Понимание цивилизации как феномена культуры

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 722 ББК 60. 000.3 С 17
И.М. Самусенко
Понимание цивилизации как феномена культуры
(Рецензирована)
Аннотация:
В статье уточняется содержание понятий культура и цивилизация. Анализируются история и логика взаимоотношений между цивилизацией и культурой в философской мысли. Цивилизация трактуется как феномен культуры, которая выступает ее ядром и детерминантой развития.
Ключевые слова:
Феномен культуры, цивилизация, культурно-исторический тип.
Непосредственное рассмотрение цивилизации как феномена культуры необходимо требует уточнения содержания самих понятий «цивилизация» и «культура».
Современная наука при широком обращении к понятию «цивилизация» и цивилизационной проблематике в то же время находится в ситуации крайней неопределенности и размытости смысла самого этого термина, многообразия его толкования в тех концепциях, с которыми он связан. Это позволило историку и философу науки А. Н. Уайтхеду заявить: «Границы цивилизации неопределенны, о чем бы ни шла речь: о географических рамках, временных интервалах или о сущностных принципах» [10, С. 397].
При огромном количестве значений, которые придаются понятию цивилизации, существует два основных смысла, в которых оно употребляется:
— в первом смысле цивилизация понимается как определенная стадия развития общества или определенный тип общества или культуры-
— во втором, как культурно — историческая общность, как правило, привязываемая к тому или иному региону.
Традиция связывать цивилизацию с достигнутым уровнем общественного развития зародилась у Мирабо. Современная наука продолжает эту традицию. Цивилизация сегодня многими исследователями понимается как рубеж, отделяющий простые общества от обществ более развитых и имеющих более дифференцированную и сложную структуру, достигших высокого уровня технического мастерства, профессиональной специализации. Между тем вопрос о характерных чертах свершившегося перехода к цивилизации остается дискуссионным. Так, весьма распространенным критерием достижения уровня цивилизации стало
«прохождение через „урбанистическую революцию“ и формирование города как устойчивого образования» [3, С. 87]. Э. Хантингтон считает, что «цивилизация начинается там, где совершается переход к сельскому хозяйству, люди ведут оседлый образ жизни, устанавливают определенную форму управления и осваивают письменность» [14, С. 115]. Д. Уилкинсон отмечает, что цивилизацию образуют «города, население которых взаимодействует интенсивно, непрерывно и значимым образом» [11, С. 399]. Этот исследователь полагает, что цивилизация — это городское общество с численностью населения не менее 10 000 человек, имеющих постоянную привязку к местности [18 — Р. 52]. Ф. Бэгби рассматривает цивилизацию как «культуру, связанную с городами» [17 — Р. 162].
Обратимся теперь к тем исследователям, которые рассматривают в качестве цивилизаций особые типы социо-культурных образований. Так, С. Эйзенштадт развивает широко известную идею К. Ясперса об «осевом времени», согласно которой около 500 года до нашей эры произошел резкий поворот в истории. Появился человек того типа, который сохраняется по сей день. Это стало возможным благодаря серии революционных изменений, способствовавших возникновению представлений об исходном поле напряженности между потусторонним и мирским порядками. [16 — С. 32]. Согласно С. Эйзенштадту этот процесс координальных изменений охватил цивилизации Древнего Израиля и Древней Греции, раннехристианский регион, зороастрийский Иран, Китай первых империй, индийскую и буддийскую цивилизации, позднее эта же «революция» произошла на Аравийском полуострове в мире ислама. [15] Исследователь выделяет два типа цивилизаций — «доосевые» и «осевые». В первом типе цивилизаций потусторонний, трансцендентный порядок выглядит как продолжение мирской жизни, а во втором они устроены иначе, ощущается напряженность между ними. П. Сорокин, выбирая в качестве критерия типологии цивилизаций их фундаментальные ценности и основополагающие принципы, выделяет два основных типа цивилизаций и один переходный. Это такие цивилизации, как:
— идеациональная — цивилизация основанная на принципе сверхчувственности и сверхразумности Бога как единственной реальности-
— идеалистическая, основная посылка которой состоит в том, что реальность частично сверхчувственна и частично чувственна-
— чувственная, основанная на том, что объективная реальность и смысл ее чувственны и сенсорно воспринимаемы [6 — С. 430 — 431].
В. С. Стёпин выделяет два основных вида цивилизаций: традиционные общества и техногенную цивилизацию. «Традиционные общества характеризуются наличием очень устойчивых консервативных тенденций воспроизводства социальных отношений и соответствующего образа жизни. Инновативная деятельность отнюдь не воспринимается здесь как высшая ценность, напротив, она имеет ограничения и допустима лишь в рамках веками апробированных традиций», — характеризует исследователь
первый тип цивилизаций исследователь. [7 — С. 183] Для техногенной цивилизации, которая развилась на основании античного, а затем западного общества, характерна высокая ценность всего нового и ориентация в будущее.
А. С. Ахиезер выделяет два типа цивилизаций:
— традиционную, где процесс воспроизводства общественных отношений определяется высокой ценностью традиций-
— либеральную, которая характеризуется высокой ценностью нового результата. [1 — С. 156]
Концепции В. С. Стёпина и А. С. Ахиезера являются продолжением широко распространенной в российской и зарубежной науке практики разделения всех обществ на склонный к преобразованиям и инновациям Запад и «традиционный» Восток, которое восходит к М. Веберу.
Традиция понимания цивилизации во втором из выделенных ранее значений складывается в работах Н. Я. Данилевского, О. Шпенглера и А. Дж. Тойнби. Основные общие черты концепций сторонников цивилизационного подхода к всемирной истории суммировал классик социологии П. Сорокин: «В безграничном „океане“ социокультурных явлений существуют крупные культурные системы, иначе называемые культурными суперсистемами или же цивилизациями, которые функционируют как реальное единство. Они не совпадают с государством, нацией или любой другой социальной группой. Обычно границы этой культурной сущности перекрывают географические границы национальных, политических, религиозных единиц. В силу взаимозависимости компонентов цивилизации как целостной системы эти большие суперсистемы ощутимо определяют большую часть изменений, происходящую на поверхности этого социокультурного океана, в том числе исторические события и жизнедеятельность малых социокультурных единиц, групп или индивидов… Каждая из больших культурных систем и суперсистем зиждется на какой-то основной предпосылке, получившей выражение в философском принципе, прасимволе или конечной ценности, который цивилизация порождает, развивает и реализует на протяжении своего жизненного пути… Все теоретики выделяют сходные „фазы“ жизненного цикла культурных суперсистем или цивилизаций» [6 — С. 47−48]. Однако при этом: «Социальные общности, называемые в работах этих ученых „цивилизациями“ или „высокими культурами“, относятся не к одному и тому же типу социальных систем, а к различным типам. Некоторые из них, такие, как татарская, греческая или арабская, представляют собой лишь языковые или этнические группы, объединенные общим языком или этническим происхождением. Другие предполагаемые „цивилизации“ являются всего лишь чистыми государственными объединениями либо общностями, основанными на соединении государственного и языкового единства. К этому типу можно отнести иранскую, русскую, мексиканскую и римскую „цивилизации“. Такие „цивилизации“, как исламская или православная, являются в основном религиозными общностями, а такие, как
дальневосточная или месопотамская, состоят из нескольких сложных многофакторных образований. И, наконец, некоторые из общностей, считающихся & quot-цивилизациями"-, такие, как выделенная Тойнби античная, выделенная Н. Данилевским ассиро-вавилонско-финикийско-халдейская или выделенная О. Шпенглером магическая, представляют собой, по существу, социокультурные смеси различных языков, государственных, религиозных, экономических и территориальных общностей или вообще не организованное население» [6, С. 50.]. Все вышесказанное П. Сорокиным продолжает оставаться актуальным и в наши дни. Собственно, как уже отмечалось, отсутствие определенности в понимании того, к какому уровню социальных систем относится цивилизация и является наиболее значимой проблемой современной теории цивилизаций.
В настоящее время под «цивилизациями» понимаются как общества, преодолевшие уровень развития «примитивных» коллективов, так и «культурные миры». Как правило, оба понимания «цивилизации» объединяются, и данный феномен рассматривается как некий «культурный мир», перешагнувший стадию «простых обществ». Р. Уэскотт, сопоставляя различные концепции цивилизаций, приходит к следующему выводу: «Для того чтобы считаться цивилизацией, культура должна хотя бы производить продукты питания, используя либо земледелие, либо скотоводства… должна иметь города, грамотность и технологию выплавки металлов…» [12 — С. 338].
Итак, в первую очередь необходимо задать «начальную границу» цивилизации, сделать это нужно для того, чтобы отделить цивилизованные общества от тех, которые не являются таковыми. Видимо, таковой границей можно считать сочетание наличия в обществе письменности, урбанизации и развитого аппарата управления. В этих определяющих характеристиках цивилизации сходится большинство исследователей. В подходе к пониманию цивилизации можно согласится с теми исследователями, которые под «цивилизацией» понимают качественно новый уровень развития общества, характеризующийся отчуждением субъекта и общества от природной среды. Но поскольку необходимость этого отчуждения имманентно присуща обществу, отдаляться от природы древнейшие социальные организмы начинают уже на самых ранних этапах своего развития. Здесь речь может идти лишь о зарождении некоторых элементов цивилизованного отношения к миру. Статус же цивилизованного социальный организм приобретает тогда, когда состояние социальное противопоставляется природному на уровне общественного сознания, то есть социальное трактуется как надприродное, а иногда и противоприродное, в мифологическом, религиозном, философском, правовом сознании. Названые и другие формы общественного сознания через различные социальные механизмы осуществляют направленную работу по формированию соответствующих установок деятельности на уровне индивидуального, личностного сознания, сознания, необходимого участнику цивилизационного процесса.
Следует определиться и в самом понятии культуры. Это важно в силу того, что сегодня по данным западных исследователей, например А. Кребера и К. Клакхона, в литературе имеется от 150 до 250 различных определений культуры, появившиеся в результате специфических её исследований конкретными науками, осуществленных с разных мировоззренческих позиций и даже разных подходов в рамках одного мировоззрения. В отечественной литературе, сопоставляя имеющиеся определения культуры, Л. Е. Картман насчитал их более 400 [5, С. 14].
Термин «культура» латинского происхождения и первоначально означал возделывание почвы, её культивирование. Он нёс в себе первоначальную смысловую нагрузку, подчеркивающую то, что имеются в виду те изменения в окружающей действительности, которые осуществлены руками человека, а не те, что произошли под воздействием естественных причин. Уже в этом определении подчеркивается, выделяется важнейшая особенность культуры, несущая в себе человеческое начало, предполагающее её появление в результате деятельности человека.
В дальнейшем слово «культура» получило более обобщенное значение и им стали называть всё, созданное человеком. Такое понимание культуры действительно отражает её сущностное содержание. Культура предстаёт как сотворённая человеком «вторая природа», надстроенная над природой естественной, как мир, созданный человеком, в отличие от девственной природы. Следует только различать материальную и духовную культуру, не противопоставляя их. Там, где есть человек, его деятельность, отношения между людьми, там имеется и культура. «Мир культуры — это мир самого человека», — утверждает В. Межуев [4, С. 60].
Такое же широкое определение культуры дает и философский энциклопедический словарь: «культура — специфический способ организации и развития человеческой жизни, предстающий в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе». [13].
Определяя существо культуры, следует исходить из того, что любое внешнее выражение культуры есть проявление степени развития самого человека. Реальная, живая культура неотделима от общественного человека -субъекта культуры, соотнесённого с созданным им объективным миром. Человек сам себя формирует в процессе своей деятельности как культурноисторическое существо. Выработанные в нём различные качества есть результат усвоения им языка, приобщения к существующим в обществе ценностям, традициям, овладения присущими данной культуре приемами и навыками деятельности. Поэтому не будет преувеличением сказать, что культура представляет собой совокупную меру человеческого в отдельном человеке, характеризуя его развитие как общественного существа. Следовательно, культура существует в постоянном взаимодействии своего внешнего материализованного выражения с самим человеком. Это взаимодействие состоит в том, что человек, усвоив созданную до него
культуру, распредмечивает её, делая тем самым прошлую культуру предпосылкой своей деятельности, и творит свою культуру, создавая новое, опредмечивая свои знания и ценности, умения и способности, свою родовую человеческую сущность.
Проблема соотношения цивилизации и культуры многогранна. У различных исследователей цивилизация и культура то отождествляются, то напротив рассматриваются в качестве крайних противоположностей. Первую тенденцию ярко иллюстрирует точка зрения Э. Тайлора, который считает, что «культура, или цивилизация, в широком смысле слагается в своем целом из знания, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых других способов и правил, усвоенных человеком как членом общества [8 — С. 18]. Вторую тенденцию отстаивают такие последователи, как О. Шпенглер, для которого цивилизация — есть умирание и полная противоположность культуры. Есть в решении данной проблемы и третье направление, представленной многообразными концепциями, выявляющими многогранность и сложность взаимодействия культуры и цивилизации.
Рассматривая историю и логику взаимоотношений между цивилизацией и культурой, можно выделить в их развитии ряд этапов. Античная философская мысль не разделяла цивилизационного и культурного бытия. Не делала этого и средневековая теоцентричная мысль. Соотношение культуры и цивилизации впервые было осознано в эпоху Возрождения, когда культуру стали связывать с индивидуально-творческим потенциалом личности, а цивилизацию с процессом формирования гражданского общества. Эпоха Просвещения рассматривает культуру как индивидуальноличностное и общественно-гражданское устройство жизни, тем самым культурное и цивилизационное развитие накладывались друг на друга. Постепенно формируется представления о культуре как о духовном содержании цивилизации. Мир культуры начинает пониматься как база цивилизации, как ее духовное наполнение. В то же время цивилизация начинает пониматься как историческая стадия общественного развития, включающая не только культурные достижения, но и все отрицательные стороны социального бытия.
Культура играет фундаментальную роль в модернизации общества, она служит источником глубоких социально-экономических трансформаций. Культура как степень совершенства способа деятельности определяет возможности человека в освоении мира, то есть определяет содержание цивилизационного этапа развития.
По мнению М. Вебера, цивилизация вырастает из системы ценностей, которые являются ядром культуры. Культура становится социогенным кодом, как локальных цивилизаций, так и цивилизации в глобальном масштабе. Исторические перемены, смена цивилизаций кроется в процессе развития культуры.
Культура, в отличие от цивилизации, хранит, вырабатывает и передает именно своеобразное, присущее обществу. М. А. Барг и историки, опирающиеся на антропологическое осмысление истории, считают, что
цивилизация — это «универсальный код культуры», проявляющийся в универсализме стиля жизнедеятельности человека, носителя данной цивилизации [2, С. 72].
Суммируя вышесказанное, можно утверждать, что культура определяет прогресс цивилизации и ее судьбу. Так, М. Б. Туровский считает, что культура — «могучая сила, которая создает и сокрушает цивилизации, преобразует и обустраивает нашу планету» [9, С. 7].
На основе территориального объединения, исторически сложившегося разделения труда, обмена взаимной деятельностью, складываются новые формы общественных связей. Этот процесс осознается и выражается в культуре. Культура при этом моделирует ценностную ориентацию общества, формирует ее идеологическое и духовное своеобразие. Для возникновения цивилизации требуется определенный уровень развития культуры. Достигнув этого уровня, культура существует только в связи с развитием цивилизации. Разделение труда в культуре, самоопределение ее сфер происходит лишь на стадии цивилизации.
Таким образом, несмотря на длительную философскую традицию отождествления понятий культура и цивилизация, а также их полное наложение в обыденном повседневном употреблении, они не могут быть признаны равнозначными. Соотношение общества и культуры находит свое отражение в понятии цивилизации, которая, возникнув на определенной стадии развития культуры, является ее социальной организацией. Культура выступает базисом и ядром цивилизации, которая детерминируется развитием культуры.
Примечания:
1. Ахиезер А. С. Диахронность и синхронность цивилизаций: теория и методология исследований // Цивилизация. М., 1993. Вып. 2.
2. Барг М. А. Категория цивилизации как метод сравнительно — исторического исследования // История СССР. 1991. № 5.
3. Ерасов Б. С. Цивилизации: Универсалии и самобытность. М., 2002.
4. Межуев В. М. Культура и история. М., 1977.
5. Полищук В. И. Мировая и отечественная культура. Ч. I. Екатеринбург, 1993.
6. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992,
7. Стёпин В. С. Перспективы цивилизации: от культа силы к диалогу и согласию // Этническая мысль. М., 1992.
8. Тайлор Э. Первобытная культура. М., 1989.
9. Туровский М. Б. Культура и история // Постижение культуры. Культура -традиции — образование. М., 1995. Вып. 3−4.
10. Уайтхед А. Н. Избранные работы по философии. М., 1990.
11. Уилкинсон Д. Центральная цивилизация // Время мира. 2001. Вып. 2.
12. Уэскотт Р. Исчисление цивилизаций // Время мира. Альманах современных исследований по теории истории, геополитике, макросоциологии, анализу мировых систем и цивилизаций. 2001. Вып. 2.
13. Философский энциклопедический словарь. М., 1989.
14. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и изменение мирового порядка (отрывки из книги) // Pro et Contra. 1997. Т. 2.
15. Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. М., 1999.
16. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1992.
17. Bagby Ph. Culture and history: Prolegomena to the comparative study of civilizations. Berkeley, 1963.
18. Wilkinson D. Spatio — Temporal Boundaries of African Civilization Reconsidered // Comparative Civilization Review. 1993. № 29.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой