Балка Осиновый Овраг «Осколок» луговых степей, пристанище редких видов растений

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 581. 9(471. 326)
БАЛКА ОСИНОВЫЙ ОВРАГ — «ОСКОЛОК» ЛУГОВЫХ СТЕПЕЙ, ПРИСТАНИЩЕ РЕДКИХ ВИДОВ РАСТЕНИЙ
© А. С. Соколов, Л.А. Соколова
Sokolov A.S., Sokolova L.A. Osinovy Ovrag Ravine as a fragment of meadow steppes and a home of rare plant species. The article analyses the stages of the development and considers the safety of the Tambov Region’s steppe in the 20th century. It also contains a brief description of the flora of Osinovy Ovrag situated in the central part of the region. It is compared with some of the region’s well-known plots of virgin soil. The list of rare plants found in the ravine includes 29 species of 12 families. A new plant species has been discovered there — Erigeron podolicus Bess (Compositae), as well as two new insect species — Dorcadion equestre Laxm (Coleoptera, Cerambycidae) and Saga pedo Pall (Orthoptera, Tettigonii-dae). The ravine is, therefore, the epitome of virgin soil of the Tambov Region with meadow-steppe plants remaining safe. The authors recommend that it should be attached to the state reserve «Voroninsky. «
«…если удастся напасть на целинный участок или старую залежь, то вы поражены богатством находящейся здесь растительности».
В. В. Алехин. Введение во флору Тамбовской губернии. М., 1915
ВВЕДЕНИЕ
Среднерусская лесостепь, значительную часть которой занимает Тамбовская область, начиная примерно с середины XVII столетия (начала ее активного освоения) претерпела огромные изменения. Этим изменениям подверглась, прежде всего, степь, делившая с лесом эту территорию. Уничтожение степи как ландшафта, как биоценоза затянулось на многие годы.
Примерно через 150 лет после начала интенсивной распашки целины в губернии еще оставались большие ее участки. Так, И. П. Фальку (Falk, 1786- цит. по В. В. Алехину [1]) довелось увидеть «. большую, сплошь покрытую цветками необитаемую степь, тянувшуюся на 40−50 верст между Козловом и Тамбовом».
Спустя сто лет ботаники, желавшие познакомиться со степной флорой Тамбовщины, уже испытывали в этом трудности. Д. И. Литвинов [2] по этому поводу писал: «Только в самых юго-восточных частях губернии изредка попадаются целины или довольно старые залежи, приютившие многие виды степной флоры- но чем далее к северу-западу, тем реже встречаются такие залоги, и длинные переезды приходится делать среди бесконечных и однообразных пашен».
В 1913 году В. В. Алехин в пределах современных границ Тамбовской области (на маршруте Тамбов -Борисоглебск) встретил только 6 участков степи. Оценивая состояние степей, В. В. Алехин [1] писал: «. 30 лет спустя [после изучения флоры губернии Д. И. Литвиновым. — А.С., Л.С. ], когда земля так дорожает, целинные участки или старые перелоги являются прямо-таки редкостью. Такие участки сохранились только в крупных имениях, но. и их скоро постигнет общая участь».
В 1929 году Н. А. Прозоровский обнаружил на севере области близ д. Погореловка значительные участки со степной растительностью — Большую и Малую Алгасовские степи. Эти степи представляли собой поляны (самая крупная была около 20 га) среди молодой дубовой поросли. Вскоре после «открытия» они также были распаханы [3].
Ни в одной из более поздних краеведческих флористических работ мы не нашли описания остатков прежнего ландшафта, подобного тем, которые приводили в своих работах вышеуказанные авторы.
А. Э. Линд [4] констатирует: «Теперь от степей сохранились лишь небольшие участки, расположенные на неудобных для пахоты местах, которые позволяют только отчасти судить о видовом составе былых степей Тамбовской области, так как растительность этих участков сильно изменена выпасом скота.».
Б. Б. Горелов [5], полностью разделяя эту точку зрения, добавляет, что «. правильнее говорить не об остатках степной растительности на территории области, а лишь о некоторых представителях степной растительности».
А. Э. Линд [4], Б. Б. Горелов [5, 6], Б. Б. Горелов и И. Д. Рубцова [7], Н. М. Желтов и Б. Б. Горелов [8] в качестве примера сохранившегося участка с представителями степной флоры приводят Татарский вал вблизи Тамбова. Для него они указывают следующие виды: ковыль волосатик или тырса, тонконог изящный, бурачок альпийский, гвоздика головчатая, астрагал датский, песчанка злаколистная, песчанка длиннолистная, пазник пятнистый, остролодка пушистая, Amygdalus nana L., Cytisus ruthenicus Fischer, Spiraea crenata L., Prunus spinosa L., Stipa joannis Celak., Festuca sulcata Hack., Poa bulbosa L., Bromus inermis Leyss., Koeleria delavignei Czern. ex Domin, Salvia pratensis L., Phlomis tuberosa L., Stachys recta L., Achillea millefolium L., Asparagus officinalis L., Thymus serpyllum L., Verbascum thapsus L. (Названия приводятся так, как они даются у авторов. А. Э. Линд приводит только русские названия).
М. А. Бухало [9], характеризуя Татарский вал как памятник природы, отмечает на нем большое флористическое разнообразие — 114 видов. Полный список видов не приводится. Из редких растений, встречающихся здесь, она называет осоку низкую, брандушку русскую, тюльпан Бибирштейна, гиацинтик беловатый, горицвет весенний, наголоватку паутинистую.
Еще один участок с «. хорошо представленной степной растительностью.» был обнаружен в окрестностях с. Красносвободное (Арапово) Б. Б. Гореловым. В работах разных лет [6−8] приводится практически один и тот же список видов, встреченных автором (авторами) на этой «. залежи, а может быть целинной степи. «: Festuca sulcata Hack., Bromus inermis Leyss., Bromus riparius Rehm., Phleum phleoides (L.) Karst., Festuca pratensis Huds., Poa pra-tensis L., Koeleria gracilis Pers., Stipa joannis Celak., Trifolium pratense L., Trifolium montanum L., Melilotus albus Desr., Onobrychis viciaefolia Scop., Medicago falcata L., Salvia pratensis L., Campanula altaica Ledeb., Filipendula hexapetala Gilib., Polygala comosa Schkuhr, Phlomis tuberosa L., Stellaria graminea L., Silene chlo-rantha (Wild.) Ehrh., Dianthus campestris M.B., Achillea millefolium L., Spiraea crenata L., Prunus spinosa L., Cerasus fruticosa Pall., Cytisus ruthenicus Fischer.
Среди видов, включенных в этот список, очень мало тех, которые являются характерными, фоновыми для луговых степей.
Так, В. В. Алехин [10], описывая Стрелецкую степь под Курском, называет 24 вида, которые во время цветения являются аспектирующими и в течение вегетативного сезона поочередно образуют девять красочных фаз в физиономии степи. Из этих растений в списке Б. Б. Горелова [6] мы встречаем только 4 вида.
Рассматривая другой пример луговых степей -степь в имении герцога Лейхтенбергского в Тамбовском уезде, В. В. Алехин [1] приводит в работе 52 вида, в статье Б. Б. Горелова [6] из них указывается только 9.
Северные степи характеризуются, прежде всего, наличием «красочного разнотравия», которое образуют цветковые растения, за исключением злаков, осок и бобовых [3, 10]. Например, в Стрелецкой степи под Курском доля «разнотравия» составляет примерно 82% [10], а на степном участке у с. Красносвободное только 41% [6].
Бедность флористического описания «. залежи, а может целинной степи. «, обнаруженной Б. Б. Гореловым, вероятно, можно объяснить тем, что: а) фитоценоз в значительной степени деградировал под воздействием ряда факторов- б) автор посетил данный участок один раз (или посещал несколько раз в одни и те же фенологические сроки).
С еще одним примером луговых степей, расположенных по «периферии» Матырской дубравы в Тамбовском районе, мы знакомимся в работе Р.А. Петру-чук [11]. В ней автор приводит «. описания фенологических смен и аспектов.» на этих «. фрагментах доисторических степей. «, которые были даны М. А. Бухало в 1973 г., выделившей здесь 10 аспектов. Аспектирующими названы следующие виды: бран-душка русская, осока низкая, сочевичник венгерский, песчанка злаколистная, вероника распростертая, лапчатка песчаная, незабудка Попова, крестовник обыкновенный, колокольчик алтайский, лапчатка белая,
овсец опушенный, костер прибрежный, земляные орешки, нивяник, шалфей остепненный, клевер горный, подмаренник настоящий, колокольчик раскидистый, полынь, девясил иволистный, василек скабиоз-ный, василек луговой (названия даны по автору, в порядке смен аспектов).
К сожалению, мы не имеем более полного флористического описания этого степного участка. Было ли оно сделано? Из приводимого выше списка видов явствует, что здесь доминировали представители красочного разнотравья и отсутствовали ковыли, не менее характерные для северных степей.
В этой работе мы (в силу указанных ниже причин) не рассмотрели еще три участка — склон долины реки Вороны у с. Караул, урочище Елкашевская дача, овраг «Лихачев», внесенные в каталог «Государственные памятники природы Тамбовской области» [12]. Эти памятники природы были организованы с целью охраны степной растительности и энтомофау-ны. К сожалению, авторы очерков об этих памятниках природы практически не дали их флористического описания, если не считать того, что на склонах долины реки Вороны у с. Караул растут осока низкая и ковыль, а в «Лихачевом» овраге «. отмечено произрастание ковыля Лессинга. Обильны другие виды злаков, чабрец, мать-и-мачеха, шалфей».
К середине XX столетия ряд ботаников [4, 6] были убеждены, что в современных границах Тамбовской области не сохранилось целинных участков степи, а фитоценозы на неудобьях, уцелевшие от распашки, но сполна испытавшие на себе пресс перевы-паса, деградировали, утратив большую часть составлявших их видов.
Интерес к изучению флоры Тамбовской области появился у нас около 15 лет назад, когда одному из авторов этой статьи потребовались конкретные сведения о местных редких представителях флоры, необходимые для обеспечения краеведческой части лекционного курса «Охрана природы». Анализ литературы практически не дал ответа на большинство имевшихся у нас вопросов, так как основные флористические работы по Тамбовской губернии были опубликованы в XIX и начале XX столетия. Описываемые в них территории за прошедшее время в большинстве случаев были трансформированы в агроценозы. А в литературе, опубликованной позже, сведения о распространении редких растений чаще всего были самыми общими, например, «найден в Жердевском районе». В связи с этим была поставлена цель — выяснить современное распространение редких видов и оценить общее состояние образуемых ими популяций. Подготовка к изданию «Красной книги Тамбовской области (растения)» послужила дополнительным стимулом, активизировавшим наши исследования, расширила число видов, подлежащих изучению, и круг рассматриваемых вопросов.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА
В процессе нашей работы были обследованы территории, представляющие определенный флористический интерес — старые овраги, балки, склоны речных долин, опушки лесов и лесных отъемов, участки старых лесов и т. п. Маршруты экскурсий пролегли по 14 районам области (Моршанскому, Мичуринскому, Сосновскому, Пичаевскому, Тамбовскому, Бон-
дарскому, Кирсановскому, Знаменскому, Сампурско-му, Ржаксинскому, Инжавинскому, Мордовскому, Токаревскому, Жердевскому).
Произведено описание обнаруженных популяций около ста редких видов, включающее детальное картирование, определение стадии вегетации, оценку степени и формы антропогенного воздействия. Количественный учет включал определение следующих показателей: абсолютная численность или обилие по Друде ФгМє, 1896- цит. по В. В. Алехину [13]). Осуществлялась гербаризация.
Для определения растений использовались определители П. Ф. Маевского [14], В. И. Талиева [15],
С. С. Станкова и В. И. Талиева [16], И. А. Губанова и др. [17].
РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ
В 1999 году, проводя фаунистические и флористические исследования на юге Тамбовского района, в одной за балок (как позднее выяснилось, она называется «Осиновый Овраг») мы обнаружили очень большое разнообразие степной растительности, значительно превосходящее то, которое было описано А. Э. Линдом [4], Б. Б. Гореловым [5,6], М. А. Бухало [9], Р. А. Петручук [11].
Вершина балки находится в 4 км юго-западнее п. Орловский. Общая протяженность составляет более 5 км. Примерно первые две трети балки расположены в юго-западном направлении, а затем она круто поворачивает на юго-восток и широким устьем открывается в долину р. Сухая Липовица у п. Вишневый. Тем не менее, общее ее расположение с юга на север, вершина находится примерно на одной долготе со средней частью устья. С западной стороны балка имеет четыре, а с восточной три крупных отвершка. В двух местах Осиновый Овраг перегорожен плотинами. Водоспуск на верхней плотине в 1999 году был открыт, поэтому накопление воды здесь не осуществлялось. Небольшой пруд имелся у нижней плотины. Во многих местах по периметру балки, почти на пла-коре имеются значительные по площади участки целины и старой залежи (фото 1). Здесь и по склонам произрастает необычное для современных логов обилие степных растений. Среди них мы отметили подавляющее большинство тех видов, которые приводит В. В. Алехин [1,10], описывая Стрелецкую степь под Курском и степной участок в имении герцога
Фото 1. Во многих местах по периметру балки, почти на плакоре имеются значительные по площади участки целины и старой залежи
Лейхтенбергского в Тамбовском уезде. Несмотря на то, что общее число гербарных листов, собранных в Осиновом Овраге, равно 112, в данной работе мы не даем полного флористического описания этой балки, так как основной целью наших исследований были редкие растения.
Кроме видов, характерных для луговых степей, здесь сохранились также представители ковыльных степей.
Одной из самых главных особенностей Осинового Оврага является то, что он стал пристанищем для многих очень редких в настоящее время растений. В приводимый ниже список мы внесли только те виды, которые «претендуют» на включение в Красную книгу Тамбовской области. Названия даны по П.Ф. Маевско-му [14] с некоторыми уточнениями, заимствованными из «Флоры Липецкой области» [18].
Семейство GRAMINEAE — ЗЛАКИ
1. Stipa capillata L. — Ковыль волосовидный.
Наиболее редкий. Занимает склоны и плакорные участки. Образует как чистые сообщества, так и совместные с перистым ковылем. Нигде, за редким исключением, не создает значительных скоплений (фон). Плодоносит позже других ковылей.
2. Stipa pennata L. — Ковыль перистый. Самый обильный. Встречается по всей территории. Во время плодоношения во многих местах образует фон. Площадь таких участков колеблется от нескольких сотен до 2−3 тысяч м2. Плодоносит раньше других ковылей.
3. Stipa tirsa Steven (S. longifolia Bordas) — Ковыль узколистный. Распространен спорадически, чаще всего по склонам. Образует, в основном, чистые группировки площадью 100−400 м2. Такие участки выделяются довольно толстым травянистым войлоком, состоящим из длинных лежащих листьев. Цветет и плодоносит вслед за перистым ковылем.
Семейство LILIACEAE — ЛИЛЕИНЫЕ
4. Veratrum nigrum L. — Чемерица черная. В
отличие от Стрелецкой степи под Курском [3, 10], где чемерица отмечается на плакоре, мы обнаружили этот вид в третьем западном (самом большом) от-вершке. Четыре экземпляра в разгаре цветения встречены 10 августа на дне балки и около двадцати молодых растений отмечены рядом, на склоне с северной экспозицией, в небольшом осиновом лесочке.
5. Hyacinthella leucophaea (C. Koch) Schur -Г иацинтик беловатый. Распространен спорадически по всей балке. Занимает, в основном, верхнюю часть склонов и плакорные участки. Первое обследование Осинового Оврага было предпринято 9 мая, когда большая часть растений уже отцвела, что сделало невозможным оценить его обилие.
6. Asparagus officinalis L. —аржа лекарственная. Встречается рассеянно, отдельными экземплярами или небольшими группами, по всей территории.
Семейство IRIDACEAE — КАСАТИКОВЫЕ
7. Iris aphylla L. — Касатик безлистный. Распространен спорадически по верхнему краю склонов, в основном, южной экспозиции и на плакоре. Местами довольно обилен.
Семейство RANUNCULACEAE — ЛЮТИКОВЫЕ
8. Delphinium cuneatum Steven ex DC. — Живокость клиновидная. В настоящее время отмечена только одна группа (около 30 экземпляров) разновозрастных растений у верхнего края склона северной экспозиции, во втором западном отвершке.
9. Anemone sylvestris L. — Ветреница лесная. Встречается спорадически по склонам балки, в основном густыми куртинами — «клумбами», которые образуют от нескольких десятков до 100−200 цветущих особей. В верхней половине Осинового Оврага мы отметили около десятка таких «клумб».
10. Pulsatilla patens (L.) Miller — Прострел раскрытый. Так же, как и предыдущий вид, имеет спорадическое распространение по склонам и на плако-ре. Хотя его группы и занимают большую площадь -до 100−200 м2, но растения в них расположены более редко, чем в «клумбах» ветреницы. Тем не менее, во время цветения прострел, вероятно, является здесь аспектирующим видом.
11. Adonis vernalis L. — Г орицвет весенний. Отмечается в верхней части склонов и на плакоре. Обилен. Во время цветения создает аспект на большей территории. Такой высокой численности весеннего горицвета нам не доводилось видеть в других местах Тамбовской области.
Семейство ROSACEAE — РОЗОЦВЕТНЫЕ
12. Spiraea crenata L. — Спирея городчатая.
Встречается отдельными кустами или небольшими группами кустов, в основном, на плакоре и по верхнему краю склонов.
13. Amygdalus nana L. — Миндаль низкий, Бобовник. Распространен спорадически. Образует густые куртины площадью от 20−30 до 100−200 м2 на склонах и плакоре.
Семейство LINACEAE — ЛЬНОВЫЕ
14. Linum nervosum Waldst. et Kit. — Лен жилковатый. Найден только в верховье первого западного отвершка. В группе цветущих растений насчитывалось примерно 500−700 особей.
Семейство UMBELLIFERAE (APIACEAE) -ЗОНТИЧНЫЕ
15. Trinia multicaulis (Poiret) Schischkin — Три-ния многостебельная. Попадается редко, но местами образует довольно обильные скопления. Занимает плакорные участки и верхнюю часть склонов.
Семейство BORAGINACEAE — БУРАЧНИКОВЫЕ
16. Echium russicum J.F. Gmelin — Синяк русский, Румянка. Изредка отмечается по склонам и на плакоре.
Семейство LABIATAE (LAMIACEAE) -ГУБОЦВЕТНЫЕ
17. Prunella grandiflora (L.) Scholler — Черноголовка крупноцветковая. Встречается рассеяно по склонам, местами по дну балки.
18. Phlomis pungens Willd. — Зопник колючий.
Спорадически. Образует скопления из 15−25 растений по верxнему краю склонов южной экспозиции первый треx западный отвершков.
Семейство SCROPHULARIACEAE -НОРИЧНИКОВЫЕ
19. Pedicularis kaufmannii Pinzger — Мытник Кауфмана. Распределен рассеянно по склонам, местами образует небольшие скопления.
Семейство CAMPANULACEAE -КОЛОКОЛЬЧИКОВЫЕ
20. Campanula altaica Ledeb. — Колокольчик алтайский. Довольно обилен по склонам и на пла-корнык участка*.
21. Adenophora lilifolia (L.) A. DC. — Бубенчик лилиелистный. Найден в средней части третьего западного отвершка, на склоне с северной экспозицией, по краю кустарниковый зарослей. Всего обнаружено около 30 растений.
Семейство COMPOSITAE (ASTERACEAE) -СЛОЖНОЦВЕТНЫЕ
22. Aster amellus L. — Астра ромашковая. Довольно обильна на большей территории балки. Вместе с другими представителями семейства сложно-цветныx (крестовником эруколистным, солонечником льновидным, солонечником моxнатым и некоторыми другими видами) создает аспект в конце лета — начале осени.
23. Galatella linosyris (L.) Reichenb. fil. — Солонечник льновидный, Грудница обыкновенная.
Отмечен в третьем западном отвершке, по склону с южной экспозицией, отдельными небольшими куртинами и большими группами, насчитывающими сотни особей.
24. Galatella villosa (L.) Reichenb. fil. — Солонечник мохнатый, Грудница мохнатая. Произрастает по верxнему краю склонов, в основном, южной экспозиции. Местами обилен и создает аспект не только во время цветения, но и до него.
25. Erigeron podolicus Bess. — Мелколепестник подольский. Встречается редкими экземплярами по верxнему краю склонов. Новый для области вид. До настоящего времени отмечался в Волгоградской [14] и Белгородской [19] областяx.
26. Artemisia armeniaca Lam. — Полынь армянская. Изредка отмечается по верxнему краю склонов и на плакоре.
27. Artemisia latifolia Ledeb. — Полынь широколистная. Спорадически встречается по склонам и на плакоре, местами образуя скопления площадью 10−40 м2.
28. Senecio erucifolius L. — Крестовник эруколи-стный. Распространен рассеянно, на большей территории балки.
29. Jurinea ledebourii Bunge — Наголоватка Ле-дебура. Довольно обильна на плакоре и по склонам.
Безусловно, этот список далеко не полный и дальнейшие флористические исследования будут вносить в него дополнения.
Важной особенностью Осинового Оврага является и то, что вместе со степным фитоценозом здесь соxра-
нились и некоторые представители степной энтомо-фауны. В этой балке впервые для Тамбовской области зарегистрированы следующие виды насекомых.
Корнеед крестоносец — Dorcadion equestre Laxm. (Coleoptera, Cerambycidae). По мнению Б. М. Якушенко и др. [20], этот вид способен обитать только в условиях целинной степи.
Дыбка степная Saga pedo Pall. (Orthoptera, Tetti-goniidae) — это одно из самых редких насекомых нашей страны.
Из редких чешуекрылых (Lepidoptera) в балке отмечены Махаон — Papilio machaon L., Молочайный бражник — Celerio euphorbiae L. и Подмареннико-вый бражник — Celerio galii Rott.
Дальнейшие фаунистические исследования, безусловно, расширят список видов — типичных обитателей степи.
В настоящее время довольно трудно ответить на вопрос: каким образом в Осиновом Овраге смогло сохраниться такое разнообразие и обилие степных видов растений? Что способствовало этому — целенаправленная деятельность человека или случайное стечение благоприятных обстоятельств? Возможно, и то, и другое. Уникальность Осинового Оврага наиболее ярко выступает, когда пытаешься найти аналоги по соседству и отмечаешь — их нет. Ни одна из обследованных нами балок в ряде районов Тамбовской области не может сравниться с Осиновым Оврагом по разнообразию степных растений.
Сказанное выше ни в коей мере не следует воспринимать как утверждение о том, что этот чудом уцелевший в течение нескольких веков клочок реликтового биоценоза сможет еще неограниченное время продолжать свое существование без специальных мер охраны. Деятельность человека в современных условиях ставит под вопрос возможность сохранения этого уникального уголка природы. К наиболее мощным факторам, отрицательно воздействующим на экосистемы Осинового Оврага, относятся следующие.
Строительство плотин. Формирующиеся водохранилища полностью уничтожают наземные биоценозы до своего верхнего уровня, а подъем грунтовых вод, безусловно, будет способствовать смене растительных сообществ по склонам балки и на плакорных участках по ее периметру.
Воздействие сельскохозяйственной техники и автотранспорта. Во время полевых работ происходит вытаптывание всего живого колесами машин.
Фото 2. Во время полевых работ происходит вытаптывание всего живого колесами машин. Участки степи буквально превращаются в «ток»
Участки степи буквально превращаются в «ток» (фото 2). Механизаторы используют для пересечения балки не только плотины и «старые» дороги, но и прокладывают новые в любом удобном месте. Во время вспашки прилегающих к балке полей для разворачивания техники опять-таки используются «целины», при этом плугами наносятся мощные повреждения степному дерну.
Перевыпас и стойловое содержание сельскохозяйственных животных. Если от автотранспорта страдает прежде всего плакорный тип местности, то от перевыпаса сельскохозяйственных животных страдает практически вся территория и, в особенности, места постоянного прогона. Огромный урон степным сообществам балки наносит стойловое содержание животных. Территория целины, которая использовалась под стойло, оказывается полностью деградированной.
Частое необдуманное использование огня как «основного» способа «улучшения» пастбищных и сенокосных угодий.
Действие всех этих факторов на экосистемы Осинового Оврага мы наблюдали лично в 1999 году.
Степень сохранности описанных выше участков с представителями степной флоры — Татарского вала, «залежи» у с. Красносвободное и «фрагментов степи» по опушке Матырской дубравы — также вызывает тревогу за их судьбу несмотря на то, что им был присвоен статус памятников природы.
Татарский вал. Нам удалось обследовать этот памятник истории и природы на протяжении от с. Кузьмино-Гать до с. Лысые Горы. Лучше всего вал сохранился на отрезке к югу от дороги с. ПокровоПригородное — с. Красносвободное до д. Отрог. Максимальное количество следов антропогенного воздействия вал несет на отрезке между железной дорогой Тамбов — Москва и шоссе того же направления. Во многих местах здесь вырезан дерн, а прилегающая территория превращена в многочисленные свалки, прежде всего, строительного мусора. Безусловно, одним из факторов, снижающих биологическое разнообразие Татарского вала, следует признать отсутствие буферной зоны, положенной ему по статусу и, как следствие, использование прилегающей территории под огороды. Тем не менее, по числу встречающихся степных видов растений Татарский вал, безусловно, лидирует в сравнении с двумя другими участками.
«Залежь» у с. Красносвободное. К сожалению, в настоящее время мы не имеем четкого представления о месте ее расположения. Сведения, приводимые Б. Б. Гореловым [6], — «.в 2−3 км к юго-западу от с. Арапово (Красносвободное), к северу от дороги Тамбов — Волчки. «, — вероятно, ошибочны. Дорога Тамбов — Волчки от с. Красносвободное имеет запад-ное-северо-западное направление. Если «залежь» располагалась к северу от этой дороги, то она, естественно, не могла быть юго-западнее села. А если «залежь» все-таки находилась к юго-западу от села, то это не могло быть севернее дороги на Волчки. В настоящее время в радиусе до 3 км от западной околицы с. Красносвободное осиновых кустов, сходных с описанными у Б. Б. Горелова [6], нет. Ближайшая группа осиновых кустов находится только в 5 км к западу от с. Красносвободное. Возможно, о залежи между ними шла речь в работах Б. Б. Горелова? А
может, та территория уже исчезла (распахана, застроена и т. п.)? Вряд ли мы сможем дать ответы на эти вопросы.
«Фрагменты степи» по опушке Матырской дубравы. Большая их часть была распахана в конце 80-х годов и на их месте посажены лесные культуры [21].
На фоне описанных территорий балка Осиновый Овраг выглядит оазисом. Это дошедший до наших дней «осколок» реликтового ландшафта — луговых степей.
В настоящее время здесь отмечено 29 видов редких растений, т. е. около 12% растений, рекомендуемых в готовящуюся к изданию Красную книгу Тамбовской области. Из них перистый ковыль внесен в Красную книгу РСФСР [22] еще в 1988 году.
В балке обнаружена популяция степной дыбки -типичного представителя степного зооценоза. Это одно из самых редких насекомых нашей страны, внесенное во все отечественные Красные книги [23−25].
Изложенное выше следует рассматривать как обоснование необходимости придания Осиновому Оврагу — уникальному уголку природы — статуса одной из форм особо охраняемых природных территорий (ООПТ).
На наш взгляд, наиболее рациональной формой ООПТ в данном случае следует признать государственный заповедник, но не в качестве новой единицы, а в виде отдельного участка, например, государственного природного заповедника «Воронинский».
ВЫВОДЫ:
1. В современный период фитоценоз Осинового Оврага является наиболее репрезентативным участком степной растительности в Тамбовской области. По числу отмеченных здесь видов он значительно превосходит фитоценозы всех ранее известных участков (Татарский вал, «Залежь» у с. Красносвободное, «Фрагменты степи» по опушке Матырской дубравы) и приближается к целинной степи.
2. Для сохранения степной растительности балке Осиновый Овраг следует придать статус одной из форм ООПТ. Исходя из имеющегося в области опыта, наиболее целесообразной формой ООПТ для Осинового Оврага следует считать статус государственного природного заповедника (участка заповедника «Во-ронинский»).
3. Для обеспечения наиболее оптимального режима охраны балки следует заповедать по всему ее периметру определенную площадь пашни с целью формирования залежи, которая будет выполнять буферную функцию.
ЛИТЕРАТУРА
1. Алехин В. В. Введение во флору Тамбовской губернии. М.: Тамбовское губ. земство, 1915. 96 с.
2. Литвинов Д. И. Очерк растительных формаций степной юговосточной части Тамбовской губернии // Тр. С. -Пб. о-ва естествоиспытателей. 1884. Т. 14. Вып. 2. С. 243−284.
3. Прозоровский Н. А. Очерк растительного покрова центральночерноземных областей (Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской) // Вопросы географии: Науч. сб. / Москов. фил. географического об-ва СССР / Отв. ред. В. Н. Сукачев, Н.А. Про-
зоровский. М.: Гос. изд-во географической лит-ры, 1949. Сб. 13. С. 107−166.
4. Линд А. Э. Растительность Тамбовской области // Природа Тамбовской области: Сб. науч. тр. / Тамбов. отдел географического об-ва СССР / Ред. Л. С. Осокин. Тамбов: Изд-во Тамбовская правда, 1955. С. 95−121.
5. Горелов Б. Б. Ботанико-географические экскурсии в окрестностях г. Тамбова // Ученые записки / Тамбовский гос. педагог. институт / Отв. ред. Л. С. Осокин. Тамбов: Издательство Тамбовская правда, Вып. IX. 1956. С. 99−124.
6. Горелов Б. Б. Растительность бассейна реки Цны // Ученые записки / Тамбов. гос. пед. ин-т / Отв. ред. Л. С. Осокин. Тамбов: Изд-во Тамбовская правда, 1958. Вып. XVI. С. 90−131.
7. Горелов Б. Б., Рубцова И. Д. Растительность Тамбовской области и ее охрана // Беречь и приумножать природные богатства Тамбовщины: Сб. статей / Отв. ред. Б. В. Кондратов. Воронеж: Центрально-Черноземное книжное изд-во, 1972. С. 107−114.
8. Желтов Н. М., Горелов Б. Б. Растительность Тамбовской области // Флора и растительность Тамбовской области: Сб. / Тамбов. гос. пед. ин-т / Отв. ред. Н. Л. Белик. Тамбов: Пролетарский светоч, 1976. Вып. 1. С. 11 -35.
9. Бухало М. А. Татарский вал — природный памятник Тамбовщины // Вопросы вузовского и школьного краеведения: Материалы 2-й межвуз. науч. -методич. конф. по вузовскому и школьному краеведению / Министерство просвещения РСФСР / Отв. ред. Н. Г. Фомин. Тамбов: Пролетарский светоч, 1969. С. 114−115.
10. Алехин В. В. Растительность СССР. М.: Совет. наука, 1951. 512 с.
11. Петручук Р. А. Опыт изучения и описания памятников природы Тамбовского края // Краеведческие исследования антропогенных ландшафтов: Межвуз. сб. науч. тр. / Тамбов. гос. пед. ин-т / Отв. ред. Ф. Н. Мильков. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1983. С. 113−116.
12. Государственные памятники природы Тамбовской области // Каталог: Тамбовский обл. совет общества охраны природы / Под общей ред. С. В. Журихина. Тамбов: Пролетарский светоч, 1989. 126 с.
13. Алехин В. В. Теоретические проблемы фитоценологии и степове-дения. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. 216 с.
14. Маевский П. Ф. Флора средней полосы европейской части СССР. Изд. 9-е. Л.: Колос, 1964. 880 с.
15. Талиев В. И. Определитель высших растений европейской части СССР. Изд. 9-е. М.: Сельхозгиз, 1941. 646 с.
16. Станков С. С., Талиев В. И. Определитель высших растений европейской части СССР. Изд. 2-е. М.: Совет. наука, 1957. 741 с.
17. Губанов И. А., Киселева К В., Новиков В. С., Тихомиров В. Н. Определитель сосудистых растений центра европейской России. М.: Аргус, 1995. 560 с.
18. Александрова К. И., КазаковаМ.В., Новиков В. С., Ржевуская Н. А., Тихомиров В. Н. Флора Липецкой области. М.: Аргус, 1996. 376 с.
19. Золотухин Н. И., Золотухина И. Б. Сосудистые растения // Природа Лысых Гор — нового заповедного участка в Белгородской области: Тр. Центрально-Черноземного заповедника / Отв. ред. Н. И. Золотухин. М.: KMC SCIENTIFIC PRESS LTD, 1995. С. 29−44.
20. Якушенко Б. М., Грамма В. Н., Захаренко А. В., Гаражин В. Г., Полчанинова Н. Ю., Филатов М. А., Леженина И. П. К фауне и экологии насекомых и пауков Ямского участка Центральночерноземного государственного заповедника // Эколого-фаунистические исследования Центральной лесостепи европейской части СССР: Сб. науч. тр. / ЦНИЛ Главохоты РСФСР / Отв. ред. В. А. Забродин. М., 1984. С. 54−61.
21. Соколов А. С. К кадастру редких растений Тамбовской области // Вопросы региональной экологии: Тез. докл. II областной науч. -технич. конф. / Тамбовский областной комитет по охране природы / Отв. ред. В. И. Вигдорович. Тамбов, 1995. С. 73−74.
22. Красная книга РСФСР (растения) / Гл. редкол.: В. Д. Голованов и др.- Сост. А. Л. Тахтаджян. М.: Росагропромиздат, 1988. 590 с.
23. Красная книга СССР: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных и растений. Т. 1 / Гл. редкол.: А. М. Бородин, А. Г. Банников, В. Е. Соколов и др. Изд. 2-е. М.: Лесн. пром-ть, 1984. 392 с.
24. Красная книга РСФСР (животные) / Гл. редкол.: Н. В. Елисеев (пред.) и др.- Сост. В. А. Забродин, А. М. Колосов. М.: Россель-хозиздат, 1983. 454 с.
25. Перечень (список) объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации. Приложение 1 к приказу Госкомэкологии России от 19. 12. 1977 г. № 569.
Поступила в редакцию 11 апреля 2000 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой