. 1941 г. «О всеобщей обязательной подготовке населения к ПВО», Постановление СНК РСФСР от 10. 07. 1941 г. за № 523 «Об организации ПВО в городах и населенных пунктах РСФСР». Решения Мурманского облисполкома от 11. 07. 1941 г. «О подготовке населения к противовоздушной и противохимической обороне и порядке организации групп самозащиты» и заседания Исполкома Кировского Совета депутатов трудящихся от 16. 07. 1941 г. (протокол № 52) Согласно приказу по ПОВИР (№ 44 от 26. 06. 1941 г.) здесь создана группа самозащиты (4 звена, 27 чел.).- ее состав и структура менялись, в 1944 г. это было унитарное звено (21 чел.). Осуществление на станции противопожарных мероприятий (подготовка необходимых средств для борьбы с пожарами, строительство пожарных водоемов, создание и обучение объектовой пожарной команды), обеспечение полной готовности имеющегося бомбоубежища котлованного типа. оборудование защитных комнат, обустройство загона и укрытия для скота, землянок для жизни и работы персонала. Организация на станции кружков по ПВХО (противохимической обороне) и ГСО (гражданской самообороне) для сдачи ее сотрудниками необходимых нормативов- подготовка через систему Осоавиахима собственных инструкторов по ПВХО. Деятельность военнооборонной комиссии при профсоюзе ПОВИР (знакомство с правилами поведения во время воздушного нападения противника, практические занятия, проверка противогазов и т. д.)
89
Продолжение табл. 1
Организация работы тыла Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26. 06. 1940 г. «О переходе на 8 час. рабочий день и 7-дневную рабочую неделю и запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22. 06. 1941 г. «О военном положении». Постановление СНК СССР за № 1353 от 10. 08. 1942 г. «О порядке привлечения граждан к трудовой повинности в военное время». Учреждение при СНК СССР Комитета по распределению рабочей силы (30. 06. 1941 г.) и соответственно Бюро по учету и распределению рабочей силы при Мурманском Облисполкоме Согласно приказу по ПОВИР (№ 59 от 27. 12. 1941 г.) рабочие и служащие станции привлекались на оборонные работы (даже в ночное время), как в месте постоянного жительства, так и вне его. Рабочий день на станции обычно длился 10 ч, допускались и сверхурочные работы. Трудовые нормы, как правило, выполнялись. Среди рабочих и служащих ПОВИР имели место отдельные случаи нарушения трудовой дисциплины, в том числе с привлечением таких нарушителей по законам военного времени к административной и уголовной ответственности. Острая проблема нехватки трудовых ресурсов в период посевной и уборочной кампаний ПОВИР решалась с помощью мобилизационных мер
Обеспечение фронта и тыла продукцией сельского хозяйства. Связь науки с производством 30. 06. 1941 г. СНК СССР утвердил общий мобилизационный народнохозяйственный план перевода экономики на военные рельсы. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О производстве и ремонте тракторов, комбайнов с/х машин и плане с/х работ на 1942 г.» Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 07. 04. 1942 г. «О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих» (на семью до 15 соток). Решения Кировского Р К ВКП (б) от 30. 08. 1941 г., Мурманского Облисполкома от 04. 12. 1941 г., Исполнительного комитета Кировского Районного Совета депутатов трудящихся Все имеющиеся в ПОВИР элитные семена овощных культур, картофеля, кормовых трав согласно решению Облисполкома переданы в распоряжение ОблЗО для использования в хозяйствах области. Разработаны на станции для ОблЗО агроуказания на 1942 г. по вопросу организации семеноводства, использованию концентрата апатит и нефелиновых хвостов. Директорам Ф. И. Манькову (ПОВИР) и С. С. Левакину (совхоз «Индустрия») предписывалось обеспечить в 1942—1943 гг. в потребном количестве хозяйства области семенами овощных культур, корнеплодов, лугопастбищных трав- немедленно организовать посев
90
Окончание табл. 1
(протокол № 60 от 10. 12. 1941 г.), 13-й сессии Экостровского сельсовета трудящихся (протокол № 13 от 19. 04. 1942 г.
овощей в теплицах (в том числе в тех, где ПОВИР были «свернуты» научноисследовательские работы) для снабжения зеленью бойцов РККА. Были определены для ПОВИР в качестве приоритетных также такие направления как всемерное оказание помощи в деле развития огородничества и выработка научных основ борьбы с сорняками и вредителями сельскохо зяйственных культур
Как видно из таблицы, перестройка деятельности ПОВИР (во многих официальных документах станция продолжала именоваться по-старому -отделение ВИРа) не была скоротечной (в масштабах страны этот процесс затянулся до середины 1942 г.), она включала в себя следующие основные мероприятия.
Во-первых, требовалось принять меры по защите населения, жилых, хозяйственных и иных объектов от налетов вражеской авиации. Это было обусловлено как месторасположением ПОВИР (рядом с линией Кировской железной дороги, имеющей важное военное значение), так и ее значимостью как исследовательского учреждения полузакрытого типа, которое негласно курировалось органами НКВД. Пристальное внимание уделялось обеспечению полной готовности уже функционирующего здесь бомбоубежища котлованного типа, оборудованию защитных комнат, строительству пожарных водоемов. К лету 1942 г. перед администрацией станции были поставлены новые задачи: «наладить регулярные инструктивно-тренировочные занятия объектовой пожарной команды- поголовье крупного рогатого скота вывести из поселка в более безопасное место и обеспечить его загоном и укрытием.- построить для обеспечения нормальной работы и жилья землянки как для руководящих работников, так и для населения поселка» [ГОКУ ГАМО в Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 12. Л. 21- ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 422]. Такие меры были вполне оправданными. В воспоминаниях И. Г. Эйхфельда, основанных на переписке с хибинцами (так называл Иоган Гансович работников научного учреждения), есть впечатляющие свидетельства: «Нелегко было во время войны в Хибинах. Фронт был недалеко. Налетая на Кировск, фашистские летчики не раз бомбили опытную станцию. Люди часами были вынуждены отсиживаться в траншеях и убежищах. Осколком бомбы был смертельно ранен в своей квартире заслуженный бухгалтер К.П. Петров» [Эйхфельд И.Г., 1979: 124].
Для охраны важнейших объектов станции и борьбы с вражескими агентами и диверсантами была создана группа самозащиты (27 чел.), включающая в себя звенья: связи и наблюдения, охраны социалистического порядка, химическое, санитарное и пожарное. Их дислокация включала в себя более 40 постов наблюдения. В связи с нехваткой мужчин в состав группы самозащиты входили и женщины.
91
Не менее важно было подготовить персонал станции по ПВХО и ГСО. Такая работа велась как внутри учреждения (преимущественно через профильные кружки), так и по линии Осоавиахима. В сознание людей входили новые приметы времени: человек с противогазом (правилами предписывалось «всегда носить его при себе»), привычные воздушные тревоги, подаваемые мощными электрическими сиренами, заводскими и паровозными гудками, дежурный с красной нарукавной повязкой с буквами «ОД» (оперативный дежурный), плакаты, призывающие к бдительности (бороться с паникерами, противостоять подстрекателям, выявлять замаскировавшихся врагов). Одной из особенностей учреждения в целом станет появление новых статей в расходах ПОВИР (в 1942 г. на светомаскировку, рытье траншей, щелей, оснащение группы самозащиты, содержание дружин ПВО выделялось 27 руб., затраты на устройство бомбоубежищ, газоубежищ и укрытий составили 567 руб.) [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 12. Л. 12].
Во-вторых, переход страны к мобилизационной экономике внес существенные коррективы в организацию работы самой ПОВИР. Слова «невозможно», «нереально», «невыполнимо» уходили в прошлое. По сути, устанавливался ненормированный рабочий день с учетом исполнения рабочими и служащими учреждения обязательной трудовой повинности в рамках различного рода мобилизационных кампаний (оборонные работы, снегоборьба на участках железной дороги, сезонные заготовки древесины, ивового корня и т. д.), их общественной нагрузки. В повседневную практику, согласно приказам по станции, вошли ночные работы. Любые нарушения трудовой дисциплины (опоздания, отлучки, простои, хищения и т. д.) могли иметь для человека негативные последствия (передача дела в суд, увольнение и другие меры взыскания).
Наконец, начавшаяся война создала предпосылки для максимального и эффективного использования научных сил ПОВИР в деле оказания помощи фронту и тылу. Ослабление связей заполярного военного плацдарма и центра, вызванное тяжелейшими неудачами и отступлением Красной Армии в 1941 г., усиливало управленческую самостоятельность Мурманской области. В таких условиях вполне естественным выглядит стремление местных органов власти подчинить своему влиянию, территориально расширить и рационализировать деятельность ПОВИР, максимально использовать ее научные достижения в сельскохозяйственном производстве региона. Решения, принимаемые ими, становились обязательными для исполнения руководством станции (см. табл.1.).
Таким образом, военная перестройка внесла существенные изменения в работу ПОВИР. На смену привычному образу и ритму жизни пришли новые реалии: максимальная централизация руководства, суровое законодательство военной поры, сплошная череда мобилизационных мероприятий, сверхнапряжение человеческих сил, нормированность питания, неустроенность быта, наступательная антигитлеровская пропаганда.
Этот переход был сопряжен с огромными трудностями и породил для станции немало проблем. Одной из острейших из них стала проблема нехватки трудовых ресурсов. В результате мобилизации в ряды РККА (24 чел., из них 6 научных сотрудников) и эвакуации населения из Мурманской области (34 чел., из них 1 научный сотрудник) штат учреждения в самые трудные дни войны сократился, по имеющимся в нашем распоряжении данным, на 58 чел. Изменения в штатной структуре ПОВИР диктовались и другими реалиями военного времени. Например, согласно приказу по станции под № 50 от 28 июля
92
1941 г. ее сотрудник В. П. Панкратов с 23 июля 1941 г. переводился обратно на работу на 1-ю ферму совхоза «Индустрия» на основании запроса 1-й фермы и с разрешения комендатуры НКВД [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 2. Д. 42. Л. 63]. 3 сотрудника станции были мобилизованы на другую работу по линии ВЛКСМ. В итоге в штатном расписании ПОВИР на 1942 г. значилось 28 вакансий [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 11. Л. 1−13].
Успех всей работы ПОВИР находился в прямой зависимости от обеспеченности учреждения трудовыми ресурсами, особенно в период посевной и уборочной страды. Эту проблему директор станции Ф. И. Маньков не раз поднимал на партийных собраниях ее парторганизации. Весной 1943 г., по его словам, «обеспеченность здесь рабочей силой составляла 65%» [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 3. Л. 7]. В этом плане положение не изменилось и к осени 1945 г. «Для успешного проведения работ по уборке урожая, — заявлял Филат Иванович, — требуется как минимум 45 чел., а в ПОВИРе работает всего 25−30 чел. Нам нужно привлечь со стороны как минимум 15 чел. на 25−30 дней» [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 5. Л. 8]. На тех же партийных собраниях определялись и формы привлечения сюда рабочей силы для сезонных работ. Вот выписка из решения одного из них: «Обязать председателя сельсовета (Экостровского) тов. Усанова оказать помощь ПОВИРу в привлечении рабочей силы на уборку, из неорганизованного населения и путем выделения рабочих из артели & quot-Коллективный труд»" [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 5. Л. 8]. Широко на полях станции использовался и детский труд. Так, в записке зав. РАЙОНО Шапкиной «Разбивка учащихся на сельскохозяйственные работы по Кировскому району», адресованной Райисполкому, отмечалось, что в распоряжение 15-ти местных организаций направляется 277 учащихся, из них в ПОВИР — 15 чел. [ГОКУ ГАМО в Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д. 52. Л. 46]. Как видно, главным способом привлечения рабочей силы в ПОВИР являлась мобилизация.
К кадровой проблеме в первый год войны добавились серьезные финансовые трудности, с которыми столкнулось научное учреждение Хибин. В период эвакуации ВИРа из Ленинграда в Красноуфимск было прервано финансирование станции. Кредиты для нее начали поступать через ВАСХНИЛ лишь с 13−14 февраля 1942 г. При таком положении дел ПОСВИР пришлось производить расчеты с работниками и служащими, а также по налогам, сборам, госзаймам и другим обязательным платежам через текущий счет станции по специальным средствам. В результате финансирование учреждения было произведено на 66% (а фактически на 80%) от суммы сметы. Разрыв в 20% был позаимствован с текущей сметы станции (т.е. за счет реализации продукции, полученной от научно-исследовательской работы ПОСВИР) [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 12. Л. 1−2]. Сдерживающим фактором в деятельности ПОВИР в условиях роста потребностей фронта и тыла в сельскохозяйственной продукции стало сужение его материально-технической базы и снижение культуры земледелия и животноводства. С одной стороны, на станции в начальный период войны отмечен рост земельных площадей, а с другой — сокращение численности лошадей и крупного рогатого скота, за счет мобилизационных мероприятий учреждение лишилось машины и пишущей машинки [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 74. Л. 4- Д. 557. Л. 28]. Примечательными в этом отношении являются пункты 1 и 6 из решения 13-й сессии Экостровского сельсовета трудящихся (протокол № 13 от 19 апреля 1942 г.):
93
1. Обязать директора ПОВИР Ф. И. Манькова: поставить на отдых всех плохо упитанных лошадей с 25. 04. 1942 г.- отремонтировать дисковую борону к 25. 04. 1942 г. & lt-… >-
6. Просить Районный Исполнительный Комитет: выделить для
поддержания лошадей к посевной кормового овса ПОВИРу на 7 лошадей [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 16. Оп. 1. Д. 47. Л. 1].
Проблемы, вызванные войной, усугублял природный фактор. Погодные условия 1941 года благоприятными назвать трудно: поздняя холодная и затянувшаяся весна, рано начавшиеся осенние заморозки (24 августа), летнее градобитие (28 августа, в результате которого в Кировском районе пострадала площадь 222,15 га). Метеосводки отчасти напоминают фронтовые.
Чем глубже проникновение в детали повседневности военного времени, тем более емким предстает понятие «тыл».
Научно-производственная деятельность ПОСВИР
Великая Отечественная война поставила перед учеными Полярной опытной станции новые и сложные задачи. В условиях снабженческого кризиса (в частности, нехватки для колхозов, совхозов и подсобных хозяйств области семян, кормов, минеральных удобрений и т. д.) на каждой территории и отдельно взятом участке работы требовалось максимально использовать свои внутренние резервы для решения проблемы сельскохозяйственного производства. На это были нацелены и решения партийных и советских органов на местах: «принять все меры к выращиванию в районе овощных семян в 1942 г. «- «необходимо изыскивать и переходить на заготовку местных удобрений — торфа, фекалия и золы" — «в изыскании кормовой базы необходимо отказаться от надежд на завоз и помощь со стороны» и т. п. [ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 480. Л. 71]. В одном из выступлений первого секретаря Кировского Р К ВКП (б) В. А. Сергеева находим слова, непосредственно адресованные ученым района: «Работа ПОВИР и Кольской базы АН СССР должна быть перестроена так, чтоб научная мысль была не только передовой, но к тому же чтобы она на ходу разрешала многие запросы практики. Научные работники должны быть новаторами в сельскохозяйственном производстве, они должны быть органически связаны с производством и оказывать ему практическую помощь, как в организации, так и в специальных вопросах. Особенно в настоящее время нужно проанализировать все, связанное с картофелем и овощами и конкретно дать указания по ним» [Ф. П-112. Оп. 1. Д. 557. Л. 120].
Поставленные перед учеными Хибин научно-производственные задачи рассматривались не иначе, как важный фронтовой заказ. Исходя из него, выстраивались и приоритетные научные направления. Применительно
к Полярной опытной станции их было три, в рамках которых проводили свои исследования группы и сектора:
1. Разработка приемов семеноводства и производство элитных семян (картофеля, овощных культур, зерновых, кормовых трав, саженцев ягодных культур).
2. Разработка мер борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур.
3. Разработка агротехнических мероприятий получения высоких и устойчивых урожаев сельскохозяйственных культур.
Своего рода «корневой системой» общего направления исследований «Продвижение растениеводства на Крайний Север» служила тематика научных подразделений учреждения. Объем выполняемых ими работ существенно разнился.
94
Так, по итогам 1942 г. он в процентном отношении выглядел следующим образом: по группам сельскохозяйственных культур (картофеля, овощных, злаковых, кормовых и ягодных) — 67,1%, по агротехсектору — 23% и по группе защиты растений — 7% [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 12. Л. 17]. Приведенные цифровые показатели в значительной мере являлись следствием невостребованности штатных вакансий (в 1942 г. не хватало 13 чел., из них: 3 научных работников, 4 чел. из научно-технического персонала и 6 производственных рабочих) и неравномерного распределения имеющихся трудовых ресурсов (на начало 1942 г. в агротехсекторе трудились 4 чел., в группе защиты растений — 1 чел., и от 22 до 23 чел. были заняты селекцией и семеноводством сельскохозяйственных культур, причем больше трети из них в овощной группе).
Несмотря на заметное движение личного состава ПОВИР в годы войны, особенно на ее начальном этапе, все же в нем удалось сохранить небольшое, но вполне дееспособное ядро научных работников. По словам И. Г. Эйхфельда, «на станции осталось только семь научных сотрудников» [Эйхфельд, 1979: 124.]. На самом деле в течение всей войны количественный состав ученых учреждения менялся. Назовем имена тех из них, кто всю войну оставался на трудовом посту в стенах станции, отдавая все свои силы и знания в деле продвижения растениеводства на Крайний Север (табл. 2).
Таблица 2
Ученые ПОВИР в трудовой летописи прифронтовых Хибин
Ф.И. О. Год рождения Образование Выполняемая работа Примечание
Маньков Филат Иванович 1902 Нет данных Директор ПОВИР, зав. гр. картофеля ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 16. Оп. 1. Д 102. ЛЛ. 73−96
Гусев Павел Петрович 1914 Высшее (Ленинградский плодоовощной институт) Зав. группой овощных культур (приказ № 55а от 04. 12. 1941 г.) ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 16. Оп. 1. Д 102. ЛЛ. 73−96
Знаменская Мария Константиновна 1904 Высшее к. с/х.н. (1945) Зав. группой защиты растений ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 16. Оп. 1. Д 102. ЛЛ. 73−96
Иванова Нина Николаевна 1910 Нет данных Научный сотрудник (в составе картоф. группы) ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 16. Оп. 1. Д 102. ЛЛ. 73−96
Пальчикова Елизавета Дмитриевна 1894 Высшее (Ленинградский с/х институт) Зав. Группой зерновых культур ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 2. Д 84. Л. 1−11
Рудакова Екатерина Дмитриевна 1912 Высшее (Воронежский с/х институт) Мл. научный сотрудник сектора агротехники ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р. -180. Оп. 2. Д 85. ЛЛ. 1−6
Турнас Петр Антонович 1894 Высшее (Ленинградский с/х институт) к. с/х.н. (1936) Зав. агротехнич. сектором и груп. кормовых культур ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р. -180. Оп. 2. Д 86. ЛЛ. 1−7
95
Из данных, приведенных в таблице, видно, что средний возраст постоянного научного персонала станции на начало войны составлял почти 37 лет, его возрастная шкала колебалась от 27 до 47 лет. Все научные сотрудники, за исключением директора ПОВИР, были беспартийными. Тем не менее часть из них (Иванова Н. Н. Гусев П.П., Турнас П. А. — так называемый «беспартийный актив») рассматривались в Кировском райкоме партии в качестве возможных кандидатов в ряды ВКП (б). Участие в общественной работе просматривается в биографиях и остальных ученых. И все же главное, что характеризует всех этих людей — это их преданность любимому делу. Поражает диапазон научной работы, выполненный данным научным социумом в годы войны.
Как следует из решений VII Кировской районной партконференции, состоявшейся 5−7 августа 1944 г., «ПОВИР, несмотря на сильное сокращение как научно-технического персонала, так и рабочих в связи с уходом в Красную Армию и эвакуацию детей и стариков, объем своей работы не сократил, перестроил ее более к требованиям военного времени, т. е. производству большего количества высококачественного посевного материала картофеля, овощных культур, кормовых трав и зерновых» [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 4. Л. 16].
Таблица 3
Производство элитных семян в ПОСВИРе в 1940—1945 годы [ГАМО. Ф. П-129.
Оп. 1. Д. 4. Л. 16- ГОУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р. -180. Оп. 1. Д. 64. Л. 1−13]
С/х культуры // Годы 1940 1941 1942 1943 1944 1945
Картофель 300 (ц) нет данных 620 (ц) 1100 (ц) нет данных 700 (ц)
Овощные культуры 122 (кг) нет данных 104 (кг) 252 (кг) нет данных 225,6 (кг)
Кормовые травы нет данных нет данных 316 (кг) 450 (кг) нет данных нет данных
Как видно из таблицы, если в 1940 г. станцией было выращено 300 центнеров элитных семян картофеля, то в 1942 г. их вырастили 620 центнеров, а в 1943 г. — 1100 центнеров (план был выполнен на 146%). Выращено элитных семян овощных культур в 1940 г. — 122 кг., а в 1943 г. -252 кг., что составило 168% плана (зав. отделом П.П. Гусев). В 1943 г. выращено 450 кг семян кормовых трав (112% плана). По-видимому, 1943 год стал для станции рекордным в производстве элитных семян в годы войны. «Несмотря на крайний недостаток рабочей силы, — пишет И. Г. Эйхфельд, -благодаря усердию главным образом женщин на небольших полях станции в годы войны было выращено более 2700 центнеров сортового семенного картофеля, много семян других культур» [Эйхфельд, 1979: 122].
Не менее важно то, что за этими количественными показателями стояла и качественная составляющая. В ведомости научных достижений станции, внедренных в производство в 1945 г., отмечалось: «Элитные семена,
выращенные на месте, дают урожай на 20−40% выше завезенных семян» [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1 Д. 64. Л. 1].
96
Однако одних усилий ПОСВИР было недостаточно для обеспечения правильной организации семеноводства в области. Война привела к сокращению сортовых посевов в ее хозяйствах, ослаблению контроля за сохранением элитных семян, что в свою очередь не могло не отразиться на урожайности культур. Первым шагом, призванным исправить подобное положение в сельском хозяйстве области, стало издание Постановления СНК СССР от 25 ноября 1944 г. № 1620 «Об улучшении семеноводства картофеля». На основе данного нормативного акта Исполнительный комитет Мурманского областного Совета депутатов трудящихся на своем заседании (протокол № 159 от 9 февраля 1945 г.) наметил систему мер по восстановлению семеноводства картофеля с опорой в этом деле на богатый опыт ПОСВИР. Предполагалось обеспечить переход на сплошные сортовые посевы картофеля в колхозах, совхозах и подсобных хозяйствах области не позднее 1948 г. Для реализации поставленной цели Облисполком обратился в Совнарком СССР с просьбой:
• включить ПОСВИР в список научных учреждений, на которые возлагается работа по выращиванию элиты картофеля для Мурманской области (с установлением для нее плановых показателей) —
• утвердить сеть местных семенных рассадников по размножению апробированных сортов северного картофеля («Снежинка», «Имандра» и «Вермонт») в составе ПОВИР, 3-х совхозов («Индустрия», «Нивастрой», «Арктика») и 2-х колхозов («Тулома» и «Всходы коммунизма») [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д. 68. Л. 26−27]. Выписка из приведенного протокола служит подтверждением признания роли ПОСВИР в развитии семеноводства в Мурманской области.
Серьезных успехов добилась Полярная опытная станция в борьбе с вредителями сельскохозяйственных растений. Под руководством М. К. Знаменской были разработаны эффективные способы борьбы с капустной молью и мухой, с мертвоедом, а также с луковой мухой [ГОКУ ГАМО. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 12. Л. 28]. От их своевременного применения в совхозах и колхозах области нередко зависела не только урожайность отдельных культур, но иногда перспектива урожая в целом. Так, особенности климатических условий 1943 г. создали благоприятные предпосылки для массового появления сельскохозяйственных вредителей — мертвоеда, блохи и капустной мухи. Своевременно принятые активные меры борьбы с сельскохозяйственными вредителями в основном спасли посевы от гибели, но все же из-за отсутствия в хозяйствах соответствующих химикатов на отдельных участках в посевах овощей имели место выпады, особенно в колхозе «Заполярный труд», лечхозе Горбольницы, Рыбтресте и Ботаническом саду, причем гибель капусты началась в период завязывания кочанов [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 627. Л. 30]. К сказанному добавим, что наличие необходимых химикатов в хозяйствах требовало еще и правильного их применения. Например, при внесении нафталина при борьбе с капустной мухой на капусте непосредственно к стеблю растения значительно повышало эффективность: урожай капусты был выше на 54%, чем при внесении на расстояние 2−4 см от стебля [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 12. Л. 29]. В целом, практика показала, что хозяйства, применяющие разработанные на станции меры борьбы с капустной мухой и мертвоедом, получали урожай культур до 250−300 центнеров, в то время как хозяйства, не применяющие их, — 40−70 центнеров с гектара [ГОКУ
97
ГАМО в г. Кировске. Ф. Р. -180. Оп. 1. Д. 64. Л. 1]. Полученные на этом направлении научные и практические результаты позволили Марии Константиновне Знаменской успешно закончить (заочно) аспирантуру Всесоюзного института защиты растений и стать кандидатом сельскохозяйственных наук (1945 г.). Не остались они без внимания и на уровне областных органов власти. По докладу главного агронома ОблЗО Скривела Исполнительный комитет Мурманского областного Совета депутатов трудящихся (протокол № 144 от 29 июня 1944 г.) предложил директору Полярной опытной станции Ф. И. Манькову «оказать помощь районным земельным отделам в проведении борьбы с вредителями и болезнями сельскохозяйственных культур путем выездов специалистов ПОВИР в хозяйства области» [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д. 57. Л. 43].
Существенно преуспела Полярная опытная станция в годы войны в разрешении ряда агротехнических проблем северного земледелия. Разработанный, например, под руководством кандидата сельскохозяйственных наук П. А. Турнаса один из приемов дал возможность получения высоких урожаев однолетних трав на низинных болотах. Оценивая названное достижение, Петр Антонович так прокомментировал его широкое применение в производственной практике Мурманской области: «Новый агротехнический прием — более поздние сроки посева однолетних трав (овса, вико-овсяной и горохово-овсяной смесей) на старопахотных торфяных почвах имеет важное практическое значение, особенно в условиях военного времени, так как открывает возможность получения на названных почвах нормальных урожаев однолетних трав без применения дефицитных азотных удобрений» [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 9. Л. 8−9]. Полученные агротехсектором станции результаты, безусловно, не ограничиваются вышеизложенным. Только в одном из его отчетов (за 1941 г.) представлены выводы и результаты по 7 исследовательским темам, в большинстве своем позволяющие хозяйствам при их реализации на практике рассчитывать на более высокие урожаи. Об экономической эффективности проводимых в Кировском районе агротехнических мероприятий однозначно высказался перед депутатами Кировского районного Исполнительного комитета депутатов трудящихся первый секретарь РК ВКП (б) В. А. Сергеев: «Основной причиной разницы урожайности в хозяйствах района следует признать в проводимой агротехнике. Там, где она осуществлялась правильно, урожайность была выше и наоборот». Данный вывод подтверждается следующими примерами (табл. 4).
Таблица 4
Соотношение уровня урожайности в хозяйствах Кировского района (в зависимости от проводимых агротехнических мероприятий) [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 557. Л. 108]
Урожайность в 1941 г. ПОВИР (с соблюдением правил агротехники) Колхоз «Ена» (без соблюдения правил агротехники)
по овощам 223,3 цент. с га 11,3 цент. с га
по картофелю 114,5 цент. с га 24,8 цент. с га
98
Столь существенная разница в урожайности по овощам и картофелю в ПОСВИРе и колхозе «Ена» с учетом разного отношения хозяйств к вопросам агротехники указывает на проблему связи науки и производства в годы войны. Отношение к ней со стороны Полярной опытной станции носило в целом далеко не формальный характер. Достаточно сказать, что годовые отчеты учреждения содержали «Акты проверки внедрения законченной исследовательской работы» с указанием времени и методов передачи полученных результатов хозяйствующим субъектам. Анализ этого важного исторического источника позволяет нам, на примере ПОВИР, выявить связи, которые соединяли власть, науку и производство (табл. 5).
Таблица 5
Связь ПОВИР с производством
Методы внедрения научных результатов Примеры, иллюстрирующие связь Полярной опытной станции с производством Примечание
i 2 3
Передача производству семян, семенников, гибридов, новых сортов культур Из урожая 1941 г. станцией передано в хозяйства области 99 кг семян и 9 тыс. штук элитных семенников овощных культур. Для государств. сортоиспытания передана 4-м сортоучасткам (Архангельскому, Котласскому, Тобольскому и Ишимскому) капуста № 1 и Вальватьевская. Семенники выданы следующим хозяйствам: Зашейковскому лесокомбинату, колхозу «Заполярный труд», совхозам «Индустрия», «Нивастрой», «Североникель». Получено от станции хозяйствами Мурманской области в 1945 г. 3550 ягодных растений ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д 12. Л. 25. ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д 557. Л. 27
Организационная и агротехническая помощь хозяйствам области Участие станции в разработке агротехнических мероприятий по Мурманской области (помощь ОблЗО, Кировскому и Кандалакшскому РайЗО). В 1942 г. сделаны 12 выездов в хозяйства области для оказания помощи в борьбе с вредителями сельскохозяйственных культур. Организована заготовка верхушек клубней картофеля в хозяйствах области (1942) ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д 12. Л. 19, 28−29
Полевые опыты в хозяйствах района Проведение опытно-исследовательских работ станции на площадках совхоза «Индустрия». Получен урожай от скороспелых сортов овса и ячменя в колхозах около 20 центнеров с гектара ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д 557. Л. 97−105. ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д 64. Л. 7−8
99
Окончание табл. 5
1 2 3
Составление агроуказаний Составлены агроуказания для Мурманской области с учетом особенностей военного времени (1941) ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 557. Л. 97−105
Подготовка кадров Сотрудниками ПОВИР проведены курсы бригадиров-полеводов в Кировске, занятия на обл. семинаре агрономов, прочитаны лекции на курсах агрономов — апробаторов (1945) ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1. Д. 64. Л. 3−4
Пропаганда научных знаний Выступление директора станции Ф. И. Манькова на пленуме Кировского Р К ВКП (б) (март 1944 г.) в прениях по докладу «О ходе подготовки к весеннему севу 1944 г.». Представитель ПОВИР (П.А. Турнас) ознакомил участников районного совещания по сельскому хозяйству с основами агротехники ГОК У ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д 681. ЛЛ. 2−3. Кировский рабочий. 1942. 13 мая. С. 1
Проверка проведенных посевных работ по хозяйствам района Участие представителей ПОВИР в комиссиях по приемке качества и выполнения плана посевных работ по колхозам и совхозам, созданных Исполкомом Кировского Райсовета депутатов трудящихся 12. 06. 1945 г. ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д 64. Л. 100
Таблица 5 дает представление о том, каким образом научные достижения Полярной станции внедрялись в производственных условиях. Насколько устойчивыми и эффективными были эти связи, с помощью каких рычагов они аккумулировались и направлялись в условиях военной экономики — это главные вопросы, на которые желательно дать ответы.
Выдвижение чрезвычайной задачи борьбы против немецко-фашистских агрессоров требовало введения в действие жесткой централизации управления всеми процессами в стране. Центральные партийные, советские и хозяйственные органы принимали решения, обязательные для исполнения на территории всей страны. «Отдаленность региона, плохая связь, занятость центральных властных структур решением общих вопросов, — отмечает Л. М. Романов, — в значительной мере усилили самостоятельность в управлении Мурманской областью» [Романов, 1995: 46]. В этой обстановке сложилась система совместного партийного (Обком и Райкомы ВКП (б), их отделы), военного (Военный совет 14-й армии) и советского (Облисполком и Райисполкомы, ОблЗО и РайЗО) руководства, которая трансформировала решения центральных органов и налаживала работу по их исполнению организациями и учреждениями области.
Вырабатываемые в экстремальной обстановке программные меры строились и функционировали на основе мобилизационных планов и вытекающих из них многочисленных решений и предписаний. Применительно к научно-производственной деятельности ПОСВИР назовем спускаемые сверху и обязательные для исполнения следующие основные плановые показатели:
100
план посевных площадей, на семеноводство и сортовых посевов, по тепличнопарниковому хозяйству, его использованию, по важнейшим агротехническим мероприятиям, наконец, по урожайности и валового выхода сельскохозяйственных культур. Причем их невыполнение рассматривалось на пропагандистском уровне как «предательство интересов Родины, нож в спину Красной Армии» [Кировский рабочий. 1942. 18 сентября. С. 1].
А ведь перед коллективом ПОСВИР, по сути, стояла неподъемная задача: не только добиться высоких и устойчивых урожаев на своих площадках, но и «не допустить потерь & lt-… >- от чего бы то ни было» в хозяйствах области. Если судить по результатам валового сбора сельскохозяйственной продукции 1943 г. в сравнении с довоенным 1939 г., хотя бы в пределах Кировского района, то снижение эффективности сельскохозяйственного производства очевидно. Подтверждением сказанному служат следующие табличные данные (табл. 6).
Таблица 6
Урожайность по культурам в Кировском районе в 1943 г. по сравнению с 1939 г. (в центнерах) [ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 627. Л. 29]
Годы Картофель Овощи Корнеплоды Сеянные травы
1943 59 84,7 34,6 9,7
1939 170 200 220 45
Процентное отношение к 1939 г. 34,7% 42,3% 15,8% 21,6%
Несмотря на значительный рост посевных площадей за время войны, урожайность по культурам резко снизилась по сравнению с довоенным периодом. Безусловно, среди причин такого резкого уменьшения валового сбора продукции пропорционально росту посевных площадей присутствует немало объективных факторов, связанных с войной и особенностями климатических условий. Однако не будем сбрасывать со счетов и ряд субъективных моментов. Приведем выдержку из протокола партийного собрания ПОВИР от 19 ноября 1944 г.: «Наши специалисты мало бывают на полях хозяйств области и достижения станции не всегда внедряются в производственных условиях. Не введено в практику регулярного проведения совещаний и общественных собраний рабочих и служащих с обсуждением основных вопросов работы» [ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 4. Л. 3]. И все же дело не только в ученых станции (в среднем на каждого из них приходилось не менее 5 только крупных хозяйств области). В конечном итоге материализация их передовых научных идей в сельскохозяйственном производстве зависела от самих тружеников полей. На «трудовом фронте» не все было благополучно. Аналитические записки специалистов, доклады на партийных пленумах, протоколы исполнительных органов власти пестрят в оценке деятельности колхозов, совхозов и подсобных хозяйств области следующими формулировками: «из-за неправильной
организации труда, совершенно не выполняются агротребования по внесению органических удобрений, по посеву, уходу и уборке всех сельскохозяйственных
101
культур" — «отсутствует борьба с вредителями сельскохозяйственных растений (капустная муха, мыши и т. д.)" — «не проводится должной борьбы за повышение урожайности основных культур» и т. д. На этом фоне вполне логичным и оправданным выглядит решение Исполнительного комитета Кировского районного Совета депутатов трудящихся (протокол № 151 от 12 июня 1945 г.) об утверждении комиссий по приемке качества и выполнении плана посевных работ по колхозам и совхозам с включением в их состав ведущих специалистов Полярной опытной станции (М.К. Знаменской, Н. Н. Ивановой, П. А. Турнаса, П.П. Гусева). Этим контролирующим органам вменялось в обязанность составление акта в двух экземплярах с указанием в них размера площадей по каждой культуре в отдельности в сравнении с планами посевных работ, спущенными Райисполкомом- качества произведенных полевых работ- количества и качества внесенных удобрений по культурам- соблюдения правил агротехники. Требовалось также в заключении указать недостатки в выполнении плана посевных работ с объяснением их причин, одновременно давались практические предложения о порядке и сроках исправления отмеченных недостатков [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д. 64. Л. 100].
Наряду с научно-опытной работой Полярная станция занималась производственной деятельностью. Достигалось это как за счет роста посевных площадей (к 1943 г. они увеличились по сравнению с 1940 г. на 13,76 га, составив 47,78 га), так и за счет свертывания изысканий на отдельных экспериментальных участках [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 357.Л. 25- ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д. 52а. Л. 232]. Это была пора битвы за урожай. И научное учреждение с честью выдержало «боевое крещение». ПОСВИР в годы войны все время держала первенство в получении высоких урожаев основных сельскохозяйственных культур. Так, например, в 1943 г. ПОСВИР получила урожай картофеля 14,2 тонны с гектара против среднего урожая по области 6,3 тонны- овощных культур 258 центнеров против 97 центнеров среднего урожая по области- многолетних трав 21 центнер (полевод Ф.И. Лапынин) против 11 центнеров по области. В суровом 1944 г. весенний сев был проведен станцией на высоком агротехническом фоне и в сжатые сроки, благодаря чему учреждение получило высокий урожай картофеля 8−9 тонн, капусты — 20−26 тонн, многолетних трав — 2,15 тонн на гектар [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 4. Л. 16].
Фактически Полярная станция в «сороковые роковые» воевала за урожай «на два фронта»: как на экспериментальных площадках, так и на
производственных площадях. Насколько эти две кампании были успешными, мы можем судить по публикациям газеты «Кировский рабочий» военной поры. В одной из них сообщается: «На полях района лежал еще глубокий снег, дула пурга, а в теплицах Полярной опытной станции снимался первый урожай огурцов. Это было в апреле. За истекшее время снято больше 100 кг огурцов. 16 июня работники станции провели второй сбор помидор. В теплицах успешно созревает виноград, начала спеть смородина. На опытных участках станции дружно растут посевы. Картофель ранней закладки уже зацвел» [Кировский рабочий, 1942, 19 июля: 1]. Быть может, это пропагандистский миф? В недавно изданном военном дневнике первого секретаря Мурманского Обкома ВКП (б) М. И. Старостина обращает на себя внимание запись от 28 августа 1942 г.: «ПОВИР прислал мне корзину (около 2 кг.) винограда, выращенного в теплицах
102
Кольского полуострова, и такую же корзину помидоров. Эти скромные подарки особенно ценны в условиях войны и тяжелого периода для области. Молодцы кировчане, несмотря на войну, продолжают научную работу по выращиванию южных культур в условиях Севера» [Старостин, 2014: 181].
А вот как выглядела глазами журналиста картина уборочной страды на полях станции: «ПОСВИР несколько дней назад закончил уборочную. Уже к 23 сентября с полей были сняты картофель, свекла, репа, турнепс, хрен и другие корнеплоды. 24 сентября была закончена уборка многолетних трав, в том числе тимофеевки. Полностью также убраны и однолетние травы. Сейчас в ПОВИРе идет уборка отавы многолетних трав. На участке, получившем подкормку азотным удобрением в количестве 20−25 кг на га, собирается 10−15 центнеров с га. На косовице отавы многолетних трав особенно выделяются рабочие Васильев и Смирнов, которые выполняют нормы на 120 150%. 25 сентября в хозяйстве закончен отбор семенников корнеплодов и капусты» [Кировский рабочий, 1942, 27 сентября: 2].
Героический труд посвировцев не мог остаться без внимания со стороны местных органов власти. На заседании Бюро Кировского Р К ВКП (б) из уст его первого секретаря В. А. Сергеева впервые с начала войны прозвучала оценка деятельности ПОСВИР: «Небольшой коллектив работников Опытной станции наряду с выполнением плана научных работ по сельскому хозяйству и оказания практической помощи в вопросах агротехники хозяйствам области, обработал своими силами 47,78 га посевных площадей, в том числе картофеля собрал с площади 7,25 га 64 тонны. Обеспечил кормами свое скотопоголовье, вырастил большое количество семян овощных культур и корнеплодов». Бюро приняло решение (протокол № 27 от 23 октября 1942 г.) просить Мурманский Облисполком депутатов трудящихся и Обком ВКП (б) занести коллектив ПОВИР на областную доску почета отличников сельского хозяйства [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д. 51б. Л. 35−36].
ПОВИР и огородная кампания
Начало массовой огородной кампании в Мурманской области было положено весной 1942 г. Однако первые шаги в этом направлении были сделаны в Хибинах еще в предвоенный период, о чем свидетельствует докладная записка секретаря Кировского Р К ВКП (б) Кульбацкого в сельскохозяйственный отдел Мурманского обкома ВКП (б). Приведем небольшой фрагмент из этого документа: «Предприятия нашего района, — отмечает Кульбацкий, — по вопросу развития подсобного хозяйства никаких указаний от наркоматов и вышестоящих ведомственных организаций не получали. Несмотря на это, в ответ на призыв Глуховских рабочих взяли на себя обязательство по развитию подсобного хозяйства. РайЗО отвел участки земли, которую начали осваивать под посев 1941 г.» [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 357.Л. 27].
В начальный период войны в области сложились объективные предпосылки для развития активности и самодеятельности трудящихся в борьбе за увеличение местных продовольственных ресурсов. После того как немцы и финны захватили в Карелии некоторые участки железной дороги Мурманск -Ленинград, Кольский полуостров фактически оказался отрезанным от центра страны. Только в декабре 1941 г. стала действовать Обозерская железнодорожная ветка, выходящая на магистраль Архангельск — Вологда —
103
Москва. Но эта тоненькая ниточка связи работала в основном на Карельский фронт. В этих условиях задача решения продовольственной проблемы за счет развития в области индивидуального и коллективного огородничества обретала особое значение.
Основной нормативной базой для ее реализации стали: решение Секретариата Ц К ВЦСПС от 5 января 1942 г. «О расширении индивидуального огородничества рабочих и служащих в 1942 г. «, возложившее на профсоюзы этот участок работы как основной, постановления ЦК ВКП (б) (апрельское 1942 г. и мартовское 1944 г. об обеспечении огородников землей), Пленума Верховного суда СССР (июнь 1942 г.) «Об ответственности за повреждения посевов и урожая на коллективных и индивидуальных огородах» и Совнаркома СССР (ноябрь 1942 г.), закрепившее за предприятиями и учреждениями земельные участки, отведенные рабочим и служащим под индивидуальные и коллективные огороды.
Имеющиеся в нашем распоряжении документы позволяют выявить место и роль Полярной опытной станции в развертывании огородной кампании в Кировском районе. Следует отметить, что ее деятельность в этом направлении не ограничивалась только узковедомственными рамками, но и повлияла на ход огородной кампании в целом.
Основная организационная работа по развертыванию индивидуального и коллективного огородничества в Кировске и его районе, судя по архивным материалам, легла на плечи выборных огородных комиссий (в 1943 г. их было 67, в 1944 г. — 90), как правило, действующих в качестве структурных подразделений профсоюзных организаций предприятий и учреждений (при Кировском райисполкоме функционировала также Городская огородная комиссия и РайЗО — районный земельный отдел). Контроль за их деятельностью осуществляли как местные, так и областные партийные и советские органы. В основу этого управленческого механизма был положен принцип вскрытия недостатков в работе нижестоящих инстанций вышестоящими институтами власти, что, безусловно, служило своеобразным катализатором в деле мобилизации масс для достижения поставленных целей.
Обратимся к справке, составленной контролером КПК при ЦК ВКП (б) по Мурманской области А. Шаталовым и адресованной уполномоченному Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) по Мурманской области Г. Н. Ягодину, о выполнении постановления ЦК ВКП (б) и Бюро Мурманского обкома ВКП (б) «О мерах по дальнейшему развитию и улучшению коллективного и индивидуального огородничества» Кировским Р К ВКП (б) и Райисполкомом области от 22 мая 1944 г. В ней констатируется, что работа в этом направлении здесь ведется слабо и неорганизованно. Среди выявленных недостатков значатся следующие: не подведены «итоги развития
индивидуального и коллективного огородничества за 1943 г. «- «Райземотдел неоправданно затянул работу & lt-… >- по закреплению земельных участков за огородниками" — «не разрешен вопрос об изготовлении огородного инвентаря" — «плохо обстоит дело с обеспечением огородников органическими удобрениями" — «огородные комиссии слабо организуют работу на местах и многие председатели комиссий не знают, чем им заниматься" — «многие первичные парторганизации самоустранились от руководства этой работой».
104
Согласно этому документу из 45 первичных парторганизаций только 13 обсудили на партсобраниях вопросы, касающиеся развития огородничества в Кировском районе. Листая протоколы собраний парторганизации ПОСВИР, обнаруживаем, что коммунисты станции его обсуждали не менее четырех раз: 10 апреля и 10 июня 1943 г., 22 апреля 1944 г. и 5 сентября 1945 г. Отчитываясь на одном из них о работе местного комитета ПОСВИР, его председатель П. А. Турнас в своем докладе упомянул о создании в первой половине 1943 г. при профсоюзной организации учреждения огородной комиссии. По ее инициативе в рассматриваемый период были выделены огородные участки для рабочих и служащих, заготовлены удобрения и посадочный материал.
Конкретное представление о количестве рабочих и служащих Полярной опытной станции, занимающихся огородничеством, дает Похозяйственная книга производственных показателей хозяйств колхозников за 1943−1945 гг. Из нее видно, что 29 семей посвировцев на 01 января 1943 г. имели свои огороды. Штат учреждения в это время составлял 38 чел. Следовательно, 76,3% рабочих и служащих станции уже в начале огородной кампании осознавали необходимость работы на выделенных им земельных участках. Среди научных сотрудников охват огородничеством составлял 100%. Анализ табличных данных
свидетельствует также о том, что большинство семей посвировцев проявляли заинтересованность в расширении посевных площадей, занятых под индивидуальные огороды. Подтверждением сказанному может служить их постоянный рост. В суммарном выражении эти цифры выглядят следующим образом: 1943 г. — 7814 кв. м, 1944 г. — 9835 кв. м, 1945 г. — 11 720 кв. м [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 16. Оп. 1. Д. 101. ЛЛ. 1 — 72- Д. 102. Л. 73−96].
Нельзя сказать, что в стенах ПОВИР огородная кампания протекала во всем гладко и без проблем («тов. Маньков обещал, но не выделил землю под комсомольский участок" — «в деле организации воскресника с целью вывоза удобрений для нужд огородников пришлось обратиться к председателю Экостровского сельсовета» и т. д.). Тем не менее руководство станции рассматривало ее как составную часть мобилизационных мероприятий, направленных на то, «чтобы каждая семья рабочих и служащих имела посев картофеля и овощей в таком размере, чтобы полностью обеспечить себя и семью своими собственными овощами и картофелем». В течение 1942 г. эта задача применительно к коллективу ПОСВИР в основном была выполнена [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 4. Л. 33]. Внесла свой посильный вклад Полярная опытная станция также в дело вовлечения в огородничество трудящихся Кировского района в целом.
Важнейшей частью огородной кампании стала пропаганда агротехнических знаний. Огородные комиссии (совместно с РайЗО) с этой целью организовывали лекции, проводили беседы и консультации ученых и опытных огородников.
Так, в плане агротехпропаганды по огородничеству Кировского района (рассчитан до 15 мая 1944 г.), подготовленном Кировским РайЗО и районной огородной комиссией, фигурировало 9 тем, из них 6 «закрывали» научные сотрудники Полярной опытной станции. Представим тематику в виде таблицы (табл. 7).
105
Таблица 7
Из плана агротехпропаганды по огородничеству Кировского района (до 15. 04. 1944 г.) [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 771. Л. 9]
Темы статей Автор
1. Выбор огородного участка и его подготовка к посеву (обработка) Турнас П. А.
2. Наиболее урожайные и необходимые в условиях Заполярья огородные культуры (их значение) Гусев П. П.
3. Как получить высокий урожай картофеля Маньков Ф. И. Иванова Н.Н.
4. Подготовим огород (семена, время и способы посева огородных культур) Гусев П. П.
5. Уход за огородными культурами Гусев П. П.
6. Предупредительные меры против сельскохозяйственных вредителей растений, болезней и сорняков Знаменская М. К.
Место для консультации по агротехнике отвели на своих страницах и местные СМИ. Примером могут служить публикации ученых в газете «Кировский рабочий» [см. Турнас П. Советы огородникам (выбор огородного участка и подготовка его к посеву) // Кировский рабочий, 1944, 18 мая: 2- Аврорин Н. Выращивайте многолетние овощи // Кировский рабочий, 1944, 1 июня: 2 и др.].
Пропаганда агротехнических знаний подкреплялась продажей огородникам посадочного материала, выращенного в хозяйствах района, в том числе и на полях ПОСВИР.
Задача максимального вовлечения в индивидуальное и коллективное огородничество рабочих и служащих оставалась актуальной и в конце войны. Выступая в прениях на пленуме Кировского Р К ВКП (б), проходившем 27−28 марта 1944 г., директор ПОСВИР Ф. И. Маньков заострил внимание присутствующих на проблеме обеспечения семенами в первую очередь вновь прибывших в Хибины из эвакуации и инвалидов Отечественной войны [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 681. Л. 2−3]. Не менее важную задачу по данному вопросу на 1945 г. поставил Мурманский облисполком (протокол заседания № 161 от 1 марта 1945 г.) в связи с восстановлением бывших скверов и озеленительных площадок, занятых под огороды: «закрепить взамен за их владельцами равную площадь из земель, подлежащих отводу». Вместе с тем в его постановляющей части (пункт 3) особое место отводилось агротехнической пропаганде при участии ПОВИР [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д. 58. Л. 36−37].
Участие ПОСВИР во II областной сельскохозяйственной выставке
Знаковым событием для Полярной опытной станции стало участие во II областной сельскохозяйственной выставке, состоявшейся в заполярном Кировске. В канун своего 20-летия станция добилась достойных результатов. По растениеводству ПОСВИР получила урожай: по картофелю — 142 цент. с га, капусте — 258 цент. с га, моркови — 152 цент. с га, турнепсу — 160 цент. с га,
106
многолетним травам — 20 цент. с га, однолетним травам — 25 цент. с га. Кроме того, станцией было собрано семян: овощных культур — 200 кг, картофеля -1160 цент., зерновых — овса и ячменя — 20 цент. и кормовых трав — 350 кг [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 665. Л. 28].
Из представленных на выставке 461 участника (из них 18 чел. представляли ПОСВИР) отражено было широким показом 13 хозяйств, 5 коллективных и 10 индивидуальных огородников, 3 научно-исследовательских учреждения [Макарова, Петров, 2014: 21−22] и 3 средние школы области. Всего за время ее работы (с 1 декабря 1943 г. по 6 января 1944 г.) выставку посетило 1600 чел. [ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Д. 56. Л. 23].
Зам. зав. павильона растениеводства З. Рубакова на страницах «Кировского рабочего» поделилась своими впечатлениями от увиденного в зале ПОСВИР: «Обилие экспонатов — труды многолетней научной и практической работы — выставлено на стендах Полярной опытной станции (ПОВИР). Посетители с восхищением рассматривают выращенные станцией вишню, смородину, землянику, малину, яблоки, томаты, огурцы, чудесные гибриды высокоурожайного картофеля, капусты, овощей, зерновых культур. Здесь же собраны научные труды, изданные станцией, по возделыванию северных почв, по вопросам агротехники высоких урожаев и т. д.». Не остались без внимания и достижения отдельных работников станции. «Если у вас плохо родится картофель, обратитесь к технику ПОВИР Галине Рыбаковой. Галина расскажет, как она с участка в 3 га получила 175 цен. картофеля сорта «Имандра», 171 цен. сорта «Вермонт» и 170 цен. сорта «Снежинка»», — советовала огородникам секретарь Кировского Р К ВЛКСМ А. Цапова [Цапова А. Молодые мастера земледелия // Кировский рабочий, 1943, 23 декабря].
Организованные при выставке курсы полеводов и лекции (всего 15) по различным вопросам сельского хозяйства проводили представители ОблЗО и сотрудники Полярной опытной станции [1000 посетителей выставки // Кировский рабочий, 1943, 30 декабря].
За образцовое выполнение плана сельскохозяйственных работ и стахановские методы труда областной выставочный комитет наградил ПОСВИР дипломом первой степени [Кировский рабочий, 1944, 17 февраля: 2].
На завершающем этапе войны
Осенью 1944 г. немецко-фашистские войска были разгромлены в Заполярье. Война откатилась за пределы страны. Начался постепенный переход трудящихся Мурманской области к мирной жизни. Произошедшие здесь перемены затронули не только индустриальный сектор (комбинаты «Апатит», «Печенганикель»), но и коснулись тружеников полей. Исполнительный комитет Мурманского областного Совета депутатов трудящихся рассмотрел вопрос «О восстановлении разрушенного вражеской авиацией теплично-парникового хозяйства и проведении в 1944 г. нового строительства парников и теплиц в колхозах, совхозах и подсобных хозяйствах области» (протокол заседания № 144 от 7 июля 1944 г.) и принял решение «просить СНК СССР обязать Госплан РСФСР включить Мурманскую область в план обеспечения парниковым стеклом на III квартал 1944 г. в количестве 7000 кв. м для восстановления теплиц и парников» [ГОКУ ГАМО. Ф. 71. Оп. 1.
107
Д. 57. Л. 52]. По самым скромным подсчетам это эквивалентно площади современного футбольного поля.
Насколько это решение затронуло Полярную опытную станцию, располагавшую, как известно, собственным теплично-парниковым хозяйством, не известно. Но то, что перед ней на новом историческом этапе выдвигались не менее ответственные задачи, не подлежит сомнению. Ряд из них в свете решений областных органов власти мы рассмотрели. Не менее важно видение ситуации «изнутри». Принципиально важным в этом плане стало постановление партийного собрания парторганизации ПОВИР от 19 ноября 1944 г., вскрывшее недостатки в работе станции. Назовем те из них, которые касались, прежде всего, научной деятельности учреждения:
• сокращена селекционная работа, особенно по кормовым травам и ягодным культурам, за счет расширения работ по семеноводству овощных, картофеля и зерновых культур-
• значительно снизился объем работ в рамках агротехнических севооборотных опытов-
• капитальный ремонт осушительной сети за последние два года на отдельных болотных участках совершенно не проводился-
• не обеспечен надлежащий уход за ягодными культурами [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 4. Л. 3].
Однако руководство станции было озабочено не только чисто научными проблемами. Маленький, но сплоченный коллектив победителей мыслил более масштабно: «Север можно полюбить как родину и не покидать его
в поколениях» [Эйхфельд, 1979: 127]. Такое видение рождало многовекторный подход к своему ремеслу. Успех любимого дела виделся хибинцам не в «чистой» науке, а в ее движении одновременно в четырех направлениях (власть, научное сообщество, общественность, производство) к конечной цели -«изменить (на Севере) всю современную географию культур» [Вавилов, 1931: 14] и сделать полярное земледелие вкупе с животноводством самодостаточным. А для этого требовалось:
• перейти на рельсы интенсификации сельского хозяйства («За последние 3−4 года в области сильно увеличилась посевная площадь, а повышением урожая совершенно не занимались. пустили на самотек, в результате в текущем году мы пришли к очень печальному явлению — почти не получили никакого урожая» — из выступления Ф. И. Манькова на партсобрании ПОСВИР 19 ноября 1944 г.) [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 4 Л. 10]-
• поставить на службу полярного земледелия современные достижения агротехники и агрохимии («У нас совершенно забыли, что мы живем в Заполярье и что здесь сельское хозяйство нужно вести полностью в соответствии с требованиями разработанными опытом и практикой агротехники и малейшее отступление может привести к очень печальным последствиям" — «У нас в области не организовали ни одного тукового завода & lt-… >-, ни в одном хозяйстве нет настоящего навозохранилища» — из выступления Ф. И. Манькова на партсобрании ПОСВИР 19 ноября 1944 г.) [ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Д. 4 Л. 10]-
• создать собственную полноценную кормовую базу («В части снабжения семенами лугопастбищных трав нужды, вероятно, мы иметь не
108
будем, так как ПОВИР ежегодно выращивая таковые, не находя сбыта внутри нашей области, вынужден был ежегодно их вывозить, реализуя в других областях» — из материалов по итогам 1941 сельскохозяйственного года, подготовленных ст. агрономом РайЗО Мелиоранским для Кировского Р К ВКП (б) [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 557. Л. 116]-
• расширить огородничество, поставить его на научную основу («Необходимо начать производить посадку ягодников и в первую очередь на приусадебных участках огородников. Посадочного материала, как у нас, так и в ПОВИРе имеется достаточно» — из выступления директора Ботанического сада Н. Аврорина в прениях пленума Кировского Р К ВКП (б), состоявшегося 27−28 марта 1944 г.) [ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 681. Л. 2]-
• объединить усилия научного сообщества (в довоенный период ПОСВИРом совместно с центральными институтами и наркоматами поставлено около 80 вопросов, связанных с решением проблемы северного земледелия), общественности (введение в практику различных форм вовлечения общественности в дело повышения культуры земледелия), властных структур (планы создания на базе ПОСВИР Института сельского хозяйства Крайнего Севера- создание комиссий с участием специалистов и общественности по приемке качества произведенных сельскохозяйственных работ) и производства (II областная сельскохозяйственная выставка — школа передового опыта, демонстрация научной базы аграрного сектора области) для достижения поставленной цели.
Многое, о чем мечтало поколение победителей — пионеров полярного земледелия, сегодня, в XXI веке, стало явью. Но вряд ли можно с уверенностью говорить о том, что проблема полярного земледелия решена. В условиях рыночной экономики на первый план выдвигаются экономические расчеты, в соответствии с которыми считается нецелесообразным производство продукции в самом Заполярье, что обходится дороже, чем ее импорт. Однако опыт Великой войны подсказывает, что выживать в суровое лихолетье помогал мурманчанам не «второй фронт» (американская тушенка), а небольшой участок земли, отвоеванный ценой огромных усилий у суровой северной природы. Да и в наши дни многие северяне предпочтение отдают не привозной сельскохозяйственной продукции, а овощным, ягодным и иным культурам, собранным на собственном дачном участке. Выбор остается за ними.
Подводя итоги
Данная статья является логическим продолжением предпринятых за последние годы научными сотрудниками ЦГП КНЦ РАН усилий по разработке проблематики Великой Отечественной войны (см. Труды КНЦ РАН и материалы научно-практической конференции «Единство фронта и тыла в разгроме немецко-фашистских войск в Заполярье»). Анализ деятельности ПОСВИР в 1941—1945 гг. позволяет открыть новые, ранее неизвестные страницы военного прошлого Хибин, высветить роль науки в достижении победы над врагом. Опыт, приобретенный сотрудниками Полярной опытной станции в период войны, не только ценен сам по себе, но и является актуальным в наше время.
«Наши дети и внуки с благоговением будут вспоминать о героях труда наших дней, как о героях великой освободительной войны», — эти слова взяты из газеты «Правда» за 1942 г. Думается, что в нашем обществе постепенно
109
начинает утрачиваться память о Великой войне, происходит коррозия ценностей и идеалов, связанных с ней. Автор надеется, что архивные документы помогут работающим в XXI веке сотрудникам Полярной опытной станции по достоинству оценить подвижническую деятельность своих предшественников.
Список сокращений
ВАСХНИЛ — Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени
Ленина
ВИР — Всесоюзный институт растениеводства
ПОВИР (с 1931 г.) — Полярное отделение Всесоюзного института растениеводства
ПОСВИР (с февраля 1935 г.) — Полярная опытная станция Всесоюзного института растениеводства
ЛГУ — Ленинградский государственный университет ВСХВ — Всесоюзная сельскохозяйственная выставка.
ЦК ВКП (б) — Центральный Комитет Всесоюзной Коммунистической Партии большевиков
СНК СССР — Совет народных комиссаров Союза Советских Социалистических Республик
НКВД — Народный комиссариат внутренних дел
РККА — Рабоче-Крестьянская Красная Армия
ОблЗО — Областной земельный отдел
РайЗО — Районный земельный отдел
РАЙОНО — Районный отдел народного образования
ПВХО — противовоздушная и противохимическая оборона
ГСО — гражданская самооборона
ПВО — противовоздушная оборона
Осоавиахим — Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству
ВЛКСМ — Всесоюзный Ленинский Коммунистический союз молодежи ЦВР — Центральный высоковольтный район
Источники
Архивные.
ГОКУ ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Кировский (до 1934 г. Хибиногорский) городской (с 1935 г. районный) комитет партии.
ГОКУ ГАМО. Ф. П-129. Оп. 1. Первичная парторганизация ПОСВИР. ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-180. Оп. 1−2. ВИР ВАСХНИЛ. Полярная опытная станция. Хибины, Мурманская обл.
ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 71. Оп. 1. Кировский районный Совет депутатов трудящихся.
ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. 16. Оп. 1. Экостровский сельский Совет депутатов трудящихся.
Периодические издания:
Полярная правда. 1943. Годовой комплект.
Кировский рабочий. 1941−1945. Годовые комплекты.
110
Список литературы
Вавилов Н. И. Проблемы северного земледелия. Материалы Ленинградской чрезвычайной сессии Академии наук СССР 25−30. XI. 1931 г. Л.: Изд-во Академии наук, 1931.
Макарова Е. И., Петров В. П. Опыт институционализации науки в ЕвроАрктическом регионе: от ХИГС до КФАН СССР (1930−1950) // Труды Кольского научного центра РАН. Гуманитарные исследования. Вып. № 2 (21). Апатиты: Изд-во КНЦ РАН, 2014. С. 6−31.
Романов Л. М. Модель управления Мурманской областью в годы Великой Отечественной войны. // Подвигу в Заполярье — 50 лет. Тезисы докладов научно-практической конференции, посвященной 50-й годовщине разгрома немецко-фашистских войск в Заполярье и освобождения Северной Норвегии. Мурманск, 1995.
Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М.: Государственное издательство политической литературы, 1946.
Старостин М. И. (1902−1948). Дневник войны / М. И. Старостин. Мурманск: Опимах, 2014.
Эйхфельд И. Г. Фундамент. // Хибины. Повести. Рассказы. Очерки. Л: Советский писатель, 1979.
Сведения об авторе
Дюжилов Сергей Александрович,
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра гуманитарных проблем
Баренц-региона Кольского научного центра РАН Dyuzhilov Sergej Aleksandrovich,
PhD (History), Senior Research Fellow of the Barents Centre of Humanities of the Kola Science Centre RAS
УДК 930. 253(069. 02)(470. 2): 556. 04(985)"-1920/1930"-
О.В. Шабалина
МАТЕРИАЛЫ ПЕРСОНАЛЬНОГО ФОНДА АКАДЕМИКА Л.А. ЗЕНКЕВИЧА МУЗЕЯ-АРХИВА ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ И ОСВОЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА ЦГП КНЦ РАН КАК ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ ПОЛЯРНЫХ ОКЕАНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В 1920—1930-Х ГГ.
Аннотация
Статья посвящена истории организации полярных океанологических исследований в 1920—1930-х гг. Исследование осуществлено на основе материалов персонального фонда ак. Л. А. Зенкевича Музея-Архива истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП КНЦ РАН. Ключевые слова:
Новая Земля, «Малыгин», «Персей», источник личного происхождения, Музей-Архив истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП КНЦ РАН. 111
111

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой