Башня над средокрестием и ?алтарная колокольня?: возможные архитектурные связи и параллели

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник ПСТГУ
Серия V. Вопросы истории
и теории христианского искусства
Ариадна Александровна Воронова, канд. искусствоведения, зам. декана ФЦХ ПСТГУ по науч. работе, ст. науч. сотр. отдела ПСТГУ «Компьютерная база данных памятников восточно-христианского искусства» variadna2@yandex. ru
2014. Вып. 3 (15). С. 96−114
Башня над средокрестием и «алтарная колокольня»:
ВОЗМОЖНЫЕ АРХИТЕКТУРНЫЕ СВЯЗИ И ПАРАЛЛЕЛИ
В статье рассматривается особый тип западноевропейской романской архитектуры — церковь с алтарной (хоровой) колокольней (нем. «Chorturm», франц. «tour chevet»), основанием которой служит алтарное пространство. Это самостоятельный архитектурный тип, встречающийся в основном в небольших сельских церквах и составляющий регионально обособленную группу: преимущественно он распространен в областях на границе нынешних государств Словении (область Korosko) и Австрии (область Karnten), а также в южной и западной Германии (Тюрингии, Эльзасе) и Скандинавии. Объем колокольни мог быть открытым на всю высоту, и тогда веревки от колоколов свободно свисали прямо в алтарь, или с перекрытием и отверстием в нем для веревок, что позволяло служащим в алтаре звонить в определенные моменты литургических событий. Происхождение этого типа недостаточно изучено. Объем алтарной колокольни сопоставляется с квадратной или прямоугольной в плане башней над средокрестием в средневековых храмах как в Византии, так и на Западе. Особое внимание уделяется аналогам в архитектуре средневековой Сербии и Далмации. Представляется, что композиционные параллели башни над средокрестием для словенских (и в целом европейских) алтарных колоколен можно объяснить византийским стилистическим влиянием на этих землях благодаря их античному континуитету и средиземноморским связям. Приведенные архитектурные параллели могут говорить о наличии генетических связей между башнями над средокрестием и алтарными колокольнями, что возвращает к идее общего корня романской и византийской архитектуры.
Особым явлением западноевропейской романики является однонефная церковь с алтарной (хбровой) колокольней (нем. «Chorturm», франц. «tour chevet»), основанием которой служит алтарное пространство. Такие церкви известны и в дороманике, но в основном они датируются IX—XII вв., а в некоторых европейских землях их традиция сохранилась до эпохи барокко. Больше всего они распространены в областях на границе нынешних государств Словении (область Korosko) и Австрии (область Karnten), а также в южной и западной Германии (Тюрингии, Эльзасе) и Скандинавии. Это самостоятельный архитектурный тип, встречающийся в основном в небольших сельских церквах и составляющий регионально обособленную группу. Главным элементом здания является алтарная
А. А. Воронова
колокольня, представляющая собой отдельный архитектурный объем, западная стена которого опирается на восточную стену нефа, т. е. на триумфальную арку. Объем колокольни мог быть открытым на всю высоту, и тогда веревки от колоколов свободно свисали прямо в алтарь, или с перекрытием и отверстием в нем для веревок, что позволяло служащим в алтаре звонить в определенные моменты литургических событий1.
Древнейшим памятником Словении с алтарной колокольней является церковь Св. Вида в с. Дравоград близ северной австрийской границы. Сохранилось датируемое 1177 г. письмо папы Александра III зальцбургскому архиепископу Конраду и корошскому епископу Роману, сообщающее о том, что аббат Перегрин и граф Колон (1143−1180) намерены построить на монастырской земле город и церковь в нем (ил. 1). Первые исследователи XIX в. называли этот храм церковью с «алтарным столпом». Колокольня над центральной частью первоначально была ниже, а неф и апсида были перекрыты двускатной кровлей. Прямоугольный пресбитерий XVII в. недавно был заменен первоначальной полукруглой апсидой.
В дальнейшем церкви с алтарной колокольней распространялись в северных областях Словении, находившихся под властью династии Бабенбергов с 1192 г. до 1246 г.
Тем не менее земли в округе города Лашко сохраняли свою самостоятельность и назывались землями «лашского господства». Поэтому группа церквей с квадратным пре-сбитерием и алтарной колокольней, вместе с ротондами-костницами, типологически объединяется в «лашскую группу» словенской позднероманской архитектуры. Их общим признаком были реберные крестовые своды, заимствованные с австрийских земель. Церковь Св. Мартина в Лашко 1-й пол. XIII в. (ил. 2) стала родоначальником этой лашской группы. Пространство под алтарной колокольней перекрыто крестовым сводом- апсида, а также все пристройки по северному и южному фасадам являются поздними2.
Иногда в процессе многочисленных перестроек алтарная колокольня меняла свое положение относительно нового сооружения, что произошло в церкви Св. Иоанна Крестителя XIII в. в Шентьянже близ Дравограда (ил. 3). Здесь новая церковь изменила свою географическую ориентацию, в результате чего коло-
1 ZadnikarМ. Romanika v Sloveniji. Ljubljana, 1982. S. 33, 331.
2 Ibid. S. 340−343.
Ил. 1. Церковь Св. Вида в Дравограде, XIIв.
Ил. 3. Церковь Св. Иоанна Крестителя в Шентьянже, XIIIв.
98
кольня теперь располагается сбоку от нефа. Одним из лучших примеров этой архитектурной группы служит церковь Св. Мартина XIII в. в Шмартно на Похорье (ил. 4). Несмотря на позднейшие пристройки, ее алтарная колокольня хорошо выражена. Пространство под ней перекрыто крестовыми ребрами прямоугольного сечения. Сохранились две белокаменные консоли свода в виде скульптурных капителей с бабенбергскими лилиями.
Происхождение архитектурного типа церкви с алтарной колокольней можно проследить из истории церкви Св. Троицы в с. Велика Неделя близ г. Птуй (ил. 5). Около 1199 г. зальцбургский властитель Фридерик Птуйский отнял эту пустующую территорию у Венгрии и подарил членам немецкого рыцарского ордена
Ил. 4. Церковь Св. Мартина в Шмартно, XIIIв.
Ил. 5. Церковь Св. Троицы в с. Велика Неделя, XIIв. 99
для их расселения, защиты этих земель и миссионерской деятельности. По документам 1219 г., первого настоятеля церкви звали Дитрих. Вскоре появилась небольшая церковь, сложенная дороманским способом в технике «рыбья кость», но алтарная колокольня была надстроена уже в конце XIII в. Полукруглая апсида используется до сих пор как баптистерий- здесь находится купель 1-й пол. XIII в.
В Словении сохранились еще несколько алтарных колоколен XIII в. в перестроенных церквах Св. Юрия в Легене близ Словенья Градца, Св. Николая в Вузенице на Драве, Св. Эгидия в Шентиле близ Турьяка, Богородицы на Озере в Превалье, Богородицы в Шмарье близ Елш, Св. Мохория на Козьяке. Почитание св. Мохория происходит из Аквилеи: его изображение в сер. XIII в. присутствует на аквилейских монетах. Это связано с решением аквилейского синода 1282 г. о введении его праздника на всех землях патриархата (к югу от Дравы). Через Аквилею сюда обычно проникали, хотя и опосредованно, византийские архитектурные влияния.
Кроме того, в Словении известны еще восемь несохранившихся церквей с алтарными колокольнями: в Равно (область Корошко), Стрмце, Шмиклавже близ Водрижа. Только одна словенская церковь с алтарной колокольней имеет трех-нефный план: Св. Юрия в селе Стара Лока нач. XII в. В композиции плана здесь видно влияние северной Италии, конкретно Аквилеи- к тому же это село расположено на дороге к ней. Предполагается, что это работа ломбардских строителей3.
В Германии также сохранились несколько церквей с алтарными колокольнями, хотя большинство их перестроены. В основном они расположены на землях епископии Страсбурга, например церковь Свв. Петра и Павла в селе Виттельбах 1132 г., но алтарная колокольня датируется XIII в., как и в остальных немецких памятниках этого типа (ил. 6). Церковь Св. Лаврентия 1144 г. в селе Обердоллен-
Ил. 6. Церковь Свв. Петра и Павла в с. Виттельбах, 1132 г.
(алтарная колокольня XIIIв.) и церковь Св. Лаврентия в с. Обердоллендорф, 1144 г.
3 Zadnikar. Romanika V Віоуєпці. 8. 349−376.
100
дорф близ Кельна также включает алтарную колокольню XIII в., как и церковь Св. Мартина в селе Бухенау близ Марбурга. Две подобные церкви находятся в окрестностях Берлина, в селе Грюноу (ил. 7) и в селе Сильбиц близ Халле.
Ил. 7. Церковь Св. Мартина в с. Бухенау и церковь в с. Грюноу, XIII в.
Происхождение этого типа не совсем ясно. Поскольку на европейском юге он неизвестен, появилась версия о его северном происхождении, что объясняется германской колонизацией земель Словении и перенесением с собой своих архитектурных типов.
Однако пространство под такой «алтарной» колокольней можно сопоставить с квадратом средокрестия в раннехристианских базиликах с трансептом и в купольных храмах, как в Византии, так и на Западе. С усилением роли повышенного центрального объема над средокрестием (с закреплением под ним места пресбитерия) наружная архитектурная композиция купола в виде квадратной в плане башни или в виде трех отдельных объемов — кубического основания купола, многогранного или цилиндрического барабана и сферического или пирамидального завершения купола — получила особое звучание. В восточной части Империи примерами подобного акцентирования кубического основания купола могут служить базилика Св. Софии в Софии начала VII в. (ил. 8), где скрывающий купол октагональный барабан столь незначительно возвышается над своим мощным квадратным основанием, что над средокрестием читается лишь безраздельно превалирующая квадратная башня. Сильно пониженные крылья трансепта кажутся пристроенными к ее объему, благодаря чему снаружи эта башня
выглядит поднимающейся от самого фундамента. Брутальное кубическое основание купольного барабана выделено и в стилистической концепции церкви Св. Софии в Салониках сер. VII — нач. VIII вв., а в средневизантийской архитектуре это ярко выражено в кафоликоне афонского монастыря Протат (Великая Лавра) (после 961 г.), впоследствии послужившем образцом для
Ил. 8. Базилика Св. Софии в Софии, нач. VIIв. композиции план°в другж
святогорских обителей, в том числе Хиландара (1293 г.), который в особенности стал образцом для храмов рашской архитектурной школы в Сербии.
Акцентирование подкупольного средокрестия башнеобразным объемом встречается уже в ранних памятниках рашской архитектуры (ил. 9). Напрямую это выражено в композиции церкви Св. Георгия в Расе (1170−1171) со столпообразным центральным объемом, но также и в высоком основании купола церк-
Ил. 9. Церкви Св. Георгия в Расе, 1170−1171 гг. и Св. Ахиллия Ларисского в Арилье, кон. XIIIв. Реконструкции первоначального замысла церквей Богородицы Эвергетиды в Студенице, 1183−1196 гг. и Св. Георгия в Будимле, до 1219 г.
ви Св. Ахиллия Ларисского в Арилье кон. XIII в. Кроме того, существуют реконструкции первоначального замысла кубического объема над куполами церквей Богородицы Эвергетиды в Студенице (1183−1196) и Св. Георгия в Будимле (до 1219 г.)4.
На Западе кубический объем над средокрестием становится нормой еще в каролингской архитектуре, примером чему могут служить церкви аббатств Сен Дени (755 г.) и Сен Жерминьи де Пре (после 800 г.) с крестообразным пла-
Ил. 10. Церковь аббатства Сен Жерминьи де Пре, после 800 г.
ном (ил. 10), а также в последующей оттоновской архитектуре с преобладанием типа трехнефной базилики как с одним хором (базилика Св. Георгия в Оберцел-ле, 890 г., Райхенау), так и с двойной ориентацией, трансептами и башнями на средокрестиях и фасадах (церковь Св. Михаила в Хильдесхайме, между 1010 и 1033 гг.) (ил. 11). Модулем всех пропорций подобных зданий является квадрат, образованный пролетами средокрестия. Наиболее ярким примером, подчеркивающим общность архитектурной композиции купольного объема в Византии и на Западе, является церковь Свв. Марии и Климента в Шварц-Райндорфе (1151 г.) (ил. 12), где квадратная в плане башня над средокрестием акцентирована так, что своими открытыми двойными окнами (бифориями) в верхних ярусах она живо напоминает колокольню.
Ил. 11. Церковь Св. Георгия в Оберцелле, 890 г., Райхенау, и церковь Св. Михаила в Хильдесхайме, между 1010 и 1033 гг.
4 Чанак-МедиЬ М. Архитектура Немааиног доба I. Београд, 1986. С. 90- Чанак-МедиЬ М. Архитектура Немааиного доба II. Цркве у Полимлу и на Примор]у // Споменици српске архитектуре средаег века. Корпус сакралних гра^евина. Београд, 1989. С. 96.
Ил. 12. Церковь Свв. Марии и Климента в Шварц-Райндорфе, 1151 г.
Однако в наибольшей степени подобные параллели для церквей с алтарными колокольнями представлены в средневековой архитектуре Далмации, где квадратная в плане башня неизменно присутствует в композиции небольших церквей, составляющих однонефный купольный тип. Этот своеобразный сложный вариант продольных сооружений с куполом сформировался в регионе, где раннехристианская традиция продольного пространства соединялась с византийским компонентом, который в куполе, как центральном акценте всего здания, достигал наивысшего выражения. Фундаменты наиболее раннего подобного сооружения были открыты в раннехорватском поселении Солин, возникшем на окраине разрушенной Салоны (ныне Сплит), на острове Госпин Оток в дельте р. Ядро, где в Х в. появился комплекс из двух церквей, из которых трехнеф-ная базилика Св. Стефана (ил. 13) служила мавзолеем хорватских королей. В ее плане расстояние между центральными парами пилонов увеличено и образует подкупольный квадрат, что позволило предположить наличие призматического купола5. И хотя он, судя по реконструкции, был весьма небольшого размера и был врезан в широкую двускатную кровлю, в отличие от доминирующего положения алтарных колоколен Словении и Германии, однако, несомненно, следует
5 Starohrvatski Solin. Split, 1992. S. 121−130- Duplancic А. Crkve kraljice Jelene u Solinu. Split, 1999. S. 15, 19, 23, 27, 30, 31- Marasovic T. Dalmatia praeromanica. Ranosrednjovjekovno graditeljstvo u Dalmacij i. 1. Rasprava. Split — Zagreb, 2008. S. 126- Marasovic T. Dalmatia praeromanica. Ra-nosrednjovjekovno graditeljstvo u Dalmaciji. 3. Korpus arhitekture. Srednja Dalmacija. Split — Zagreb, 2011. S. 212−220.
признать его наличие как зачаток аналогичного акцентирования главного пространства церкви.
Южно-адриатический регион, географически близкий Византии, оказался в наибольшей степени подвержен волнам ее архитектурного влияния, в результате чего в XI в. однонефный купольный тип здесь развился с выраженными региональными особенностями. Этот тип заслуживает особого внимания по множеству сохранившихся примеров исключительно в Южной Далмации и по соответствию подобным типам, развивавшимся в это же время в Апулии и на различных греческих материковых и островных территориях. Главной особенностью далматинского типа является основание призматического купола, повышенное
Ил. 13. Церковь Св. Стефана в Солине близ Сплита, Х в. (реконструкция)
снаружи относительно западного и восточного травеев. Ярким примером подобной композиции служит церковь Св. Георгия в Рибнице (ныне Подгорица). Такой повышенный травей открывает генезис возникновения этих памятников, т. к. связывает их с некоторыми известными образцами однонефных купольных храмов с вписанным трансептом. В то время как церкви в Апулии, Греции, а также храм Св. Георгия в Рибнице сохранили в повышенном среднем травее реминисценцию первоначального трансепта, все южно-далматинские купольные церкви утратили эту генетическую связь с прообразом. Единственный след того раннего облика сохранился в треугольных купольных фронтонах церкви Св. Петра в Прико близ Омиша, относящейся к XI в. (ил. 14).
Этот храм является самым ранним сохранившимся памятником однонеф-ного купольного типа с треугольными купольными фронтонами, и это явление можно считать в некотором роде проекцией фронтонов, характерных для типологической группы церквей с вписанным трансептом в византийской архитектуре К-К! вв. Эта деталь получит свой монументальный облик в зрелой романике — в церкви Св. Марии на о. Млет, о которой пойдет речь ниже. Большой редкостью для Далмации является то, что в церкви Св. Петра переход из прямоугольного основания стен к круглому основанию купола осуществлен посредством пандативов. Купол через паруса опирается на четыре мощных пилона, прислоненных к стене. Восточная и западная травеи перекрыты крестовыми сводами, на которых, как и внутри купола, выполнен рельеф из штуккопласти-ки. Подобная организация интерьера, несомненно, приближает этот памятник
Ил. 14. Церкви Св. Георгия в Рибнице, Св. Петра в Прико близ Омиша, Св. Николая Греческого на о. Лопуд, Св. Николая на о. Колочеп, XI в.
к кругу византийского искусства. Призматический купол с тимпанами и тремя слепыми арками с каждой стороны вырастает непосредственно из тела здания, скрывая снаружи свой облик в кубичной массе6.
Происхождение однонефного купольного типа обычно связывают с планом вписанного креста, где при крайне редуцированных боковых нефах пилоны примыкают к боковым стенам и становятся пилястрами. При этом треугольные фронтоны над центральными травеями боковых фасадов создают иллюзию ба-зиликальной кровли и трехнефного интерьера. Это указывает на то, что генетическим прототипом южно-далматинских однонефных купольных церквей следует считать трехнефную базилику7.
В Южной Далмации сохранились около двадцати памятников этого типа: большинство их находятся на Элафитских островах: на о. Лопуд — Св. Илии, Св. Николая Греческого, Св. Иоанна Крестителя- на о. Колочеп (который до сих пор сохранил свое греческое название Каламота) — Св. Срджа, Св. Георгия, Св. Николая, Св. Варвары, Св. Франьо- на о. Шипан — Св. Петра, Св. Михаила.
6 Marasovic T. Dalmatia praeromanica. Ranosrednjovjekovno graditeljstvo u Dalmaciji. 1. Raspra-va. S. 254.
7 Ibid. S. 411−414.
Также характерными памятниками этого типа являются церкви Св. Николая в Приеко и церковь «Сигурата» в Дубровнике, церковь Св. Фомы в с. Кути в Которской бухте и церковь Св. Михаила в Стоне XI в. Несмотря на то что купол в ней не сохранился, по единодушному мнению исследователей, пространственная организация храма, расчлененного на три травея плоскими нишами и ле-зенами изнутри и снаружи, свидетельствует о существовавшем изначально над центральным травеем куполе8.
Выразительный провинциальный облик этой церкви хотя и заставляет сомневаться в точности реконструкции, однако обнаруживает весьма показательную разницу в ее датировке. Большинство ученых датируют памятник временем 1077−1081 гг., т. е. после получения королем Михаилом короны из Рима, тогда как И. Стевович в своем недавнем исследовании склоняется к более ранней датировке до 1055 г., т. е. времени сближения короля Михаила с Византией, получившего тогда придворный титул протоспафария. Эта коллизия с датировкой памятника и связываемой с ней стилистикой ярко отражает характерную стилистическую пограничность однонефного купольного типа. Процессы заимствования византийских художественных образцов славянскими властителями на западных границах Империи были тождественны одновременному феномену на противоположном побережье Адриатики, среди ломбардских князей9.
Что касается северной границы распространенности однонефного купольного типа, то три сохранившиеся церкви — Св. Петра в Омише, Св. Николая и Св. Михаила на о. Брач — ясно указывают на то, что весь регион бассейна р. Неретвы до своих северных границ был включен в эту программу церковного строительства. Подъем Неретлянского княжества в XI в. и его границы подтверждают архитектурную топографию южно-далматинского купольного типа. Наконец, нельзя забывать то обстоятельство, что северная граница распространения этого типа в основном соответствует северо-западной границе Византии в эпоху императора Василия II, поэтому византийское влияние на этот весьма выраженный дороманский тип вполне объяснимо.
Таким образом, сложение южно-далматинского однонефного купольного типа в раннесредневековой архитектуре Далмации можно объяснить пересечением двух основных влияний или существованием двух традиций: продольного пространства, которое происходит из раннехристианской архитектуры, и цен-тричной концепции, выраженной в наличии купола, что можно связать с политическим и культурным присутствием Византии в этом регионе в IX в. 10
Однако композиционные параллели для церквей с алтарными колокольнями обнаруживаются и в тех памятниках Далмации, что принадлежат к иным архитектурным типам. Церковь Св. Марии на о. Млет (ил. 15) является переходным вариантом от южно-далматинского однонефного купольного типа к памят-
8 JанкoвиН Ъ. Српско Помсще од 7. до 10. столейа. Београд, 2007. С. 122- СуботиН Г. Архитектура и скулптура средаег века у Примор]у. Београд, 1963. С. 22- Marasovic T. Dalmatia praeromanica. Ranosrednjovjekovno graditeljstvo u Dalmaciji. 1. Rasprava. S. 255.
9 СтевовиН И. О првобитном изгледу и времену изградае цркве св. Mихаjла у Стону // Зборник радова Византолошког института XXV. Београд, 1996. С. 175−193.
10 Marasovic T. Graditeljstvo starohrvatskog doba u Dalmaciji. Split, 1994. S. 88.
lO7
Ил. 15. Церковь Св. Марии на о. Млет, сер. XII — нач. XIIIв.
никам рашской архитектурной школы Сербии. Этот храм находится на маленьком островке в озере, расположенном в свою очередь на крупном острове Млет в Южной Далмации, географически близкой Византии. Уникальность биполярной стилистики этого региона обусловлена в первую очередь тем, что он был в составе Сербского государства вплоть до его падения в кон. XIV в., однако при этом состоял в юрисдикции католической епископии Дубровника.
Церковь Св. Марии является главным сооружением бенедиктинского монастырского комплекса, и основная научная проблема ее изучения состоит в генезисе архитектуры и связанной с этим датировке. По схеме плана, пространственной структуре и архитектурной композиции этот храм очень близок сербским памятникам рашской стилистической группы, особенно одному из первых и важнейших ее представителей — церкви Богородицы Эвергетиды в монастыре
Студеница кон. XII в. Это обстоятельство вызвало среди ученых споры о датировке млетской церкви и первичности происхождения памятников.
Церковь Св. Марии представляет собой монументальную однонефную базилику с обширным нартексом, трехапсидным пресбитерием и призматическим куполом. Восточная стена купольной конструкции опирается на восточную стену наоса в виде тройной арки (трибелона), а западная — на две поперечные арки разной высоты. Распор купола передается на арки посредством пандативов. Подобную конструкцию купола имеют известные церкви рашской школы конца XII в.: церковь Св. Николая в Куршумлии (между 1158 и 1165 гг.), а также церковь Св. Георгия в Расе (1171 г.) и церковь Богородицы в Студенице. Снаружи купол имеет призматичную форму с треугольными фронтонами и слепыми аркадами по всем четырем сторонам.
По поводу первичности происхождения и взаимовлияния церкви Св. Марии на Млете и церкви Богородицы в Студенице ряд ученых считают, что церковь Св. Марии была посредником переноса пространственных форм из апулийской и приморской архитектуры в рашское сакральное строительство и особенно на Студеницу, начатую в 1186 г. Как известно, в этом храме соединена строительная программа православной Церкви и византийская пространственная структура с романской внешней обработкой, подобной той, что на млетской церкви. Однако другие исследователи отмечали невозможность понимания схемы плана млетской церкви без посредства рашских церквей — Св. Николая в Куршумлии, Св. Георгия в Расе, Студеницы и даже более позднего кафоликона монастыря Жича. Как мы упоминали, купол храма в Студенице, вероятно, первоначально был задуман по-другому, с прямоугольным основанием и треугольными фронтонами на четыре стороны, как на млетской церкви. Возможно, что и западная часть храма в Студенице первоначально была задумана подобной той, что на Млете, из чего следует, что обе церкви проектировал один мастер. Существует мнение, что форма внешней оболочки купола происходит от апулийской архитектуры (например, церковь Св. Маргариты в Бишелье, 1197 г.) или, по крайней мере, инспирирована ею.
Реконструкция генезиса приведенных памятников предполагает, что сначала для церкви Богородицы в Студенице по образу храмов Св. Николая в Куршум-лии и Св. Георгия в Расе была утверждена схема плана, пространственная структура и внешняя архитектурная композиция, а купол и второстепенная пластика были основаны на романских и апулийских решениях. Считается, что на основе того же замысла вскоре было начато строительство млетского храма, т. е. в эпоху первых властителей сербского государства — донаторов монастыря на Млете, — и именно поэтому млетская церковь была посвящена Богородице Эвергетиде, как и главный храм в Студенице. Известно, что сербские властители через своих посланников приводили мастеров из лучших европейских мастерских для работы в своих главных «задужбинах». Предполагается, что такую роль могли играть и млетские бенедиктинцы, развивая тесные связи между этими монастырями11. До сих пор датированная приблизительно, от сер. XII в. до нач. XIII в., церковь
11 Чанак-Медий. Архитектура Немааиног доба II. Цркве у Полимлу и на Примор]у. С. 150−166.
продолжает локальную традицию. Несмотря на то что она стилистически пребывает в струе современной ей романики, по своему плану и структуре храм приближается к памятникам рашской школы и даже иногда считается одним из ее родоначальников12.
Наиболее показательные примеры восточно-адриатических храмов с призматическим куполом представлены в самом «византийском» архитектурном типе, памятники которого присутствуют даже в Средней Далмации, т. е. в более удаленном от византийских влияний регионе. Церковь Св. Ловро в Задаре (ил. 16), датируемая XI—XII вв., представляет собой типичный византийский храм вписанного креста на четырех колоннах, на которых покоился несохранив-шийся купол на прямоугольном основании13. Однако композиция храма сочетает в себе столько конструктивных особенностей, что исследователи расходятся в определении его типологической принадлежности. Уникальность архитектурного решения памятника состоит в способе перекрытия боковых нефов: они перекрыты полукуполами с тромпами, а восточный и западный травеи среднего нефа — полуциркульными сводами, которым с помощью штукатурки придан облик крестовых сводов. Условно говоря, храм является трехнефным по плану и одновременно однонефным по способу перекрытия14. Перекрытие боковых нефов системой полукуполов с тромпами также вызвало наименование храма миниатюрной купольной базиликой15. Но все же, по нашему мнению, определяющим здесь следует признать тип вписанного креста на четырех колоннах, к каковому относится и церковь Св. Николая в Велом Вароше в Сплите (ил. 17), которая представляет для нашей темы особую важность. Предполагается, что в первой фазе строительства около 1068 г. над средокрестием был купол, а при обновлении кон. XI — нач. XII вв. он был преобразован в низкую колокольню (возможно, функционировавшую). При реконструкции 1949 г. проемы этой низкой колокольни на месте купола были интерпретированы как плоские ниши (слепые аркады)16. Таким образом, в этом примере мы имеем не только композиционную параллель храмам с алтарными колокольнями, но и аналог по функциональному использованию главного формообразующего элемента.
В конструктивном смысле весьма близка типу храма на четырех колоннах и небольшая трехнефная базилика Св. Варвары (первоначально Св. Мартина) в Трогире (ил. 18) — от этого византийского типа ее отличает только «лишний» травей, т. е. не две, а три пары колонн. Возможно, первоначальный храм возник
12 КораН В. Црква Св. Марще на Мдету // Корай В. Измену Византще и Запада: одабране студще о архитектури. Београд, 1987. С. 174−185.
13 Эта схема была известна и в западной архитектуре уже в VIII—IX вв.: церкви Сен-Жерминьи де Пре на Луаре (после 800 г.), Сан Сатиро в Милане (868 г.) и др. Krauthajmer R., Curcic S. Ranohriscanska i vizantijska arhitektura. Beograd, 2008. S. 340−341.
14 Petricioli I. Srednjovjekovim graditeljima u spomen. Split, 1996. S. 75.
15 Curcic S. Architecture in the Balkans from Diocletian to Suleyman the Magnificent. Yale University Press. New Haven and London, 2010. Р. 438.
16 Marasovic. Dalmatia praeromanica. Ranosrednjovjekovno graditeljstvo u Dalmaciji. 1. Rasprava.
S. 114, 201, 297- Marasovic. Dalmatia praeromanica. Ranosrednjovjekovno graditeljstvo u Dalmaciji. 3. Korpus arhitekture. Srednja Dalmacija. S. 356−362- Marasovic. Graditeljstvo starohrvatskog doba u Dalmaciji. S. 88−89, 212−216.
llO
Ил. 16. Церковь Св. Ловро в Задаре, Х-ХПвв.
Ил. 17. Церковь Св. Николая в Велом Вароше в Сплите, ок. 1068 г. Преобразование купола в колокольню кон. XI — нач. XIIв.
Ил. 18. Церковь Св. Варвары (Св. Мартина) в Трогире, IXв., колокольня XIв.
(реконструкция)
еще в IX в., а в XI в. появился купол в виде колокольни над центральным травеем среднего нефа, который один лишен крестовых сводов, тогда как другие травеи ими перекрыты. О наличии купола-колокольни упоминают и исторические источники, однако высота колокольни остается спорной. Существует проект реконструкции с высокой колокольней, подобной рассмотренным выше церквам с алтарными колокольнями17.
Представляется, что перечисленные, принадлежащие к различным архитектурным типам, хотя условные и отдаленные композиционные параллели башни над средокрестием для словенских (и в целом европейских) алтарных колоколен можно объяснить византийским стилистическим влиянием на этих землях, благодаря их античному континуитету и средиземноморским связям. Однако главную роль в развитии средневековой архитектуры Словении играла их преимущественно западная ориентация, т. к. эти земли в кон. VIII в. вошли в государство франков. Византийские влияния были опосредованными и запаздывающими, подтверждается их проникновение в данный регион только через Адриатику как часть Средиземноморья. Разумеется, здесь преобладали материковые романские
17 ЫатюуИ. Graditeljstvo ?1агоИгуа1?кояЬа и Dalmaciji. 8. 90- ЫатюуИ. Dalmatia ргаего-ташеа. Ranosrednjoyjekovno graditeljstvo и Dalmaciii. 3. Когрш arhitekture. Srednja Dalmacii a.
8. 120−127.
влияния из Германии, Франции и Венгрии, поэтому средневековая архитектура в данном регионе носила в целом западный характер. Тем не менее приведенные архитектурные параллели могут говорить о наличии генетических связей между башнями над средокрестием и алтарными колокольнями, что возвращает нас к идее общего корня романской и византийской архитектуры.
Ключевые слова: алтарная колокольня, башня над средокрестием, средневековая архитектура Европы, Далмация, рашская школа, византийское искусство, романика.
The tower above the crossing
AND THE «ALTAR BELL TOWER».
Possible architectural connections and Parallels
A. Voronova
In this article the author considers the special kind of Western European Romanesque architecture — churches with the altar bell tower (germ. — «Chorturm" — fr. — «tour chevet»). The basis of these ones is the altar space. Most of all these churches are common in the areas that located on the border between slovenia (area named Koroshko) and Austria (area named Karnten) as well as in Southern and Western Germany (Thuringia, Alsace) and Nordic countries. This is the separate architectural type generally occurring in small rural churches and representing regional specific group. The volume of the bell tower could be opened the full height and then the rope from the bells were freely hanging down at the altar. in some other cases bell tower had a celling with a hole for the rope. This allowed employees in the altar to call a certain moments of liturgical events. Genesis of this architectural type is now understudied. The volume of the altar bell is usually compared with a square or rectangular tower in plan above the crossing in medieval churches as the Byzantium and the West. In these cases special attention is paid to the equivalents in the architecture of medieval Serbia and Dalmatia. In our opinion these compositional Parallels could be explained by Byzantine stylistic sway on slovenian and european architecture from behind their antic continuitet and Mediterranean communication. Mentioned architectural Parallels allow saying about genetic ties between the tower above the crossing and the altar bell tower forcing to recollect the idea of a common root with respect to Romanesque and Byzantine architecture.
Keywords: altar bell tower, tower above the crossing, the medieval architecture of Europe, Dalmatia, Rash’s school, Byzantine art, romanic.
Список литературы
1. 1анковий Ъ. Српско noMopje од 7. до 10. столеЬа. Београд, 2007.
2. Корай В. Црква Св. Марще на Млету // КораЬ В. Измену Византще и Запада: одабране студще о архитектури. Београд, 1987.
3. Стевовий И. О првобитном изгледу и времену изградае цркве св. Михаjла у Стону // Зборник радова Византолошког института XXV. Београд, 1996.
4. Суботий Г Архитектура и скулптура средаег века у Примор]у. Београд, 1963.
5. Чанак-Медий М., Бошковий Ъ. Архитектура Немааиног доба I. Цркве у Топлици и до-линама Ибра и Мораве // Споменици српске архитектуре средаег века. Корпус са-кралних гра^евина. Београд, 1986.
6. Чанак-Медий М. Архитектура Немааиного доба II. Цркве у Полимлу и на Примор]у // Споменици српске архитектуре средаег века. Корпус сакралних гра^евина. Београд, 1989.
7. Curcic S. Architecture in the Balkans from Diocletian to Suleyman the Magnificent. Yale University Press. New Haven and London, 2010.
8. Duplancic А. Crkve kraljice Jelene u Solinu. Split, 1999.
9. Krauthajmer R., Curcic S. Ranohrisdanska i vizantijska arhitektura. Beograd, 2008.
10. Marasovic T Dalmatia praeromanica. Ranosrednjovjekovno graditeljstvo u Dalmacji. 1. Rasprava. Split — Zagreb, 2008.
11. Marasovic T. Dalmatia praeromanica. Ranosrednjovjekovno graditeljstvo u Dalmacji. 3. Korpus arhitekture. Srednja Dalmacja. Split — Zagreb, 2011.
12. Marasovic T. Graditeljstvo starohrvatskog doba u Dalmacji. Split, 1994.
13. Petricioli I. Srednjovjekovim graditeljima u spomen. Split, 1996.
14. Starohrvatski Solin. Arheoloski muzej — Split, izlozba 2. 10. — 20. 11. 1992. Split, 1992.
15. Zadnikar М. Romanika v Slovenji. Ljubljana, 1982.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой