БАШКИРСКИЕ ГЛАСНЫЕ [?], [И] И ИХ ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 26 (355). Филология. Искусствоведение. Вып. 93. С. 17−20.
М. Р. Валиева
БАШКИРСКИЕ ГЛАСНЫЕ [э], [и] И ИХ ПРОИСХОЖДЕНИЕ
Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского
проекта «Формирование и развитие башкирского языка и его диалектов в сравнительно-историческом освещении (на общетюркском фоне)», проект № 13−14−2 009
Исследуется происхождение башкирской широкой гласной фонемы [э] и узкой гласной фонемы [и]. В системе вокализма башкирского языка обнаружены три истока появления гласной фонемы [э]. Основными истоками появления башкирской гласной фонемы [э] являются упереднение пратюркского [а], арабские, персидские заимствованные слова и влияние древне-тюркского языка, то есть влияние вокализма текстов орхоно-енисейских стел. Было выявлено, что своим происхождением башкирская гласная фонема [и] восходит к пратюркской * и древнетюркской а.
Ключевые слова: башкирский язык, историческая фонология, гласные фонемы [э], [и], древнетюркская гласная а.
В отличие от классической восьмичлен-ной вокалической структуры [а, е, у, ^ о, о, и, и] пратюркского состояния и некоторых современных тюркских языков в башкирском языке употребляются девять гласных фонем. Дополнительная гласная фонема [э] является достаточно активной и часто используемой в башкирской речи. Она характеризуется как широкая, неогубленная, переднерядная гласная фонема и употребляется во всех позициях слова: эсэй — мама, эбей — старуха, экрен — медленно, бэлэкэй — маленький, йэкэл — щиколотка, тэрэн — глубокий, Yлэн — трава, мэке — прорубь, йэй — лето, тэкэ — козел- баран, бэлэ -беда, йэйеY — расстилать- раскатать, эйтеY -сказать и т. п.
Цель настоящей статьи — попытаться определить пути происхождения и развития гласных фонем [э] и [и] в башкирском языке.
Этимологические исследования слов с фонемой [э] и анализ фактического материала показывают, что по происхождению существуют три варианта гласных [э] в башкирском языке. Условно мы их обозначем [э1], [э2], [э3]. По мнению авторов Сравнительно-исторической грамматики тюркских языков (далее СИГТЯ), башкирская фонема [э1] появилась в результате упереднения пратюркской фонемы *а перед согласными [й, с, ш] в составе исконно тюркских слов. Например: *асг, эсе — горький (также имеется форма асы), */М, йэш — слеза, молодой, возраст, *]а]ау, йэйЭY — пешком, *ajt-, эйт- сказать и т. п. Такое же мнение высказывал ряд тюркологов (Ф. Г. Исхаков,
В. Томсен, К. Томсен, Й. Бенцинг, А. М. Щербак, А. А. Юлдашев, О. А. Мудрак), которые считают, что башкирский [э] развивался из пратюркского *а в результате палатализации слов с прежним велярным строением типа jas & gt- йэш молодой, ajt- & gt- эйт- сказать [7. С. 141, 146- 8. С. 225−227- 9. С. 224−228].
Вторая гласная фонема [э2] употребляется в заимствованных словах арабского и персидского происхождения. Например, йэн — душа, эцгэмэ — беседа, экиэт — сказка, э^эм — человек, э$эп — воспитание и т. п. Однако кроме вы-шеотмечанных случаев есть и ряд других слов с фонемой [э3] - эмэл — способ, CYбэк — очёски- чувяки, квбэк — ствол огнестрельного оружия, бщэк — узор, белэк — запястье, предплечье, шешэк — двухгодовалая овца, тирэк — тополь, тэн — тело, Тэцре — языческий бог тюрков и т. п. Возможно, гласная [э3] восходит к древ-нетюркскому языку, так как в текстах орхо-но-енисейских стел также была гласная фонема [а]. См. примеры: ama! — надежда, чаяние, tisuk — двухгодовалая овца, tirsuk — локоть, ЬацЫ/тацЫ — вечный, bizka — нам и т. п. [5. С. 68, 69- 6. С. 5−45].
Следуеть добавить, что многие слова с фонемой [а] орхоно-енисейских текстов в башкирском языке сузились до самой узкой гласной фонемы [и], например, древнетюрк. ban /man & gt- башк. мин — я, древнетюрк. suh, башк. шн — ты, древнетюрк. йр, баш. ир — мужчина, древнетюрк. umguk & gt- башк. имгэк — обуза, бремя, древнетюрк. cukiz & gt- башк. — восемь, древнетюрк. udgu & gt- башк. изге — добрый и т. п. [ДТС].
18
М. Р. Валиева
Н. З. Гаджиева отмечает, что изменение [э] в [и] характерно для татарского, башкирского, хакаского и отчасти чувашского языков [2. С. 100−126]. Ср. примеры: орх-ен. ом, тат. им, башк. им, хак. им, чув. им — снадобье, лечение- различные обряды совершаемые знахарем для лечения больного, орх-ен. ко1т, тат. килен, башк. килен, хак. килен, чув. килен, кин — сноха, орх-ен. сок-, сокег, тат. сикер-, башк. hикер-, хак. сикер-, чув. сик-, сикрё — прыгать и т. п. Возможно, данное фонетическое явление связано с сужением гласных тюркских языков Поволжского ареала под влиянием булгарского языка.
Однако в башкирском языке изменение *э & gt- и не всегда осуществляется последовательно (например, башк. кэмэ, кэцэш, эпэй, вместо тат. кимэ, кеймэ — лодка, кицэш — совет, ипей — хлеб). Видимо, башкирская фонема [э] в определенных словах и аффиксах может быть остатком древнетюркского состояния. Некоторые лексемы имеют две формы, см. примеры: (лит.) сэскэ — (диал.) сискэ — цветок, (лит.) кэбэн — (диал.) кибэн — скирда, (лит.) бэпкэ — (диал.) бипкэ — гусёнок (лит.) сак кына — сэк кенэ — (диал.) сик кына — мало, немного, (диал.) мэлэш — (лит.) милэш — рябина, (диал.) тэрэн — (лит.) тирэн — глубокий, (диал.) эпэк — (лит.) икмэк — хлеб, (лит.) кэтмэн -(диал.) китмэн — мотыга, (диал.) сэп- (лит.) hUп- - лить и т. п.
Также в антропонимах довольно часто вместо узкой гласной [и] произносится широкая гласная фонема [э]. Например, (разг.) Тэмербэк-(лит.) Тимербэк, (разг.) Тзмерйэн — (лит.) Тимерйэн, (разг.) Fэндулла — (лит.) Fиндулла, (разг.) Сэлэхэтдин — (лит.) Сэлэхитдин, (разг.) Fэлмияза — (лит.) Fилмияза, (разг.) Минзэлэ -(лит.) Минзилэ и пр.
Гласная фонема *а древнетюркского языка представлена также в текстах эпитафий волжских булгар, хотя в некоторых словах графема для фонемы [э] графически не изображена: например, булг. ?Ъ^ ЬаШк — надмогильный знак, булг. sаker — восемь, булг. Cаrimsаn
Чермасан, аШ — госпожа, ай — было [10. С. 48,49].
Характеризуя природу гласной фонемы [э], следует отметить, что в вокативах башкирского языка инэй & gt- иней / иней, эсэй & gt- эсей / эсвй, влэсэй & gt- елэсей / елэсей и т. п. наблюдается переход э & gt- э и э & gt- е.
Известный тюрколог А. В. Дыбо выявила подобные фонетические явления и в вен-
герском (мадьярском) языке. Она пишет, что древнетюркские слова с закрытым е в венгерском языке или подверглись лабиализации и перешли в о (по стандартному венгерскому развитию), или в результате вторичного удлинения отражаются как е долгий: башк. sйprэ, венг. seprб — дрожжи, осадок- венг. csepб, баш. sйbэk — очес, пакля [4. С. 72, 73, 87].
Кроме вышеотмеченных соответсвий (э ~ и, э ~ э, э ~ е) башкирская фонема [э] характеризуется соответствием, а ~ э в первом слоге слова. Особенно такое фонетическое явление наблюдается в говорах башкирского языка. Например: атай /атый — этей — отец, акрын -экрен — медленно, hалпылдау — hэлпелдэY — колебаться, hалыныу — hэленеY — висеть, ба-улау — бэйлэY — завязывать, саркырау -сэркерэY — кричать неестественным голосом- ржать (о жеребенке, лошадях), сай — сэй — ил, асы — эсе — горький, сак — сэк — еле, мало, шал -шэл — шаль и т. п.
По исследованиям Ф. Г. Хакимзянова, в словах булгарских эпитафий также встречается соответствие, а ~ а. Например,'-'-оско '-отец'-, аШа ЬаШ — ото Ьа$г '-начало недели, понедельник'-, Хас1та -Хос1то и т. п. [10. С. 188, 191].
Таким образом, основными истоками появления башкирской гласной фонемы [э] являются упереднение пратюркского [а], арабские, персидские заимствованные слова и влияние древнетюркского языка. Было отмечено, что гласная фонема [а] высечена в текстах орхо-но-енисейских и булгарских эпитафий, также активно употребляется в современном башкирском, татарском, азербайджанском, туркменском языках и диалектах турецкого языка.
Гласная фонема [и]. Башкирская гласная фонема [и] характеризуется как узкий, негубной, переднерядный звук, которая встречается только в первом слоге исконно башкирских слов: им — лечение- заговор, икмэк — хлеб, ир — мужчина, имэн — дуб, иргэйел — карлик, тир — пот, тирмэн — мельница, бил — поясница, сирек — четверть, бишек — детская люлька, колыбель, щ- - мять, давить и т. п.
Своим истоком башкирская фонема [и] восходит к пратюркской фонеме * и древнетюрк-ской гласной фонеме а, ср.: древнетюрк. кол-, башк. кил- - приходить, древнетюрк. кос-, баш. кид- резать, древнетюрк. ом-, баш. им- сосать, древнетюрк. сокиз, булг. sаker, баш. шге§ - восемь и т. п.
Выше (в анализе фонемы [э]) было отмеча-но о превращение древнетюркского *а в и, ко-
Башкирские гласные [э], [и] и их происхождение
19
торое характерно для татарского, башкирского, хакасского и отчасти чувашского языков, ср.: древнетюрк. sa3-, башк. тат. сиз-, хак. сис-, чув. сис- '-чувствовать'-.
Авторы коллективной работы «СИГТЯ. Региональные реконструкции» (2002) считают, что сужение пракыпчакского a & gt- и в уральской подгруппе кыпчакских языков произошло сравнительно поздно под интенсивным воздействием булгаро-чувашского субстрата [8. С. 2002, 226].
Данная гласная фонема в текстах булгар-ских эпитафий обозначена графемами ^ [йа] в сочетании с '- [алифом] в следующих словах: булг., баш. зыяраты [зиараты] - его место погребения, булг. ^к!, баш. килене — его жена, булг. -*^, баш. ете — семь и т. п. Ф. С. Хаким-зянов отмечает, что глагольная форма было в памятниках j-диалекта начертана в виде [ирде] [10. С. 50, 51].
Итак, башкирская гласная фонема [и] является результатом сужения древнетюркской фонемы [*a] через промежуточную ступень пракыпчакской фонемы [е], а пракыпчак-ская фонема в свою очередь сузилась в [и] под влиянием булгарского языка. Однако в башкирском языке сужение древнетюркско-го *a происходило непоследовательно. Об этом свидетельствуют слова, где сохраняется древнетюркская *a. Древнетюркская *a наблюдается без изменения и в волжских эпитафиях.
Список литературы
1. Валиева, М. Р. Баштсорт теленец hузын'-кылар системаhындаFы болгар элемент-тары // Актуальные проблемы истории, языка и культуры Башкортостана: сб. науч. трудов. Уфа, 2012. С. 31−35.
2. Гаджиева, Н. З. К вопросу о классификации тюркских языков и диалектов // Теоретические основы классификации языков мира. М., 1980. С. 100−126.
3. Древнетюркский словарь / ред. В. М. На-деляев и др. Л., 1969. 676 с.
4. Дыбо, А. В. Вокализм раннетюркских заимствований в венгерском. // V. Ju. Gusev, A. Widmer & amp- A. Klein (eds.). Gedenkschrift fur Eugen A. Helimski. Frankfurt am Main, 2010. С. 72, 73.
5. Малов, С. Е. Енисейская письменность тюрков. М. -Л., 1952. С. 68, 69.
6. Малов, С. Е. Памятники древнетюркской
письменности Монголии и Киргизии. М. — Л., 1959. С. 5−45.
7. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Фонетика / отв. ред. Э. Р. Те-нишев. М., 1984. 484 с.
8. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Региональные реконструкции / отв. ред. Э. Р. Тенишев. М., 2002. 767 с.
9. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Пратюркский язык-основа. Картина мира пратюркского этноса по данным языка / под ред. Э. Р. Тенишева и А. В. Дыбо. М., 2006. 901 с.
10. Хакимзянов, Ф. С. Язык эпитафий волжских булгар. М., 1978. 205 с.
References
1. Valieva, M. R. (2012) Bash%ort teleneц hu^yn^yiar sistemahyndazy bolzar jelementtary, in: Aktual'-nye problemy istorii, jazyka i kul'-tury Bashkortostana [=Actual problems of history, language and culture of Bashkortostan], Ufa, S. 31−35 (in Bashk.).
2. Gadzhieva, N. Z. (1980) & quot-K voprosu o klassifikacii tjurkskih jazykov i dialektov& quot- [=To a question of classification of Turkic languages and dialects] in: Teoreticheskie osnovy klassifikacii jazykov mira [=Theoretical bases of classification of languages of the world], Moskow, pp. 100−126 (in Russ.).
3. Drevnetjurkskij slovar'- [=Old Turkic dictionary] (1969), ed. V. M. Nadeljaev, Leningrad, 676 s. (in Russ.)
4. Dybo, A. V. (2010) & quot-Vokalizm rannetjurkskih zaimstvovanij v vengerskom& quot- [=Vocalism of Old Turkic loans in Hungarian], in: V. Ju. Gusev, A. Widmer & amp- A. Klein (eds.). Gedenkschrift fur Eugen A. Helimski, Frankfurt am Main, pp. 72, 73.
5. Malov, S. E. Enisejskaja pis'-mennost'- tjurkov [=Enisej writing Turks]. Moskow — Leningrad, 1952. S. 68, 69 (in Russ.).
6. Malov, S. E. (1959) Pamjatniki drevnetjurk-skojpis'-mennostiMongolii i Kirgizii [=Monuments to drevnetyurksky writing of Mongolia and Kyrgyzstan], Moskow — Leningrad, pp. 5−45 (in Russ).
7. Sravnitel'-no-istoricheskaja grammatika tjurkskih jazykov. Fonetika [=Comparative-historical grammar of Turkic languages. Phonetics] (1984), ed. Je. R. Tenishev, Moskow, 484 s. (in Russ.).
8. Sravnitel'-no-istoricheskaja grammatika tjurkskih jazykov. Regional'-nye rekonstrukcii [=Comparative-historical grammar of Turkic
20
M. P. Banueea
languages. Regional reconstruction] (2002), ed. Je. R. Tenishev, Moskow, 767 s. (in Russ.).
9. Sravnitel'-no-istoricheskaja grammatika tjurkskih jazykov. Pratjurkskij jazyk-osnova. Kartina mira pratjurkskogo jetnosa po dannym jazyka [=Comparative-historical grammar of Turkic languages. Pratyurksky language basis.
A picture of the world of pratyurksky ethnos according to language] (2006), ed. Je. R. Tenisheva i A. V. Dybo, Moskow, 901 s. (in Russ.).
10. Hakimzjanov, F. S. (1978) Jazyk jepitafij volzhskih bulgar [=Language of epitaphs Volga Bulgar], Moskow, 205 s. (in Russ.).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой