Нэповская повседневность Владикавказа и Северной Осетии в освещении современной региональной историографии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Царикаев Алан Тахирович
НЭПОВСКАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ ВЛАДИКАВКАЗА И СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ В ОСВЕЩЕНИИ СОВРЕМЕННОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
В статье анализируется развитие современной североосетинской историографии нэповской повседневности. Автор характеризует исследовательское поле рассматриваемой темы, выделяет малоизученные аспекты проявлений повседневности новой экономической политики во Владикавказе и сельских округах СевероОсетинской автономной области. Особое внимание уделяется анализу работ, реконструирующих специфику быта городского социума. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/372 015/9−1/52. html
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 9 (59): в 2-х ч. Ч. I. C. 189−192. ISSN 1997−292X.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/3. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/materials/3/2015/9−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota. net
Список литературы
1. Арташкина Т. А. Глобализация культуры как культурно-историческая проблема // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2014. № 3. С. 105−114.
2. Арташкина Т. А., Ху Яньли. Китай как субъект и объект социокультурной глобализации // Вестник Открытого юридического института. 2013. № 1 (4). С. 7−17.
3. Арташкина Т. А., Ху Яньли. Специфика взаимодействия китайской и западной культуры в контексте социокультурной глобализации [Электронный ресурс] // Теория и практика общественного развития. 2015. № 8. С. 170−176. URL: http: //teoria-practica. ru/rus/files/arhiv_zhurnala/2015/8/culture/artashkina-hu. pdf (дата обращения: 30. 04. 2015).
4. Восток/Запад: региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений [Электронный ресурс]: учеб. пособие / под ред. А. Д. Воскресенского. М., 2002. URL: http: //www. twirpx. com/file/613 159/ (дата обращения: 21. 01. 2013).
5. Глобальные и региональные проблемы в работах Иммануила Валлерстайна: реф. сб. М.: РАН, Ин-т науч. информ. по обществ. наукам, 1998. 244 с.
6. Чумаков А. Н. Глобалистика в системе современного научного знания [Электронный ресурс] // Вопросы философии. 2012. № 7. URL: http: //vphil. ru/index. php? option=com_content&-task=view&-id=573 (дата обращения: 25. 11. 2013).
7. ФЩЗАЩЩХ^оШ^ЩШк^ЪШ^^^^Ш [Электронный ресурс] //ffi: ХШ. URL: http: //wenku. baidu. com/view/ 83 6397fc910ef12d2af9e7e1. html (дата обращения: 06. 05. 2015). (Из 34 проектов, включенных в список Организации Объединенных Наций, Китай попал в список охраны нематериального культурного наследия.)
8. ш^^. // ЕШПШ^ШШ 2009. № 5. ®35И. (Сюй Линлин. Три основных представителя национального наследия Китая // Сычуань: объединенный фронт. 2009. № 5.)
9. ^Ш^Щ-ХкЙШШ. 2013. 268И. (Чжан Пингун. Глобализация и культурная самобытность. Гуанчжоу: Изд-во Цзинаньского ун-та, 2013. 268 с.)
10. Й#Й, fa^a, 2004. 74Щ. (Чжао Чуньчэнь, Хэ Дацзинь, Лэн дун. Китайский и западный культурный обмен и социальные изменения в Линнань. Пекин: Китайское социальное науч. изд-во, 2004. 741 с.)
11. 2003. 1304И. (Шэнь Фувэй. Западная культура и Китай. Шанхай: Шанхайское образовательное изд-во, 2003. 1304 с.)
CHINESE TRADITIONAL MEDICINE IN THE CONTEXT OF SOCIOCULTURAL GLOBALIZATION
Hu Yanli
Artashkina Tamara Andreevna, Doctor in Philosophy, Associate Professor Far Eastern Federal University huyanlimasha@yandex. ru- tam. artand@gmail. com
China participates in the process of sociocultural globalization as its object and subject. The peculiarities of the penetration of Chinese traditional medicine in Western culture are analyzed on the basis of the large amount of factual material from Chinese literary sources. If in previous centuries Chinese medicine penetrated into the texture of Western culture by transfer then nowadays the interaction of Chinese traditional medicine and Western culture is implemented by the mechanism of direct and reverse cultural transmission.
Key words and phrases: sociocultural globalization- Chinese traditional culture- Chinese traditional medicine- Chinese medical treaties- acupuncture- cultural transfer- cultural transmission.
УДК 94(47). 084. 5
Исторические науки и археология
В статье анализируется развитие современной североосетинской историографии нэповской повседневности. Автор характеризует исследовательское поле рассматриваемой темы, выделяет малоизученные аспекты проявлений повседневности новой экономической политики во Владикавказе и сельских округах Северо-Осетинской автономной области. Особое внимание уделяется анализу работ, реконструирующих специфику быта городского социума.
Ключевые слова и фразы: досуг- историография- нэп- нэповская повседневность- региональный- социальные девиации- хулиганство.
Царикаев Алан Тахирович, к.и.н., доцент
Институт истории и археологии Республики Северная Осетия-Алания Tsarikaev.A. T@yandex. ru
НЭПОВСКАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ ВЛАДИКАВКАЗА И СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ В ОСВЕЩЕНИИ СОВРЕМЕННОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ (c)
Тема новой экономической политики занимает одно из центральных мест в современной североосетинской историографии. Региональные исследователи нэпа интенсивно разрабатывают различные его
© Царикаев А. Т., 2015
аспекты: частное предпринимательство, развитие крестьянского хозяйства, социальную политику, проблемы национально-государственного строительства в 1920-е гг. и др.
С начала 2000-х гг. значительное внимание северо-осетинских историков привлекают проблемы нэповской повседневности. Устойчивый исследовательский интерес к обыденному измерению новой экономической политики в Северной Осетии связан с общей актуализацией изучения советской повседневности и расширением доступа к архивным источникам, прежде всего, к документам ранее закрытых партийных и советских фондов.
Проблемное поле рассматриваемой темы представляется достаточно широким. Одним из приоритетных направлений в северо-осетинской регионалистике является изучение различных форм социальных девиаций. Так, в центре внимания А. Т. Царикаева и Д. О. Джиникаевой теневые стороны жизни Владикавказа 1920-х гг. Авторы анализируют причины и масштабы распространения пьянства в городском социуме, опираясь на материалы Владикавказской окружной контрольной комиссии, показывают, что многие должностные преступления (растраты, взяточничество) ответственных партийных и советских работников были результатом пагубного пристрастия к алкоголю [15]. Приводимый в работе фактический материал позволяет сделать вывод о маргинализации значительной части городского населения.
Наряду с пьянством исследуется и такая распространенная в 1920-е гг. форма девиантного поведения как хулиганство, ставшее настоящим бичом советских провинциальных городов. На основе впервые вводимых в научный оборот архивных документов региональные исследователи показали масштабы и основные формы этого бедствия [14- 18], дали оценку степени эффективности борьбы государственных органов с хулиганским террором [4]. Представленные авторами статистические данные и анализ социального состава хулиганствующих элементов подтверждают тезис С. Е. Панина о том, что хулиганство во многом определяло досуг рабочей молодежи [6].
Помимо тем пьянства и хулиганства в фокусе внимания региональной историографии также проблема женской проституции. В статьях северо-осетинских исследователей дана оценка масштабам распространения этой острейшей социальной болезни во Владикавказе, выделены основные формы сексуальной коммерции и показана клиентура «досуговых услуг» женщин легкого поведения [7- 16].
Таким образом, анализ современных публикаций позволяет утверждать о серьезных сдвигах в изучении различных форм девиантного поведения жителей Владикавказа 1920-х гг. В то же время, фактически неизученными остаются теневые стороны нэповской повседневности северо-осетинского села.
Важным направлением в региональной историографии 2000-х гг. является исследование новых досуго-вых практик. В статьях Ф. А. Алиевой, А. Р. Гулдаевой, З. В. Сосрановой, Э. В. Хубуловой и других авторов показано внедрение в повседневную жизнь населения Северной Осетии коллективных форм отдыха и досуга с ярко выраженным идеологическим содержанием [1- 3- 9- 10]. В работе С. С. Хачирова на материалах периодики 1920-х гг. рассматриваются вопросы антирелигиозного воспитания северо-осетинской молодежи, составной частью которой стали активно поощрявшиеся властями традиции гражданских крестин («звездин» или «октябрин»), карнавальные шествия, кружки юных безбожников и антирелигиозные диспуты [12].
Значительным вкладом в изучение досуговой проблематики стала монография С. А. Хубуловой [13]. На основе документов Центрального государственного архива Республики Северная Осетия — Алания и региональной периодики автор рассматривает, как насаждавшуюся в 1920-е гг. «идеологически наполненную систему культурного времяпрепровождения», так и сохранявшуюся «неофициальную, индивидуальную по представлениям и понятиям или сложившимся стереотипам поведения обывателя форму досуга» [Там же, с. 290]. Особое внимание в монографии уделено изучению такой специфической формы досуга владикавказских обывателей как азартные игры. Представленный в книге фактический материал убедительно свидетельствует, что, вопреки утвердившимся стереотипам, они получили довольно широкое распространение не только среди нэпманов, но и рабочих и даже советских служащих.
Одним из перспективных направлений в северо-осетинской историографии нэповской повседневности является изучение быта и уровня жизни населения. Анализ литературы свидетельствует, что современные авторы занимаются разработкой данной проблемы, в основном, в рамках истории повседневности владикав-казцев. В то время как практически неизученными остаются вопросы уровня жизни и бытовых условий селян Северо-Осетинской автономной области.
Так, специфика жилищно-бытовых условий рабочих Владикавказа получила освещение в статьях А. Р. Царикаевой [17]. Опираясь на материалы обследований быта рабочих и служащих 14 крупных городских предприятий, автор приходит к выводу о том, что жилищный вопрос для них был чрезвычайно острым и какой-либо тенденции к его решению на протяжении всех 1920-х гг. не наблюдалось. Достаточно сказать, что вместо установленных как минимальная норма 9 м² жилой площади, в среднем, на человека приходилось лишь 5,9 м² [Там же, с. 42].
В диссертации Т. Т. Бичегкуева исследуются некоторые стороны быта формировавшей партийной номенклатуры Северной Осетии [2]. Оценка перспектив изучения частной жизни национальной интеллигенции в условиях нэпа дается в статье Л. Ч. Хаблиевой [11]. В монографии Л. Х. Дзаховой рассматриваются проблемы быта голодающих с Поволжья, массовый приток которых в Северную Осетию проходил в 1921—1922 гг. [5]. Привлекая архивные документы из фондов Владикавказского окружного исполкома и Совета Народных Комиссаров Горской АССР, автор показывает суточный рацион голодающего, анализирует практики выживания людей, оказавшихся на грани смерти.
Весьма актуальной и интересной представляется работа Б. А. Синанова [8]. Фактически, это первое в североосетинской историографии исследование, реконструирующее нэповскую повседневность «нового студенчества» Осетии. Автор, в частности, оценивая материально-бытовые условия студентов-осетин, обучавшихся за пределами автономной области, подчеркивает, что они были невыносимыми. «Среди студенчества, — отмечает Б. А. Синанов, — & quot-процветали"- туберкулез, неврозы, наблюдалось общее истощение физических сил и умственных способностей» [Там же, с. 21].
Примером комплексного подхода к проблеме быта и уровня жизни владикавказских обывателей является монография С. А. Хубуловой [13]. Привлечение широкого круга разноплановых источников позволило автору рассмотреть вопросы жилищной обеспеченности горожан, проследить изменения в продовольственном рационе и гардеробе владикавказцев в годы нэпа.
Таким образом, за последнее десятилетие в региональной историографии произошли существенные сдвиги в изучении бытовых практик различных групп населения нэповского социума. При этом, однако, фактически вне внимания историков остаются быт и частная жизнь «нэпманской буржуазии», как Владикавказа, так и сельских округов Северной Осетии.
В целом, проведенный анализ позволяет говорить о постепенном складывании современной североосетинской историографии советской повседневности 1920-х гг. Она представлена, в основном, статьями и материалами конференций, хотя появляются и отдельные монографические исследования, написанные на солидной источниковой базе. В трудах историков получили освещение различные проблемы нэповской повседневности в регионе: от вопросов быта и досуговых практик до проявлений социальных девиаций. Тем не менее, многие важные аспекты остаются малоизученными. В частности, актуальной является задача воссоздания полноценной истории повседневности северо-осетинского села 1920-х гг. Очевидно, что назрела необходимость реконструкции быта «новой буржуазии» и советских служащих, а также комплексного анализа отношения населения региона к нэповской повседневности в целом.
Список литературы
1. Алиева Ф. А. Новая обрядность в быту осетинского крестьянства (1920−1930 гг.) // Актуальные проблемы гуманитарных наук: мат-лы 2-й региональной конф. / под ред. С. А. Хубуловой и А. Е. Батырова. Владикавказ, 2009. С. 16−22.
2. Бичегкуев Т. Т. Социокультурный облик коммунистов Северной Осетии в 1920-е гг.: автореф. дисс. … к.и.н. Владикавказ, 2008. 21 с.
3. Гулдаева А. Р. Социокультурные аспекты быта рабочего класса Северной Осетии в годы новой экономической политики // КЛИО: сборник статей / под ред. С. А. Хубуловой, Л. Ч. Хаблиевой. Владикавказ, 2011. С. 26−30.
4. Джиникаева Д. О. Деятельность государственных органов по борьбе с преступностью в Северной Осетии в условиях нэпа: исторический аспект: автореф. дисс. … к.и.н. Владикавказ, 2011. 22 с.
5. Дзахова Л. Х. Система социально-политических отношений в Северной Осетии в восстановительный период. Владикавказ, 2010. 181 с.
6. Панин С. Е. «Хозяин улиц городских». Хулиганство в советской России в 1920-е годы // Вестник Евразии. 2003. № 4. С. 135−154.
7. Синанов Б. А. Девиантное поведение горожан Владикавказа в 1920-е гг. // Актуальные проблемы новейшей истории: сборник научных статей, посвященных 85-летию исторического факультета СОГУ. Владикавказ, 2008. С. 198−203.
8. Синанов Б. А. Повседневная жизнь «нового студенчества» Северной Осетии в 1920-х гг.: автореф. дисс. … к.и.н. Владикавказ, 2010. 22 с.
9. Сосранова З. В. Организация и проведение торжеств в Северной Осетии в 1920-е гг. // Актуальные проблемы гуманитарных наук: мат-лы 2-й региональной конф. / под ред. С. А. Хубуловой и А. Е. Батырова. Владикавказ, 2009. С. 172−178.
10. Сосранова З. В. Особенности досуговой жизнедеятельности населения Северной Осетии в 1920-е гг. // Известия Алтайского государственного университета. 2009. Т. 3. № 4. С. 206−209.
11. Хаблиева Л. Ч. Некоторые проблемы изучения повседневной жизни интеллигенции 1920−1930-х гг. // Актуальные проблемы гуманитарных наук: мат-лы 2-й региональной конф. / под ред. С. А. Хубуловой и А. Е. Батырова. Владикавказ, 2009. С. 203−206.
12. Хачиров С. С. Формирование молодежной праздничной культуры в Северной Осетии в 1920-е гг. // Историческое обозрение 2012: сборник научных работ / под ред. С. А. Хубуловой. Владикавказ, 2012. С. 267−279.
13. Хубулова С. А. Повседневная жизнь Владикавказских обывателей на фоне нэпа. Владикавказ, 2014. 611 с.
14. Царикаев А. Т. Хозяин улиц слободских (Штрихи к портрету владикавказского хулигана 1920-х годов) // Северная Осетия: история и современность: сборник научных трудов / под ред. д.и.н., профессора Н. Д. Малиева. Владикавказ, 2006. Вып. 7−8. С. 144−154.
15. Царикаев А. Т., Джиникаева Д. О. Теневые стороны жизни северокавказского города в период нэпа (на примере г. Владикавказа) // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2009. № 9−2. С. 16−23.
16. Царикаев А. Т., Царикаева А. Р., Чехоева М. З. Проституция во Владикавказе в 1920-е гг. // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 4. С. 143−146.
17. Царикаева А. Р. Жилищно-бытовые условия рабочих г. Владикавказ в годы нэпа // Известия СОИГСИ. Школа молодых ученых. 2012. № 7. С. 39−44.
18. Царикаева А. Р. «Хулиган-задира» (из истории девиантного поведения в рабочей среде г. Владикавказа 1920-х гг.) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 4 (42): в 2-х ч. Ч. I. C. 192−195.
NEP DAILY ROUTINE OF VLADIKAVKAZ AND NORTH OSSETIA IN THE COVERAGE OF MODERN REGIONAL HISTORIOGRAPHY
Tsarikaev Alan Takhirovich, Ph. D. in History, Associate Professor Institute of History and Archaeology of the Republic of North Ossetia-Alania Tsarikaev.A. T@yandex. ru
In the article the development of the modern North Ossetic historiography of NEP daily routine is analyzed. The author defines the research field of the considered topic and singles out the little-studies aspects of the manifestations of New Economic Policy daily routine in Vladikavkaz and the rural districts of the North-Ossetian Autonomous Region. Special attention is paid to the analysis of works, which reconstruct the specificity of the way of life of urban society.
Key words and phrases: leisure, historiography- NEP (New Economic Policy) — NEP daily routine- regional- social deviances- hooliganism.
УДК 291. 13 Философские науки
Оригинальная философско-религиозная концепция А. Ф. Лосева, изложенная в труде «Диалектика мифа», заметно выделяется на фоне ранее изданных его работ. Парадоксальные формулировки, недомолвки и повторения, то и дело встречающиеся в тексте «Диалектики», с трудом поддаются анализу вне широкого исторического контекста, увязывающего научную деятельность автора с обстоятельствами его частной жизни и внутриполитическими процессами в СССР. В статье представлена попытка дать объяснение противоречивым событиям, связанным с выходом «Диалектики» из печати.
Ключевые слова и фразы: миф- религия- диалектика- антицерковная пропаганда- советский марксизм. Чагинский Андрей Александрович
Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет mehuhol@gmail. com
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПУБЛИКАЦИИ КНИГИ А. Ф. ЛОСЕВА «ДИАЛЕКТИКА МИФА» В КОНТЕКСТЕ ГОНЕНИЙ НА РЕЛИГИЮ В СССР В 1929—1931 ГОДАХ®
Философия Алексея Фёдоровича Лосева, и в особенности его философия религии, не вписывалась в официальный марксистско-ленинский дискурс первых десятилетий советской власти. Отчасти причиной тому было отсутствие взаимного интереса: властям диалектик-идеалист до поры не был ни потребен, ни опасен- Лосева же интересовала философия без примеси политики и идеологии. Хрупкое это «перемирие» было нарушено 18 апреля 1930 года, когда в первом часу ночи Лосев был арестован, его книги, рукописи и черновики изъяты, а комната и шкафы — опечатаны [13, c. 128]. Этому событию предшествовала непростая история, определённым образом повлиявшая не только на текст одной из самых известных работ автора, но и на русскую философию XX века в целом.
К 1930 году Лосевым были выпущены книги так называемого «первого восьмикнижия»: «Античный космос и современная наука», «Музыка как предмет логики», «Диалектика художественной формы» и «Философия имени» (1927) — «Диалектика числа у Плотина» (1928) — «Критика платонизма у Аристотеля» (1929) — «Очерки античного символизма и мифологии», том 1 и «Диалектика мифа» (1930). Ещё две книги — «Вещь и имя» и «Николай Кузанский и средневековая диалектика» на момент ареста находились в печати и выйти не успели. Изданные небольшим — менее полутора тысяч экземпляров — тиражом на собственные средства автора [Там же, c. 86−87], эти работы были сразу же замечены за рубежом1, но в Советской России оказались обделены вниманием. Восемь книг в целом составляют единый корпус сочинений, охватывающий широкий спектр вопросов, актуальных для гуманитарных дисциплин, но последняя, «Диалектика мифа», стоит особняком [15, c. 505−510]. Она содержит беспрецедентные по своей откровенности высказывания, касающиеся не только теоретических положений марксизма-ленинизма, но и реалий повседневной советской жизни. Более того, значительное количество вставок Лосев включает в уже прошедший цензуру текст книги, что впоследствии и послужит формальным поводом к аресту. Неудивительно и то, что сразу же после выхода «Диалектики» в свет первый тираж был конфискован, и переиздания появились лишь в начале девяностых годов прошлого века. Здесь не может не возникнуть ряд вопросов о том, чем были мотивированы и насколько были осознанны подобные нетривиальные действия автора.
(r) Чагинский А. А., 2015
1 См. напр. рецензию на «Диалектику художественной формы» в еженедельнике «Евразия» [10, с. 6], см. также работу Д. Чижевского [17, с. 510−517].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой