Понятие дистрибьюторского договора в современной литературе и других источниках (часть первая)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Доронькина Виктория Юрьевна
ПОНЯТИЕ ДИСТРИБЬЮТОРСКОГО ДОГОВОРА В СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ДРУГИХ ИСТОЧНИКАХ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)
В части I настоящей статьи рассматриваются вопросы, связанные с определением понятия дистрибьюторского договора и основных признаков, присущих ему. Исследуются черты дистрибьюторского договора, позволяющие отличить данную договорную конструкцию от иных предпринимательских договоров- приводятся примеры определения дистрибьюторского договора в различных нормативных правовых актах и документах- анализируется ряд вопросов, возникающих в правотворческой и правоприменительной практике. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/372 014/5−2/18. html
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2014. № 5 (43): в 3-х ч. Ч. II. C. 69−72. ISSN 1997−292X
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/3. html
Содержание данного номера журнала: www. gra mota. net/mate r ia ls/3/2014/5−2/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: урр^у hist@gramota. net
10. Лепехин И. И. Записки путешествия академика Лепехина // Полное собрание ученых путешествий по России. СПб.: при Имп. Акад. наук, 1821. Т. 3. С. 119−365.
11. Максимов А. Н., Очиров У. Б. Калмыки в наполеоновских войнах. Элиста: Джангар, 2012. 519 с.
12. Нефедьев Н. Подробные сведения о волжских калмыках, собранные на месте Н. Нефедьевым. СПб.: Тип. Карла Крайя, 1834. 286 с.
13. Орлова К. В. История христианизации калмыков: середина XVII — начало XX в. М.: Вост. лит., 2006. 207 с.
14. Паллас П. Путешествие по разным провинциям Российской империи. СПб.: Императорская Академия наук, 1809. Ч. 1. 657 с.
15. Прозрителев Г. Военное прошлое наших калмык. 2-е изд-е, репринтное. Ставрополь: Тип. Губернского Правления, 1912- Элиста: Санан, 1990. 144 (I)+28 (II)+60 (Ш)+44 (IV)+30 (V)+XXXXIII с.
16. Рычков П. И. Топография Оренбургской губернии. Оренбург: Оренб. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва, 1887. 405 с.
17. Сафонов Д. А. Начало оренбургской истории (Создание Оренбургской губернии в середине XVIII в.). Оренбург: Оренбургская губерния, 2003. 66 с.
18. Севастьянов С. И. История учреждения Оренбургского казачьего войска по начертаниям войсковой печати // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Оренбург, 1899. Вып. V. С. 88−101.
19. Стариков Ф. М. Историко-статистический очерк Оренбургского казачьего войска. С прил. статьи о домашнем быте оренбургских казаков, рис. со знамен и карты. Оренбург: Тип. Б. А. Брислина, 1891. 250+VII с. 23 л. илл., карт. 250.
20. Стариков Ф. М. Откуда взялись казаки: исторический очерк. Оренбург: Типо-лит. Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого, 1884. 324 с.
21. Чернавский Н. Оренбургская епархия в прошлом ее и настоящем // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Оренбург: Тип. Оренб. духовной Консистории, 1900. Вып. 1. 346 с.
22. Чонов Е. Ч. Калмыки в русской армии XVII, XVIII вв. и 1812 год: очерк, статьи, биография. Элиста: Калм. кн. изд-во, 2006. 142 с.
HISTORY OF THE CHRISTENED KALMYKS OF THE MID-VOLGA AND URAL REGION IN THE PREREVOLUTIONARY RUSSIAN HISTORIOGRAPHY
Dzhundzhuzov Stepan Viktorovich, Ph. D. in History, Associate Professor Orenburg State Pedagogical University Djund@yandex. ru
The article presents the review of the historical publications of the prerevolutionary period about the christened Kalmyks
of the irregular troops of the Mid-Volga and South Ural region. Due to prerevolutionary historians the main directions of the research of the regional Kalmyk problematics were determined. The archival documents collected and published during that period
are a very valuable support to supplement the sources of contemporary historiography.
Key words and phrases: historiography, the christened Kalmyks- Orenburg Cossack Army- Stavropol Kalmyk Army.
УДК 346. 34 Юридические науки
В части I настоящей статьи рассматриваются вопросы, связанные с определением понятия дистрибьюторского договора и основных признаков, присущих ему. Исследуются черты дистрибьюторского договора, позволяющие отличить данную договорную конструкцию от иных предпринимательских договоров- приводятся примеры определения дистрибьюторского договора в различных нормативных правовых актах и документах- анализируется ряд вопросов, возникающих в правотворческой и правоприменительной практике.
Ключевые слова и фразы: дистрибьюторский договор- соглашение об исключительном сбыте- дистрибьютор- поставщик.
Доронькина Виктория Юрьевна
Санкт-Петербургский государственный университет v. doronkina@gmail. com
ПОНЯТИЕ ДИСТРИБЬЮТОРСКОГО ДОГОВОРА В СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ДРУГИХ ИСТОЧНИКАХ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ) ®
В современных условиях развития рыночной экономики, как мировой, так и внутригосударственной, участие иностранных компаний в рыночных отношениях и предпринимательской деятельности, в том числе и на территории Российской Федерации, становится все значительнее. Такое участие осуществляется в различных формах, например в виде осуществления инвестиционной деятельности, путем приобретения доли в капитале российских юридических лиц и других. Одной из правовых форм осуществления иностранными компаниями предпринимательской деятельности, связанной с размещением и реализацией товаров на территории РФ,
(r) Доронькина В. Ю., 2014
является дистрибьюторский договор. Заключение договоров данного типа характерно не только для оформления правовых отношений с участием иностранного элемента для организации ввоза товаров иностранного производителя на территорию РФ. На сегодняшний день заключение дистрибьюторских договоров получило достаточно широкое распространение во внутреннем торговом обороте. Столь активное развитие торговой деятельности не может не приводить к возникновению более усовершенствованных договорных форм, в отличие от предусмотренных действующим законодательством. К таковым можно отнести и дистрибьюторские договоры, и договоры толлинга (договоры на переработку давальческого сырья, вопрос о правовой природе которых также является актуальным), договоры аутстаффинга (договоры о предоставлении персонала определенной профессии и квалификации для использования их труда в производственном процессе). Перечисленные договорные формы не поименованы в Гражданском кодексе РФ в его действующей редакции и представляют собой новейшие явления российской правовой действительности, основы которых заимствованы из различных правовых систем. Исходя из того, что факт заключения таких договоров и присутствия их в экономических отношениях невозможно отрицать, указанные конструкции являются de facto имплементи-рованными в российскую правовую систему из зарубежных правопорядков.
Дистрибьюторское соглашение является одной из договорных форм, используемых участниками гражданско-правовых отношений в целях продвижения производимых ими товаров на рынок и их дальнейшей реализации на определенной в соответствии с условиями договора территории.
Отсутствие норм, подлежащих применению к отношениям, вытекающим из дистрибьюторского договора, отсутствие единообразной судебной практики по вопросам разрешения споров, возникающих как между сторонами соглашения, так и третьими лицами в случае предъявления имущественных требований к дистрибьютору либо производителю, отсутствие возможности выбора применимого права в случае, если одна из сторон договора является резидентом Российской Федерации, а другая — иностранным юридическим лицом — указанные проблемы неизбежно являются следствием отсутствия правового регулирования такой формы договорных связей, как дистрибьюторское соглашение. Следовательно, стороны, заключившие дистрибьюторский договор, на сегодняшний день остаются без юридической защиты, поскольку данный вид договора пока не находит своего отражения в действующем законодательстве Российской Федерации.
Вопрос о применимом праве в отношении дистрибьюторских договоров также остается открытым. Так, согласно п. 1 ст. 1186 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) [1], право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, Гражданского кодекса РФ, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации. В том случае, когда конструкция дистрибьюторского договора отсутствует как в законодательстве страны производителя, так и в законодательстве страны дистрибьютора, неизбежно возникает ситуация правовой неопределенности относительно решения вопроса о праве, подлежащем применению.
В соответствии с п. 1 ст. 1211 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.
В п. 2 ст. 1211 ГК РФ дистрибьюторский договор не закреплен в качестве отдельного договора, следовательно, по мнению автора, в данном случае подлежит применению п. 10 ст. 1211 ГК РФ, устанавливающий, что к договору, содержащему элементы различных договоров, применяется право страны, с которой этот договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан, если из закона, условий или существа этого договора либо совокупности обстоятельств дела не вытекает, что применимое право подлежит определению для таких элементов этого договора отдельно.
В данной редакции статьи 1211 ГК РФ, в отличие от предыдущей редакции, отсутствует логическая взаимосвязь, поскольку из п. 1 ст. 1211 ГК РФ было исключено правило о применении права страны, с которой договор наиболее тесно связан [5]. Вместе с тем п. 10 указанной статьи в отношении смешанного договора сохраняет указание на наиболее тесную связь, при этом определения понятия права страны, с которой договор наиболее тесно связан, положения ст. 1211 ГК РФ не содержат. Таким образом, исключая из п. 2 ст. 1211 ГК РФ определение права страны, с которой договор наиболее тесно связан, законодатель сохранил данную привязку в отношении смешанных договоров, тем самым фактически лишив стороны, заключающие такого рода договоры, возможности определения применимого права, поскольку ст. 1211 ГК РФ понятие права страны, с которой договор наиболее тесно связан, в настоящей редакции не регулирует.
Применительно к дистрибьюторскому договору, одной из сторон которого является иностранное юридическое лицо, исследователями выделяется категория трансграничного дистрибьюторского договора. По мнению В. Е. Романовой, под трансграничным дистрибьюторским договором необходимо понимать систему договорных связей, которые осложнены участием иностранного элемента и обеспечивают дистрибьютору право реализации товаров и услуг на определенной территории в течение определенного периода времени на согласованных условиях и предоставляют исключительные права в отношении товара [11, с. 36]. Основной характеристикой трансграничного дистрибьюторского договора В. Е. Романова считает присутствие в правовых отношениях иностранного элемента, что надлежит признать обоснованным.
Одними из международных документов, носящих рекомендательный характер, которыми могут руководствоваться стороны при составлении и заключении дистрибьюторского соглашения, являются: Руководство по составлению международных дистрибьюторских соглашений (публикация Международной торговой палаты № 441 (Е) [12]) и Типовой дистрибьюторский контракт МТП (Монопольный импортер-дистрибьютор) (публикация Международной торговой палаты № 518) [13]. Правила, выработанные Международной
торговой палатой в отношении дистрибьюторских соглашений, ориентируют стороны на существенные условия, которые обязательно должны содержаться в договоре. При составлении договора сторонам надлежит обязательно учитывать требования законодательства о конкуренции, поскольку в каждом государстве установлены собственные правила, представляющие собой целый законодательный массив, и возможное нарушение антимонопольного законодательства зачастую влечет серьезные последствия для сторон, начиная от судебного разбирательства по привлечению сторон к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства до финансовых потерь в виде уплаты штрафов.
Относительно нормативных актов национального уровня необходимо отметить постановление Правительства Р Ф от 16. 07. 2009 № 583 «О случаях допустимости соглашений между хозяйствующими субъектами» [6], устанавливающее общие исключения в отношении соглашений между покупателями и продавцами, а также общие исключения в отношении соглашений между хозяйствующими субъектами о совместных научных исследованиях и совместном использовании полученных научных и (или) научно-технических результатов. В соответствии с п. 1 указанного постановления соглашение, заключенное между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар или является его потенциальным приобретателем, а другой предоставляет товар или является его продавцом, признается допустимым, если в совокупности выполняется ряд условий, как-то: покупатель не производит товары, взаимозаменяемые по отношению к товарам, которые являются предметом соглашения- продавец и покупатель не конкурируют между собой- продавец продает товар двум или более покупателям и имеет долю на рынке этого товара менее 35 процентов.
В силу того, что дистрибьюторский договор не урегулирован действующим законодательством, его квалификация судами влечет применение к дистрибьюторскому договору норм Гражданского кодекса РФ о договоре поставки, агентском договоре, рамочном договоре [4], что происходит непосредственно в процессе судебного разбирательства споров, возникающих из дистрибьюторских договоров.
В большинстве судебных решений можно проследить тенденцию квалификации дистрибьюторского договора в качестве смешанного и возможности применения к нему различных правовых норм. В решении от 13. 07. 2013 по делу № 196/2011 Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации отметил, что дистрибьюторский договор носит смешанный характер, поскольку в него включены не только условия, регулирующие отношения сторон по купле-продаже, но также коммерческой концессии и агентирования [10]. В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 17. 12. 2013 по делу № А45−30 039/2012 было установлено, что между сторонами был заключен смешанный договор, содержащий элементы агентского договора и договора поставки, следовательно, к нему должны применяться правила о договоре поставки в соответствующей части [9]. Более того, Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в рамках производства по одному из дел также была высказана позиция, что дистрибьюторский договор по своей правовой природе является смешанным. Основным обязательством дистрибьютора является осуществление организации сбыта, распространения и продвижения товаров поставщика. Между тем ВАС РФ отметил, что дистрибьютору принадлежит право самостоятельного выбора каналов сбыта, для того чтобы реализовать свою продукцию [8].
Конструкция дистрибьюторского договора заимствована из зарубежных правопорядков в целях осуществления предпринимательской деятельности по организации сбыта товаров. В целях наименования дистрибьюторских соглашений в английском языке используется термин «distribution agreement», в португальском — «distribuido», в испанском — «distribucion». Примечательным является и то, что в странах Латинской Америки конструкция дистрибьюторского договора применяется достаточно давно и находит свое законодательное закрепление не только в Гражданских кодексах, но и в отдельных законодательных актах, посвященных дистрибьюторскому договору как обособленной правовой конструкции. Так, в Пуэрто-Рико Законом № 75 от 24. 06. 1964 и Законом от 05. 12. 1990 регулируется правовое положение дистрибьюторов и торговых представителей на территории данного государства [14, р. 62].
Следует обратить внимание, что дистрибьютор приобретает у производителя товары в собственность и в дальнейшем реализует их от своего имени и за свой счет, что отличает дистрибьюторский договор от договора агентирования. Дистрибьютор в качестве стороны соглашения не является агентом и не действует от имени и за счет принципала, соответственно, юридические последствия осуществленных сделок возникают у дистрибьютора.
Дистрибьюторский договор включает в себя комплекс отношений: по поставке товаров от производителя дистрибьютору и поступлению товаров в собственность дистрибьютора, с одной стороны, что создает препятствия для последующей реализации дистрибьютором приобретенных товаров отдельным розничным покупателям — с другой.
В соответствии с п.п. viii п. 1 ст. 1 Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о поощрении и взаимной защите капиталовложений (подписан 17. 06. 1992 в Вашингтоне) под деятельностью в связи с капиталовложением понимается в том числе и назначение коммерческих представителей, включая агентов, консультантов, а также дистрибьюторов (то есть посредников по распространению товаров, которые они сами не производят), деятельность в качестве таковых, а также их участие в торговых ярмарках и иных мероприятиях по продвижению товаров [2]. То есть под дистрибьютором как стороной договора понимается посредник, как непосредственно распространяющий, так и организующий сбыт товаров производителя. Приведенное определение отражает другой подход к понятию дистрибьютора, рассматривая его в качестве посредника.
Следует согласиться с понятием дистрибьюторского соглашения, предлагаемым Международной торговой палатой, а именно: дистрибьюторское соглашение представляет собой контракт, в котором перепродавец организует сбыт товаров производителя на согласованной сторонами территории.
Относительно регулирования дистрибьюторского договора в законодательстве стран-участниц Содружества Независимых Государств необходимо отметить постановление Совета Министров Республики Беларусь от 24. 02. 2012 № 183 «Об утверждении Положения о товаропроводящей сети белорусских организаций за рубежом, классификатора видов поставок товаров, подлежащих учету при осуществлении экспортных операций, и признании утратившими силу некоторых постановлений Совета Министров Республики Беларусь». Указанным Постановлением регулируется правовое положение производителя, дилера, дистрибьютора, потребителя, при этом под дистрибьютором понимается субъект товаропроводящей сети, реализующий от имени производителя за свой счет в оговоренном сторонами регионе приобретенный у производителя товар на согласованных в договоре условиях [7].
Согласно данному Постановлению, под дилером понимается субъект товаропроводящей сети, который осуществляет реализацию и сервисное обслуживание товаров белорусских производителей от своего имени и за свой счет на условиях, предусмотренных договором между ним и белорусским дистрибьютором или производителем.
Таким образом, отличием дистрибьютора как стороны, участвующей в договоре, является реализация товаров от имени производителя, но за свой счет. М. А. Егорова выделяет существенные признаки дилерских соглашений, к которым, в частности, относится «спекулятивный» характер деятельности дилера, в частности, получение прибыли за счет разницы между ценой покупки товара и ценой его реализации конечному потребителю [3].
Целью дилера как участника договора является покупка товаров и дальнейшая их реализация конечному потребителю, при этом дилер всегда действует в собственных интересах. Между дилером и производителем продукции зачастую отсутствует долгосрочное сотрудничество, касающееся реализации товаров производителя на согласованной территории. Сравнение дилерских соглашений и дистрибьюторского договора как правовой конструкции представляет собой тему для проведения отдельного исследования, которое в полной мере невозможно описать при определении понятия дистрибьюторского договора.
Список литературы
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья): Федеральный закон от 26. 11. 2001 № 146-ФЗ (ред. от 28. 12. 2013) // Собрание законодательства РФ (СЗРФ). 2001. № 49. Ст. 4552.
2. Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 17. 06. 1992 [Электронный ресурс]. URL: http: //www. arbitrations. ru/userfiles/file/Law/BITs/ Ru_Usa_ru. pdf (дата обращения: 30. 03. 2014).
3. Егорова М. А. Коммерческое право: учебник для вузов. М.: РАНХиГС при Президенте РФ- Статут, 2013. 640 с.
4. О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации: проект Федерального закона № 47 538−6 (ред., принятая ГД РФ в I чтении 27. 04. 2012) // СПС «Консультант Плюс».
5. О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 30. 09. 2013 № 260-ФЗ // СЗРФ. 2013. № 40. Часть III. Ст. 5030.
6. О случаях допустимости соглашений между хозяйствующими субъектами: постановление Правительства Р Ф от 16 июля 2009 № 583 // СЗРФ. 2009. № 30. Ст. 3822.
7. Об утверждении Положения о товаропроводящей сети белорусских организаций за рубежом, классификатора видов поставок товаров, подлежащих учету при осуществлении экспортных операций, и признании утратившими силу некоторых постановлений Совета Министров Республики Беларусь [Электронный ресурс]: постановление Совета Министров Республики Беларусь от 24 февраля 2012 г. № 183. URL: http: //pravo. by/main. aspx? guid=3871& amp-p2=5/35 331 (дата обращения: 30. 03. 2014).
8. Определение ВАС РФ от 30. 11. 2011 № ВАС-15 001/11 по делу № А55−26 891/2009 // СПС «Консультант Плюс».
9. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17. 12. 2013 по делу № А45−30 039/2012 // СПС «Консультант Плюс».
10. Решение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ от 13. 07. 2013 по делу № 196/2011 // СПС «Консультант Плюс».
11. Романова В. Е. Трансграничный дистрибьюторский договор в странах Европы: Нидерланды и Франция // Международное публичное и частное право. № 1 (70). М.: Юрист, 2013.
12. Руководство по составлению международных дистрибьюторских соглашений: публикация МТП № 441 (Е). Серия «Издания Международной торговой палаты». М.: АО «Консалтбанкир», 1996.
13. Типовой дистрибьюторский контракт МТП. Монопольный импортер-дистрибьютор: публикация МТП № 518. М.: Консалтбанкир, 1998.
14. Country Guide to Distribution and Sales Representative Laws in Latin America. Puerto Rico: McConnelli Valdes LLC, 2009.
CONCEPTION OF DISTRIBUTION CONTRACT IN MODERN LITERATURE AND OTHER SOURCES (PART ONE)
Doron'-kina Viktoriya Yur'-evna
Saint Petersburg State University v. doronkina@gmail. com
In the first part of the article the author considers the issues involving the definition of the conception of distribution contract and its basic characteristics. The paper analyzes the qualities of distribution contract enabling to distinguish this contract construction from other entrepreneurial contracts, presents the examples of distribution contract definitions in various normative legal acts and documents, analyzes certain issues arising in law-making and law enforcement practice.
Ключевые слова и фразы: distribution contract- exclusive sales agreement- distributor- supplier.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой